Спросить юриста  бесплатно

Постановление конституционного суда

Советы юристов:

Имеет ли обратную силу Постановление Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 N 8-П?

Если нет или нет, то почему?

Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 N 8-П "По делу о проверке конституционности части первой и пункта 8 части второй статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР в связи с запросом Муромского городского народного суда Владимирской области и жалобами граждан Е.Р. Танковой, Е.А. Оглоблина, А.Н. Ващука" положения ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР, допускающие лишение гражданина (нанимателя жилого помещения или членов его семьи) права пользования жилым помещением в случае временного отсутствия, были признаны не соответствующими Конституции РФ. Постановления КС РФ применяются на всей территории РФ.

Из Постановления:
...
4. Согласно части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела граждан Е.Р. Танковой, Е.А. Оглоблина, А.Н. Ващука, разрешенные на основании признанных неконституционными положений статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР, подлежат пересмотру в установленном порядке в соответствии с настоящим Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации.

Обратная сила может быть у закона. Что Вы имели ввиду в данном случае не совсем понятно. Рассматривать нужно применительно к ситуации.

Юрист Седельников С.С.

Михаил, добрый день!
Обратная сила может быть только у нормативных актах. Постановление конституционного суда является судебным прецедентом, который не является источником российского права, но применяется судами для единого толкования норм права. Кроме того, Постановление Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 №8-П признает не отвечающим нормам конституции РФ ст.40 ЖК РСФСР, а на сегодняшний день действует ЖК РФ с 01.03.2005 г., нормах которого учтены и выводы Конституционного суда в данном постановлении.

Сейчас на дворе 2014 год!
Вы говорите о 1995-м.
О какой обратной силе может идти речь, если 20 лет прошло? О_о.

Цитата:
5. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно и действует непосредственно.

У вас лично больной вопрос или так из теории права интересуетесь?

Если лично и очень больной. Напишите мне в личку.

Постановление Конституционного Суда РФ не имеет обратной силы, оно вступает в законную силу как и указано в постановлении немедленно, то есть в момент провозглашения.

Обратную силу может иметь только федеральный закон об этом говорят положения Конституции РФ. Постановления КС РФ имеют определенный порядок действий, который установлен ФКЗ О Конституционном суде РФ. При этом юридическая сила Постановлений КС такова, что регулирует отношения в отношении неопределенного круга лиц. Согласно этому ФКЗ

Позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли "Конституции" Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Суд рассматривающий дело будет обязан учесть позицию КС.

Постановления Конституционного Суда РФ не могут иметь обратной законной силы - это констатация факта противоречия Конституции РФ заявленной нормы закона.
Они распространяются на неопределённое время как в прошлое, так и в будущее.
Ибо имеется гл. 42 ГПК РФ, которая гласит: "Основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются: ...признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации".

Какое постановление вынес Конституционный суд РФ от 22.03.07 по поводу пособий на детей до 1.5 лет.

Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2007 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" в связи с жалобой гражданки Т.А. Баныкиной"

См. комментарии к настоящему постановлению

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего М.И. Клеандрова, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, с участием постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год".
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданки Т.А. Баныкиной на нарушение ее конституционных прав положением части первой статьи 15 Федерального закона от 11 февраля 2002 года "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год". Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявительницей законоположение, устанавливающее максимальный размер пособия по беременности и родам.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Л.М. Жарковой, объяснения представителей сторон, выступления полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также приглашенных в заседание представителей: от Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации - Ю.В. Воронина, от Фонда социального страхования Российской Федерации - Л.Н. Ру, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Частью первой статьи 15 Федерального закона от 11 февраля 2002 года "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" в правовое регулирование была введена норма, устанавливающая максимальный размер пособия по беременности и родам за полный календарный месяц. Данная норма ежегодно воспроизводилась в федеральных законах о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации, при этом размер пособия составлял в 2002, 2003 и 2004 финансовых годах 11 700 рублей, в 2005 году - 12 480 рублей, в 2006 году - 15 000 рублей; в настоящее время он составляет 16 125 рублей (часть 1 статьи 13 Федерального закона от 19 декабря 2006 года "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год").
Таким образом, несмотря на имевшие место изменения предельных денежных сумм пособия по беременности и родам, выплачиваемого застрахованным женщинам, сама норма о максимальном размере пособия сохраняется в системе действующего правового регулирования и применяется в соответствующих правоотношениях.
1.1. Гражданка Т.А. Баныкина, которой за период отпуска по беременности и родам (с 7 апреля по 24 августа 2004 года) было выплачено пособие по беременности и родам с учетом ограничения, предусмотренного статьей 7 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2004 год", т.е. из расчета 11 700 рублей за полный календарный месяц, обратилась в Саровский городской суд Нижегородской области с иском к работодателю (ЗАО "Агентство недвижимости ФСР") о перерасчете суммы пособия на основании статьи 8 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" и статьи 8 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2004 год", т.е. исходя из среднего заработка за последние календарные 12 месяцев работы, который у нее значительно превышал 11 700 рублей, а также о взыскании суммы недоплаченного пособия. Решением от 21 июня 2005 года суд первой инстанции удовлетворил требования Т.А. Баныкиной, однако это решение было отменено судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда, которая определением от 20 сентября 2005 года отказала в иске со ссылкой на часть первую статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год".
В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Т.А. Баныкина просит признать часть первую статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" в части, устанавливающей максимальный размер пособия по беременности и родам, не соответствующей статьям 1, 4, 7, 15, 19, 38, 39, 55, 76 и пункту 2 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации. По мнению заявительницы, оспариваемой нормой неправомерно ущемляются социальные права женщин, чей средний заработок превышает предельный размер данного пособия, ухудшается их материальное положение в период нахождения в отпуске по беременности и родам - в отличие от женщин, чей средний заработок укладывается в данную сумму, а также нарушается вытекающее из Конституции Российской Федерации общее правило структурирования системы федерального законодательства, требующее, чтобы нормы, отменяющие или изменяющие определенные преимущества, компенсации и льготы, вносились в текст того федерального закона, которым они были установлены.
1.2. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является норма о максимальном размере пособия по беременности и родам за полный календарный месяц, первоначально установленная частью первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год", воспроизведенная в примененной в деле заявительницы статье 7 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2004 год" и в настоящее время действующая в редакции Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год" (часть 1 статьи 13).
2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации политика Российской Федерации как правового и социального государства - исходя из ответственности перед нынешним и будущими поколениями, стремления обеспечить благополучие и процветание России - направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (преамбула; статья 1; статья 7, часть 1); в Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства, каждому гарантируется социальное обеспечение, в том числе для воспитания детей (статья 38, часть 1; статья 39, часть 1).
Принцип социального государства, относящийся к основам конституционного строя Российской Федерации, обязывает публичную власть надлежащим образом осуществлять охрану труда и здоровья людей, государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливать государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7, часть 2; статьи 37 и 41 Конституции Российской Федерации), в том числе в отношении такой особой категории, как беременные женщины, на основе общепринятых в правовом и социальном государстве стандартов и гуманитарных ценностей.
В современной социально-демографической ситуации в Российской Федерации институт материнства и детства приобретает повышенную публичную значимость, что обусловливает необходимость создания федеральным законодателем адекватной системы социальной защиты, включая социальное обеспечение, работающих женщин в связи с беременностью и родами, наиболее полным образом гарантирующей реализацию ими прав, закрепленных в указанных статьях Конституции Российской Федерации.
На необходимость создания и совершенствования такой системы ориентирует и Международная организация труда, рекомендующая государствам-членам стремиться к расширению форм медицинской помощи беременным женщинам, увеличению продолжительности отпуска по беременности и родам, повышению размера денежных пособий в связи с беременностью и родами до размера получаемого заработка. Так, Конвенция МОТ от 28 июня 1952 года N 103 "Относительно охраны материнства", ратифицированная Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1956 года и в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являющаяся составной частью правовой системы Российской Федерации, предусматривает, что каждая работающая женщина имеет право на отпуск по материнству (отпуск по беременности и родам), в связи с предоставлением которого ей выплачивается денежное пособие (пункт 1 статьи 3, пункт 1 статьи 4); при этом ставки денежного пособия должны быть определены национальными законами или правилами таким образом, чтобы обеспечить женщине и ее ребенку хорошие с точки зрения гигиены условия и удовлетворительный уровень жизни (пункт 2 статьи 4).
3. Федеральный законодатель при конкретизации гарантий прав, закрепленных статьями 37, 38, 39 и 41 Конституции Российской Федерации, располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе мер социальной защиты, в том числе социального обеспечения в отношении беременных женщин, условий и порядка предоставления им соответствующих денежных выплат, их размера. Однако при этом, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, для поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, в том числе при изменении действующего регулирования, он обязан соблюдать конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности и гарантированности социальных прав и не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо этих прав и приводило бы к утрате их реального содержания; даже имея целью воспрепятствовать злоупотреблению правом путем введения определенных условий или ограничений, законодатель должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями таких ограничений меры.
3.1. Исполняя свою конституционную обязанность по социальной защите материнства и детства, государство гарантирует предоставление женщинам на период, непосредственно предшествующий и непосредственно следующий за рождением ребенка, отпуск по беременности и родам (часть первая статьи 255 Трудового кодекса Российской Федерации) и в целях их материального обеспечения на данный период - пособие по беременности и родам (статья 3 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей"), а потому выделяемые на это финансовые средства должны быть достаточными для того, чтобы уровень соответствующих выплат отвечал конституционной природе и социальному предназначению данных пособий.
Согласно Конвенции МОТ от 28 июня 1952 года N 103 "Относительно охраны материнства" сумма денежного пособия, выплачиваемого в связи с предоставлением отпуска по беременности и родам и рассчитываемого на основе предшествующего заработка женщины, не должна составлять менее двух его третей, однако допускается и установление максимальных пределов для размера заработка, учитываемого с этой целью (пункт 6 статьи 4 Конвенции МОТ N 103, пункт 3 статьи 65 не ратифицированной Российской Федерацией Конвенции МОТ от 28 июня 1952 года N 102 "О минимальных нормах социального обеспечения"). Признавая принцип соответствия пособий предшествующему заработку застрахованного лица, на основе которого оно уплачивало взносы, Международная организация труда в то же время отмечает, что в целях определения размера пособия или его частей, выплачиваемых из источников, не складывающихся из этих взносов, любое превышение заработка данного лица над заработком, преобладающим среди квалифицированных трудящихся, может не приниматься во внимание и допускает снижение пропорции пособия по отношению к предшествующему заработку для высокооплачиваемых трудящихся (пункты 23 и 24 Рекомендации МОТ от 12 мая 1944 года N 67 "Об обеспечении дохода").
В Российской Федерации в соответствии с правовым регулированием, действовавшим до принятия Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год", не ограничивались ни размер пособия по беременности и родам, ни размер заработка, принимаемого во внимание для его исчисления: согласно статье 8 Федерального закона от 19 мая 1995 года "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", так же как и согласно ранее действовавшим Основным условиям обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию (утверждены постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 года N 191) пособие по беременности и родам выплачивалось в размере 100 процентов среднего заработка (дохода) по месту работы.
С 1 января 2001 года был введен новый порядок формирования средств обязательного социального страхования и осуществлен переход от уплаты страхователями страховых взносов в процентном отношении от фонда оплаты труда застрахованных к уплате единого социального налога (глава 24 Налогового кодекса Российской Федерации). Сохранив ставку пособия по беременности и родам в размере 100 процентов предшествующего среднего заработка, федеральный законодатель в целях обеспечения справедливости распределения средств Фонда социального страхования Российской Федерации дополнительно установил максимальный размер этого пособия, что при соблюдении условия соотносимости его величины и подлежащей налогообложению части совокупного заработка (дохода) работающей женщины не может рассматриваться как несоразмерное ограничение конституционных прав на государственную защиту материнства и детства и на социальное обеспечение для рождения и воспитания детей (статья 38, часть 1; статья 39, часть 1; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации) и не противоречит международным обязательствам Российской Федерации.
Вместе с тем определение максимального размера пособия по беременности и родам не может осуществляться без учета природы указанной выплаты и, следовательно, размера заработка, на основе которого исчисляются и уплачиваются соответствующие платежи, а также без учета ее особого предназначения.
3.2. Пособие по беременности и родам предоставляется работающим женщинам в рамках системы социального страхования, является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию и выплачивается из средств Фонда социального страхования Российской Федерации.
Как вытекает из статьи 2 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", федеральные законы о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год, которыми устанавливается максимальный размер пособия по беременности и родам, наряду с названным и другими федеральными законами, определяющими условия и порядок предоставления соответствующих пособий, образуют систему законодательства о государственных пособиях гражданам, имеющим детей, и создают основу реализации конституционного права на данный вид социального обеспечения.
Следовательно, самим по себе установлением максимального размера пособия по беременности и родам в федеральных законах о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации конституционные права граждан не нарушаются. Кроме того, вступивший в силу с 1 января 2007 года Федеральный закон от 29 декабря 2006 года "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию" прямо указывает, что размер пособия по беременности и родам не может превышать максимальный размер пособия, установленный в федеральном законе о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год (часть 2 статьи 11), подчеркивая тем самым конкретизирующее значение его положений по отношению к другим федеральным законам о государственных пособиях гражданам, имеющим детей.
3.3. Государственный внебюджетный фонд, согласно Бюджетному кодексу Российской Федерации, - это фонд денежных средств, образуемый вне федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации и предназначенный для реализации конституционных прав граждан. Фонд социального страхования Российской Федерации предназначен для реализации прав на социальное страхование, охрану здоровья и медицинскую помощь, его бюджет входит в бюджетную систему Российской Федерации, а доходы формируются за счет обязательных платежей, установленных законодательством Российской Федерации, добровольных взносов физических и юридических лиц, других доходов, предусмотренных законодательством Российской Федерации (статьи 10, 13, 144 и 146).
Среди названных источников формирования доходов Фонда одним из основных является единый социальный налог, заменивший страховые взносы и, согласно статье 234 Налогового кодекса Российской Федерации, изначально предназначавшийся для мобилизации средств для реализации права граждан на государственное пенсионное и социальное обеспечение (страхование) и медицинскую помощь.
Налоговый кодекс Российской Федерации в статье 237 определяет налоговую базу единого социального налога для организаций и индивидуальных предпринимателей, производящих выплаты физическим лицам, как сумму любых выплат и иных вознаграждений, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц (за исключением сумм, указанных в статье 238), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, включая полную или частичную оплату коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в интересах работника, оплату страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238). Таким образом, при определении налоговой базы учитываются не только заработок как таковой, но в определенной мере и совокупный уровень материальной обеспеченности работника.
Налоговые ставки для плательщиков единого социального налога устанавливаются, согласно статье 241 Налогового кодекса Российской Федерации, в зависимости от исчисляемой на каждое физическое лицо нарастающим итогом с начала года величины налоговой базы (до 280 000 рублей, от 280 001 рубля до 600 000 рублей, свыше 600 000 рублей), причем ставка налога, поступающего в Фонд социального страхования Российской Федерации с налоговой базы, превышающей 600 000 рублей, не изменяется.
Вводя в шкалу налогообложения указанные параметры налоговой базы, федеральный законодатель действовал на основе принципа справедливости, требующего, чтобы законодательное регулирование налогообложения строилось на объективных критериях отграничения невысоких и средних доходов от доходов высоких и сверхвысоких. При этом, преследуя собственно фискальные цели, такие как повышение собираемости налогов, снижение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда, предотвращение уклонения от уплаты налогов, он исходил из презумпции реалистичности определяемых на их основе выплат в пользу наемных работников и адекватности целям наполнения федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов.
Такой подход к определению налоговой базы единого социального налога, в зависимости от величины которой устанавливаются налоговые ставки, может использоваться и при определении критериев установления конституционно оправданного максимального размера пособия по беременности и родам, выплачиваемого из средств Фонда социального страхования Российской Федерации.
4. В Российской Федерации как правовом и социальном государстве устанавливаемый федеральным законодателем правовой режим пособий по обязательному социальному страхованию должен быть основан на универсальных принципах справедливости и юридического равенства и вытекающего из них требования сбалансированности прав и обязанностей (статья 1, часть 1; статья 6, часть 2; статья 19 Конституции Российской Федерации). Этим, как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П и от 23 декабря 1999 года N 18-П, обусловлена недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями в Фонд социального страхования Российской Федерации и из которых формируются его средства, и страховым обеспечением, в том числе при установлении максимального размера пособия по беременности и родам, выплачиваемого из этих средств.
Между тем, введя частью первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" норму о максимальном размере пособия по беременности и родам, федеральный законодатель, преследуя цель перераспределить средства Фонда социального страхования Российской Федерации, вместе с тем не учел, что в данном случае требовалось достижение большего соответствия (пропорциональности) между платежами, из которых формируются эти средства, и выплатами, осуществляемыми в пользу застрахованных женщин в соответствии с их заработком (страховым обеспечением), в целях установления более высокого размера пособия. В результате ухудшилось положение тех женщин, чей средний заработок значительно превышает установленный максимальный размер пособия, при том что сумма начисляемых работодателем в их пользу выплат и иных вознаграждений, которая учитывается при определении налоговой базы, существенно превышает заработок, фактически лежащий в основе определения максимального размера пособия.
5. Наряду с компенсацией (минимизацией) последствий изменения материального положения работающей женщины вследствие рождения ребенка (часть третья статьи 1 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования") назначение пособия по беременности и родам состоит в обеспечении охраны здоровья женщины в период беременности и восстановления после родов и, таким образом, в создании благоприятных социальных условий для рождения детей, для достижения целей демографической политики.
Исходя из этого при установлении размера пособия по беременности и родам и ограничений, связанных с его выплатой, федеральный законодатель должен учитывать задачи социальной политики на конкретно-историческом этапе развития государства, а также всю совокупность физиологических и нравственно-психологических факторов, оказывающих воздействие на женщин в период, непосредственно предшествующий и непосредственно следующий за рождением ребенка, исключительный характер пособия, рассчитанного на строго ограниченное время, и его повышенную значимость для жизни женщины и ребенка. Осуществляя соответствующее регулирование, в целях поддержания баланса конституционно защищаемых ценностей он должен основываться на вытекающих из статьи 19 Конституции Российской Федерации принципах пропорциональности и эквивалентности и соблюдать требование статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации о соразмерности вводимых ограничений защищаемым конституционным ценностям.
Между тем введенное в 2002 году регулирование, которым отменялось 100-процентное возмещение заработка для женщин, чей средний заработок превышает предельный размер пособия по беременности и родам, не отвечает указанным требованиям и, приводя к снижению уровня жизни, чрезмерно ограничивает гарантии их прав, закрепленных в статьях 19 (части 1 и 2), 38 (часть 1), 39 (часть 1), 41 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также не согласуется с положениями Конвенции МОТ "Относительно охраны материнства" и Рекомендации МОТ "Об обеспечении дохода" о целях социального обеспечения в связи с беременностью и родами.
В связи с этим федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления - внести изменения в действующее законодательство, с тем чтобы обеспечить более справедливую пропорциональность между платежами в Фонд социального страхования Российской Федерации, осуществляемыми в пользу застрахованных женщин в соответствии с их заработком, и страховым обеспечением, что позволило бы в максимально возможной степени компенсировать им утраченный в связи с использованием отпуска по беременности и родам заработок, на основе которого исчислялись платежи в Фонд социального страхования Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации в настоящем деле считает возможным, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75, статьями 79 и 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", установить, что норма, введенная частью первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" и в настоящее время действующая в редакции Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год" (часть 1 статьи 13), в той мере, в какой она признана Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации, во всяком случае утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 80 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать норму о максимальном размере пособия по беременности и родам, первоначально установленную частью первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" и в настоящее время действующую в редакции Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год" (часть 1 статьи 13), не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 38 (часть 1), 39 (часть 2), 41 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данной нормой - в системе действующего правового регулирования - несоразмерно ограничивается размер пособия по беременности и родам для застрахованных женщин, чей средний заработок превышает предусмотренную в ней предельную сумму.
Данная норма утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения настоящего Постановления.
2. Федеральному Собранию, исходя из требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", надлежит в течение шестимесячного срока внести в действующее законодательство изменения, вытекающие из настоящего Постановления.
3. Дело гражданки Баныкиной Татьяны Александровны подлежит пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Конституционный Суд
N 4-П
Российской Федерации.

