Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Кодекс профессиональной этики

Краткое содержание:

Советы юристов:

1. Могут ли заставить подписать кодекс профессиональной этики.
1.1. Заставить не могут.
Поиск юриста или адвоката по вашему вопросу
2. Обвинили в нарушении кодекса профессиональной этики в служебной записке. Объявили замечание. Это клевета. Порядок действий.
2.1. Уважаемая Татьяна! Просьба, более подробнее можете расписать Вашу проблему. То что Вы написали очень мало для оценки действий Вашего работодателя. Спасибо за понимание.
3. Правило о гонораре адвоката в соответствии с Федеральным законом об адв деятельности. Порядок, основания и условия привлечения к дисциплинарной ответственности адвокатов за нарушение требований кодекса профессионально этики адвокатов.
3.1. Уважаемый посетитель нашего сайта, здравствуйте. Сформулируйте конкретный вопрос и задайте его юристам нашего сайта. Можете задать его прямо здесь.
3.2. Все основания изложены в соответствующем кодексе. Информация объемная.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

1) замечание;

2) предупреждение;

3) прекращение статуса адвоката.

Что касается гонорара - в соответствии с нормами ГК РФ.
4. Здравствуйте, скажите может ли стажер адвоката открыть ИП. В законе об адвокатской деятельности и адвокатуре в рф, и кодексе профессиональной этики адвоката запрета для стажера адвоката открывать и быть Индивидуальным предпринимателем не содержится.
4.1. Добрый день. Если федеральным законом об адвокатуре это не запрещено, туда вы имеете право открыть и зарегистрировать ИП на себя удачи вам.
5. Может ли подать жалобу участник процесса на адвоката второго участника, который нарушает кодекс профессиональной этики адвоката ст.8 п.1, ст.9 п.7, ст.10 п.1. То есть представляет в суд ложные факты, затягивает процесс.
5.1. То есть представляет в суд ложные факты, затягивает процесс.
---Здравствуйте, а толку с того? Подать может, но он противная сторона значит заинтересованное лицо. Удачи Вам и всего хорошего.
6. Как мне известно из Кодекса профессиональной этики адвоката, доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранени профессиональной тайны. Имеет ли право адвокат быть представителем одной стороны, а затем встать на сторону проигравшей стороны и защищать противоположную сторону используя документы и сведения полученные ранее.
Может ли адвокат быть лишен лицензии за нарушение адвокатской этики.
Спасибо.
6.1. Нет, это будет нарушением этики.
7. КОДЕКС
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ РАБОТНИКОВ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО
СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ действителен ли он?
7.1. Здравствуйте!

ДА, конечно действителен


УДАЧИ ВАМ
8. Проанализируйте кодексы профессиональной этики работников пенсионного фонда и социальной защиты РФ, и юриста общей практики. Составьте список отличий.
8.1. Ага, приступаю к анализу.
9. Существует ли вообще кодекс профессиональной этики работников пенсионного фонда и социальной защиты РФ? Если есть такой дайте пожалуйста ссылки или прикрепите файлом. Заранее благодарю.
9.1. Здравствуйте! Кодекса профессиональной этики работников пенсионного фонда и социальной защиты РФ не существует. есть закон о гос службе.

10. В Кодексе профессиональной этики военнослужащих ВВ прописано воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности МВД России, Министра внутренних дел Российской Федерации, если это не входит в должностные обязанности военнослужащего внутренних войск. Является ли высказывание военнослужащего в соцсети публичным или это носит частный (личный) характер? Может читать каждый? За это могут отчислить из института?
10.1. Если это личная переписка, то не признается таковой.
11. В Кодексе профессиональной этики военнослужащих ВВ прописано воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности МВД России, Министра внутренних дел Российской Федерации, если это не входит в должностные обязанности военнослужащего внутренних войск. Является ли высказывание военнослужащего в соцсети публичных или это носит частный (личный) характер?
11.1. Да, является публичным.
12. В какой орган обращаться в отношении нарушения кодекса профессиональной этики сотрудника овд рф (в основном коррупционные действия и бездействия)
12.1. Либо в прокуратуру, либо в УСБ МВД.
13. Как можно привлечь своего начальника за систематическое нарушение служебного кодекса профессиональной этики в полиции, при постоянном унижении перед подчинёнными?
13.1. Пишите рапорт на имя его начальника.
14. Я капитан полиции, могу ли я носить бороду? Прежний кодекс проф. Этики и чести сотр. ОВД не рекомендовал ношение бороды, но он отменен. Приказом Министра внутренних дел РФ генерал-полковника полиции Владимира Колокольцева от 31 октября 2013 года №883 признан утратившим силу приказ МВД России от 24.12.2008 г. №1138, утвердивший Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ. Есть ли на данный момент др. нормативно-правовые акты по данному вопросу? Спасибо.
14.1. Добрый день! После того, как приказ МВД России от 24.12.2008 г. №1138 утратил силу, данный вопрос ничем не регулируется.
15. Я капитнан полиции, могу ли я носить бороду? Прежний кодекс проф. Этики и чести сотр. ОВД не рекомендовал ношение бороды, но он отменен. Приказом Министра внутренних дел РФ генерал-полковника полиции Владимира Колокольцева от 31 октября 2013 года №883 признан утратившим силу приказ МВД России от 24.12.2008 г. №1138, утвердивший Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ. Есть ли на данный момент др. нормативно-правовые акты по данному вопросу? Спасибо.
15.1. Приказом МВД России от 31 октября 2013 года № 883 « О признании утратившим силу приказа МВД России от 24 декабря 2008 года № 1138», признан утратившим силу приказ МВД России от 24 декабря 2008 года № 1138 « Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации».
В соответствии с данным приказом, следует руководствоваться в системе МВД России до издания Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации Типовым кодексом этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих ( одобрен решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года, протокол № 21).