ВЕНЕРА! 22 марта 2007 г. состоялось оглашение Постановления Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положения части первой статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" (в частности, о максимальном размере пособия по беременности и родам).
Поводом для принятия Постановления послужила жалоба гражданки Т.А. Баныкиной, по мнению которой оспариваемая норма неправомерно нарушает социальные права женщин, чей средний заработок превышает установленный предельный размер пособия по беременности и родам (в настоящее время он равен 16 125 руб.). В результате применения данной нормы ухудшается их материальное положение в период нахождения в отпуске по беременности и родам, а также нарушается вытекающее из Конституции РФ общее правило структурирования системы федерального законодательства, требующее, чтобы нормы, отменяющие или изменяющие определенные преимущества, компенсации и льготы, вносились в текст того федерального закона, которым они были установлены.
В ходе рассмотрения жалобы Конституционный Суд РФ признал норму о максимальном размере пособия по беременности и родам, первоначально установленную частью 1 статьи 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" и в настоящее время действующую в редакции Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год" (часть 1 статьи 13), не соответствующей Конституции РФ (части 1 и 2 статьи 19, части 1 статьи 38, части 2 статьи 39, части 1 статьи 41 и части 3 статьи 55) в той мере, в какой данная норма несоразмерно ограничивает размер пособия по беременности и родам для застрахованных женщин, чей средний заработок превышает предусмотренную в нем предельную сумму.
Данная норма (максимального размера пособия по беременности и родам) утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения Постановления. В указанный срок должны быть подготовлены и внесены соответствующие изменения в законодательство. С уважением, адвокат.

Имеют ли Постановления Конституционного суда обратную силу. Например, в с января 2009 года вступил в силу закон «О налоге на воздух» в зависимости от объема легких и частоты дыхания с уплатой ежемесячно. В октябре 2009 года недовольный гражданин К. подал жалобу сначала в гражданский суд, потом в Конституционный суд о признании данного закона неконституционным, как нарушающим право на жизнь. Конституционный суд в ноябре 2009 года признал данный закон не соответствующим Конституции. Ответ на этот вопрос содержится в ст. 79, 89, 100 закона О Конституционном суде.

Вопрос – возвратят ли из бюджета уже уплаченные налоги или нет. То есть имеет ли Постановление Конституционного суда обратную силу.

1. Возвратят ли налоги тому, что подал жалобу в Конституционный суд и выиграл дело.

2. Возвратят ли налоги тем, что сам не платил, но с них взыскала налоговая инспекция принудительно.

3. Возвратят ли налоги тем, что добровольно налоги заплатил, а потом, узнав про постановление Конституционного суда, решил подать иск в суд и потребовать деньги обратно.

В приведенном вами примере возвратят все налоги на воздух.

Потом в Конституционный суд о признании данного закона неконституционным, как нарушающим право на жизнь.

Тем более что право на жизнь нарушено.

Есть постановление КС №1 от 13.01.2020. Судья про это не в курсе, не дает знакомиться с мед. картами, лежащими в основе дела, хотя прямого запрета не было со стороны покойного мужа. Написала жалобу председателю суда, ответа не получила, они не отвечали и ранее, в апреле подавала жалобу на действия (бездействия) судьи. Гражданский суд обязан исполнять постановления КС? Написала в Главное Бюро МСЭ с просьбой выслать заверенные копии мед. док.,ссылаясь на это же постановление-получила письменный отказ по мотивам сохранения врачебной тайны. Тоже для них постановление КС-не обязанность к исполнению?

Ну конечно обязана.
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 29.07.2018) "О Конституционном Суде Российской Федерации"
Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
Вы кроме жалобы председателю суда можете еще жалобу в КС (квалификационную коллегию судей) подать.
На действия МСЭ в прокуратуру.

НЕТ, не обязанность к исполнению... поскольку должно быть точное соотношение к обстоятельствам дела.

Попал в следующую ситуацию:
В 2009 году я приобрел гараж, официально, сделка зарегистрирована в ЕГРП, через пол года его продал. А сейчас спустя 3 года, приговором суда установлено что человек, который продал данный гараж мне является мошенником, и не имел права его мне продавать. А теперь настоящий владелец гаража на основании статьи 167 ГК РФ просит признать сделки недействительными и признать за ним право собственности, подскажите, пожалуйста какие перспективы отстоять имущество на основании постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003?

В любом случае Вы являетесь добросовестным приобретателем, и истец будет вынужден доказывать что Вы были поставлены в известность продавцом о противоправности сделки.

Если имущество выбыло против воли собственника. То понятие добросовестного приобретателя не действует.

Юрист Харченко О.В.

Игорь, здравствуйте! К сожалению, если будут заявлены грамотные исковые требования, то истец сможет истребовать данный гараж и от добросовестного приобретателя (предполагается, что Вы таковым являетесь). Гараж выбыл из его владения помимо его воли (совершено преступление).
Если срок исковой давности (по виндикационным искам он составляет три года со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права) не пропущен, то, полагаю, что шансов оставить гараж в своей собственности, у Вас, к сожалению, нет..

С уважением,
Харченко О.В.

Юрист Харченко О.В.

Игорь, я говорила о виндикационном иске (ст. ст. 301, 302 ГК РФ - истребование имущества из чужого незаконного владения), а не о требовании о применении последствий недействительности ничтожной сделки.
Как указано в Постановлении Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 года, "если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ). Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 ГК РФ."

С уважением,
Харченко О.В.

В данном случае иск заявлен неправильно и в удовлетворении требований должно быть отказано, поскольку в силу действующего законодательства, истцом может быть заявлен только иск об истребовании из чужого незаконного владения. Таким образом, необходимо чтобы в иске было отказано и пробовать максимально затянуть, чтобы срок для предъявления надлежащего иска об истребовании имущества равный трем годам истек.

В данном случае иск заявлен неправильно, поскольку действующее законодательство предусматривает только способ защиты прав путем предъявления иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. В удовлетворении исковых требований должно быть отказано, при этом необходимо максимально затянуть рассмотрение дела, чтобы срок на предъявление иска об истребовании из чужого незаконного владения истек (3 года).

Павел
Кто знает, как обжаловать НПО ФЗ-212 той части как указанном в Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.98 п. «в» ст.6 указанного Федерального закон в той части, в которой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды работающих инвалидов 1,2 и 3 групп, получающих пенсии по старости, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации

Вследствие этого любые постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе те, в которых выявляется конституционно-правовой смысл того или иного законоположения, исключающий любое иное его истолкование, являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта либо посредством применения нормативного правового акта в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, а также обязывают всех правоприменительной, включая суды общей юрисдикции и арбитражные суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

Юридическое последствие решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы, — прекращение ее действия (и, соответственно, применения) в неконституционном истолковании и, как следствие, утрата ею силы на будущее время в любом ином — расходящемся с выявленным конституционно-правовым — смысле, допускавшемся в прежнем ее понимании.

Б) Согласно п. «в» ст.6 Федерального закона N1-ФЗ от 04.01.99 (в редакции от 25.10.99) от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации освобождаются индивидуальные предпринимателя, являющиеся инвалидами 1,2 и 3 групп и получающие пенсии по инвалидности.

ЦЕНА ВАШИХ ЮР, УСЛУГ спасибо.

Давай я посмотрю твой вопрос, потом отвечу надо разобраться.

По этому поводу есть Постановление Конституционного Суда России, в котором указано, что работник не может нести ответственность за то, что работодатель не оплачивал взносы в ПФ.
А именно Пенсионный фонд обладает полномочиями по проверке правильности начислений.
И этот трудовой стаж обязаны включить в общий страховой стаж.

Вы получите от ПФ официальный ответ об отказе включения этого периода в страховой стаж, его легко можно будет оспорить в судебном порядке. А Какой номер этого постановления Конституционного суда?

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 9-П от 10 июля 2007 года по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 10 и пункта 2 статьи 13 Федерального закона.

При льготном северном стаже действует ли Постановление Конституционного суда РФ от 29.01.2004 г 2-П и статья 94?

Постановление Конституционного суда вносят порядок в отдельные статьи Федеральных законов, и оно действующее.
Статья 6. Обязательность решений Конституционного Суда Российской Федерации
Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Прошу подробно рассказать о Постановлении Конституционного суда от 7.12.2017. Если я верно поняла ответ юриста Шамолюк, то мой оклад может быть сколь угодно низким, но за счёт того, что я училась, заработала надбавку за стаж, стала ветераном труда, зарплата моя вышла почти на уровень МРОТ. Но я могу устроиться в школу техничкой, и зарплата моя будет с 1.01.2018 15285 рублей (по Мурманской области) + полярные надбавки и районный коэффициент после вычета налога 30585 рублей. Так я с высшим образованием, стажем 32 года тоже столько получаю. Я выступаю за достойную оплату труда всех граждан своей страны! Но всё-таки подход должен быть дифференцированным. Чего профсоюзы добились? Чтобы мы переругались между собой? Я НЕ ДОЛЖНА иметь зарплату технички! Что делать? Может быть, я опять что-то не так поняла. Пора, наконец, законы и постановления писать кратко и точными формулировками. Столько вопросов это постановление вызвало. Не могут же все быть бестолковыми, но тем не менее всё очень расплывчато. Спасибо заранее. С уважением.

Указанное Вами постановление КС РФ к Вашему случаю не имеет отношения, к сожалению. Это была речь только о тех, кто получал МРОТ, в который уже были включены северные надбавки. КС РФ сказал, что МРОТ должен быть до того, как будут начислены районные коэффициенты.

Всего Вам самого доброго и удачного разрешения проблем.

Во первых, АДВОКАТ Шамолюк.. Во вторых, не мы Законы пишем. Пишите жалобу в Конституционный суд, пусть проверят соответствие законов Конституции. Как бы Законы не писали, - все равно кому то они будут не понятны... Нам,например, все понятно...

(Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. "в" ст.6 указанного Федерального закон в той части, в которой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды работающих инвалидов 1,2 и 3 групп, получающих пенсии по старости, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации.)
11. Таким образом, я согласно решению Конституционного суда РФ, имеющему прямое действие и не подлежащему обжалованию, освобожден от уплаты взносов в виде фиксированных платежей.

Постановление Конституционного суда действующее, но действующее в отношении Федерального закона от 04.01.1999 N 1-ФЗ "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год".
В настоящее время страховые взносы (размер, начисление, уплата) регулируются главой 34 НК РФ.

Шикин Сергей
Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации…"
Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать не противоречащей Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ней норма предполагает в системе действующего уголовно-процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной части, так и Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого закона.
Положение пункта 2 части первой статьи 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании не освобождает уполномоченные государственные органы и должностных лиц от обязанности независимо от наличия ходатайства осужденного инициировать перед судом рассмотрение вопроса о приведении вынесенного по уголовному делу приговора в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление.

Администрация И не инициировала перед судом по месту отбывания наказания данный вопрос. Будет ли законным моё требование о компенсации морального вреда, нанесённого администрацией И в виде бездействия в выполнении Постановления КС РФ?
Спасибо. С уважением к Вам, Сергей Шикин.

Сергей!
Никакая судебная инстанция при Вашем обращении не устоит перед Постановлением КС РФ.

Является ли постановление Конституционного суда РФ основанием к пересмотру решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Это зависит от того как постановление КС соотносится с мотивировочной частью вашего решения. С уважением.

Ростехнадзор вынес постановление на штраф. По постановлению конституционного суда от 25.02.2014 года штраф может быть снижен ниже низшего предела. Подскажите какое заявление нужно подать в суд?

какое заявление нужно подать в суд?

ЗАЯВЛЕНИЕ О СНИЖЕНИИ СУММЫ штрафа.
Укажите ОСНОВАНИЯ снижения.

Ст. 6 УПК РСФСР
Постановление Конституционного Суда РФ от 28.10.96 N 18-П
1. Признать статью 6 УПК РСФСР соответствующей Конституции Российской Федерации, поскольку прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки не означает установления виновности лица в совершении преступления, не препятствует осуществлению им права на судебную защиту и предполагает получение его согласия на прекращение уголовного дела по указанным основаниям.

Наталья, НЕТ.
Признать статью 6 УПК РСФСР соответствующей Конституции Российской Федерации.

В связи с Постановлением Конституционного суда № 27-П от 30.11.2016 страховые взносы должны взиматься с чистого дохода. Однако ранее они были уплачены с оборота. Но планируется ликвидация ИП.
В связи с этим есть вот такой вопрос — как известно после ликвидации ИП пенсионный фонд может обратить взыскание к физическому лицу по уплате недоимок. А работает ли это в обратную сторону — может ли физическое лицо, после ликвидации ИП, обращаться в суд к ПФР о взыскании переплаты по страховым взносам? И соответственно если может — то в суд общей юрисдикции?
Фирма Юридическая фирма "Юрвита"

Лучше все вопросы о возмещению переплаты взносов в ПФ урегулировать до закрытия ИП, в противном случае ПФ будет утверждать, что иск был подан не надлежащим истцом. Платил взносы ИП, а требует возврата физическое лицо. Успешно решить Ваш вопрос можно только с юридической помощью. Всегда рад Вам помочь!

Ситуация: ребенок с рождения под опекой. Сейчас 2 года-не зарегистрирован. Без регистрации не оформляют вкладыш о гражданстве. В постановлении конституционного суда от 02 февраля 1998 № 4-П есть такой абзац:"...уведомление гражданином РФ органов регистрационного учета о месте своего пребывания и жительства в соответствии с установленным законом порядком является не только его правом, но и обязанностью. Вместе с тем сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и, ... не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан." Применительно ли данный текст к сложившейся ситуации? И как правильно в дальнейшем зарегистрировать ребенка-согласно какой статьи, на какой срок - на период опеки? Буду вам премного благодарна за полный ответ.

Согласно п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса РФ: "Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов".
Несовершеннолетнего, находящегося под опекой, необходимо постоянно зарегистрировать по месту жительства опекуна на период опеки.
С уважением, Косов Сергей Анатольевич.

Работаю сторожем в муниц. Садике в постоянном графике (в основном по ночам. Оклад 6660) зарплату начисляют: оклад, пересчитанный на часы+ночные 35%+премия по положению 10%+совместительство/если было/+премия/добавка до МРОТ/, если не перешагнули его. на это накручивается уральский коэф 15%. Верно ли это? спасибо.

Скорее всего Да - верно. Я не пересчитывал, но алгоритм расчета вроде бы верный.

Засчитывается ли а льготный стаж (медицинский) декретный отпуск по уходу за ребенком с мая 1996 по май 1999 года.

Нет, после 06.10.1992 г. - перестал засчитываться.

Юрист Кушнир Анна Владимировна

'Использована информация юридической социальной сети https://www.9111.ru'
О порядке исполнения постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23.12.99 N 18-П


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ФОНД ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ

ПИСЬМО от 5 мая 2000 года N 2222/80-1/и


О порядке исполнения постановления Конституционного Суда
Российской Федерации от 23.12.99 N 18-П



Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в соответствии с разъяснениями Секретариата Конституционного Суда Российской Федерации от 13.04.2000 N 2277 доводит до Вашего сведения порядок исполнения постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 года N 18-П.

Постановлением Конституционного Суда от 23.12.99 N 18-П пункты "б" и "в" статьи 6 Федерального закона от 04.01.99 N 1-ФЗ "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той части, в какой они не освобождают от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды общественные организации инвалидов, не входящие в состав общероссийских общественных организаций, и работающих инвалидов I, II и III групп, получающих пенсии по старости.

Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21.07.94 N 1-ФЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" вышеуказанное постановление Конституционного Суда Российской Федерации является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, то есть с 23 декабря 1999 года.

Соответственно, излишне уплаченные в 1999 году суммы страховых взносов граждан (объединений граждан), чьи права были нарушены положениями пунктов "б" или "в" статьи 6 Федерального закона от 04.01.99 N 1-ФЗ, возвращаются им в предусмотренном действующим законодательством порядке, но не ранее чем с даты провозглашения постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Норма подпункта "а" статьи 6 Федерального закона от 04.01.99 N 1-ФЗ не была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Следовательно, оснований для отмены положений пункта "а" статьи 6 Федерального закона от 04.01.99 N 1-ФЗ в той части, в какой ими не освобождаются от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды организации любых организационно-правовых форм, не усматривается.



И.о.директора.
Ю.Н.Крюков



Текст документа сверен по: официальная рассылка

Добрый день! Я инвалид 2 группы с 26. 10. 2003 г. бессрочно Пожалуйста ваш вердикт по теме. И цена?

На основание изложенного выше и Статьи 1. Прокуратура Российской Федерации– как единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, прошу Вашего содействии исполнении именно Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. как не подлежащему обжалованию!

Пунктом 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. установлен порядок исполнения данного Постановления, которой сохраняет свою силу независимо от избранной законодателем формы нового правого регулирования отношений, связанных платежами в Пенсионный и другие фонды Российской Федерации.

ЧТО ИМЕННО ____ЧИНОВНИК как правильно сказал НАШ Президент РФ, справедливо считая, что "любое решение Конституционного Суда как особой судебной инстанции должно быть исполнено в полном объеме", подчеркивает, что за любым, даже микроскопическим неисполнением стоят интересы значительного числа людей.

Порядок исполнения решений Конституционного Суда РФ определен ст. 80 Закона о Конституционном Суде, устанавливающей сроки и последовательность действий по исполнению решений Конституционного Суда РФ, а также субъектов, на которых возлагается обязанность внести проект нового акта или принять его.


Никто и никогда не вправе оскорблять высший суд своего государства.

Никто в Российской Федерации не вправе оскорбительно отзываться о конституционном суде и тем более об его председателе.

1. ЕСТ ли у ПФ РФ и УФССП, полномочия и отменить пост КС РФ _ который как не подлежащему обжалованию? Прошу Вас пожалуйста ссылку в ЗАКОНЕ РФ?

2. Обязан был ЛИ гр-н Иванххххх. Исполнять, если требования пенсионного фонда РФ и УФССП России, которые являются заведомо незаконными, необоснованными согласно пунктом 6 ст. 125 Конституции РФ определено, что если акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

3. 10.Уклонение от рассмотрения этих вопросов по существу под разными предлогами следует квалифицировать как нарушении ст. 13 Конвенции.

4. 11. В соответствии со Статьѐй 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция»).

5. Прошу Вас прошение за ранее и извинение за не скромные вопросы:

6. 1.Прошу Вас разъяснении № 1

7. Действующий ЛИ Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. "в" , я полагаю ДА!

8. «Никто и никогда не вправе оскорблять высший суд своего государства»

9. Никто не должен быть сам себе судьей или сам для себя устанавливать право!

2. Прошу Вас разъяснении № 2

1. Конституции Российской Федерации __ действует ЛИ на территория РФ?

2. Я полагаю как не требующего доказательства для ответа ИМЕННО ДА!

3. Прошу Вас разъяснении № 3

4. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. подлежит ЛИ к обжалованию?

15. Я полагаю ответ нет, имеет прямое действие РФ и как не подлежащему обжалованию!

16. 12 • Пункт 1 ст. 15 Конституции РФ гласит, что законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.

17. 13• Пунктом 6 ст. 125 Конституции РФ определено, что акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

18. • Таким образом, Конституция РФ запрещает действие и применение на территории Российской Федерации актов государственных или иных органов, не соответствующих Конституции РФ.

19. 15. С 2003 г. я являюсь инвалидом 2 гр. (степени) пенсионером и получателем в ПФ РФ.

20. 17. В соответствии с правовой позицией Конституционного суда Российской Федерации, нормативные положения статей ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» в той части, в какой они возлагают на инвалидов 2 гр (степени) пенсионером и получателем в УПФР обязанность уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии признаны несоответствующими Конституции РФ и не подлежащими применению.

21. 18. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. "в" ст.6 указанного Федерального закон в той части, в которой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды работающих инвалидов 1,2 и 3 групп, получающих пенсии по старости, признан не соответствующим Конституции Российской Федерации.)

22. 19. Таким образом, я согласно решению Конституционного суда РФ, имеющему прямое действие и не подлежащему обжалованию, освобожден от уплаты взносов в виде фиксированных платежей.

23. 20. Никто и никогда не вправе оскорблять высший суд своего государства.

24. . Поэтому исполнению решений Конституционного Суда придается важное значение.

25. 21. Президент РФ, справедливо считая, что "любое решение Конституционного Суда как особой судебной инстанции должно быть исполнено в полном объеме", подчеркивает, что за любым, даже микроскопическим неисполнением стоят интересы значительного числа людей.

26. "Наша задача - стремиться к тому, чтобы все решения Конституционного Суда находили свое воплощение в актах исполнительной власти либо в корректировках законов.

27. . Пунктом 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. установлен порядок исполнения данного Постановления, которой сохраняет свою силу независимо от избранной законодателем формы нового правого регулирования отношений, связанных платежами в Пенсионный и другие фонды Российской Федерации.

28. В Определении от 19 апреля 2001 г. N 65-О отмечается, что неисполнение органами власти и их должностными лицами решений Конституционного Суда создает препятствия для обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории РФ для реализации закрепленных Конституцией основ конституционного строя и полномочий федеральных органов государственной власти, что дает основание для применения мер уголовной ответственности, предусмотренной ст. 315 УК РФ.

29. По общему правилу, установленному в ст. 87 ФЗ "О Конституционном Суде РФ", признание не соответствующими Конституции РФ федерального закона, отдельных его положений является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов либо договоров, основанных на признанных неконституционными полностью или частично нормативном акте... либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения, какие были признаны неконституционными. Положения таких нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами

30. . Вследствие этого любые постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе те, в которых выявляется конституционно-правовой смысл того или иного законоположения, исключающий любое иное его истолкование, являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта либо посредством применения нормативного правового акта в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, а также обязывают всех право применителей, включая суды общей юрисдикции и арбитражные суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

31. . Иное означало бы, что суд общей юрисдикции или арбитражный суд могут осуществлять истолкование акта, придавая ему иной смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, и тем самым подменять Конституционный Суд Российской Федерации, чего они в силу статей 118, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе.

32. . Юридическое последствие решения Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявляется конституционно-правовой смысл нормы, - прекращение ее действия (и, соответственно, применения) в неконституционном истолковании и, как следствие, утрата ею силы на будущее время в любом ином - расходящемся с выявленным конституционно-правовым - смысле, допускавшемся в прежнем ее понимании.

33. . Порядок исполнения решений Конституционного Суда РФ определен ст. 80 Закона о Конституционном Суде, устанавливающей сроки и последовательность действий по исполнению решений Конституционного Суда РФ, а также субъектов, на которых возлагается обязанность внести проект нового акта или принять его.

34.. Согласно Статьи 79. Юридическая сила решения

35. Толкование первого абзаца настоящей статьи приведено в Определении Конституционного Суда РФ от 13 января 2000 г. N 6-О

36. Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

37. Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

38. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

39. Cм. также Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г.

40. В случае, если признание нормативного акта неконституционным создало пробел в правовом регулировании, непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

41.. Статья 80. Сроки исполнения решения

42. Решение Конституционного Суда Российской Федерации подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены.

43.. Статья 81. Последствия неисполнения решения

44. Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

45. . Статья 82. Исправление неточностей в решении

46. Конституционный Суд Российской Федерации после провозглашения решения может исправить допущенные в нем неточности в наименованиях, обозначениях, описки и явные редакционные и технические погрешности, о чем выносит определение.

47.. Статья 83. Разъяснение решения

48. Решение Конституционного Суда Российской Федерации может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом Российской Федерации в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации, других органов и лиц, которым оно направлено.

49. Вопрос о разъяснении решения Конституционного Суда Российской Федерации рассматривается в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица. На заседание приглашаются также органы и лица, выступавшие в качестве сторон по рассмотренному делу.

50. О разъяснении решения Конституционного Суда Российской Федерации выносится определение, излагаемое в виде отдельного документа и подлежащее опубликованию в тех изданиях, где было опубликовано само решение.

36. В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, проживающих на территории

37. Как установлено ст.12 ГК РФ, защита гражданских прав осуществляется путем: восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, иными способами, предусмотренными законом.

38. На основание изложенного выше и Статьи 1. Прокуратура Российской Федерации– как единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, прошу Вашего содействии исполнении именно Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. как не подлежащему обжалованию!

Пунктом 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. установлен порядок исполнения данного Постановления, которой сохраняет свою силу независимо от избранной законодателем формы нового правого регулирования отношений, связанных платежами в Пенсионный и другие фонды Российской Федерации.

ЧТО ИМЕННО ____ЧИНОВНИК как правильно сказал НАШ Президент РФ, справедливо считая, что "любое решение Конституционного Суда как особой судебной инстанции должно быть исполнено в полном объеме", подчеркивает, что за любым, даже микроскопическим неисполнением стоят интересы значительного числа людей.

Порядок исполнения решений Конституционного Суда РФ определен ст. 80 Закона о Конституционном Суде, устанавливающей сроки и последовательность действий по исполнению решений Конституционного Суда РФ, а также субъектов, на которых возлагается обязанность внести проект нового акта или принять его.

А) Подробнее >>>

Б)Также имеется письмо КС РФ о порядке применения данного постановления смотрите здесь ссылке:

Подробнее >>>

Уважением инвалид 2 гр. на основании справки серия МСЭ

ИМЕННО ЧИНОВНИКУ НЕ ВЫГОДНО внести ФЗ - 212 внести проект нового акта или принять в новом ФЗ _212 законе ___ИМЕННО не подчиняя постановлению КС РФ.

. Что пропущенный ПРОБЕЛ, при вынесении нарушении статей 79,80,81,82,83, КС РФ в ЗАКОНЕ ФЗ-212 законодателя и не подчинении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. "в", это проблема и устранения полагаю, по моим мнении обязанность Российской Федерации.

ПРОБЕЛ в ЗАКОНЕ исправить у МЕНЯ нет полномочия ___ЭТО ПРОБЛЕМА РФ!

ЧТО ЧИНОВНИК в своем ФЗ - 212 не подчиняется КС!

ЭТО ПРОБЛЕМА Российской Федерации!

Если это проблема РФ, то обращайтесь в государственные органы РФ.

Помогите, пожалуйста, найти постановление Конституционного Суда РФ, в котором гражданин Устоев оспаривал нормы Трудового Кодекса РФ.

Постановление Конституционного Суда РФ, в котором гражданин Устоев оспаривал нормы Трудового Кодекса РФ

Постановление Конституционного Суда РФ от 15 декабря 2011 г. N 28-П
"По делу о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Е. Осташева"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Барановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиков ой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, с участием гражданина А.Е. Осташева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации А.Н. Харитонова, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.Е. Осташева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика О.С. Хохряковой, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, представителей: от Министерства юстиции Российской Федерации - Е.А. Борисенко, от Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации - С.М. Петрова, от Генерального прокурора Российской Федерации - Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5-8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 данного Кодекса).

1.1. Конституционность названного законоположения оспаривает гражданин А.Е. Остаев - отец троих малолетних детей, один из которых не достиг трехлетнего возраста, а другой является инвалидом. Жена заявителя, осуществляющая уход за детьми, не работает, а сам он 1 июня 2010 года был уволен с занимаемой должности по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (сокращение численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя). Полагая, что его увольнение является необоснованным и незаконным, а запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя должен распространяться и на мужчин - отцов, имеющих детей в возрасте до трех лет (тем более в ситуации, когда мать в связи с уходом за детьми не работает), А.Е. Остаев обратился в Савеловский районный суд города Москвы с иском к работодателю о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, недополученного заработка и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований А.Е. Осташева, Савеловский районный суд города Москвы в решении от 31 августа 2010 года, оставленном без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 ноября 2010 года, указал, что трудовой договор с ним был расторгнут в соответствии с требованиями законодательства без нарушений процедуры со стороны работодателя и что истец не входит в круг лиц, которым предоставляется гарантия, предусмотренная частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации.

1.2. Как следует из статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации проверяет по жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод законом конституционность законоположений, примененных в деле заявителя, рассмотрение которого завершено в суде, и принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая при этом как буквальный смысл рассматриваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых актов.

Гражданин А.Е. Остаев усматривает неконституционность части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в том, что она не предоставляет отцу ребенка, не достигшего трехлетнего возраста, возможности пользоваться такими же гарантиями при увольнении по инициативе работодателя, какие предоставлялись бы в аналогичной ситуации матери этого ребенка, при том что Конституция Российской Федерации наделяет их равными правами и возлагает на них равные обязанности по содержанию и воспитанию детей. Лишение отца равного с матерью права на дополнительные гарантии при увольнении противоречит, по мнению заявителя, Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 7 (часть 2), 19 и 38 (части 1 и 2), приводит к дискриминации по признаку пола, не согласуется с требованиями Конвенции МОТ "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями" (пункт 1 статьи 1 и статья 4) и, кроме того, ставит многодетные семьи, в которых матери осуществляют уход за детьми в возрасте до трех лет и в трудовых отношениях не состоят, в неблагоприятное положение с точки зрения защиты от снижения жизненного уровня.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым гарантия в виде запрета расторжения по инициативе работодателя трудового договора (за исключением увольнения в связи с ликвидацией организации, прекращением деятельности индивидуальным предпринимателем или совершением работником виновных действий) предоставляется женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, и другим лицам, воспитывающим детей того же возраста без матери.

2. Согласно Конституции Российской Федерации политика Российской Федерации как социального государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты; материнство и детство, семья находятся под защитой государства; мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (статья 7; статья 19, часть 3; статья 38, часть 1).

Приведенным положениям Конституции Российской Федерации, обусловливающим необходимость обеспечения - на основе общепринятых в социальных государствах стандартов - родителям и другим лицам, воспитывающим детей, возможности достойно выполнять соответствующие социальные функции, корреспондируют требования Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), которая, исходя из принципа приоритета интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни, обязывает подписавшие ее государства принимать все законодательные и административные меры к тому, чтобы обеспечить детям необходимые для их благополучия защиту и заботу, принимая во внимание права и обязанности родителей, опекунов и других лиц, несущих за них ответственность по закону (пункт 2 статьи 3), признавать право каждого ребенка на уровень жизни, который требуется для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (пункт 1 статьи 27), с учетом того, что родители или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за создание в пределах своих способностей и финансовых возможностей необходимых для этого условий (пункт 2 статьи 27).

Государственная поддержка семьи, материнства, отцовства, детства, направленная в том числе на повышение уровня рождаемости (за счет рождения в семьях второго и последующих детей) как важного условия сохранения и развития многонационального народа России, в настоящее время приобретает особую социальную значимость и является приоритетной задачей демографической политики Российской Федерации, а следовательно, предполагает наличие правовых механизмов, которые обеспечивали бы институту семьи эффективную защиту, адекватную целям социальной и экономической политики Российской Федерации на конкретно-историческом этапе, а также уровню экономического развития и финансовым возможностям государства.