Типовой кодекс этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих

Пункт 28. Внешний вид государственного (муниципального) служащего при исполнении им должностных обязанностей в зависимости от условий службы и формата служебного мероприятия должен способствовать уважительному отношению граждан к государственным органам и органам местного самоуправления, соответствовать общепринятому деловому стилю, который отличают официальность, сдержанность, традиционность, аккуратность.
16. Должен ли в Управляющей компании осуществляющей деятельность по обслуживанию и управлению многоквартирными домами быть кодекс этики и профессионального поведения работников? Заранее спасибо!
16.1. законом это не предусмотрено
16.2. такой документ ,конечно бы не помешал.но к сожалдению обязанность УК чтобы иметь подобный кодекс не закреплена законом
17. Вправе ли адвокат брать гонорар успеха (прописан в договоре) с взысканной суммы морального вреда связанного со смертью лица? Неужели это этично и одобряется кодексом профессиональной этики адвоката?
17.1. Как договоритесь, можете не платить - ст. 421 ГК
17.2. Конечно имеет право брать гонорар адвокат же отработать деньги.
18. Может ли послужить основанием для увольнения, нарушение нравственных принципов выразившихся в нарушении ч.3 ст 5, ч 3 ст 6, п 2 ч 1 ст 7, ч 1 ст 8, п 2 ч 2 ст 8 Кодекса профессиональной этики сотрудника ОВД РФ утвержденного приказом МВД РФ от 24.12.2008 № 1138, произошедшее в неслужебное время более чем за сутки до заступления на службу?
18.1. Ваш вопрос может разрешить только суд.
Обжалуйте приказ об увольнении по таким основаниям.
19. Можно ли применить административное наказание работнику за нарушение кодекса профессиональной этики, если в коллективном договоре он прописан как нормативный документ.
19.1. Можно . Но эти нарушения не указаны в трудовом кодексе и ни каких последствий для работника(в виде увольнения,понижения в должности, материальной ответственности) не имеют .
20. Правомерно ли увольнение из органов внутренних дел аттестованного сотрудника до 20 сентября 2011 года по основаниям закона о полиции ст. 40 и кодекса профессиональной этики. Статья 58 Положения о службе в ОВД не применялась.
20.1. Александр, на Ваш вопрос сможет дать ответ только суд. обжалуйте увольнение. хотя срок на обжалование 1 месяц. Мы не знаем причин Вашего увольнения, а они могут быть разными, вплоть до профессиональной этики. Если были в чём-то замечены. имели право уволить.
21. Скажите пожалуйста, в чем несовершенство Кодекса профессиональной этики адвоката? Какие отрицательные моменты в тексте? И какие проблемы встречаются на практике при применении Кодекса? (Если можно применительно к тексту)
21.1. а что, учебников уже не выпускают....
22. Меня зовут Анна.
Помогите, пожалуйста.
Мой родной брат был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ.
Для понимая дела, прикладываю кассационную Жалобу (составлена моим адвокатом). Нами пройдены уже все инстанции, все доводы адвоката отклонены и проигнорированы. Следствие не брало во внимание доказательства подтвержденные документально.
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
Приговором Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. Коняхин И.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ и ему назначено наказание:
- по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 6 (шесть) лет лишения свободы.
- по ч.2 ст.228 УК РФ 3 (три) года 3 (три) месяца лишения свободы.
На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию определить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Меру пресечения Коняхину И.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу, взять под стражу в зале суда и до вступления приговора в законную силу содержать в ФКУ СИЗО-3 ГУФСИН РФ по РБ.
Срок наказания исчислять с 22.07.2014 г.
Не согласившись с указанным приговором, осужденный и прокурор обжаловали его в апелляционном порядке.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29 января 2015 г. приговор Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. изменен, частично удовлетворена апелляционная жалоба осужденного. Постановлено назначить Коняхину И.А. наказание по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 2 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.
На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ и ч.2 ст.228 УК РФ, окончательно назначить наказание в виде 6 лет 8 месяцев без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор оставлен без изменения, апелляционные представление и жалобы без удовлетворения.
Не согласившись с вышеуказанными судебными актами, адвокат осужденного обжаловал его в кассационном порядке.
Постановлением судьи Верховного Суда РБ Кадырова Р.А. по делу № 4 у-1850 /2015 от 09 июня 2015 г. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.
Не согласившись с данным постановлением, мною была подана жалоба в Верховный суд РФ.
Постановлением судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22 сентября 2015 года в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано.
Данные судебные акты являются незаконными и подлежат отмене, поскольку они постановлены с нарушением норм материального и процессуального права, а также не соответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и подлежат отмене по следующим основаниям:
В соответствии с ч.1 ст. 412.9.УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
1.При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции имело место грубое нарушение прав осужденного Коняхина И.А. на защиту.
Как следует из вводной части приговора от 22 июля 2014 г. интересы осужденного в процессе защищал адвокат Чернов (к сожалению по тексту приговора без инициалов) представившего удостоверение № 756 ордер № 166355 от 14 марта 2014 года.
Указанные во вводной части приговора сведения не соответствуют материалам дела.
Так, как следует из материалов дела ордер № 166355 от 14 марта 2014 года (т.2 л.д.89) действительно имеется и в этом ордере действительно указан номер удостоверения № 756, но выдан он на имя адвоката Тукаевой Светланы Владимировны, а не адвоката Чернова (без инициалов).
Кроме того, письмом №4 60 от 04 марта 2016 г. за подписью помощника Председателя Президиума Башкирской республиканской Коллегии адвокатов Г.С. Галимова сообщено, что Чернов С.А. является членом Башкирской республиканской коллегии адвокатов с 28.05.2008 года по настоящее время. Удостоверение 03/1493 за регистрационным номером 03/1435.
Защиту интересов осуществлял на основании заключенного с Коняхиным И.А. соглашения № 82 от 07.11.2014 г. и выданного ордера №012471 от 07.05.2014 г.
Помимо этого, согласно материалов дела адвокат Чернов С.А. вступил в рассмотрение дела лишь 07 мая 2014 года. Об этом свидетельствует его письменное заявление от 07 мая 2014 года. (л.д.121 т.2). При этом к заявлению ордер адвокатского образования не приложен, в материалах уголовного дела ордер отсутствует.
В соответствии с Методическими рекомендациями о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами от 10 декабря 2004 г. (п. 2.1.) основаниями для выдачи ордера адвокату являются, в том числе соглашение адвоката с доверителем. Подлежащее регистрации в документации адвокатского образования. Строки «поручается» и «основание выдачи ордера» заполняются только после заключения адвокатом соглашения с доверителем.
Пунктом 2.3. вышеуказанных Методических рекомендаций о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами, адвокат не вправе использовать не полностью заполненный ордер.
Согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения об оказании юридической помощи адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре; ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).
В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре в соглашении с клиентом существенным условием является указание на адвоката или адвокатов, принявших исполнение поручения в качестве поверенных, а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.
Помимо этого как следует из материалов дела первое судебное заседание с участием адвоката Чернова С.А. состоялось именно 07 мая 2014 года, тогда как согласно вышеуказанного заявления адвокат ознакомился с материалами дела лишь 16 мая 2014 года. Таким образом адвокат участвует в процессе не изучая материалов дела.
В соответствии с требованиями п.1 ч. 1 ста. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката (с изм. и доп, утвержденными третьим Всероссийским съездом адвокатов 5 апреля 2007 г.) при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Пункт 1 ч.1 ст. 9 вышеуказанного кодекса предписывает, что адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне.
Указанные положения закона при расследовании данного уголовного дела нарушены.
2. Согласно ФЗ от 3 февраля 2015 г. N 7-ФЗ в УК РФ внесены изменения, согласно которым курительные смеси («спайсы») отнесены в отдельную группу психоактивных веществ, ответственность за которые предусмотрена ст. 234.1 УК РФ, следовательно при кассационном рассмотрении дела в отношении Коняхина И.А. его действия подлежали переквалификации.
Согласно постановления Правительства РФ № 681 от 02.07.2015 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ обнаруженный у осужденного Коняхина И.А. курительные смеси –«спайс» не входят в указанный список и не содержат перечисленных в данном списке веществ.
3.При судебном разбирательстве судами всех инстанций не принято во внимание, что самим осуждённым неоднократно отмечено, что в его действиях усматривается добровольная выдача наркотического средства, что согласно примечаниям к ст. 228 УК РФ, исключает уголовную ответственность, в то время как данное обстоятельство не было учтено ни следствием, ни судом.
Согласно п.1 примечаний к ст.228 лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.
Между тем материалами дела данное обстоятельство подтверждается более чем достаточно.
Так согласно расшифровке аудиозаписи протокола досмотра автомобиля и Коняхина И.А. (т.1 л.д. 168) следует, что до начала его досмотра и досмотра автомобиля. Которым он управлял на вопрос оперативного сотрудника имеются ли запрещенные препараты и деньги добытые преступным путем Коняхин И.А. отвечает: «Да, есть деньги тысяча рублей и спайс».
Указанные обстоятельства и материалы дела при вынесении обжалуемых судебных актов не учитывались.
4. Согласно п.31 постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» учитывая, что диспозиция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с ФЗ от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.
Полагаю также, что суд убедился в том, что основную массу доказательств составляют материалы ОРМ, которые составляют 99 % всех имеющихся доказательств данного уголовного дела.
При допросе свидетелей и исследовании письменных доказательств суд смог убедиться в их несостоятельности.
В нашем конкретном случае говорить о представленных материалах ОРМ, как о соответствующих требованиям УПК РФ не приходится.
Как указывают сами оперативные работники, непонятным процессуальным образом ставшие свидетелями по делу, и понятые, указанные в уголовном деле свидетелями, никаких протоколов в ходе ОРМ ими не составлялось.
Считаю недопустимыми и добытыми с нарушением УПК РФ все материалы ОРМ, и другие доказательства представленные стороной государственного обвинения.
В соответствии с требованиям закона, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного лица умысла на незаконные действия, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Это уточнение имеет принципиальное значение, так как позволяет ограничивать правомерные действия, осуществляемые в рамках конкретного оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки, от провокации.
Последняя имеет место в том случае, если умысел на совершение преступления отсутствовал и в дальнейшем сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть когда имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего преступных намерений.
Главный вопрос здесь – от кого исходит инициатива. Если заподозренное лицо само прямо предлагает оказать содействие в незаконных действиях, либо опосредованно даёт понять о своей возможности оказания подобной услуги, то последующая деятельность оперативных работников по проведению данного ОРМ не противоречит закону.
В соответствии с материалами дела все данные о якобы имевшем место намерении моего подзащитного осуществить продажу якобы незаконного устройства были СПРОВОЦИРОВАНЫ оперативными сотрудниками.
ОРМ «проверочная закупка» правомерно, когда субъект сам, без какой-либо инициативы со стороны лиц, пытающихся его уличить, начинает предварительную преступную деятельность, в которой его обоснованно подозревают и которую путём проведения ОРМ стремятся пресечь и этим же образом выявить преступника, пресечь подготавливаемое либо раскрыть уже совершившееся или совершаемое преступление.
Проведение ОРМ «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Данное ОРМ должно производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер.
Решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно, как в данном случае, на основании заявления о желании помочь изобличить преступника, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий.
В судебном заседании оперативные работники не смогли даже сообщить, кто проинформировал их о якобы имевшем место намерении Коняхина И.А. совершить продажу. В материалах дела такие данные также отсутствуют. То есть нет элементарного заявления о желании помочь изобличить преступника, не говоря уже о еще каких-либо материалах.
Тем более что «контрольный покупатель» Журавлев Д.И. сам является распространителем наркотических веществ, о чем сообщил суду в заседании суда апелляционной инстанции.
Когда в ходе проведения ОРМ лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами предлагают либо даже навязывают вознаграждение за незаконные действия, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно, а добытые с его помощью доказательства суд также должен рассматривать как полученные с нарушением закона.
Между тем, ФЗ от 05 июля 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» достаточно определённо исключает провокацию в работе оперативных подразделений.
Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших…» (ст. 2).
Такой задачи, как искусственное создание преступления, с целью его последующего выявления, указанным ФЗ не предусмотрено.
Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об ОРД» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших…». Как следует из представленных суду доказательств, никаких сведений о том, что Коняхин И.А. готовится к совершению преступления, либо его совершает у правоохранительного органа не было. Тем не менее, в нарушение Закона «Об ОРД» было принято решение о проведении в отношении него оперативно-розыскного мероприятия.
Таким образом, оперативно-розыскное мероприятие, проведённое в отношении Коняхина И.А., коренным образом противоречило задачам оперативно-розыскной деятельности, и, следовательно, должно считаться не оперативно-розыскным мероприятием, а провокацией, облечённой в форму оперативно-розыскного мероприятия с целью придания ей видимости легитимности.
Провокация со стороны государственных органов, отвечающих за борьбу с преступностью, не должна быть допустима в принципе.
В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, в том числе, регулирующего уголовное судопроизводство.
Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.
Пункт 1 ст.6 указанной Конвенции, ратифицированный РФ без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершённое в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суд руководствуется толкованием ст.6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека.
Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из ст.1 ФЗ от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: "Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней".
Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершённое в результате провокации со стороны милиции, нарушает п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.
Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в ст.6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.
Подобные действия сотрудников милиции и использование их результатов в уголовном процессе приводят к тому, что непоправимо подрывается принцип справедливости судебного разбирательства.
Всё уголовное преследование является в таком случае логическим продолжением провокации, поскольку, не будь провокации, не было бы и самого деяния и, следовательно, не было бы и уголовного преследования. Ситуация, когда лицо подталкивается представителями государства, призванными не допускать совершение преступлений, к совершению преступления, а потом привлекается к уголовной ответственности за это, ни в коей мере не соответствует справедливому судебному разбирательству.
Более того, подобные меры «борьбы с преступностью» входят в противоречие с п. 1 ст.1 Конституции РФ, провозглашающей, что «Российская Федерация – есть демократическое правовое государство». Правовое государство не может осуществлять борьбу с преступностью путём провокационного подстрекательства со стороны государственных служащих нравственно нестойких людей. Борьба с преступностью по определению не должна увеличивать количество совершаемых преступлений.
Таким образом, поскольку деяние якобы было совершено Коняхиным И.А. в результате провокации со стороны сотрудников полиции, то дальнейшее уголовное преследование в отношении него нарушает предусмотренное п.1 ст.6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» право гражданина на справедливое разбирательство дела судом, то есть уголовное преследование Коняхина И.А. было незаконным.
Доказательства же, полученные в результате незаконного уголовного преследования и, как следствие, незаконного привлечения к уголовной ответственности, являются недопустимыми.
Необходимость признания всех доказательств по данному делу недопустимыми следует и из требований ст. 75 УПК РФ, согласно которым недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушениями требований Кодекса. В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п.3 ст.1 УПК РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над УПК РФ.
В связи с этим нарушение п.1 ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» в каждом случае с безусловностью должно влечь за собой признание всех доказательств, полученных в результате такого уголовного преследования, недопустимыми. Только при данном подходе нарушение указанного права на справедливое судебное разбирательство не станет непоправимым.
Таким образом, преступление, ставшее предметом исследования настоящего судебного разбирательства, совершено в результате провокации со стороны сотрудников полиции.
В соответствии с п. 1 ст. 75 УПК РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Кроме того, совершение уголовно-наказуемого деяния в условиях провокации со стороны полиции позволяет сделать вывод об отсутствии вины Коняхина И.А.. При данных обстоятельствах он подлежит оправданию.
На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ст. 15 Конституции РФ, пункта 1 ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 г (в ред. от 01 сентября 1998 г), ратифицированной ФЗ РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г, ст. 302, 305 и 306 УПК РФ, суд обязан был истолковать все эти сомнения в пользу подсудимого. Однако, как следует из обжалуемого приговора этого сделано не было.
Пунктом 14 вышеуказанного постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предписывается, что тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-розыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в ст. 2 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно ст. 7 и 8 указанного ФЗ. Исходя из этих норм, в частности, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность".
Согласно требованиям ст.14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.
При вышеуказанных обстоятельствах, обжалуемые судебные акты не могут являться законными и обоснованными и подлежат безусловной отмене.
На основании вышеизложенного,