Осуществляя на основе предписаний статей 7 и 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации и соответствующих международно-правовых обязательств Российской Федерации правовое регулирование общественных отношений в этой сфере, являющееся предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "ж" части 1, Конституции Российской Федерации), законодатель располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе конкретных мер защиты семьи, материнства, отцовства и детства, определении условий и порядка их предоставления. Вместе с тем он связан требованиями Конституции Российской Федерации, которые обязывают его обеспечивать баланс между конституционно защищаемыми ценностями, публичными и частными интересами, соблюдая при этом принципы справедливости, равенства и соразмерности, выступающие конституционным критерием оценки законодательного регулирования не только прав и свобод, закрепленных непосредственно в Конституции Российской Федерации, но и прав, приобретаемых на основании закона.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, в том числе ее статьи 17 (часть 3), 19 и 55 (часть 3), допускает существование различий в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, если такие различия объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании. Соответственно, при установлении гарантий государственной поддержки и социальной защиты семьи, материнства, отцовства и детства законодатель вправе использовать дифференцированный подход к определению характера и объема таких гарантий, предоставляемых той или иной категории граждан, с учетом конкретных социально значимых обстоятельств.

3. Конституция Российской Федерации гарантирует свободу труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1).

Конституционный принцип свободы труда, который в трудовых отношениях проявляется прежде всего в договорном характере труда, обусловливая свободу трудового договора, вместе с тем предполагает обеспечение каждому возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения, реализуя свои способности к труду (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 1999 года N 19-П).

По смыслу приведенной правовой позиции, равные возможности как при вступлении в трудовые отношения, так и в процессе трудовой деятельности должны создаваться и для граждан - родителей малолетних детей, что в силу статьи 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 7 (часть 2) и 19 предполагает установление на законодательном уровне для таких работников ряда гарантий и льгот, которые позволяли бы им наравне с другими гражданами реализовать свое конституционное право на труд без ущерба для надлежащего выполнения обязанности по воспитанию детей (статья 38, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений, в частности в Постановлении от 24 января 2002 года N 3-П, исходя из положений статей 7, 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации подтвердил право законодателя предусмотреть определенные гарантии и льготы для работников, которые вследствие необходимости особого ухода за детьми не могут в полном объеме наравне с другими выполнять предписанные общими нормами обязанности в трудовых отношениях, в том числе ограничить возможность их увольнения по инициативе работодателя. Вместе с тем, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, при установлении для отдельных категорий работников более высокого по сравнению с обычным уровня гарантий защиты от увольнения и возложении в связи с этим на работодателей дополнительных обязанностей либо ограничений должен обеспечиваться баланс конституционных прав работников, включая право на государственную поддержку материнства и детства, и конституционных прав работодателей на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности и на распоряжение собственностью, предполагающих наличие у них ряда конкретных правомочий, которые позволяют в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала); такой баланс является необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве и составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей.

К числу гарантий, предоставляемых лицам с семейными обязанностями, Трудовой кодекс Российской Федерации относит, в частности, ограничение возможности направления их в командировки, привлечения к работе в ночное время, к сверхурочной работе, к работе в выходные и нерабочие праздничные дни, предоставление отпусков по уходу за ребенком (статьи 256, 259, 264 и др.), а также запрет расторжения трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по такому основанию, как ликвидация организации либо прекращение деятельности индивидуальным предпринимателем, а также по основаниям, связанным с виновным поведением работника), распространяющийся на женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также на иных лиц, включая отца ребенка, если они воспитывают детей указанного возраста без матери (часть четвертая статьи 261).

Опираясь на правовые позиции, сформулированные им ранее, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 4 ноября 2004 года N 343-О пришел к выводу, что часть первая статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, устанавливающая запрет увольнения по инициативе работодателя (за исключением случаев ликвидации организации) беременных женщин, относится к числу специальных норм, предоставляющих беременным женщинам повышенные гарантии по сравнению с другими нормами данного Кодекса, регламентирующими вопросы расторжения трудового договора, - как общими, так и предусматривающими особенности регулирования труда женщин и лиц с семейными обязанностями; по своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства; такого рода повышенная защита предоставляется беременным женщинам как нуждающимся в особой социальной защищенности в сфере труда, она обусловлена необходимостью предотвращения возможных дискриминационных действий недобросовестных работодателей, стремящихся избежать в дальнейшем предоставления установленных законодательством в связи с материнством гарантий и льгот, а также трудностями поиска работы, с которыми сталкивается беременная женщина.

Гарантия, закрепленная в части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, ограничивает возможность увольнения по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей того же возраста без матери. Введение для данных категорий работников с семейными обязанностями повышенного уровня защиты от увольнения направлено на обеспечение им действительно равных с другими гражданами возможностей для реализации прав и свобод в сфере труда, что обусловлено объективно существующими трудностями, с которыми сталкиваются женщины, стремящиеся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, а также те, кто, воспитывая ребенка в возрасте до трех лет без матери и тем самым восполняя в той или иной степени отсутствие материнской заботы, принял на себя всю полноту ответственности за его благополучие и всестороннее развитие.

4. Конституция Российской Федерации, гарантируя мужчине и женщине равные права и свободы и равные возможности для их реализации (статья 19, часть 3), предопределяет необходимость коррекции на законодательном уровне условий осуществления ими прав в сфере труда и занятости, с тем чтобы устранить возможное неравенство работников, обусловливаемое наличием в семье малолетних детей, реально существующим распределением семейных обязанностей и достаточно распространенным отношением работодателей к женщинам, имеющим детей (особенно в возрасте до трех лет), как к менее эффективным работникам.

На ликвидацию такого неравенства в социально-трудовой сфере направлены и требования обязательных для Российской Федерации международно-правовых актов. Так, в соответствии с Конвенцией МОТ от 23 июня 1981 года N 156 "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями" одной из целей политики государства в сфере труда является создание условий, которые позволили бы лицам с семейными обязанностями, выполняющим или желающим выполнять оплачиваемую работу, осуществлять свое право на это, не подвергаясь дискриминации и, насколько возможно, гармонично сочетая профессиональные и семейные обязанности (пункт 1 статьи 3); для установления подлинного равенства обращения и возможностей для трудящихся мужчин и женщин должны приниматься все меры, соответствующие национальным условиям и возможностям, с тем чтобы трудящиеся с семейными обязанностями могли осуществлять свое право на свободный выбор работы и принимались во внимание их потребности в области условий занятости (статья 4). При этом в переходный период допускается принятие и применение особых мер, направленных на достижение подлинного равенства мужчин и женщин, которые не должны рассматриваться как дискриминационные (подпункт 2 пункта 8 Рекомендации МОТ от 23 июня 1981 года N 165 "О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями").

Стабильность трудовых отношений, возможность совмещения работы с выполнением семейных обязанностей помогают женщинам сохранить востребованные на рынке труда навыки и квалификацию, повышают их перспективы с точки зрения профессионального роста, продвижения по службе, что, в свою очередь, обеспечивает им равные с другими работниками возможности реализации права на труд и свободного выбора рода деятельности и профессии. Кроме того, предсказуемость правовых последствий в случае продолжения женщиной трудовой деятельности после рождения ребенка, стимулируя повышение уровня рождаемости, позволяет решать стоящие перед государством задачи демографической политики.

Следовательно, запрет на увольнение матери, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя как одна из мер государственной поддержки работающих женщин, которая предоставляет им более высокий уровень защиты по сравнению с установленным на случай увольнения по тому же основанию для работающих мужчин, имеющих детей того же возраста и воспитывающих их вместе с матерью, позволяет обеспечить женщине равную с мужчиной возможность реализовать свои права и свободы в сфере труда без ущерба для прав и интересов ребенка и не может рассматриваться как приводящий к дискриминации работающих родителей в зависимости от их пола.

Соответственно, положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой оно, устанавливая специальную (дополнительную) гарантию для женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, направлено на обеспечение им равных возможностей для реализации конституционного права на труд, не противоречит Конституции Российской Федерации.

5. В системе действующего правового регулирования положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации следует рассматривать не только как предназначенное для достижения фактического равенства возможностей в сфере труда. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 22 ноября 2011 года N 25-П, данная гарантия, предотвращая утрату женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, а также другими лицами, воспитывающими детей того же возраста без матери, работы и заработка, а соответственно, и снижение общего уровня материального благосостояния семьи, обеспечивает этим лицам (прежде всего матери) возможность, сочетая семейные обязанности с профессиональной деятельностью, создавать ребенку условия, необходимые для его всестороннего развития, а следовательно, имеет целью защиту прав и интересов ребенка.

Такая целевая направленность данного законоположения предопределена экономической и социальной уязвимостью семьи, воспитывающей несовершеннолетних детей, что в силу Конституции Российской Федерации требует от государства создания условий, обеспечивающих, в том числе путем поддержания материального благополучия семьи, надлежащее выполнение родителями обязанности по содержанию и воспитанию детей. Из необходимости предоставления семье, как естественной и основной ячейке общества, самой широкой охраны и помощи, в особенности пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании, и содействия экономической, правовой и социальной защите семейной жизни в целях обеспечения условий для всестороннего развития семьи исходят и являющиеся составной частью правовой системы Российской Федерации Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года (статья 10) и Европейская социальная хартия от 3 мая 1996 года (статья 16).

Конституция Российской Федерации признает заботу о детях, их воспитание равным правом и обязанностью родителей (статья 38, часть 2). Принцип равенства прав и обязанностей обоих родителей в отношении их детей, получивший свое закрепление и конкретизацию в Семейном кодексе Российской Федерации, корреспондирует положениям Конвенции о правах ребенка, возлагающей на государство обязанность предпринимать все возможные усилия к тому, чтобы обеспечить признание принципа общей и одинаковой ответственности обоих родителей за воспитание и развитие ребенка (пункт 1 статьи 18).

Из этого следует, что на обоих родителей может распространяться и государственная поддержка, в которой нуждается семья, имеющая ребенка, не достигшего трехлетнего возраста и потому требующего особого ухода, тем более если в такой семье воспитывается несколько малолетних детей. Соответственно, при определении мер государственной поддержки семьи, направленных на обеспечение ее материального благополучия, многодетным семьям, воспитывающим малолетних детей, должна предоставляться повышенная защита, поскольку в таких семьях мать зачастую не может осуществлять трудовую деятельность в силу необходимости осуществлять уход за детьми и их воспитание и единственным кормильцем является отец.

5.1. По буквальному смыслу положения части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации и по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, возникновение права на установленную данной нормой гарантию у работающей женщины обусловливается одним лишь фактом наличия у нее ребенка в возрасте до трех лет, т.е. не зависит ни от ее семейного положения, совместного или раздельного проживания с отцом ребенка, ни от наличия или отсутствия у отца ребенка работы и заработка или иного дохода, ни от того, осуществляет ли мать фактически уход за ребенком и его воспитание. Защищая мать ребенка в возрасте до трех лет от утраты работы и заработка, данное законоположение защищает и семью, в которой ребенок воспитывается совместно отцом и матерью, состоящей в трудовых отношениях, что позволяет им выполнять обязанности по содержанию ребенка (детей) в пределах своих финансовых возможностей.

Что касается отца ребенка в возрасте до трех лет, то в силу части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации запрет на увольнение по инициативе работодателя распространяется на него только в том случае, если он воспитывает ребенка без матери. Соответственно, отец ребенка в возрасте до трех лет может быть уволен по инициативе работодателя, в частности по сокращению численности или штата работников, даже если он является единственным кормильцем в многодетной семье, а мать в связи с необходимостью осуществления ухода за детьми, которым в силу возраста или состояния здоровья требуется постоянная забота, в трудовых отношениях не состоит.

Тем самым данной меры государственной поддержки лишаются семьи, особенно в ней нуждающиеся, при том что социальные гарантии, которые в соответствии с действующим законодательством предусматриваются для граждан, уволенных по основаниям, не связанным с их виновным поведением, в частности по сокращению численности или штата работников, не могут быть признаны достаточными для защиты многодетной семьи, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, от резкого снижения уровня обеспеченности. Так, не учитывается возможность утраты работы и заработка кормильцем в многодетной семье при назначении и определении размера социальных пособий в связи с рождением и воспитанием детей, а размер пособия по безработице, хотя и устанавливается в процентном отношении от среднемесячного заработка, исчисленного по последнему месту работы, во всех случаях не может превышать максимальную величину пособия по безработице, которая на 2011 год составляет 4900 рублей (без учета районного коэффициента), при этом не принимается во внимание наличие у безработного иждивенцев. Не позволяют в достаточной для обеспечения благополучия детей степени заместить на период поиска работы утраченный кормильцем заработок и те меры социальной поддержки, которые предусматриваются для семей, имеющих детей, законодательством субъектов Российской Федерации.

Кроме того, предоставление гарантии, закрепленной в части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, не может ставиться в зависимость исключительно от того, кто - мать или отец - работает (состоит в трудовых отношениях), а кто осуществляет уход за детьми, поскольку дифференциация, основанная лишь на указанном критерии и не учитывающая всех обстоятельств, значимых для выполнения родителями обязанности по содержанию и воспитанию детей надлежащим образом, снижает эффективность системы государственной поддержки института семьи и в условиях недостаточности мер социальной защиты работников с семейными обязанностями может приводить - в нарушение конституционных принципов равенства и справедливости - к не имеющим объективного и разумного оправдания различиям в положении семей, воспитывающих малолетних детей.

На недопустимость установления различий, необоснованно ставящих семьи, воспитывающие детей, в неравное положение в вопросах доступа к льготам, направленным на поддержку детей и семьи в целом, указывал и Европейский Суд по правам человека (Постановление от 31 марта 2009 года по делу "Веллер (Weller) против Венгрии").

5.2. Таким образом, положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19, 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.

При внесении в правовое регулирование - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления - необходимых изменений, федеральный законодатель вправе, обеспечивая соблюдение на основе вытекающего из статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципа соразмерности и обусловленного им баланса интересов сторон трудового правоотношения, определить условия предоставления предусмотренной частью четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации гарантии при увольнении по инициативе работодателя отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.

Реализуя свои дискреционные полномочия, федеральный законодатель может использовать и иные правовые механизмы, обеспечивающие таким многодетным семьям государственную поддержку в случае утраты единственным кормильцем работы и заработка, в том числе установить в системе социальной защиты дополнительные меры, которые позволили бы на период поиска им работы поддерживать в семье достаточный для содержания детей уровень благосостояния (пособия, временные выплаты и т.д.).

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, устанавливает специальную (дополнительную) гарантию, направленную на обеспечение им равных с мужчинами возможностей в реализации конституционного права на труд и на достижение фактического равенства в сфере труда.

2. Признать положение части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19, 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.

3. Правоприменительные решения по делу гражданина Осташева Алексея Евгеньевича подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете" и "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд.
Российской Федерации

N 28-П.

Вот ссылка на постановление

Подробнее >>>

Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства о разъяснении пунктов 8 и 9 см. определение конституционного суда рф от 04.12.2000 n 242-о.

8. признать не соответствующим конституции российской федерации, ее статье 19 (части 1 и 2), пункт "б" статьи 6 федерального закона от 4 января 1999 года "о тарифах страховых взносов в пенсионный фонд российской федерации, фонд социального страхования российской федерации, государственный фонд занятости населения российской федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" в той части, в какой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды общественные организации инвалидов, не входящие в состав общероссийских общественных организаций инвалидов.

9. признать не соответствующим конституции российской федерации, ее статье 19 (части 1 и 2), пункт "в" статьи 6 федерального закона от 4 января 1999 года "о тарифах страховых взносов в пенсионный фонд российской федерации, фонд социального страхования российской федерации, государственный фонд занятости населения российской федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" в той части, в какой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды работающих инвалидов i, ii и III групп, получающих пенсии по старости. Согласно части второй статьи 87 федерального конституционного закона "о конституционном суде российской федерации" настоящее постановление является основанием для отмены в установленном порядке положений носящих дискриминационный характер нормативных актов в отношении иных категорий работающих инвалидов i, ii и III групп, получающих пенсии по инвалидности или по старости, поскольку в этих актах не предусматривается их освобождение от уплаты страховых взносов в пенсионный фонд российской федерации. Такие акты в указанной части не подлежат применению судами и другими правоприменительными органами.

10. согласно части второй статьи 100 федерального конституционного закона "о конституционном суде российской федерации" после установления законодателем в соответствии с правовыми позициями, сформулированными в настоящем постановлении, нового правового регулирования дела обратившихся в конституционный суд российской федерации граждан (списки прилагаются) подлежат пересмотру в установленном порядке.

11. согласно частям первой и второй статьи 79 федерального конституционного закона "о конституционном суде российской федерации" настоящее постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения и действует непосредственно. Конституционный суд российской федерации.

Вы еще до сих пор не решили свой вопрос?