ПРОШУ:

1. Постановление судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22.09.2015 г. об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отменить.
2.Истребовать из Стерлитамакского городского суда РБ данное уголовное дело.
3.Передать его на рассмотрение Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан, где ставить вопрос об отмене незаконных приговора Стерлитамакского городского суда РБ от 22.07.2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29.01.2015 г.
В случае отказа в удовлетворении моей жалобы подлинные судебные акты прошу вернуть по вышеуказанному адресу.
В ЭТОЙ ЖАЛОБЕ, КОНЕЧНО, НАМ ТОЖЕ ОТКАЗАНО.
К КОМУ МНЕ ОБРАТИТЬСЯ, БРАТ СИДИТ НЕЗАКОННО (ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОМУ ЕСТЬ).
22.1. Если Вы прошли все инстанции вплоть до Верховного скда РФ, то, к сожалению, теперь только на удо рассчитывать.
23. Меня зовут Анна.
Помогите, пожалуйста.
Мой родной брат был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ.
Для понимая дела, прикладываю кассационную Жалобу (составлена моим адвокатом). Нами пройдены уже все инстанции, все доводы адвоката отклонены и проигнорированы. Следствие не брало во внимание доказательства подтвержденные документально.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
Приговором Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. Коняхин И.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ и ему назначено наказание:
- по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 6 (шесть) лет лишения свободы.
- по ч.2 ст.228 УК РФ 3 (три) года 3 (три) месяца лишения свободы.
На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию определить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Меру пресечения Коняхину И.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу, взять под стражу в зале суда и до вступления приговора в законную силу содержать в ФКУ СИЗО-3 ГУФСИН РФ по РБ.
Срок наказания исчислять с 22.07.2014 г.
Не согласившись с указанным приговором, осужденный и прокурор обжаловали его в апелляционном порядке.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29 января 2015 г. приговор Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. изменен, частично удовлетворена апелляционная жалоба осужденного. Постановлено назначить Коняхину И.А. наказание по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 2 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.
На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ и ч.2 ст.228 УК РФ, окончательно назначить наказание в виде 6 лет 8 месяцев без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор оставлен без изменения, апелляционные представление и жалобы без удовлетворения.
Не согласившись с вышеуказанными судебными актами, адвокат осужденного обжаловал его в кассационном порядке.
Постановлением судьи Верховного Суда РБ Кадырова Р.А. по делу № 4 у-1850 /2015 от 09 июня 2015 г. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.
Не согласившись с данным постановлением, мною была подана жалоба в Верховный суд РФ.
Постановлением судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22 сентября 2015 года в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано.
Данные судебные акты являются незаконными и подлежат отмене, поскольку они постановлены с нарушением норм материального и процессуального права, а также не соответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и подлежат отмене по следующим основаниям:
В соответствии с ч.1 ст. 412.9.УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
1.При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции имело место грубое нарушение прав осужденного Коняхина И.А. на защиту.
Как следует из вводной части приговора от 22 июля 2014 г. интересы осужденного в процессе защищал адвокат Чернов (к сожалению по тексту приговора без инициалов) представившего удостоверение № 756 ордер № 166355 от 14 марта 2014 года.
Указанные во вводной части приговора сведения не соответствуют материалам дела.
Так, как следует из материалов дела ордер № 166355 от 14 марта 2014 года (т.2 л.д.89) действительно имеется и в этом ордере действительно указан номер удостоверения № 756, но выдан он на имя адвоката Тукаевой Светланы Владимировны, а не адвоката Чернова (без инициалов).
Кроме того, письмом №4 60 от 04 марта 2016 г. за подписью помощника Председателя Президиума Башкирской республиканской Коллегии адвокатов Г.С. Галимова сообщено, что Чернов С.А. является членом Башкирской республиканской коллегии адвокатов с 28.05.2008 года по настоящее время. Удостоверение 03/1493 за регистрационным номером 03/1435.
Защиту интересов осуществлял на основании заключенного с Коняхиным И.А. соглашения № 82 от 07.11.2014 г. и выданного ордера №012471 от 07.05.2014 г.
Помимо этого, согласно материалов дела адвокат Чернов С.А. вступил в рассмотрение дела лишь 07 мая 2014 года. Об этом свидетельствует его письменное заявление от 07 мая 2014 года. (л.д.121 т.2). При этом к заявлению ордер адвокатского образования не приложен, в материалах уголовного дела ордер отсутствует.
В соответствии с Методическими рекомендациями о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами от 10 декабря 2004 г. (п. 2.1.) основаниями для выдачи ордера адвокату являются, в том числе соглашение адвоката с доверителем. Подлежащее регистрации в документации адвокатского образования. Строки «поручается» и «основание выдачи ордера» заполняются только после заключения адвокатом соглашения с доверителем.
Пунктом 2.3. вышеуказанных Методических рекомендаций о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами, адвокат не вправе использовать не полностью заполненный ордер.
Согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения об оказании юридической помощи адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре; ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).
В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре в соглашении с клиентом существенным условием является указание на адвоката или адвокатов, принявших исполнение поручения в качестве поверенных, а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.
Помимо этого как следует из материалов дела первое судебное заседание с участием адвоката Чернова С.А. состоялось именно 07 мая 2014 года, тогда как согласно вышеуказанного заявления адвокат ознакомился с материалами дела лишь 16 мая 2014 года. Таким образом адвокат участвует в процессе не изучая материалов дела.
В соответствии с требованиями п.1 ч. 1 ста. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката (с изм. и доп, утвержденными третьим Всероссийским съездом адвокатов 5 апреля 2007 г.) при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Пункт 1 ч.1 ст. 9 вышеуказанного кодекса предписывает, что адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне.
Указанные положения закона при расследовании данного уголовного дела нарушены.
2. Согласно ФЗ от 3 февраля 2015 г. N 7-ФЗ в УК РФ внесены изменения, согласно которым курительные смеси («спайсы») отнесены в отдельную группу психоактивных веществ, ответственность за которые предусмотрена ст. 234.1 УК РФ, следовательно при кассационном рассмотрении дела в отношении Коняхина И.А. его действия подлежали переквалификации.
Согласно постановления Правительства РФ № 681 от 02.07.2015 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ обнаруженный у осужденного Коняхина И.А. курительные смеси –«спайс» не входят в указанный список и не содержат перечисленных в данном списке веществ.
3.При судебном разбирательстве судами всех инстанций не принято во внимание, что самим осуждённым неоднократно отмечено, что в его действиях усматривается добровольная выдача наркотического средства, что согласно примечаниям к ст. 228 УК РФ, исключает уголовную ответственность, в то время как данное обстоятельство не было учтено ни следствием, ни судом.
Согласно п.1 примечаний к ст.228 лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.
Между тем материалами дела данное обстоятельство подтверждается более чем достаточно.
Так согласно расшифровке аудиозаписи протокола досмотра автомобиля и Коняхина И.А. (т.1 л.д. 168) следует, что до начала его досмотра и досмотра автомобиля. Которым он управлял на вопрос оперативного сотрудника имеются ли запрещенные препараты и деньги добытые преступным путем Коняхин И.А. отвечает: «Да, есть деньги тысяча рублей и спайс».
Указанные обстоятельства и материалы дела при вынесении обжалуемых судебных актов не учитывались.
4. Согласно п.31 постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» учитывая, что диспозиция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с ФЗ от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.
Полагаю также, что суд убедился в том, что основную массу доказательств составляют материалы ОРМ, которые составляют 99 % всех имеющихся доказательств данного уголовного дела.
При допросе свидетелей и исследовании письменных доказательств суд смог убедиться в их несостоятельности.
В нашем конкретном случае говорить о представленных материалах ОРМ, как о соответствующих требованиям УПК РФ не приходится.
Как указывают сами оперативные работники, непонятным процессуальным образом ставшие свидетелями по делу, и понятые, указанные в уголовном деле свидетелями, никаких протоколов в ходе ОРМ ими не составлялось.
Считаю недопустимыми и добытыми с нарушением УПК РФ все материалы ОРМ, и другие доказательства представленные стороной государственного обвинения.
В соответствии с требованиям закона, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного лица умысла на незаконные действия, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Это уточнение имеет принципиальное значение, так как позволяет ограничивать правомерные действия, осуществляемые в рамках конкретного оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки, от провокации.
Последняя имеет место в том случае, если умысел на совершение преступления отсутствовал и в дальнейшем сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть когда имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего преступных намерений.
Главный вопрос здесь – от кого исходит инициатива. Если заподозренное лицо само прямо предлагает оказать содействие в незаконных действиях, либо опосредованно даёт понять о своей возможности оказания подобной услуги, то последующая деятельность оперативных работников по проведению данного ОРМ не противоречит закону.