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 действующий ЛИ?
39. Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 15 июля 1999 года N 11-П и от 27 мая 2003 года N 9-П, не согласующиеся друг с другом правовые нормы порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность произвольного их применения, ослабляют гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (статья 45; статья 46, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации)»

40. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц

41. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии со ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

42. . Я ходатайствую, и ИМЕННО требую Вас УФССП и УПФ РФ ДОКАЗАТЬ, что Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. утратил силу юридическую силу и подлежит ЛИ к обжалованию!

На основании изложенного, требую раз и навсегда объяснить работникам Пенсионного фонда о том, что инвалиды 2 гр пенсионеры являющиеся, не обязаны уплачивать взносы в пенсионный фонд, и прекратить присылать мне незаконные требования.

Приложение:

1. Копия справки серия МСЭ 2007 № 30 ххх 52 от 12.01.2009 г. бессрочно.

2. Копия Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99.

2. Я ходатайствую, и ИМЕННО требую Вас УФССП ДОКАЗАТЬ, что Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. утратил силу юридическую силу и подлежит ЛИ к обжалованию!

А) http://base.consultant.ru/cons/CGI/online.CGI?req=doc;base=LAW;n=25629

Б)Также имеется письмо КС РФ о порядке применения данного постановления смотрите здесь ссылке:

http://base.consultant.ru/cons/CGI/online.CGI?req=doc;base=LAW;n=27196

Уважением инвалид 2 гр. на основании справки серия МСЭ 2007 № 3 ХХХ 52 от 12.01.2009 г. бессрочно.

'Использована информация юридической социальной сети https://www.9111.ru'

Обращайтесь к любому юристу в личку.

Сергей
Не могли Вы отобразить постановление Конституционного суда РФ №4-П от 02.02.98 г.Заранее спасибо!
Адвокат Семёнов К.Е.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2 февраля 1998 г. N 4-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ПУНКТОВ 10, 12 И 21 ПРАВИЛ РЕГИСТРАЦИИ И СНЯТИЯ
ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С РЕГИСТРАЦИОННОГО УЧЕТА
ПО МЕСТУ ПРЕБЫВАНИЯ И ПО МЕСТУ ЖИТЕЛЬСТВА В ПРЕДЕЛАХ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, УТВЕРЖДЕННЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЕМ
ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТ 17 ИЮЛЯ 1995 Г. N 713

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Г.А. Гаджиева, судей Л.М. Жарковой, А.Л. Кононова, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, с участием представителя губернатора Нижегородской области как стороны, обратившейся с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации, - кандидата юридических наук Т.А. Гришиной; представителя Правительства Российской Федерации как стороны, издавшей оспариваемый акт, - доктора юридических наук А.Ю. Якимова, руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 части первой статьи 3, подпунктом "а" пункта 1 части второй статьи 22, статьями 84, 85 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713 (с изменениями, внесенными Постановлениями Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1996 г. N 512 и от 14 февраля 1997 г. N 172).
Поводом к рассмотрению дела явился запрос губернатора Нижегородской области как главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации о проверке конституционности указанных положений. По мнению заявителя, эти положения, как нарушающие конституционные права граждан, не подлежат применению.
Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Г. Ярославцева, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание: от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - И.А. Буданова, от Верховного Суда Российской Федерации - В.П. Кнышева, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - А.П. Абраменко, от Министерства юстиции Российской Федерации - Л.И. Фотиевой, от Совета Федерации - Ю.А. Тимакова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Губернатор Нижегородской области полагает, что положения пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, устанавливая ограничения срока регистрации по месту пребывания (пункт 10) и возможность отказа гражданину в регистрации по месту пребывания и по месту жительства (пункты 12 и 21), по существу, придают регистрации разрешительный характер, т.е. сохраняют институт прописки.
По мнению заявителя, оспариваемые им правовые нормы ограничивают закрепленное статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации право граждан свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства и вступают в противоречие со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина только федеральным законом, поскольку они выходят за пределы ограничений, установленных Законом Российской Федерации от 25 июня 1993 года "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации".
2. Согласно статье 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
Закон Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", регулируя данную сферу общественных отношений, вводит институт регистрации в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданами Российской Федерации их прав и свобод, а также исполнения ими обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом. Эти цели подтверждены и Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 4 апреля 1996 года по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы.
Из этого следует, что уведомление гражданином Российской Федерации органов регистрационного учета о месте своего пребывания и жительства в соответствии с установленным законом порядком является не только его правом, но и обязанностью. Вместе с тем сам по себе факт регистрации или отсутствие таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и, согласно части второй статьи 3 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации. Согласно названному Закону органы регистрационного учета уполномочены лишь удостоверить акт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места пребывания и жительства. Именно поэтому регистрационный учет не может носить разрешительного характера и не должен приводить к ограничению конституционного права гражданина выбирать место пребывания и жительства.
Таким образом, регистрация в том смысле, в каком это не противоречит Конституции Российской Федерации, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства.
3. Право гражданина Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации не является абсолютным, поскольку в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации оно может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Так, согласно статье 8 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" данное право ограничивается на территориях с определенным режимом: в пограничной зоне, в закрытых военных городках и административно - территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение, а также на отдельных территориях и в населенных пунктах, где в случаях опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности.
Перечисленные основания для ограничений права выбирать место пребывания и жительства сформулированы в названном Законе исчерпывающим образом, и только они могут служить предпосылкой для введения особого, а именно разрешительного учета граждан, который по своему характеру и содержанию отличается от уведомительной регистрации. Установление иных, кроме прямо указанных в федеральном законе, оснований для введения разрешительного порядка регистрации является нарушением требований Конституции Российской Федерации и федерального закона. Отступление от запрета расширять этот перечень в подзаконных актах, в том числе в актах Правительства Российской Федерации, означает недопустимую легализацию разрешительного порядка регистрации граждан.
4. Регистрация гражданина по месту жительства, согласно части первой статьи 6 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", производится при предъявлении им должностному лицу, ответственному за регистрацию, паспорта или иного заменяющего его документа, удостоверяющего личность гражданина, и документа, являющегося основанием для вселения гражданина в жилое помещение (ордера, договора, заявления лица, предоставившего гражданину жилое помещение, или иного документа), или его надлежаще заверенной копии.
Указанные документы являются подтверждением добросовестного использования гражданином своих прав и добросовестного исполнения им обязанностей, связанных с регистрацией в конкретном жилом помещении. Это соответствует требованию статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В данном случае обязанность представлять определенные документы, подтверждающие субъективное право гражданина на проживание в жилище, которое он выбрал в качестве места жительства, одновременно выступает как мера, обеспечивающая защиту прав граждан, проживающих в этом жилище.
Как следует из части первой статьи 6 Закона, для регистрации достаточно представления любого из указанных в ней документов, который подтверждает добросовестное использование гражданином своего права. При этом, по смыслу части второй данной статьи, представление гражданином соответствующих документов порождает у органа регистрационного учета не право, а обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства. Введение же дополнительных требований о представлении каких-либо иных документов могло бы фактически привести к парализации соответствующих прав граждан.
5. Согласно статье 115 (часть 1) Конституции Российской Федерации Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации, обеспечивая их исполнение, издает постановления и распоряжения (статья 4 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации").
Закон Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" возложил на Правительство Российской Федерации обязанность утвердить Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (часть четвертая статьи 3). Исходя из буквального толкования данной нормы, законодатель уполномочил Правительство Российской Федерации разработать только порядок регистрации и снятия граждан с регистрационного учета, не предоставив ему права на установление оснований отказа в регистрации. Такие основания отсутствуют и в самом Законе. В нем исчерпывающе сформулированы лишь условия, при которых допускаются ограничения прав граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации (статья 8).
Следовательно, Правительство Российской Федерации при утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации вышло за пределы полномочий, предоставленных ему Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, чем нарушило статью 115 Конституции Российской Федерации.
6. В соответствии с пунктом 10 Правил регистрация граждан по месту пребывания осуществляется на срок не более шести месяцев, и лишь в исключительных случаях этот срок может быть продлен органом регистрационного учета. Тем самым срок временного пребывания поставлен в зависимость не от волеизъявления гражданина, а от усмотрения органов регистрационного учета (органов внутренних дел или местной администрации). Его введение не может быть оправдано и ссылкой на статью 680 ГК Российской Федерации, поскольку, закрепляя шестимесячный срок временного проживания, она определяет правовой статус только временных жильцов по договору найма, и, кроме того, в ГК Российской Федерации наряду с этим предусмотрены и более длительные сроки для таких договоров.
Установление срока, по истечении которого гражданин обязан покинуть место пребывания, является вмешательством органов исполнительной власти и других органов регистрационного учета в гражданские, жилищные и иные правоотношения, складывающиеся на основе согласия сторон, и ограничивает конституционное право граждан на свободу выбора места пребывания и жительства.
Срок нахождения в том или ином месте временного пребывания должен определяться самим гражданином. Его установление государством недопустимо, поскольку означает ограничение свободы волеизъявления при выборе места пребывания. При этом, по смыслу Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", определение гражданином места своего пребывания и срока нахождения в нем не обязательно связано с наличием соответствующего жилого помещения в качестве места пребывания.
7. Пункты 12 и 21 Правил, предусматривающие основания отказа в регистрации по месту пребывания и по месту жительства, как следует из их содержания, по существу, предполагают проверку подлинности представляемых гражданином документов, их надлежащего оформления, обоснованности выдачи ордера, соответствия заключенного договора нормативным актам, и т.д. Однако Закон Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" не возлагает такую проверку на органы, производящие регистрацию, и она не должна ими осуществляться. Иное означало бы неправомерное вторжение органов исполнительной власти и других органов регистрационного учета в сферу гражданских, жилищных, семейных и иных правоотношений. При этом регистрация неправомерно использовалась бы для установления системы контроля за законностью реализации прав и обязанностей граждан в различных сферах, а отказ в регистрации служил бы средством предупреждения и выступал в качестве меры ответственности в связи с незаконной реализацией прав, что Законом не установлено и не соответствует конституционному смыслу института регистрации.
Механизм использования такого правового средства, как регистрация, не должен служить целям, не совместимым с ее уведомительным характером, поскольку иное приводит к чрезмерному ограничению прав и свобод граждан в области гражданских, жилищных, семейных и иных правоотношений.
Мотивируя конституционность положений пунктов 12 и 21 Правил, Правительство Российской Федерации ссылается на то, что в их основу положены нормы отраслевого законодательства. Однако нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, Жилищного кодекса РСФСР, Семейного кодекса Российской Федерации, иных федеральных законов, которые регламентируют правовой режим жилого помещения, права и обязанности участников правоотношений, возникающих по поводу предоставления жилого помещения и проживания в нем, не содержат оснований отказа в регистрации по месту пребывания и по месту жительства.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 72, статьями 74, 75, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать пункты 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 27 (часть 1) и 55 (часть 3).
2. Согласно части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" признание пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на них либо воспроизводящих их или содержащих такие же положения. Положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами до приведения их в соответствие с настоящим Постановлением.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд.
Российской Федерации

Использована база "Консультант плюс"

39. Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 15 июля 1999 года N 11-П и от 27 мая 2003 года N 9-П, не согласующиеся друг с другом правовые нормы порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность произвольного их применения, ослабляют гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (статья 45; статья 46, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации)»

40. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц

41. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии со ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

42. . Я ходатайствую, и ИМЕННО требую Вас УФССП и УПФ РФ ДОКАЗАТЬ, что Постановления Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. утратил силу юридическую силу и подлежит ЛИ к обжалованию!

На основании изложенного, требую раз и навсегда объяснить работникам Пенсионного фонда о том, что инвалиды 2 гр пенсионеры являющиеся, не обязаны уплачивать взносы в пенсионный фонд, и прекратить присылать мне незаконные требования.

Приложение:

1. Копия справки серия МСЭ 2007 № 30 ххх 52 от 12.01.2009 г. бессрочно.

2. Копия Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99.

2. Я ходатайствую, и ИМЕННО требую Вас УФССП ДОКАЗАТЬ, что Постановление Конституционного Суда Российской Федерации N 18-П от 23.12.99 п. утратил силу юридическую силу и подлежит ЛИ к обжалованию!

А) http://base.consultant.ru/cons/CGI/online.CGI?req=doc;base=LAW;n=25629

Б)Также имеется письмо КС РФ о порядке применения данного постановления смотрите здесь ссылке:

http://base.consultant.ru/cons/CGI/online.CGI?req=doc;base=LAW;n=27196

Уважением инвалид 2 гр. на основании справки серия МСЭ 2007 № 3 ХХХ 52 от 12.01.2009 г. бессрочно.

'Использована информация юридической социальной сети https://www.9111.ru'

Здесь нет ни УФССП, ни УПФ РФ.

Вопрос: можно применять Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 марта 2011 г. №3-П «По делу о проверке конституционности части третьей статьи 138 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.В. Куприна, И.В. Коршуна и других» к статье 138.1 УК РФ? Ведь статья 138.1 УК РФ не является измененной ч.3 ст.138 УК РФ, она самостоятельная со своей диспозицией и особенностями. И нет никаких разъяснений Конституционного Суда о том, что нормативные акты, изданные до 07.12.2011 г. применительно к ч.3 ст.138 УК РФ, отвечают условиям диспозиции ст. 138.1 УК РФ.

Можно, КС РФ рассматривает положения статьи (акцент именно на текстовке), признаются законными именно указанные положения, а не часть статьи.

Попробую. Положения - это текст, статья - это месторасположение текста в определенном нормативном акте. Признается соответствующими/несоответствующими именно положения, а не номера статей.

Помогите пожалуйста, у меня нет Консультант, очень нужен текст Постановления Конституционного суда №9-П от 10.07.2007 г?
Юрист Харченко О.В.

Зинаида, здравствуйте! Вот искомый Вами документ. С уважением, Харченко О.В.



КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 июля 2007 г. N 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 1
СТАТЬИ 10 И ПУНКТА 2 СТАТЬИ 13 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И АБЗАЦА
ТРЕТЬЕГО ПУНКТА 7 ПРАВИЛ УЧЕТА СТРАХОВЫХ ВЗНОСОВ,
ВКЛЮЧАЕМЫХ В РАСЧЕТНЫЙ ПЕНСИОННЫЙ КАПИТАЛ, В СВЯЗИ
С ЗАПРОСАМИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
И УЧАЛИНСКОГО РАЙОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
И ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН А.В. ДОКУКИНА,
А.С. МУРАТОВА И Т.В. ШЕСТАКОВОЙ

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи С.М. Казанцева, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, М.И. Клеандрова, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, с участием судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Н. Зелепукина, представителя гражданина А.В. Докукина - адвоката Л.М. Чуркиной, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности пункта 1 статьи 10 и пункта 2 статьи 13 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2002 года N 407).
Поводом к рассмотрению дела явились запросы Верховного Суда Российской Федерации и Учалинского районного суда Республики Башкортостан, а также жалобы граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями нормативные положения.
Учитывая, что запросы судов и жалобы граждан касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи-докладчика О.С. Хохряковой, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Пенсионного фонда Российской Федерации - Л.И. Чижик, от Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации - Ю.В. Воронина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Федеральным законом от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предусматривается, что в страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, застрахованными в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации (пункт 1 статьи 10); при подсчете страхового стажа указанные, а также иные засчитываемые в него периоды после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета (пункт 2 статьи 13). Согласно абзацу третьему пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2002 года N 407), поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов.
1.1. В производстве Верховного Суда Российской Федерации находится дело по иску гражданина А.Н. Елистратова к ОАО "Пензенский "Мехэнергосервис" о перечислении на его индивидуальный лицевой счет в Пенсионный фонд Российской Федерации страховых взносов в сумме 12 220 руб. 16 коп., взыскании недополученной части трудовой пенсии и компенсации морального вреда.
В связи с неполной уплатой работодателем в Пенсионный фонд Российской Федерации страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2002 - 2004 годы размер страховой части трудовой пенсии по старости, назначенной А.Н. Елистратову в апреле 2004 года, оказался занижен, и ежемесячно он недополучал 98 руб. 33 коп. Пензенский районный суд Ульяновской области решением от 30 сентября 2004 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, частично удовлетворил исковые требования А.Н. Елистратова, обязав управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Инзенском районе Ульяновской области, привлеченное к участию в деле в качестве соответчика, произвести с апреля 2004 года перерасчет страховой части его трудовой пенсии исходя из сумм начисленных страховых взносов за 2002 - 2004 годы, а в удовлетворении требований к ОАО "Пензенский "Мехэнергосервис" отказал.
Считая состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Инзенском районе Ульяновской области обратилось в президиум Ульяновского областного суда, а затем в Верховный Суд Российской Федерации с надзорными жалобами, ссылаясь, в частности, на то, что в силу предписаний статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и иных норм пенсионного законодательства расчет страховой части трудовой пенсии может производиться исходя только из сумм тех страховых взносов, которые фактически поступили в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и учтены на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица; расчет же страховой части пенсии вне зависимости от того, в каком объеме фактически уплачены страховые взносы, противоречит принципам проводимой пенсионной реформы; кроме того, Пенсионный фонд Российской Федерации не может нести ответственность перед застрахованными лицами за недобросовестное исполнение работодателем своих обязанностей по перечислению страховых платежей. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Аналогичное дело по иску группы работников Учалинского завода железобетонных изделий к управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Учалинском районе и городе Учалы Республики Башкортостан о перерасчете страхового стажа и размера трудовой пенсии по старости находится в производстве Учалинского районного суда Республики Башкортостан. При назначении истцам трудовой пенсии по старости пенсионные органы не включили в их страховой стаж период работы с января 2002 года по сентябрь 2005 года ввиду неполной уплаты работодателем страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за этот период и произвели им расчет размера пенсий исходя из сумм фактически уплаченных, а не начисленных страховых взносов.
По мнению Верховного Суда Российской Федерации и Учалинского районного суда Республики Башкортостан, подлежащий применению при разрешении указанных дел пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку допускает распространение на застрахованных лиц неблагоприятных последствий ненадлежащего исполнения работодателем как страхователем своих обязанностей по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде невключения в страховой стаж соответствующих периодов трудовой деятельности и снижения размера страховой части трудовой пенсии.
Конституционность пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается также гражданином А.С. Муратовым, которому территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации не засчитал в страховой стаж период работы в 2002 - 2004 годах и отказал в установлении размера трудовой пенсии по старости с учетом сумм начисленных за этот период, но не перечисленных работодателем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации страховых взносов, и гражданкой Т.В. Шестаковой, размер трудовой пенсии по старости которой при перерасчете страховой части пенсии на основании пункта 3 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оказался ниже, чем у других лиц, выполнявших аналогичную работу и получавших такую же зарплату, но работавших на другом предприятии, по причине неполной уплаты работодателем страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период ее работы после назначения трудовой пенсии.
Заявители утверждают, что пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" фактически ставит реализацию гражданами, работающими по трудовому договору, права на трудовую пенсию в зависимость не от соблюдения ими условий, установленных законом, и выполнения обязанностей, возложенных лично на них, а от того, исполняет ли страхователь (работодатель) свою обязанность по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации надлежащим образом, т.е. своевременно и в полном объеме, и, следовательно, противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, нарушает конституционное право граждан на пенсионное обеспечение, а потому не соответствует статьям 2, 7 (часть 1), 19 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
1.2. Гражданин А.С. Муратов наряду с пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" просит проверить конституционность пункта 2 статьи 13 того же Федерального закона, ссылаясь на то, что содержащаяся в нем норма позволяет лишать гражданина страховой части трудовой пенсии в случае непредставления работодателем в Пенсионный фонд Российской Федерации сведений индивидуального (персонифицированного) учета, которыми подтверждаются засчитываемые в его страховой стаж периоды работы и (или) иной деятельности.
Между тем, как следует из материалов дела, сведения, содержащие все предусмотренные Федеральным законом от 1 апреля 1996 года "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" данные о А.С. Муратове как застрахованном лице, которые необходимы для назначения трудовой пенсии и определения ее размера, в том числе о периодах его трудовой деятельности, начисленных, уплаченных и поступивших за него страховых взносах, были представлены работодателями в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации.
Таким образом, нет оснований полагать, что пунктом 2 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" были нарушены конституционные права заявителя, а потому его жалоба в этой части не является допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
1.3. Гражданину А.В. Докукину, получающему трудовую пенсию по старости с 2000 года, решением мирового судьи судебного участка N 1 Пригородного района Свердловской области от 1 ноября 2005 года отказано в удовлетворении исковых требований о понуждении работодателя - МУП "Пригородный райкомхоз", имеющего за период с 1 января 2002 года по 25 июня 2004 года задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, произвести перечисление на его индивидуальный лицевой счет в Пенсионном фонде Российской Федерации страховых платежей в сумме 8 308 руб. 29 коп. и обязать управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Нижнем Тагиле и Пригородном районе Свердловской области пересчитать с учетом перечисленных средств размер страховой части трудовой пенсии.
В обоснование своего решения суд указал, что действующее законодательство не содержит положений, позволяющих работодателю осуществлять уплату страховых взносов отдельно за каждого работника; поскольку же в соответствии с абзацем третьим пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов, в случае перечисления в Пенсионный фонд Российской Федерации своевременно не уплаченных за А.В. Докукина страховых взносов их сумма будет распределена по индивидуальным лицевым счетам всех застрахованных лиц, работающих на данном предприятии.
По мнению А.В. Докукина, установленный Правительством Российской Федерации порядок распределения поступивших в Пенсионный фонд Российской Федерации от работодателя страховых взносов фактически лишает застрахованных лиц возможности защиты своих пенсионных прав, нарушенных в результате недобросовестного выполнения работодателем обязанности по своевременной и в полном объеме уплате страховых взносов, что противоречит требованиям статей 2, 7 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 27 января 2004 года N 1-П, нормативный акт Правительства Российской Федерации может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в связи с конкретным делом лишь в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.
Поскольку Правила учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, отвечают указанным требованиям, а именно приняты Правительством Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (часть вторая статьи 20), и сам этот Федеральный закон не регулирует порядок учета страховых взносов, поступающих за застрахованных лиц в Пенсионный фонд Российской Федерации, жалоба А.В. Докукина в силу приведенной правовой позиции является допустимой.
1.4. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные нормативные положения пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в той части, в какой они относятся к застрахованным лицам, работавшим по трудовому договору, и определяют условия приобретения ими права на трудовую пенсию и размер ее страховой части.
2. Конституция Российской Федерации, провозглашая Российскую Федерацию правовым и социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и закрепляя свободу труда, право каждого свободно выбирать род деятельности и профессию (статья 1, часть 1; статья 7; статья 37, часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах.
Как следует из статей 7, 39, 71 (пункт "в"), 72 (пункт "ж" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, выбор организационно-правовых форм и механизмов реализации конституционного права на получение пенсии относится к компетенции федерального законодателя, который располагает достаточно широкой свободой усмотрения в определении видов пенсий, правовых оснований и порядка их предоставления, правил назначения и перерасчета, а также формирования финансовой основы их выплаты. Вместе с тем осуществляемое им правовое регулирование должно базироваться на конституционно значимых принципах пенсионного обеспечения, учитывать социальную ценность в правовом государстве с социально ориентированной рыночной экономикой трудовой и иной общественно полезной деятельности, особое значение пенсии для поддержания материальной обеспеченности и удовлетворения основных жизненных потребностей пенсионеров.
Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагающая установление такого правопорядка, который гарантировал бы каждому государственную защиту его прав и свобод (статья 2; статья 17; статья 18; статья 45, часть 1, Конституции Российской Федерации), в сфере пенсионного обеспечения лиц, работавших по трудовому договору, означает необходимость такого правового регулирования соответствующих отношений, которое бы предусматривало эффективные гарантии права на трудовую пенсию, адекватные природе, целям и значению данного вида пенсионного обеспечения, исключало возможность блокирования реализации приобретенных этими лицами пенсионных прав и позволяло им на основе доступных процедур своевременно и в полном объеме получить полагающуюся пенсию.
3. В соответствии с действующей в Российской Федерации пенсионной системой трудовые пенсии предоставляются гражданам по обязательному пенсионному страхованию, организационные, правовые и финансовые основы которого определены Федеральным законом от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и которое реализуется в рамках системы отношений по формированию за счет страховых взносов и иных поступлений консолидированных средств (средств бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации), предназначенных для осуществления страховщиком - Пенсионным фондом Российской Федерации гарантируемой государством выплаты страхового обеспечения при наступлении страхового случая.
3.1. Лицам, застрахованным в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", трудовая пенсия, согласно части первой статьи 3 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", назначается при соблюдении ими определенных условий. К их числу Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" относит наличие у гражданина страхового стажа, определяемого как суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж (абзац третий статьи 2): в частности, для приобретения права на трудовую пенсию по старости, назначаемую на общих основаниях, помимо достижения общеустановленного пенсионного возраста необходим страховой стаж не менее пяти лет; с наличием страхового стажа определенной продолжительности (от 15 до 25 лет) связывается и право отдельных категорий работников на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (пункт 2 статьи 7, пункт 1 статьи 27, пункт 1 статьи 28). При этом согласно пункту 1 статьи 10 названного Федерального закона периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации застрахованными лицами, включаются в страховой стаж, если за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.
Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, за счет которых финансируются страховая и накопительная части трудовой пенсии, определяются Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" как индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете (статья 3).
Уплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу граждан, работающих по трудовому договору, как лиц, на которых согласно пункту 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" распространяется обязательное пенсионное страхование (застрахованные лица), названный Федеральный закон возлагает на страхователя (работодателя), который обязан своевременно и в полном объеме производить соответствующие платежи (подпункт 1 пункта 1 статьи 6, пункт 2 статьи 14). Пенсионный фонд Российской Федерации (страховщик), в свою очередь, обязан назначать (пересчитывать) и своевременно выплачивать обязательное страховое обеспечение (трудовые пенсии) на основе данных индивидуального (персонифицированного) учета, осуществлять учет средств, поступающих по обязательному пенсионному страхованию, и обеспечивать их целевое использование (пункт 2 статьи 13). При этом, согласно пункту 2 статьи 7, право на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации реализуется в случае уплаты страховых взносов в соответствии с данным Федеральным законом.
Следовательно, право застрахованных лиц, работающих по трудовому договору, на получение трудовой пенсии обеспечивается уплатой страхователями в их пользу страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. Такие платежи, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 7-П, являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы и материальной гарантией предоставления застрахованным лицам надлежащего страхового обеспечения.
3.2. Федеральный законодатель, регулируя отношения по обязательному пенсионному страхованию, исходил из того, что оно должно осуществляться в соответствии с общими для всех видов обязательного социального страхования принципами, закрепленными в статье 4 Федерального закона от 16 июля 1999 года "Об основах обязательного социального страхования", такими как устойчивость его финансовой системы, обеспечиваемая на основе эквивалентности страхового обеспечения средствам обязательного социального страхования, автономность финансовой системы обязательного социального страхования, всеобщий обязательный характер социального страхования и доступность для застрахованных лиц реализации своих социальных гарантий, государственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц на защиту от социальных страховых рисков и исполнение обязательств по обязательному социальному страхованию независимо от финансового положения страховщика, обязательность уплаты страхователями страховых взносов.
Своевременная и полная уплата страхователями страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации - необходимое условие реализации в обязательном пенсионном страховании названных принципов, прежде всего устойчивости и автономности его финансовой системы, а также принципа солидарности, в том числе в несении бремени установленных законом обязательных расходов на осуществление обязательного пенсионного страхования. Правило пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" о включении в страховой стаж застрахованных лиц периодов их работы при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, с соблюдением которого связывается реализация права на получение трудовой пенсии в надлежащем объеме и которому корреспондирует законодательно закрепленная обязанность страхователя своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, также призвано обеспечивать нормальное функционирование финансового механизма обязательного пенсионного страхования и в конечном счете - выплату трудовых пенсий застрахованным лицам в размере, предусмотренном законом и адекватном результатам их труда.
3.3. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П и от 22 марта 2007 года N 4-П, в Российской Федерации как правовом и социальном государстве устанавливаемый федеральным законодателем правовой режим страховых выплат по обязательному социальному страхованию должен быть основан на универсальных принципах справедливости и юридического равенства и вытекающего из них требования сбалансированности прав и обязанностей (статья 1, часть 1; статья 6, часть 2; статья 19 Конституции Российской Федерации); этим обусловлены, в частности, недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями на обязательное социальное страхование и из которых формируются его средства, и предоставляемым страховым обеспечением, необходимость обеспечения соотносимости между страховыми взносами и трудовой пенсией.
В действующем пенсионном законодательстве такая соотносимость достигается установлением зависимости размера трудовой пенсии (ее страховой и накопительной частей) от общей суммы уплаченных за застрахованное лицо на ее финансирование страховых взносов в течение всего периода, предшествовавшего назначению или перерасчету пенсии (абзацы четвертый и восьмой статьи 2, пункты 5 и 9 статьи 14, пункты 3 и 5 статьи 15, пункт 2 статьи 16, пункты 3 - 5 и 10 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 1 статьи 9, часть первая статьи 20 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"). Так, расчетный пенсионный капитал, исходя из которого определяется размер страховой части трудовой пенсии, формируется из общей суммы страховых взносов и иных поступлений на финансирование этой части трудовой пенсии, поступивших за застрахованное лицо в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, на основании данных индивидуального (персонифицированного) учета.
В соответствии с пунктом 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы страховых взносов включаются в индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц по окончании календарного года на основании представленных страхователями в территориальные органы Фонда сведений индивидуального (персонифицированного) учета и имеющихся в территориальных органах Фонда данных о суммах начисленных страховых взносов и суммах страховых взносов, поступивших в Фонд за календарный год (абзац первый); поступившие суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов (абзац третий).
Такой порядок распределения сумм страховых взносов по индивидуальным лицевым счетам - в силу индивидуально возмездного характера этих платежей и обязательности их уплаты страхователем - позволяет осуществлять их надлежащий учет в составе расчетного пенсионного капитала каждого застрахованного лица и тем самым реализацию застрахованными лицами права на получение страхового обеспечения в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на их индивидуальных лицевых счетах.
3.4. Таким образом, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный капитал, не противоречат Конституции Российской Федерации в той мере, в какой во взаимосвязи с законоположениями, закрепляющими безусловную обязанность всех страхователей (работодателей) своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы, они направлены на обеспечение нормального функционирования финансовой системы обязательного пенсионного страхования на основе страховых принципов и исполнения обязательств Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами.
4. Механизм обязательного пенсионного страхования, в рамках которого уплате страховых взносов придано значение необходимого условия для включения соответствующих периодов трудовой деятельности застрахованного лица в его страховой стаж, а размер трудовой пенсии (ее страховой и накопительной частей) непосредственно зависит от суммы уплаченных в Пенсионный фонд Российской Федерации в его пользу страховых взносов, предполагает и наличие соответствующих государственных гарантий реализации застрахованными лицами, выполнявшими оплачиваемую работу по трудовому договору, своих пенсионных прав в полном объеме.
4.1. При решении вопроса о назначении застрахованным лицам, работавшим по трудовому договору, трудовой пенсии и ее размере органы Пенсионного фонда Российской Федерации исходят из того, что в силу пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в системной связи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения трудовых пенсий, формирование расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, определение размера страховой части трудовой пенсии и ее перерасчет (абзац четвертый статьи 2, пункт 2 статьи 7, пункты 5 и 11 статьи 14, пункты 3 и 7 статьи 15, пункты 2 и 3 статьи 16, пункты 3 и 5 статьи 17, пункт 1 статьи 27, пункт 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 2 статьи 7, пункты 1 и 3 статьи 9, пункт 1 статьи 10, статья 20 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"), непоступление страховых взносов за те или иные периоды трудовой деятельности застрахованных лиц не позволяет включать такие периоды работы в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию; при том что исчисление страховой части пенсии (ее перерасчет) осуществляется из суммы расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, учтенного по состоянию на день, с которого ему назначается страховая часть трудовой пенсии (осуществляется ее перерасчет), а суммы страховых взносов на ее финансирование включаются в расчетный пенсионный капитал в тот период, в котором они фактически поступили в Пенсионный фонд Российской Федерации, неисполнение страхователем обязанности по своевременной и полной уплате страховых взносов влечет для застрахованного лица (работника), которое выполняло оплачиваемую работу по трудовому договору и в силу закона подлежало в этот период обязательному пенсионному страхованию, и такие неблагоприятные последствия, как занижение размера устанавливаемой страховой части трудовой пенсии, в том числе при ее перерасчете в случае продолжения трудовой деятельности после назначения трудовой пенсии.
4.2. Закрепляя права и обязанности субъектов обязательного пенсионного страхования, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" относит обеспечение финансовой устойчивости и сбалансированности системы обязательного пенсионного страхования, в том числе путем обеспечения поступления обязательных платежей в объеме, предусмотренном бюджетом Пенсионного фонда Российской Федерации, а также осуществление государственного надзора и контроля за реализацией прав застрахованных лиц на получение трудовой пенсии к полномочиям федеральных органов государственной власти (статья 12).
Контроль за правильностью исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование возлагается названным Федеральным законом на налоговые органы, а взыскание недоимки по страховым взносам, пеней, а также штрафов - на территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации (статьи 25, 26 и 27). Следовательно, эти органы имеют полномочия для обеспечения, в том числе в принудительном порядке, исполнения страхователем, не уплачивающим страховые взносы, установленных законом требований.
Что касается застрахованных лиц, то им предоставлено право получать от работодателя и органов Пенсионного фонда Российской Федерации информацию о начислении и уплате страховых взносов, осуществлять контроль за их перечислением работодателем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, а Пенсионный фонд Российской Федерации, в свою очередь, обязан бесплатно один раз в год направлять застрахованным лицам сведения, содержащиеся в их индивидуальных лицевых счетах, информацию о состоянии специальной части их индивидуальных лицевых счетов и о результатах инвестирования средств пенсионных накоплений (статья 15 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", статьи 14 - 16 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", статьи 62 и 303 Трудового кодекса Российской Федерации). Однако поскольку сами застрахованные лица непосредственно не вовлечены в систему правоотношений, связанных с уплатой страховых платежей на обязательное пенсионное страхование, они, хотя и получают указанную информацию, как правило, не располагают реальными возможностями обеспечить уплату работодателем недоимки по страховым взносам.
4.3. Федеральный законодатель, осуществляя правовое регулирование отношений в сфере обязательного пенсионного страхования, должен обеспечивать баланс конституционно значимых интересов всех субъектов этих отношений, а устанавливаемые им правила поддержания устойчивости и автономности финансовой системы обязательного пенсионного страхования не должны обесценивать конституционное право граждан на трудовую пенсию.
Неуплата страхователем в установленный срок или уплата не в полном объеме страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу работающих у него по трудовому договору застрахованных лиц в силу природы и предназначения обязательного пенсионного страхования, необходимости обеспечения прав этих лиц не должна препятствовать реализации ими права своевременно и в полном объеме получить трудовую пенсию. Соответствующие взносы должны быть уплачены, а их уплата - исходя из публично-правового характера отношений между государством и Пенсионным фондом Российской Федерации и особенностей отношений между государством, страхователями и застрахованными лицами - должна быть обеспечена, в том числе в порядке принудительного взыскания. В противном случае искажалось бы существо обязанности государства по гарантированию права застрахованных лиц на трудовую пенсию.
Между тем, установив такой механизм определения права на трудовую пенсию по обязательному пенсионному страхованию, при котором приобретение страхового стажа и формирование расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, по существу, зависят от исполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов и от эффективности действий налоговых органов и страховщика, федеральный законодатель не предусмотрел в рамках данного механизма достаточные гарантии обеспечения прав застрахованных лиц на случай неуплаты страхователем страховых взносов или уплаты их не в полном объеме. В результате в страховой стаж граждан, надлежащим образом выполнявших работу по трудовому договору и в силу закона признанных застрахованными лицами, не засчитываются периоды работы, за которые страховые взносы начислялись, но не уплачивались. Тем самым они безосновательно лишаются и части своей трудовой пенсии, чем нарушаются гарантируемые статьей 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации пенсионные права.
Кроме того, исключение из страхового стажа периодов работы, за которые страхователем не уплачены страховые взносы, равно как и снижение в указанных случаях у застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших требуемые от них законом условия, размера страховой части трудовой пенсии, фактически означает установление таких различий в условиях приобретения пенсионных прав - в зависимости от того, исполнил страхователь (работодатель) надлежащим образом свою обязанность по перечислению страховых пенсионных платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации или нет, которые не могут быть признаны соответствующими конституционно значимым целям и, следовательно, несовместимы с требованиями статей 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Это следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой законодатель, осуществляя регулирование условий и порядка предоставления конкретных видов пенсионного обеспечения, а также определяя организационно-правовой механизм его реализации, связан в том числе необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства и требований к ограничениям прав и свобод граждан, в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно обоснованны и оправданы конституционно значимыми целями, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановления от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П и др.).
4.4. Правовой статус Пенсионного фонда Российской Федерации как страховщика, являющегося государственным учреждением, предопределяет его особое положение в механизме обязательного пенсионного страхования - действиями и финансовыми средствами Пенсионного фонда Российской Федерации обеспечивается реализация большей части прав и законных интересов застрахованных лиц. В соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами, а средства его бюджета являются федеральной собственностью (статья 5 и пункт 1 статьи 16).
В сфере отношений, связанных с формированием, расходованием и учетом денежных средств на выплату трудовых пенсий по обязательному пенсионному страхованию, ответственность государства за надлежащее осуществление обязательного пенсионного страхования, в частности в случае неисполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, не может сводиться к субсидиарной ответственности, предусмотренной нормами гражданского законодательства.
Между тем законодатель, предусмотрев субсидиарную ответственность государства по обязательствам Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами, не конкретизировал условия и порядок наступления такой ответственности, которые с учетом особенностей отношений в сфере обязательного пенсионного страхования обеспечивали бы реальную защиту права застрахованных лиц (работников) на трудовую пенсию в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, как не установил и иных гарантий (механизмов), обеспечивающих реализацию ими пенсионных прав в указанных случаях. Возможность же для страховщика - государственного учреждения в таких случаях не исполнять свое обязательство перед застрахованными лицами, работавшими по трудовому договору, по предоставлению им страхового обеспечения в надлежащем размере умаляет значимость их трудовой деятельности, подрывает доверие граждан к закону и авторитет государственной власти, ставит под сомнение наличие приобретенных пенсионных прав, признание, соблюдение и защита которых являются обязанностью государства.
4.5. Таким образом, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения во взаимосвязи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения и размеры трудовых пенсий, - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 80, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой во взаимосвязи с законоположениями, закрепляющими безусловную обязанность всех страхователей (работодателей) своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы, они направлены на обеспечение нормального функционирования финансовой системы обязательного пенсионного страхования на основе страховых принципов и исполнения обязательств Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами.
2. Признать пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения во взаимосвязи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения и размеры трудовых пенсий, - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.
Федеральному законодателю в целях обеспечения в этих случаях права застрахованных лиц, работавших по трудовому договору, на трудовую пенсию надлежит установить правовой механизм, гарантирующий реализацию приобретенных ими в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав, в том числе источник выплаты той части страхового обеспечения, которая не покрывается страховыми взносами страхователя.
Впредь до установления законодателем соответствующего правового регулирования - исходя из принципа непосредственного действия Конституции Российской Федерации и с учетом особенностей отношений между государством и Пенсионным фондом Российской Федерации и между государством, страхователями и застрахованными лицами - право застрахованных лиц, работавших по трудовому договору, на получение трудовой пенсии с учетом предшествовавшей ее назначению (перерасчету) трудовой деятельности при неуплате или ненадлежащей уплате их страхователями (работодателями) страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации должно обеспечиваться государством в порядке исполнения за страхователя обязанности по перечислению Пенсионному фонду Российской Федерации необходимых средств в пользу тех застрахованных лиц, которым назначается трудовая пенсия (производится ее перерасчет), за счет средств федерального бюджета.
3. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
4. Дела граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой в той части, в какой они основаны на нормативных положениях, признанных настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.
5. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после провозглашения.
6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд.
Российской Федерации.