В соответствии с материалами дела все данные о якобы имевшем место намерении моего подзащитного осуществить продажу якобы незаконного устройства были СПРОВОЦИРОВАНЫ оперативными сотрудниками.
ОРМ «проверочная закупка» правомерно, когда субъект сам, без какой-либо инициативы со стороны лиц, пытающихся его уличить, начинает предварительную преступную деятельность, в которой его обоснованно подозревают и которую путём проведения ОРМ стремятся пресечь и этим же образом выявить преступника, пресечь подготавливаемое либо раскрыть уже совершившееся или совершаемое преступление.
Проведение ОРМ «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Данное ОРМ должно производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер.
Решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно, как в данном случае, на основании заявления о желании помочь изобличить преступника, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий.
В судебном заседании оперативные работники не смогли даже сообщить, кто проинформировал их о якобы имевшем место намерении Коняхина И.А. совершить продажу. В материалах дела такие данные также отсутствуют. То есть нет элементарного заявления о желании помочь изобличить преступника, не говоря уже о еще каких-либо материалах.
Тем более что «контрольный покупатель» Журавлев Д.И. сам является распространителем наркотических веществ, о чем сообщил суду в заседании суда апелляционной инстанции.
Когда в ходе проведения ОРМ лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами предлагают либо даже навязывают вознаграждение за незаконные действия, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно, а добытые с его помощью доказательства суд также должен рассматривать как полученные с нарушением закона.
Между тем, ФЗ от 05 июля 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» достаточно определённо исключает провокацию в работе оперативных подразделений.
Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших…» (ст. 2).
Такой задачи, как искусственное создание преступления, с целью его последующего выявления, указанным ФЗ не предусмотрено.
Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об ОРД» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших…». Как следует из представленных суду доказательств, никаких сведений о том, что Коняхин И.А. готовится к совершению преступления, либо его совершает у правоохранительного органа не было. Тем не менее, в нарушение Закона «Об ОРД» было принято решение о проведении в отношении него оперативно-розыскного мероприятия.
Таким образом, оперативно-розыскное мероприятие, проведённое в отношении Коняхина И.А., коренным образом противоречило задачам оперативно-розыскной деятельности, и, следовательно, должно считаться не оперативно-розыскным мероприятием, а провокацией, облечённой в форму оперативно-розыскного мероприятия с целью придания ей видимости легитимности.
Провокация со стороны государственных органов, отвечающих за борьбу с преступностью, не должна быть допустима в принципе.
В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, в том числе, регулирующего уголовное судопроизводство.
Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.
Пункт 1 ст.6 указанной Конвенции, ратифицированный РФ без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».
Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершённое в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суд руководствуется толкованием ст.6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека.
Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из ст.1 ФЗ от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: "Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней".
Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершённое в результате провокации со стороны милиции, нарушает п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.
Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в ст.6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.
Подобные действия сотрудников милиции и использование их результатов в уголовном процессе приводят к тому, что непоправимо подрывается принцип справедливости судебного разбирательства.
Всё уголовное преследование является в таком случае логическим продолжением провокации, поскольку, не будь провокации, не было бы и самого деяния и, следовательно, не было бы и уголовного преследования. Ситуация, когда лицо подталкивается представителями государства, призванными не допускать совершение преступлений, к совершению преступления, а потом привлекается к уголовной ответственности за это, ни в коей мере не соответствует справедливому судебному разбирательству.
Более того, подобные меры «борьбы с преступностью» входят в противоречие с п. 1 ст.1 Конституции РФ, провозглашающей, что «Российская Федерация – есть демократическое правовое государство». Правовое государство не может осуществлять борьбу с преступностью путём провокационного подстрекательства со стороны государственных служащих нравственно нестойких людей. Борьба с преступностью по определению не должна увеличивать количество совершаемых преступлений.
Таким образом, поскольку деяние якобы было совершено Коняхиным И.А. в результате провокации со стороны сотрудников полиции, то дальнейшее уголовное преследование в отношении него нарушает предусмотренное п.1 ст.6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» право гражданина на справедливое разбирательство дела судом, то есть уголовное преследование Коняхина И.А. было незаконным.
Доказательства же, полученные в результате незаконного уголовного преследования и, как следствие, незаконного привлечения к уголовной ответственности, являются недопустимыми.
Необходимость признания всех доказательств по данному делу недопустимыми следует и из требований ст. 75 УПК РФ, согласно которым недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушениями требований Кодекса. В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п.3 ст.1 УПК РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над УПК РФ.
В связи с этим нарушение п.1 ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» в каждом случае с безусловностью должно влечь за собой признание всех доказательств, полученных в результате такого уголовного преследования, недопустимыми. Только при данном подходе нарушение указанного права на справедливое судебное разбирательство не станет непоправимым.
Таким образом, преступление, ставшее предметом исследования настоящего судебного разбирательства, совершено в результате провокации со стороны сотрудников полиции.
В соответствии с п. 1 ст. 75 УПК РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Кроме того, совершение уголовно-наказуемого деяния в условиях провокации со стороны полиции позволяет сделать вывод об отсутствии вины Коняхина И.А.. При данных обстоятельствах он подлежит оправданию.
На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ст. 15 Конституции РФ, пункта 1 ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 г (в ред. от 01 сентября 1998 г), ратифицированной ФЗ РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г, ст. 302, 305 и 306 УПК РФ, суд обязан был истолковать все эти сомнения в пользу подсудимого. Однако, как следует из обжалуемого приговора этого сделано не было.
Пунктом 14 вышеуказанного постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предписывается, что тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-розыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в ст. 2 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно ст. 7 и 8 указанного ФЗ. Исходя из этих норм, в частности, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность".
Согласно требованиям ст.14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.
При вышеуказанных обстоятельствах, обжалуемые судебные акты не могут являться законными и обоснованными и подлежат безусловной отмене.
На основании вышеизложенного,

ПРОШУ:

1. Постановление судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22.09.2015 г. об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отменить.
2.Истребовать из Стерлитамакского городского суда РБ данное уголовное дело.
3.Передать его на рассмотрение Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан, где ставить вопрос об отмене незаконных приговора Стерлитамакского городского суда РБ от 22.07.2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29.01.2015 г.
В случае отказа в удовлетворении моей жалобы подлинные судебные акты прошу вернуть по вышеуказанному адресу.
В ЭТОЙ ЖАЛОБЕ, КОНЕЧНО, НАМ ТОЖЕ ОТКАЗАНО.
К КОМУ МНЕ ОБРАТИТЬСЯ, БРАТ СИДИТ НЕЗАКОННО (ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОМУ ЕСТЬ). ОЧЕНЬ ПРОШУ ПОМОЩИ.
23.1. раз у вас есть адвокат ,доверьтесь ему.
23.2. Если все инстанции пройдены, остается писать в ЕСПЧ. Обратитесь за помощью к своему адвокату. Если своему адвокату не доверяете или он не работает с Европейским судом, подключите другого, специализирующегося на наркоделах.
23.3. Здравствуйте.
Нужно смотреть все документы, есть риски

24. На жалобу в квалификационную коллегию я получил такой отказ:


"РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Н.П. Лаврентьеву
Квалификационная коллегия судей
Тамбовской области ул. Коммунальная, 8. г. Тамбов, 392000
тел.: (4752) 72-90-57, факс: (4752) 72-90-57
р Тамбов
28.06.2016 г. № ККС - 540 - 16
На № от
Ваши две жалобы на действия судьи Октябрьского районного суда г. Тамбова М.С. Толмачевой подлежат возврату, так как в них не содержится сведений о совершении судьёй дисциплинарного проступка, а высказывается несогласие с решением судьи при рассмотрении конкретного гражданского дела.
Вы подвергаете критике действия судьи по рассмотрению конкретного гражданского дела, утверждаете о допущении при рассмотрении дела нарушений норм процессуального и материального законодательства.
Однако квалификационная коллегия не вправе проверять законность и обоснованность действий и решений судей и вмешиваться в рассмотрение конкретных гражданских дел.
В случае несогласия с действиями или решениями судьи, Вы вправе
обжаловать их в суд вышестоящей инстанции.
Приложение: на 50 л. в 1 экз. только в адрес

Председатель коллегии Н.А. Кочергина"

Вот моя жалоба. Что в ней не так? Как исправить?