Юрист Мазунин С.А.

Постановление Конституционного Суда РФ от 10 июля 2007 г. N 9-П
"По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 10 и пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Учалинского районного суда Республики Башкортостан и жалобами граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего - судьи С.М. Казанцева, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, М.И. Клеандрова, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, с участием судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Н. Зелепукина, представителя гражданина А.В. Докукина - адвоката Л.М. Чуркиной, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в отрытом заседании дело о проверке конституционности пункта 1 статьи 10 и пункта 2 статьи 13 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2002 года N 407).
Поводом к рассмотрению дела явились запросы Верховного Суда Российской Федерации и Учалинского районного суда Республики Башкортостан, а также жалобы граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями нормативные положения.
Учитывая, что запросы судов и жалобы граждан касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи-докладчика О.С. Хохряковой, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Пенсионного фонда Российской Федерации - Л.И. Чижик, от Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации - Ю.В. Воронина, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:
1. Федеральным законом от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предусматривается, что в страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, застрахованными в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации (пункт 1 статьи 10); при подсчете страхового стажа указанные, а также иные засчитываемые в него периоды после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" подтверждаются на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета (пункт 2 статьи 13). Согласно абзацу третьему пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 12 июня 2002 года N 407), поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов.
1.1. В производстве Верховного Суда Российской Федерации находится дело по иску гражданина А.Н. Елистратова к ОАО "Пензенский "Мехэнергосервис" о перечислении на его индивидуальный лицевой счет в Пенсионный фонд Российской Федерации страховых взносов в сумме 12 220 руб. 16 коп., взыскании недополученной части трудовой пенсии и компенсации морального вреда.
В связи с неполной уплатой работодателем в Пенсионный фонд Российской Федерации страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2002-2004 годы размер страховой части трудовой пенсии по старости, назначенной А.Н. Елистратову в апреле 2004 года, оказался занижен, и ежемесячно он недополучал 98 руб. 33 коп. Пензенский районный суд Ульяновской области решением от 30 сентября 2004 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, частично удовлетворил исковые требования А.Н. Елистратова, обязав управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Инзенском районе Ульяновской области, привлеченное к участию в деле в качестве соответчика, произвести с апреля 2004 года перерасчет страховой части его трудовой пенсии исходя из сумм начисленных страховых взносов за 2002-2004 годы, а в удовлетворении требований к ОАО "Пензенский "Мехэнергосервис" отказал.
Считая состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Инзенском районе Ульяновской области обратилось в президиум Ульяновского областного суда, а затем в Верховный Суд Российской Федерации с надзорными жалобами, ссылаясь, в частности, на то, что в силу предписаний статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и иных норм пенсионного законодательства расчет страховой части трудовой пенсии может производиться исходя только из сумм тех страховых взносов, которые фактически поступили в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и учтены на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица; расчет же страховой части пенсии вне зависимости от того, в каком объеме фактически уплачены страховые взносы, противоречит принципам проводимой пенсионной реформы; кроме того, Пенсионный фонд Российской Федерации не может нести ответственность перед застрахованными лицами за недобросовестное исполнение работодателем своих обязанностей по перечислению страховых платежей. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Аналогичное дело по иску группы работников Учалинского завода железобетонных изделий к управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Учалинском районе и городе Учалы Республики Башкортостан о перерасчете страхового стажа и размера трудовой пенсии по старости находится в производстве Учалинского районного суда Республики Башкортостан. При назначении истцам трудовой пенсии по старости пенсионные органы не включили в их страховой стаж период работы с января 2002 года по сентябрь 2005 года ввиду неполной уплаты работодателем страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за этот период и произвели им расчет размера пенсий исходя из сумм фактически уплаченных, а не начисленных страховых взносов.
По мнению Верховного Суда Российской Федерации и Учалинского районного суда Республики Башкортостан, подлежащий применению при разрешении указанных дел пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку допускает распространение на застрахованных лиц неблагоприятных последствий ненадлежащего исполнения работодателем как страхователем своих обязанностей по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в виде невключения в страховой стаж соответствующих периодов трудовой деятельности и снижения размера страховой части трудовой пенсии.
Конституционность пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается также гражданином А.С. Муратовым, которому территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации не засчитал в страховой стаж период работы в 2002-2004 годах и отказал в установлении размера трудовой пенсии по старости с учетом сумм начисленных за этот период, но не перечисленных работодателем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации страховых взносов, и гражданкой Т.В. Шестаковой, размер трудовой пенсии по старости которой при перерасчете страховой части пенсии на основании пункта 3 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оказался ниже, чем у других лиц, выполнявших аналогичную работу и получавших такую же зарплату, но работавших на другом предприятии, по причине неполной уплаты работодателем страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период ее работы после назначения трудовой пенсии.
Заявители утверждают, что пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" фактически ставит реализацию гражданами, работающими по трудовому договору, права на трудовую пенсию в зависимость не от соблюдения ими условий, установленных законом, и выполнения обязанностей, возложенных лично на них, а от того, исполняет ли страхователь (работодатель) свою обязанность по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации надлежащим образом, т.е. своевременно и в полном объеме, и, следовательно, противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, нарушает конституционное право граждан на пенсионное обеспечение, а потому не соответствует статьям 2, 7 (часть 1), 19 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
1.2. Гражданин А.С. Муратов наряду с пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" просит проверить конституционность пункта 2 статьи 13 того же Федерального закона, ссылаясь на то, что содержащаяся в нем норма позволяет лишать гражданина страховой части трудовой пенсии в случае непредставления работодателем в Пенсионный фонд Российской Федерации сведений индивидуального (персонифицированного) учета, которыми подтверждаются засчитываемые в его страховой стаж периоды работы и (или) иной деятельности.
Между тем, как следует из материалов дела, сведения, содержащие все предусмотренные Федеральным законом от 1 апреля 1996 года "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" данные о А.С. Муратове как застрахованном лице, которые необходимы для назначения трудовой пенсии и определения ее размера, в том числе о периодах его трудовой деятельности, начисленных, уплаченных и поступивших за него страховых взносах, были представлены работодателями в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации.
Таким образом, нет основании полагать, что пунктом 2 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" были нарушены конституционные права заявителя, а потому его жалоба в этой части не является допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
1.3. Гражданину А.В. Докукину, получающему трудовую пенсию по старости с 2000 года, решением мирового судьи судебного участка N 1 Пригородного района Свердловской области от 1 ноября 2005 года отказано в удовлетворении исковых требований о понуждении работодателя - МУП "Пригородный райкомхоз", имеющего за период с 1 января 2002 года по 25 июня 2004 года задолженность по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, произвести перечисление на его индивидуальный лицевой счет в Пенсионном фонде Российской Федерации страховых платежей в сумме 8 308 руб. 29 коп. и обязать управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Нижнем Тагиле и Пригородном районе Свердловской области пересчитать с учетом перечисленных средств размер страховой части трудовой пенсии.
В обоснование своего решения суд указал, что действующее законодательство не содержит положений, позволяющих работодателю осуществлять уплату страховых взносов отдельно за каждого работника; поскольку же в соответствии с абзацем третьим пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов, в случае перечисления в Пенсионный фонд Российской Федерации своевременно не уплаченных за А.В. Докукина страховых взносов их сумма будет распределена по индивидуальным лицевым счетам всех застрахованных лиц, работающих на данном предприятии.
По мнению А.В. Докукина, установленный Правительством Российской Федерации порядок распределения поступивших в Пенсионный фонд Российской Федерации от работодателя страховых взносов фактически лишает застрахованных лиц возможности защиты своих пенсионных прав, нарушенных в результате недобросовестного выполнения работодателем обязанности по своевременной и в полном объеме уплате страховых взносов, что противоречит требованиям статей 2, 7 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 27 января 2004 года N 1-П, нормативный акт Правительства Российской Федерации может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в связи с конкретным делом лишь в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.
Поскольку Правила учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, отвечают указанным требованиям, а именно приняты Правительством Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (часть вторая статьи 20), и сам этот Федеральный закон не регулирует порядок учета страховых взносов, поступающих за застрахованных лиц в Пенсионный фонд Российской Федерации, жалоба А.В. Докукина в силу приведенной правовой позиции является допустимой.
1.4. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные нормативные положения пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в той части, в какой они относятся к застрахованным лицам, работавшим по трудовому договору, и определяют условия приобретения ими права на трудовую пенсию и размер ее страховой части.
2. Конституция Российской Федерации, провозглашая Российскую Федерацию правовым и социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и закрепляя свободу труда, право каждого свободно выбирать род деятельности и профессию (статья 1, часть 1; статья 7; статья 37, часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на получение пенсии в определенных законом случаях и размерах.
Как следует из статей 7, 39, 71 (пункт "в"), 72 (пункт "ж" части 1) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, выбор организационно-правовых форм и механизмов реализации конституционного права на получение пенсии относится к компетенции федерального законодателя, который располагает достаточно широкой свободой усмотрения в определении видов пенсий, правовых оснований и порядка их предоставления, правил назначения и перерасчета, а также формирования финансовой основы их выплаты. Вместе с тем осуществляемое им правовое регулирование должно базироваться на конституционно значимых принципах пенсионного обеспечения, учитывать социальную ценность в правовом государстве с социально ориентированной рыночной экономикой трудовой и иной общественно полезной деятельности, особое значение пенсии для поддержания материальной обеспеченности и удовлетворения основных жизненных потребностей пенсионеров.
Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагающая установление такого правопорядка, который гарантировал бы каждому государственную защиту его прав и свобод (статья 2; статья 17; статья 18; статья 45, часть 1, Конституции Российской Федерации), в сфере пенсионного обеспечения лиц, работавших по трудовому договору, означает необходимость такого правового регулирования соответствующих отношений, которое бы предусматривало эффективные гарантии права на трудовую пенсию, адекватные природе, целям и значению данного вида пенсионного обеспечения, исключало возможность блокирования реализации приобретенных этими лицами пенсионных прав и позволяло им на основе доступных процедур своевременно и в полном объеме получить полагающуюся пенсию.
3. В соответствии с действующей в Российской Федерации пенсионной системой трудовые пенсии предоставляются гражданам по обязательному пенсионному страхованию, организационные, правовые и финансовые основы которого определены Федеральным законом от 15 декабря 2001 года "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и которое реализуется в рамках системы отношений по формированию за счет страховых взносов и иных поступлений консолидированных средств (средств бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации), предназначенных для осуществления страховщиком - Пенсионным фондом Российской Федерации гарантируемой государством выплаты страхового обеспечения при наступлении страхового случая.
3.1. Лицам, застрахованным в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", трудовая пенсия, согласно части первой статьи 3 Федерального закона от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", назначается при соблюдении ими определенных условий. К их числу Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" относит наличие у гражданина страхового стажа, определяемого как суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж (абзац третий статьи 2): в частности, для приобретения права на трудовую пенсию по старости, назначаемую на общих основаниях, помимо достижения общеустановленного пенсионного возраста необходим страховой стаж не менее пяти лет; с наличием страхового стажа определенной продолжительности (от 15 до 25 лет) связывается и право отдельных категорий работников на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (пункт 2 статьи 7, пункт 1 статьи 27, пункт 1 статьи 28). При этом согласно пункту 1 статьи 10 названного Федерального закона периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации застрахованными лицами, включаются в страховой стаж, если за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.
Страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, за счет которых финансируются страховая и накопительная части трудовой пенсии, определяются Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" как индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и персональным целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете (статья 3).
Уплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу граждан, работающих по трудовому договору, как лиц, на которых согласно пункту 1 статьи 7 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" распространяется обязательное пенсионное страхование (застрахованные лица), названный Федеральный закон возлагает на страхователя (работодателя), который обязан своевременно и в полном объеме производить соответствующие платежи (подпункт 1 пункта 1 статьи 6, пункт 2 статьи 14). Пенсионный фонд Российской Федерации (страховщик), в свою очередь, обязан назначать (пересчитывать) и своевременно выплачивать обязательное страховое обеспечение (трудовые пенсии) на основе данных индивидуального (персонифицированного) учета, осуществлять учет средств, поступающих по обязательному пенсионному страхованию, и обеспечивать их целевое использование (пункт 2 статьи 13). При этом, согласно пункту 2 статьи 7, право на обязательное пенсионное страхование в Российской Федерации реализуется в случае уплаты страховых взносов в соответствии с данным Федеральным законом.
Следовательно, право застрахованных лиц, работающих по трудовому договору, на получение трудовой пенсии обеспечивается уплатой страхователями в их пользу страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. Такие платежи, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 7-П, являются обязательной составной частью расходов по найму рабочей силы и материальной гарантией предоставления застрахованным лицам надлежащего страхового обеспечения.
3.2. Федеральный законодатель, регулируя отношения по обязательному пенсионному страхованию, исходил из того, что оно должно осуществляться в соответствии с общими для всех видов обязательного социального страхования принципами, закрепленными в статье 4 Федерального закона от 16 июля 1999 года "Об основах обязательного социального страхования", такими как устойчивость его финансовой системы, обеспечиваемая на основе эквивалентности страхового обеспечения средствам обязательного социального страхования, автономность финансовой системы обязательного социального страхования, всеобщий обязательный характер социального страхования и доступность для застрахованных лиц реализации своих социальных гарантий, государственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц на защиту от социальных страховых рисков и исполнение обязательств по обязательному социальному страхованию независимо от финансового положения страховщика, обязательность уплаты страхователями страховых взносов.