В Квалификационную коллегию судей г. Тамбова
392000, ул. Коммунальная 8
Заявитель (податель жалобы):
Лаврентьев Николай Петрович,

Примечание. Оппоненты, стороны: ответчики и эксперт.

ЖАЛОБА на совершение судьёй Толмачёвой М.С дисциплинарных проступков в виде нарушений норм материального и процессуального права, допущенных в процессе осуществления правосудия по гражданскому делу № 11-10/2015. (апелляционное определение от 19.01.2015 г.)

Три с половиной года назад ответчики магазина «Бау-маркет» ООО «Эко-Строй», Г. Тамбов, б-р Энтузиастов, 1 в, сервисный центр ООО ТТЦ «Атлант-сервис», Тамбов, ул. Московская, д. 23-а не сумели договориться с мировым судьёй участка № 6, который по ГПК должен был рассматривать дело по защите прав потребителей.
Ответчики обратились к знакомому им известному коррупционеру мировому судье 2-го участка Кострюкову П.А., который каким-то образом отобрал моё заявление у судьи 6-го участка, сфальсифицировал дело и вынес 06.03.2013 года, вопреки моему мнению, определение о назначении экспертизы бензопилы с указанием эксперту, что его заключение должно быть в пользу обманщиков.

Судья в определении о назначении экспертизы вопреки ст. 80 ГПК указал на обстоятельства-домыслы ответчиков, а не на факты, приведённые в моих проигнорированных доводах.

Вопросом № 2 « Имеются ли признаки нарушений правил эксплуатации бензопилы «Bau-Master» (ОС 99386 Х, заводской №ОК 2706-1108090 С-А/0878)?» эксперт был ориентирован не на поиск причин слетания цепи пилы с шестерёнки, а на поиск признаков нарушений правил эксплуатации бензопилы. Если иметь в виду, что никакие нарушения эксплуатации не смогут быть причиной схода цепи с ведущей звёздочки, то видно, что судья дал указание эксперту не экспертизу проводить, а меня обвинить.

Мои жалобы о незаконности назначения экспертизы с таким определением не по существу фактов, противоречащей ст. 80 ГПК РФ остались без внимания в апелляционном определении от 25.09.2013 года. Эксперт А.Н. Вендин в заключении написал то, что написано в ОПРЕДЕЛЕНИИ от 06.03.2013 г.. Эксперт ФБУ Тамбовская ЛСЭ Минюста России А.Н. Вендин не принял во внимание, что бензопила находилась у меня всего пять недель при гарантийном сроке 7 месяцев, остальное время была в ремонте, и что я неоднократно говорил в суде о моих обращениях в магазин.

О том, что пилу продали старую, говорит заточённый прежним владельцем упор под гребёнку, как у пилы «Дружба, на которой я работал раньше. Поэтому я просил её обменять, когда не прошло ещё 14 дней со дня покупки. Моя письменная просьба ответчиком была проигнорирована. Так что ответ на вопрос № 3 определения от 06.03.2013 г. очевиден: бензопилу продали б\у. Эксперт Вендин А.Н. проигнорировал всё ради коррупции.

Судьи не могли не знать, что пила просто не выдержала гарантийный ремонт, но этот факт не получил юридической оценки. Определение «Неправильная эксплуатация», которую предложили ответчики – домысел! Масло я заправлял своевременно, что доказано даже экспертом: «2)… Признаки: наслоения на шине и на цепи маслянистого вещества светло-коричневого цвета». Но как даже «неправильная эксплуатация» могла повлиять на соскакивание нормально натянутой цепи с шестерёнки? Экспертизой и судом на данный вопрос (как и на другие) ответа нет.

Более года я обжаловал это определение у федеральных судей Д.Г. Добровольского, С.В. Бучневой в порядке ст. 80 ГПК РФ, но корпоративная солидарность, как всегда, оказалась выше законов. Решением мирового судьи 2-го участка Октябрьского суда Кострюкова П.А. от 08.07.2014 г. мне было отказано в выполнении закона о защите прав потребителя игнорированием всех фактов, доводов, документов, законов.

Мне 12.05.2012 г. продали старую бензопилу, о чём говорит срезанный под пилу «Дружба» упор). В мою пользу говорит тот факт, что с гарантии бензопилу не сняли, так как сервисный центр ООО ТТЦ «Атлант-сервис» знал, что бензопила была продана в таком виде, то есть, бывшей в использовании. Проверьте, если не верите. Сейчас бензопила находится в Октябрьском суде, я её не видел почти 4 года, не забираю, пока не будет назначена повторная экспертиза, в которой мне судом было отказано.

Эксперт-радиотехник Вендин при вынесении заключения от 26.03.2014 г. проигнорировал в ответ на моё обжалование постановления о назначении экспертизы Определение федерального судьи С.В. Бучневой от 25.09.2013 года, которое обязывало его проверить мой довод о том, что не параллельны плоскости шины и ведущей звёздочки. Несмотря на мои письменные напоминания через суд включить в инструменты широкую линейку для установления этого факта, эксперт Вендин А.Н. отказался сделать это, утвердив подозрения в его коррумпированности.

Он решил, что цепь якобы слетает от неправильного использования, от царапин на кожухе пилы не уточнив, от какого использования цепь при нормальном натяжении может слетать с шины, как царапины на кожухе могут повлиять на сход цепи с шины?
Эти и другие неотразимые доказательства в жалобах также проигнорированы всеми судьями.

Ещё 14.10 2014 г. я письменно в апелляционной жалобе № 3 ходатайствовал перед судом обязать ответчиков предоставить для осмотра в суде бензопилу. В этом же ходатайстве я просил вызвать в суд эксперта Вендина А.Н. Заключение было состряпано вопреки фактам домыслами на то, что я что-то нарушил, хотя в жалобах было доказано, что я ничего не нарушал, будучи опытным пользователем ещё с лесотехнического техникума. Эксперт не нашёл причину слетания цепи с шины бензопилы.

Тем не менее, эксперта Вендина А.Н. вопреки моим ходатайствам с изобличениями его в фальсификации и в заведомой лжи ни в экспертном заключении №4018/4-2 от 26 марта 2014 года на одно судебное заседание ни один судья не пригласил, мои вопросы к нему с изобличительными комментариями остались безответными. Данные ходатайства без указания судом каких-либо причин не были удовлетворены и данное обстоятельство в судебном решении не отражено, что является нарушением п. 1 ст. 57 ГПК и нарушением моих прав по п. 1 ст. 35 ГПК на истребование доказательств.

Мои уговоры, просьбы о вызове Вендина не возымели воздействие на судью по апелляции. Оказывается, судья Толмачёва М.С. ещё до начала заседания напечатала отказное определение за № 11-10/2015, поэтому, чтобы не переделывать, отказалась вызывать эксперта и принимать вопросы с моими комментариями к ним. Моё недоверие к ней, как к судье, она по традиции проигнорировала, провела заседание в отсутствие всех. Считаю это также грубейшим нарушением, ибо в апелляционной инстанции должно быть проверено всё, и даны ответы на все вопросы в апелляционных жалобах с допросом свидетелей, эксперта и ответчиков (в суде первой инстанции были такие же нарушения).

Я не присутствовал на заседании 19.01.2015 г., надеясь, что судья удовлетворит моё ходатайство об отмене заседания до явки эксперта. Но судья Толмачёва М.С., выполняя чьё-то задание методом игнорирования моих аргументов и утверждения своих фальсификаций, нарушила мои права на объективное рассмотрение дела, получение по ним достоверной информации, ответов по существу поставленных вопросов в жалобах и на получение мер по защите и восстановлению нарушенных прав и законных интересов гражданина.

Я всё-таки вручил ей 24 вопроса к эксперту на 8-ми листах через её секретаря по согласию судьи, пусть разъяснит письменно причины отказа в судебной защите при нарушении ею всех законов, которые должны быть применены в деле защиты прав потребителей. Судья согласилась ответить на вопросы вместо эксперта. Я написал заявление судье Толмачёвой М.С. о том, что прошу разъяснить отказное апелляционное Определение за № 11-10/2015 от 19.01.2015 г.

Смысл и причины отказа в судебной защите непонятны в свете того, что уже были в апелляционных жалобах мной предварительно опровергнуты все её отсканированные с решения мирового судьи Кострюкова П.А. домыслы ответчиков и эксперта. Ни одно моё доказательство, ни один факт, подтверждённый документами, что в деле, не опровергнут, всё просто отвергнуто, проигнорировано.
Её слова из определения «эксплуатация бензопилы с неисправным пильным аппаратом, повлёкшие возникновение заявленного дефекта функционирования пильного аппарата, нарушают правила эксплуатации, предусмотренные инструкцией по эксплуатации и техническому обслуживанию бензопилы» ничем не доказаны, это её очередной личный циничный домысел.

За три недели эксплуатации (остальное время пила была в ремонте) я семь раз обращался к соответчику сервисный центр ООО ТТЦ «Атлант-сервис», Тамбов, ул. Московская, д. 23 а. Каждый раз пилу осматривали, претензий по обслуживанию не было. 12.07.2012 г. пилу взяли на ремонт о слетанием шестерёнки. Через три недели мне пилу выдали и разрешали пользоваться бензопилой, сменив цепь на новую. Цепь я купил и сменил, но она все рано слетала. Тогда лишь 07.08.2012 г. я сдал бензопилу в последний ремонт с е родной цеью. Это было написано в одной из четырёх апелляционных жалоб.

Судья Толмачёва М.С. 12.02.215 г. при разъяснении своего Определения от 19.01.2015 г. ничего не стала разъяснять по своему определению, не смогла ответить ни на один вопрос, даже чем она руководствовалась, игнорируя все мои доводы, представленные документальные факты, в частности, квитанция от 07.08.2012 г, где при придирчивом осмотре приёмщиком бензопилы не указаны никакие повреждения, а лишь «Б/У»?

Так как судья Толмачёва М.С. 19.01.2015 г. не вызвала эксперта Вендина на заседание суда по причине, что ей его заключение понятно, то я стал задавать вопросы, обращённые к эксперту. Ни на один вопрос она не ответила, хотя и пыталась, задумываясь.

Апелляционный судья также не разъяснила домыслы, списанные экспертом с Определения судьи Кострюкова о назначении экспертизы бензопилы от 06.03.2013 г. В конце концов, судья запретила мне задавать вопросы, посчитав их незаконными, злоупотребив правом. Как можно получить разъяснения без вопросов?

Судья Толмачёва М.С. в своём определении уже от 12.02.2015 года в деле № 11-10/2015 ответила, что отказывает в даче ответов на представленные вопросы, касающихся технических моментов эксплуатации бензопилы, поскольку в компетенцию суда разрешение указанных вопросов не входит. Напомню, что в просьбе повторного ходатайства 19.01.2015 г. о вызове в суд эксперта Вендина А.Н. судья отказала, пояснив, что ей всё понятно.

По моему мнению, указанные определения судьёй Толмачёвой М.С. вынесено без достаточных оснований, с многочисленными нарушениями норм материального и процессуального права. При вынесении этого решения судом не учтены многие предоставленные мной факты, имеющие существенное значение для данного дела. Кроме того, не истребованы, не получены и не исследованы документально подтверждающие их доказательства доводов ответчиков и эксперта по опровержению моих аргументов.

Не учтены в определении также многочисленные факты не предоставления от эксперта по содержанию моих запросов информации, что в совокупности имеет существенное значение для рассмотрения данного дела.

Основным доводом суда при отказе в удовлетворении моего заявления являются опровергнутые мной в жалобе заключение эксперта и ложь ответчиков. Мои же доводы, изобличающие оппонентов и эксперта во лжи, не опровергнутые никем, просто, но незаконно, были не приняты во внимание.

На судебных заседаниях хорошо обоснованные возражения апелляционной жалобы Заявителя не рассматривались, квалификации им судом не дано, и в Определении от 19.01. 2014 г. судьи Толмачёвой М.С это обстоятельство не отражено. Как и не указаны причины, по которым приведённые в нем свидетельства не признаны судом в качестве обстоятельств дела.

По моему мнению, приведённые в материалах дела факты достаточно убедительно свидетельствует о существенном предоставлении суду оппонентами заведомо недостоверных сведений, при этом в обоснование своих доводов экспертом и ответчиками не приведено практически никаких документально подтверждённых доказательств, в отличие от Заявителя.

Положение п. 1 ст. 68 ГПК гласит, что в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у неё доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны. Однако и оно было проигнорировано. Желаемое было выдано за действительность.

В соответствии со ст. 255 ГПК к решениям… относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы гражданина или созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод. Изложенные выше факты, по моему мнению, является убедительным свидетельством этих нарушений, а также нарушений норм материального и процессуального права, совершенных судьёй Толмачёвой М.С. при вынесении апелляционного Определения за № 11-10/2015 по данному делу.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 № 213-О, статья 255 ГПК по своему конституционно-правовому смыслу предоставляет гражданам и юридическим лицам право на подачу в суд заявлений об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, … должностных лиц, государственных или муниципальных служащих и предполагает обязанность суда рассмотреть такое заявление по существу. Однако, в нарушение данного Определения КС, рассмотрения моего заявления по существу судом практически не было.

В соответствии со ст. 56 Закона «О судоустройстве РСФСР» руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Все правоохранительные органы должны соблюдать требования, изложенные в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ способствуют точному и единообразному применению как материального, так и процессуального закона, укреплению законности и правопорядка в государстве.

В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных действий по рассмотрению судебных дел, жалоб и заявлений.

Нарушение судьёй без уважительных причин процессуальных положений по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой». Что в полной мере и имеем в данном случае.

Не отражено в определении в соответствии с п. 1 ст. 196 ГПК, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства ещё не установлены по данному делу, в связи с этим и подлежит ли иск отклонению?

Все недостатки в работе судов, о каких говорится в Постановлении Пленума Верховного суда № 35 от 07.02.1967 «Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения» (в ред. постановления Пленума Верховного суда № 5 от 06.02.2007) допущены судьёй Толмачёвой М.С.

Также обращаю внимание суда на не менее важное Определение Конституционного суда № 42-О от 25.01.2005, в котором он отметил, что одной из важных гарантий конституционного права на судебную защиту и восстановление в правах является право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, в том числе судов, чем предопределяется предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных ошибок, в частности создание в этих целях процедур проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими судебными инстанциями.

В указанном Определении КС отмечено, что вытекающие из статей 46 (части 1 и 2) и 50 (часть 3) Конституции РФ, пункта 5 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьи 2 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, в том числе - обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

С учётом этого КС указал, что судам кассационной или надзорной инстанции не предоставлена возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения суда, во всяком случае, должны основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение дела.

Конституционно-правовой смысл предписаний процессуальных кодексов РФ, обязывающих мотивировать судебные решения, в том числе подтверждающие законность и обоснованность обжалованных судебных актов, обусловлен также взаимосвязанными конституционными принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве.

Приведённая правовая позиция КС в полной мере относится ко всем иным, помимо выносимых соответствующими судами по апелляционным и кассационным жалобам решениям, принимаемым в ходе судопроизводства компетентными органами и должностными лицами по любым обращениям граждан.

При этом в Определении КС отмечается, что не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников судопроизводства, а также мотивировки своих решений путём указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Из указанных выше положений двух нормативных актов слова не выкинешь, насколько близко и полно данная в них квалификация действий судов соответствует ситуации по настоящей жалобе. И будет интересно узнать, считает ли ККС подобные действия судьи Толмачёвой М.С. ненадлежащим исполнением своих должностных обязанностей и нарушением при этом положений п. 2 ст. 12, п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 57, п. 4 ст. 67, п. 1 ст. 68, п. 1 ст. 196, п. 4 ст. 198, ст. 199, п. 1 ст. 249 ГПК.

Несмотря на то, что суд кассационной инстанции не отменил решение суда второй инстанции по делу № 11-10/2015, но нарушения процессуальных норм, совершенные судьёй Толмачёвой М.С., имеют место быть и подлежат оценке со стороны ККС, а именно в обобщённым виде:

1) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., в нарушение положений Постановления Пленума Верховного суда № 52 от 27.12.2007 подготовка дел к судебному разбирательству проведена формально, без выполнения в полной мере всех необходимых процессуальных действий, производимых на этой стадии судебного процесса;

2) суд, в лице судьи Толмачёвой М.С., не в полной мере определил обстоятельства, имеющие значение для дела, ряд существенных обстоятельств им вообще не рассматривался; что является нарушением Определения КС № 42-О от 25.01.2005 г. и п. 4 ст. 198 ГПК, согласно которому в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд;

3) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., необоснованно сочтены недоказанными обстоятельства, документы, имеющие существенное значение для дела (согласно п. 1 ст. 71 ГПК), и при этом они не отражены в качестве доказательств в материалах дела;

4) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., нарушены Определение КС № 42-О от 25.01.2005 г. и п. 1 ст. 67 ГПК, согласно которому оценка доказательства должна проводиться на основе всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств. Однако большинство из них даже не указаны в качестве обстоятельств дела, а не то чтобы всесторонне исследованы;

5) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., нарушены Определение КС № 42-О от 25.01.2005 г. и п. 4 статьи 67 ГПК, в соответствии с которым результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении или в определении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, и чего не сделано по большинству доказательств Заявителя;

6) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., в нарушение Определения КС № 42-О от 25.01.2005 г. и статей 35 и 57 ГПК необоснованно не удовлетворены ходатайства Заявителя о затребовании от эксперта подтверждения обстоятельств, имеющих существенное значение для дела;

7) судом, в лице судьи Толмачёвой М.С., в нарушение Определения КС № 42-О от 25.01.2005 г. и ст. 68 ГПК не произведена проверка и не дана оценка объяснениям эксперта, ответчиков, имеющим значение для правильного рассмотрения дела. Это в первую очередь относится к представленным экспертом пунктам заключения, практически ни один из которых так и не было документально подтверждён.

8) суд, в лице судьи Толмачёвой М.С., основывал свои выводы на голословных утверждениях и недоказанных обстоятельствах оппонентов, а не на документальных доказательствах Заявителя, что является нарушением Определения КС № 42-О от 25.01.2005 г. и п. 1 ст. 68 ГПК, согласно которому в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у неё доказательства и не представляет их суду, он должен обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

9) Согласно части 3 статьи 16 ГПК России я заявил о недоверии ей, но судья даже не сделала формальную попытку рассмотрения этого заявления, и, как всё остальное, проигнорировала.

10) Судья Толмачёва М.С. полностью проигнорировала все статьи закона защиты прав потребителей. Описание этих статей в её определении и вынесение своего мнения вопреки им, требующих справедливости в защите прав потребителей, говорит лишь об её фальсификации всего, об издевательстве над истцом (заявителем) и попытки пустить пыль в глаза проверяющим судьям.

11. Несмотря на то, что бензопила с гарантийного ремонта не была снята, судьёй Толмачёва М.С. явно фальсифицирует факты, утверждаяобратное. На основе лжи оппонентов и своей фальсификации она отказала в защите прав потребителей, в защите Конституции России.

Я считаю данные Определения принятыми судьёй Толмачёвой М.С. с нарушением ряда процессуальных норм и в связи с этим незаконными. В нарушение п. 4 ст. 198 ГПК судья Толмачёва М.С. не указала причину непризнания обязательных для исполнения всеми судами положений федеральных законов и нормативных актов высших судебных органов, закона о защите прав потребителей, а также какими доводами руководствовалась, их отвергая.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 № 213-О, статья 255 ГПК по своему конституционно-правовому смыслу предоставляет гражданам и юридическим лицам право на подачу в суд заявлений об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления должностных лиц (эксперта), государственных или муниципальных служащих и предполагает обязанность суда рассмотреть такое заявление по существу. Вот это я и просил суд выполнить. Однако судья Толмачёва М.С. предпочла существа дела не касаться.

Из изложенного выше следует, что принятые судьёй Толмачёвой М.С. Определение от 19.01 2.2014 г. является необоснованным и незаконным, свидетельствующим также и о существенных искажениях обстоятельств дела и нарушении п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 27 от 31.05.2007, который говорит, что «Судебные акты должны быть точными, понятными, убедительными и объективными по содержанию, не допускающими неясностей при исполнении. Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей».

А вот что по этому поводу говорят нормативные акты высших судебных органов.
Постановлением Президиума Совета судей РФ от 10.06.1999 г. решено: "Обратить внимание председателей квалификационных коллегий судей в субъектах РФ на то, что преднамеренное, грубое или систематическое нарушение судьёй процессуального закона, повлёкшее волокиту при рассмотрении дел и существенно ущемившее право граждан на судебную защиту, должно рассматриваться как совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти, и с учётом конкретных обстоятельств повлечь прекращение полномочий судьи".

Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации в своём «Обобщении практики применения квалификационными коллегиями судей законодательства о привлечении судей к дисциплинарной ответственности» даёт следующие разъяснения квалификационным коллегиям.

2.1. Во многих жалобах заявители ставят вопрос о привлечении судей к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконных судебных актов с грубым нарушением норм материального или процессуального права.

Согласно статье 12.1 Закона о статусе судей проступком, служащим основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, является, в частности, нарушение норм данного Закона. В то же время в статье 3 Закона о статусе судей сказано, что судья при исполнении своих полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Вынесение явно незаконного судебного акта, безусловно, умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи.

2.2. Принятие явно незаконного судебного акта свидетельствует о том, что судья не способен осуществлять качественное правосудие. Установление этого факта является достаточным основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности.

Причины неспособности судьи к осуществлению качественного правосудия (вынесение заведомо неправосудного акта, т.е. умышленное нарушение закона, или незнание закона) не входят в предмет доказывания состава данного дисциплинарного проступка.

2.3. Вынесение явно незаконного судебного акта само по себе является достаточным основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, поскольку сам факт принятия явно незаконного судебного акта (независимо от наступления иных последствий, в частности, причинения имущественного или неимущественного вреда) приводит к умалению авторитета судебной власти.

Как следует из указанных выше нормативных правовых актов, в полномочия квалификационной коллегии входит не установление факта законности или незаконности судебного акта (в соответствии с процессуальным законодательством это - компетенция вышестоящего суда, который всё также проигнорировал). В настоящей жалобе этот вопрос также не ставится, Проверяет ККС определение характера неправильного применения норм материального или процессуального права как явного и, как следствие, умаляющего авторитет судебной власти.
В данном случае речь и идёт не об обычных судебных ошибках, совершенных судьёй Толмачёвой М.С., а о явно незаконных судебных актах, принятие которых свидетельствует о том, что она не способна осуществлять качественное правосудие в силу низкой квалификации или недостаточной судейской порядочности. В данном случае судья подлежит привлечению к дисциплинарной ответственности не за мнение, выраженное в судебном акте, а за многочисленные и грубые нарушения норм материального и процессуального права.

И вынесение в результате этого явно незаконного судебного акта, кроме того, что явно нарушает конституционные права гражданина, безусловно, умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи.

Приведённые в настоящей жалобе указания на нормативные правовые акты достаточно детально регламентируют деятельность квалификационных коллегий судей по определению дисциплинарных проступков судей судов общей юрисдикции и привлечению их к дисциплинарной ответственности за совершенные нарушения при отправлении правосудия. При этом они исключают произвольное толкование оснований привлечения судьи к дисциплинарной ответственности

Конституционно-правовой смысл положений, выявленных Конституционным Судом РФ в своих Постановлениях, является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике, в том числе квалификационными коллегиями судей и судами. Постановления КС являются окончательными, не подлежат обжалованию, вступают в силу немедленно после провозглашения, действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами.

Разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ способствуют точному и единообразному применению как материального, так и процессуального закона, укреплению законности и правопорядка в государстве.

Надеюсь, что Квалификационная коллегия судей будет неукоснительно соблюдать все обязательные для исполнения приведённые выше положения нормативных правовых актов высших судебных органов РФ. Ибо, как они предписывают, права и свободы человека и гражданина первичны, даже по отношению к интересам государства, органов власти, корпоративным интересам. Смысл публичной власти - защитить права и свободы граждан. Суд, как носитель публичной власти, как никто другой призван обеспечить это, отстаивая права и свободы человека и гражданина, соблюдая баланс общественных и частных интересов.

Граждане должны видеть в суде не просто очередной государственный орган, бюрократическую машину, а справедливого арбитра в спорах, в том числе и с самим государством. Исходя из того, что в целях обеспечения прав гражданин на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом, специфика судебной деятельности и статус судьи предъявляют к нему требования не только профессионального характера, но и особые морально-этические, вытекающие из положений статей 18, 46 и 47 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с положениями ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейской хартии о законе "О статусе судей", принципами поведения судей, а также учитывая, что требования п. 2 ст. 3 Закона РФ «О статусе судей в РФ», ст. 3 Кодекса судейской этики, положений Постановлений Конституционного Суда РФ № 3-П от 28.02.2008 г. и № 19-П от 20.07.2011 г., Постановлений Пленума Верховного Суда РФ № 27 от 31.05.2007 г. и № 52 от 27.12.2007 г.,

Постановления Президиума Совета судей РФ от 10.06.1999 г. достаточно однозначно квалифицируют действия, аналогичные совершенным судьёй Толмачёвой М.С., как грубые нарушения норм материального и процессуального права, безусловно умаляющие авторитет судебной власти и причиняющие ущерб репутации судьи, и являющимися при этом свидетельством явной небрежности судьи и ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей, недопустимые при отправлении правосудия, а в совокупности дающие основания для вывода о недобросовестности и профессиональной некомпетентности судьи,

На основании ст. 22 Федерального закона "Об органах судейского сообщества", ПРОШУ:
применить к судье Толмачёвой Марине Сергеевне дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Если же Квалификационная коллегия «не увидит» столь просто огромного количества нарушений, совершенных судьёй Толмачёвой М.С., и «не услышит» приведённых при этом хорошо мотивированных доводов, прошу разъяснить дальнейший порядок обжалования принятого ею определения.

При этом прошу учесть, что проигнорирована уже судьёй кассации Простосердовой Т.М. и статья 387 ГПК РФ: «Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов».
Во имя очередного нарушения судья Простосердова Т.М. прислана отказное определения от 12.05.2016 г. после окончания полугодового срока. При попытке восстановления срока оказалось, что обжалованию в Верховном Суде определение Толмачёвой М.С. не подлежит, так как решения, рассмотренные единолично не обжалуются. Это положение, должно быть, принято Госдумой для обычной провокации выгодной коррупции, отмены статьи 387 ГПК РФ и статьи 46 Конституции России.

Приложения: 1) заявление об обмене бензопилы с фото товарного чека от 21.05.2012 г., (пилу не обменяли, а отдали ремонт), 2) принята на 2-ой ремонт 12.07.2012 г., 3) принята на 3-й ремонт и последний 07.08.2012 г. (с тех пор я её не видел), 4) апелляционное определение Бучневой С.В. от 25.09.2013 г., 5) апелляционная жалоба от 14.10.2014 г. с просьбой принести бензопилу для осмотра судом и пригласить эксперта Вендина А.Н., 6) апелляционное определение от 19.01.2015 г., 7) определение об отказе в разъяснении от 12.02.2015 г. АЩЕНИЯ ГРАЖДАН
Ваше обращение зарегистрировано на сайте под номером «68OS0000-513».

21.06.2016 г. Н.П. Лаврентьев.
24.1. Если вам нужна помощь, обращайтесь в личку к юристу и все обговаривайте.
25. Адвокат Червыкович оказал ООО «Ритейл» услуги по представлению прав и законных интересов ООО «Ритейл» в арбит¬ражных судах первой и апелляционной инстанций в споре с ЗАО «Кит». По условиям договора, заключенного 15 марта 2014 г. между Червыкович и ООО «Ритейл», общество обязалось в течение 10 дней с момента вступления в законную силу решения суда уплатить в полном объеме вознаграждение адвокату, составлявшее 150 тыс. руб. Хотя с момента принятия судом апелляционной инстанции поста¬новления, которым решение суда первой инстанции было оставлено и силе, прошел месяц, ООО «Ритейл» не выполнило своих обяза¬тельств по оплате услуг адвоката.
Нуждаясь в деньгах, Червыкович в полном объеме уступил свое право требования, возникшее из договора об оказании услуг, заклю¬ченного с ООО «Ритейл», адвокату Чичхоеву. Согласно договору об уступке права требования это право переходило к Чичхоеву в день подписания договора об уступке, а Чичхоев должен был в течение трех дней с этой даты уплатить Червыковичу за приобретенное право 100 тыс. руб.
После заключения договора с Червыковичем Чичхоев уведомил ООО «Ритейл» о переходе к нему права требования об уплате возна¬граждения от Червыковича и вступил с ООО «Ритейл» в переговоры о возврате долга. По истечении трех месяцев безрезультатных перегово¬ров Чичхоев предъявил к ООО «Ритейл» иск о взыскании с него суммы этого вознаграждения (150 тыс. руб.).
Возражая против удовлетворения иска, ООО «Ритейл» утверждало, что договор уступки права требования, заключенный между Червыковичем и Чичхоевым, недействителен, как сделка, противоречащая закону (ст. 168 ГК РФ). При этом ООО «Ритейл» ссылалось на нормы Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым адвокат связан прине¬сенной им присягой, в которой он, в частности, обязуется соблюдать правила профессиональной этики адвокатов. Согласно Кодексу про¬фессиональной этики адвоката, принятому Всероссийским съездом адвокатов, адвокат не вправе уступить кому бы то ни было право де¬нежного требования к доверителю по заключенному между ними со¬глашению. ООО «Ритейл» указывало, что допущенные Червыковичем нарушения профессиональной этики и присяги являются наруше¬ниями требований закона. Право на получение адвокатского возна¬граждения носит сугубо личный характер и не может быть предметом уступки. Поэтому договор об уступке права требования, заключенный с Чичхоевым, ничтожен.
Кроме того, ООО «Ритейл» утверждало, что Чичхоев не уплатил Червыковичу 100 тыс. руб, причитавшиеся с него по договору об ус¬тупке права требования. При этом ООО «Ритейл» представило в суд письмо Червыковича, в котором он сообщал генеральному директору ООО «Ритейл», что «он отсрочил ООО «Ритейл» уплату вознагражде¬ния по договору от 15 марта 2014 г., заключенному между ним и ООО «Ритейл», до полного урегулирования их финансовых расчетов с Чич¬хоевым». К письму прилагалась собственноручная записка Чичхоева, в которой он обещал Червыковичу не требовать с ООО «Ритейл» ни¬каких сумм до уплаты 100 тыс. руб. Червыковичу.
Чичхоев в суде заявил, что на момент заключения договора об ус¬тупке права требования с Червыковичем сам Чичхоев утратил статус адвоката, а потому больше не связан законодательством об адвокату¬ре. Записка, адресованная Червыковичу, написана им в шутку, по¬скольку рассчитаться с Червыковичем он может только после получе¬ния 150 тыс. руб. от ООО «Ритейл». Очевидно, что письмо, которое от¬правил Червыкович в ООО «Ритейл», написано им исключительно из мести, без намерения породить какие-либо гражданско-правовые по¬следствия, а потому не является односторонней сделкой, в силу кото-рой у ООО «Ритейл» возникла отсрочка исполнения обязательства.
25.1. Здравствуйте, уважаемый студент.
Вы сайтом ошиблись. Здесь Вам задачки решать никто не будет. Либо сами либо на соответствующий сайт обращайтесь за определенную плату.
25.2. Интересная история
но, к сожалению, Валерий решение задачек из учебника права услуга на сайте платная. Переведите вопрос в ВИП категорию и за 15 минут мы вам с удовольствием решим эту задачку. Да и коллеги не откажется вам помочь. А вы выберете лучший ответ.
25.3. Здравствуйте. Адвокат Червыкович оказал ООО «Ритейл» услуги по представлению прав и законных интересов ООО «Ритейл» в арбит¬ражных судах первой и апелляционной инстанций в споре с ЗАО «Кит».
- Решение задач услуга платная.
Всего доброго. Спасибо, что выбрали наш сайт.
26. Как заверить доверенность за 200 руб.? Пишут все-никак, а почему? Если принести готовый текст, то нотариус обязана его заверить за 200 руб.-это цена ее услуги: 1.-согласно ст. 333.24 НК РФ п.1 за удостоверение доверенности-200 руб.;2.-согласно пп.6, п.1 ст. 22.1 Размеры нотариального тарифа" ОСНОВ Законодательства РФ о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1 в ред. о 3.07.2016 г)-за удостоверение доверенностей-200 руб. ; 3.-" Кодекс профессиональной этики нотариусов РФ" (утв. Минюстом 19.01.2016 г.) п.4.2.1-понуждать лиц, обратившихся за совершением нотариального действия получать услуги технического характера, у лиц. не являющимися работниками нотариуса!
26.1. Да Вы абсолютно правы, но нотариусам не хватает и они предлагают всякую всячину. Вам необходимо получить письменный отказ нотариуса либо заснять на видео либо при свидетелях и в прокуратуру и главшпану нотариусов области.
26.2. Здравствуйте! В данном случае у Вас есть все основания для обращения с жалобой к руководству нотариальной палаты. Удачи Вам и всего доброго.
26.3. В прокуратуру пишите жалобу
Статья 10. Рассмотрение и разрешение в органах прокуратуры заявлений, жалоб и иных обращений
1. В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Решение по жалобе на приговор, решение, определение и постановление суда может быть обжаловано только вышестоящему прокурору.
2. Поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы, иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством.
3. Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом.
4. Прокурор в установленном законом порядке принимает меры по привлечению к ответственности лиц, совершивших правонарушения.
5. Запрещается пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются.
Поделиться в соцсетях:

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских
Читайте по теме:

Юрист или адвокат. В чем разница и к кому из них обратится?

10.12.2019 в 09:21
288 просмотров
Зачастую граждане не понимают различие между юристом и адвокатом. Для них это и один и тот же специалист.
Комментарии (2)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Юрист, адвокат и правозащитник: в чем разница?

18.08.2019 в 21:55
1842 просмотров
Цель данной статьи – разъяснить части посетителей данного сайта правильное понимание и суть частых слов «юрист», «адвокат» и «правозащитник».
Комментарии (52)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Честный адвокат. Существует ли он?

12.08.2019 в 11:57
3813 просмотров
Такой вопрос задают себе все без исключения. Уверяю, что таких адвокатов больше, чем вы думаете. Исходя из моей многолетней практики я определил,
Комментарии (105)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Может ли врач отказать пациенту?

07.07.2019 в 11:45
3035 просмотров
Для многих из нас врач – это человек, готовый по первому зову прийти на помощь. Такой благородный образ формируется с детства: семейные истории об акушерках, принимавших роды; педиатры с отзывчивыми глазами, вселявшими надежду, что все будет хорошо, когда было очень трудно.
Комментарии (34)
Рейтинг публикации: 0 ( )


ППроблемы, которые может решить Адвокат, не возникают из небытия…

09.06.2019 в 18:02
228 просмотров
Проблемы, которые может решить Адвокат, не возникают из небытия, это практически всегда результат человеческой неосмотрительности.
Комментарии (2)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Наша служба и опасна, и трудна. Кодекс профессиональной этики в полиции

30.05.2019 в 13:28
2372 просмотров
Полицейским быть в наше время не совсем почетно, но служба это нужная. Даже необходимая. С этим никто не спорит.
Комментарии (70)
Рейтинг публикации: 0 ( )

В России учителей научат правильно вести себя в соцсетях

08.05.2019 в 11:05
5966 просмотров
К началу нового учебного года Минпросвещения России разработает рекомендации по поведению учителей в социальных сетях.
Комментарии (68)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Профессиональная этика адвоката

03.05.2019 в 06:12
1907 просмотров
Нарушая этические нормы и правила, а также российское законодательство, адвокат подводит свою адвокатскую коллегию, все адвокатское сообщество и себя как адвоката.
Комментарии (55)
Рейтинг публикации: 0 ( )

Адвокат или юрист: в чем заключается разница?

18.04.2019 в 17:19
7443 просмотров
Очень многие граждане не понимают разницы между адвокатом и юристом, зачастую отождествляя данных лиц либо просто неправильно толкуют их деятельность.
Комментарии (129)
Рейтинг публикации: 0 ( )