Своевременная и полная уплата страхователями страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации - необходимое условие реализации в обязательном пенсионном страховании названных принципов, прежде всего устойчивости и автономности его финансовой системы, а также принципа солидарности, в том числе в несении бремени установленных законом обязательных расходов на осуществление обязательного пенсионного страхования. Правило пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" о включении в страховой стаж застрахованных лиц периодов их работы при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, с соблюдением которого связывается реализация права на получение трудовой пенсии в надлежащем объеме и которому корреспондирует законодательно закрепленная обязанность страхователя своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, также призвано обеспечивать нормальное функционирование финансового механизма обязательного пенсионного страхования и в конечном счете - выплату трудовых пенсий застрахованным лицам в размере, предусмотренном законом и адекватном результатам их труда.
3.3. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 24 февраля 1998 года N 7-П, от 23 декабря 1999 года N 18-П и от 22 марта 2007 года N 4-П, в Российской Федерации как правовом и социальном государстве устанавливаемый федеральным законодателем правовой режим страховых выплат по обязательному социальному страхованию должен быть основан на универсальных принципах справедливости и юридического равенства и вытекающего из них требования сбалансированности прав и обязанностей (статья 1, часть 1; статья 6, часть 2; статья 19 Конституции Российской Федерации); этим обусловлены, в частности, недопустимость существенных диспропорций между платежами, которые вносятся работодателями на обязательное социальное страхование и из которых формируются его средства, и предоставляемым страховым обеспечением, необходимость обеспечения соотносимости между страховыми взносами и трудовой пенсией.
В действующем пенсионном законодательстве такая соотносимость достигается установлением зависимости размера трудовой пенсии (ее страховой и накопительной частей) от общей суммы уплаченных за застрахованное лицо на ее финансирование страховых взносов в течение всего периода, предшествовавшего назначению или перерасчету пенсии (абзацы четвертый и восьмой статьи 2, пункты 5 и 9 статьи 14, пункты 3 и 5 статьи 15, пункт 2 статьи 16, пункты 3-5 и 10 статьи 17 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 1 статьи 9, часть первая статьи 20 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"). Так, расчетный пенсионный капитал, исходя из которого определяется размер страховой части трудовой пенсии, формируется из общей суммы страховых взносов и иных поступлений на финансирование этой части трудовой пенсии, поступивших за застрахованное лицо в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, на основании данных индивидуального (персонифицированного) учета.
В соответствии с пунктом 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, поступившие в Пенсионный фонд Российской Федерации суммы страховых взносов включаются в индивидуальные лицевые счета застрахованных лиц по окончании календарного года на основании представленных страхователями в территориальные органы Фонда сведений индивидуального (персонифицированного) учета и имеющихся в территориальных органах Фонда данных о суммах начисленных страховых взносов и суммах страховых взносов, поступивших в Фонд за календарный год (абзац первый); поступившие суммы текущих платежей по страховым взносам, а также платежей по страховым взносам за прошлые периоды распределяются по индивидуальным лицевым счетам застрахованных лиц пропорционально суммам начисленных страховых взносов (абзац третий).
Такой порядок распределения сумм страховых взносов по индивидуальным лицевым счетам - в силу индивидуально возмездного характера этих платежей и обязательности их уплаты страхователем - позволяет осуществлять их надлежащий учет в составе расчетного пенсионного капитала каждого застрахованного лица и тем самым реализацию застрахованными лицами права на получение страхового обеспечения в размере, эквивалентном сумме страховых взносов, учтенной на их индивидуальных лицевых счетах.
3.4. Таким образом, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный капитал, не противоречат Конституции Российской Федерации в той мере, в какой во взаимосвязи с законоположениями, закрепляющими безусловную обязанность всех страхователей (работодателей) своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы, они направлены на обеспечение нормального функционирования финансовой системы обязательного пенсионного страхования на основе страховых принципов и исполнения обязательств Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами.
4. Механизм обязательного пенсионного страхования, в рамках которого уплате страховых взносов придано значение необходимого условия для включения соответствующих периодов трудовой деятельности застрахованного лица в его страховой стаж, а размер трудовой пенсии (ее страховой и накопительной частей) непосредственно зависит от суммы уплаченных в Пенсионный фонд Российской Федерации в его пользу страховых взносов, предполагает и наличие соответствующих государственных гарантий реализации застрахованными лицами, выполнявшими оплачиваемую работу по трудовому договору, своих пенсионных прав в полном объеме.
4.1. При решении вопроса о назначении застрахованным лицам, работавшим по трудовому договору, трудовой пенсии и ее размере органы Пенсионного фонда Российской Федерации исходят из того, что в силу пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзаца третьего пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, в системной связи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения трудовых пенсий, формирование расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, определение размера страховой части трудовой пенсии и ее перерасчет (абзац четвертый статьи 2, пункт 2 статьи 7, пункты 5 и 11 статьи 14, пункты 3 и 7 статьи 15, пункты 2 и 3 статьи 16, пункты 3 и 5 статьи 17, пункт 1 статьи 27, пункт 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", пункт 2 статьи 7, пункты 1 и 3 статьи 9, пункт 1 статьи 10, статья 20 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"), непоступление страховых взносов за те или иные периоды трудовой деятельности застрахованных лиц не позволяет включать такие периоды работы в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию; при том что исчисление страховой части пенсии (ее перерасчет) осуществляется из суммы расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, учтенного по состоянию на день, с которого ему назначается страховая часть трудовой пенсии (осуществляется ее перерасчет), а суммы страховых взносов на ее финансирование включаются в расчетный пенсионный капитал в тот период, в котором они фактически поступили в Пенсионный фонд Российской Федерации, неисполнение страхователем обязанности по своевременной и полной уплате страховых взносов влечет для застрахованного лица (работника), которое выполняло оплачиваемую работу по трудовому договору и в силу закона подлежало в этот период обязательному пенсионному страхованию, и такие неблагоприятные последствия, как занижение размера устанавливаемой страховой части трудовой пенсии, в том числе при ее перерасчете в случае продолжения трудовой деятельности после назначения трудовой пенсии.
4.2. Закрепляя права и обязанности субъектов обязательного пенсионного страхования, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" относит обеспечение финансовой устойчивости и сбалансированности системы обязательного пенсионного страхования, в том числе путем обеспечения поступления обязательных платежей в объеме, предусмотренном бюджетом Пенсионного фонда Российской Федерации, а также осуществление государственного надзора и контроля за реализацией прав застрахованных лиц на получение трудовой пенсии к полномочиям федеральных органов государственной власти (статья 12).
Контроль за правильностью исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование возлагается названным Федеральным законом на налоговые органы, а взыскание недоимки по страховым взносам, пеней, а также штрафов - на территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации (статьи 25, 26 и 27). Следовательно, эти органы имеют полномочия для обеспечения, в том числе в принудительном порядке, исполнения страхователем, не уплачивающим страховые взносы, установленных законом требований.
Что касается застрахованных лиц, то им предоставлено право получать от работодателя и органов Пенсионного фонда Российской Федерации информацию о начислении и уплате страховых взносов, осуществлять контроль за их перечислением работодателем в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, а Пенсионный фонд Российской Федерации, в свою очередь, обязан бесплатно один раз в год направлять застрахованным лицам сведения, содержащиеся в их индивидуальных лицевых счетах, информацию о состоянии специальной части их индивидуальных лицевых счетов и о результатах инвестирования средств пенсионных накоплений (статья 15 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", статьи 14-16 Федерального закона "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", статьи 62 и 303 Трудового кодекса Российской Федерации). Однако поскольку сами застрахованные лица непосредственно не вовлечены в систему правоотношений, связанных с уплатой страховых платежей на обязательное пенсионное страхование, они, хотя и получают указанную информацию, как правило, не располагают реальными возможностями обеспечить уплату работодателем недоимки по страховым взносам.
4.3. Федеральный законодатель, осуществляя правовое регулирование отношений в сфере обязательного пенсионного страхования, должен обеспечивать баланс конституционно значимых интересов всех субъектов этих отношений, а устанавливаемые им правила поддержания устойчивости и автономности финансовой системы обязательного пенсионного страхования не должны обесценивать конституционное право граждан на трудовую пенсию.
Неуплата страхователем в установленный срок или уплата не в полном объеме страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу работающих у него по трудовому договору застрахованных лиц в силу природы и предназначения обязательного пенсионного страхования, необходимости обеспечения прав этих лиц не должна препятствовать реализации ими права своевременно и в полном объеме получить трудовую пенсию. Соответствующие взносы должны быть уплачены, а их уплата - исходя из публично-правового характера отношений между государством и Пенсионным фондом Российской Федерации и особенностей отношений между государством, страхователями и застрахованными лицами - должна быть обеспечена, в том числе в порядке принудительного взыскания. В противном случае искажалось бы существо обязанности государства по гарантированию права застрахованных лиц на трудовую пенсию.
Между тем, установив такой механизм определения права на трудовую пенсию по обязательному пенсионному страхованию, при котором приобретение страхового стажа и формирование расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, по существу, зависят от исполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов и от эффективности действий налоговых органов и страховщика, федеральный законодатель не предусмотрел в рамках данного механизма достаточные гарантии обеспечения прав застрахованных лиц на случай неуплаты страхователем страховых взносов или уплаты их не в полном объеме. В результате в страховой стаж граждан, надлежащим образом выполнявших работу по трудовому договору и в силу закона признанных застрахованными лицами, не засчитываются периоды работы, за которые страховые взносы начислялись, но не уплачивались. Тем самым они безосновательно лишаются и части своей трудовой пенсии, чем нарушаются гарантируемые статьей 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации пенсионные права.
Кроме того, исключение из страхового стажа периодов работы, за которые страхователем не уплачены страховые взносы, равно как и снижение в указанных случаях у застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших требуемые от них законом условия, размера страховой части трудовой пенсии, фактически означает установление таких различий в условиях приобретения пенсионных прав - в зависимости от того, исполнил страхователь (работодатель) надлежащим образом свою обязанность по перечислению страховых пенсионных платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации или нет, которые не могут быть признаны соответствующими конституционно значимым целям и, следовательно, несовместимы с требованиями статей 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Это следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой законодатель, осуществляя регулирование условий и порядка предоставления конкретных видов пенсионного обеспечения, а также определяя организационно-правовой механизм его реализации, связан в том числе необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости и равенства и требований к ограничениям прав и свобод граждан, в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно обоснованны и оправданы конституционно значимыми целями, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (постановления от 3 июня 2004 года N 11-П, от 23 декабря 2004 года N 19-П и др.).
4.4. Правовой статус Пенсионного фонда Российской Федерации как страховщика, являющегося государственным учреждением, предопределяет его особое положение в механизме обязательного пенсионного страхования - действиями и финансовыми средствами Пенсионного фонда Российской Федерации обеспечивается реализация большей части прав и законных интересов застрахованных лиц. В соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами, а средства его бюджета являются федеральной собственностью (статья 5 и пункт 1 статьи 16).
В сфере отношений, связанных с формированием, расходованием и учетом денежных средств на выплату трудовых пенсий по обязательному пенсионному страхованию, ответственность государства за надлежащее осуществление обязательного пенсионного страхования, в частности в случае неисполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, не может сводиться к субсидиарной ответственности, предусмотренной нормами гражданского законодательства.
Между тем законодатель, предусмотрев субсидиарную ответственность государства по обязательствам Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами, не конкретизировал условия и порядок наступления такой ответственности, которые с учетом особенностей отношений в сфере обязательного пенсионного страхования обеспечивали бы реальную защиту права застрахованных лиц (работников) на трудовую пенсию в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, как не установил и иных гарантий (механизмов), обеспечивающих реализацию ими пенсионных прав в указанных случаях. Возможность же для страховщика - государственного учреждения в таких случаях не исполнять свое обязательство перед застрахованными лицами, работавшими по трудовому договору, по предоставлению им страхового обеспечения в надлежащем размере умаляет значимость их трудовой деятельности, подрывает доверие граждан к закону и авторитет государственной власти, ставит под сомнение наличие приобретенных пенсионных прав, признание, соблюдение и защита которых являются обязанностью государства.
4.5. Таким образом, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения во взаимосвязи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения и размеры трудовых пенсий, - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79, 80, 87 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:
1. Признать пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой во взаимосвязи с законоположениями, закрепляющими безусловную обязанность всех страхователей (работодателей) своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы, они направлены на обеспечение нормального функционирования финансовой системы обязательного пенсионного страхования на основе страховых принципов и исполнения обязательств Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами.
2. Признать пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и абзац третий пункта 7 Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения во взаимосвязи с иными законодательными предписаниями, регламентирующими условия назначения и размеры трудовых пенсий, - при отсутствии в действующем регулировании достаточных гарантий беспрепятственной реализации пенсионных прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору и выполнивших предусмотренные законом условия для приобретения права на трудовую пенсию, на случай неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов за определенные периоды трудовой деятельности этих лиц - позволяют не включать такие периоды в их страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию, и снижать при назначении (перерасчете) трудовой пенсии размер ее страховой части.
Федеральному законодателю в целях обеспечения в этих случаях права застрахованных лиц, работавших по трудовому договору, на трудовую пенсию надлежит установить правовой механизм, гарантирующий реализацию приобретенных ими в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав, в том числе источник выплаты той части страхового обеспечения, которая не покрывается страховыми взносами страхователя.
Впредь до установления законодателем соответствующего правового регулирования - исходя из принципа непосредственного действия Конституции Российской Федерации и с учетом особенностей отношений между государством и Пенсионным фондом Российской Федерации и между государством, страхователями и застрахованными лицами - право застрахованных лиц, работавших по трудовому договору, на получение трудовой пенсии с учетом предшествовавшей ее назначению (перерасчету) трудовой деятельности при неуплате или ненадлежащей уплате их страхователями (работодателями) страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации должно обеспечиваться государством в порядке исполнения за страхователя обязанности по перечислению Пенсионному фонду Российской Федерации необходимых средств в пользу тех застрахованных лиц, которым назначается трудовая пенсия (производится ее перерасчет), за счет средств федерального бюджета.
3. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности пункта 2 статьи 13 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
4. Дела граждан А.В. Докукина, А.С. Муратова и Т.В. Шестаковой в той части, в какой они основаны на нормативных положениях, признанных настоящим Постановлением не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном порядке.
5. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после провозглашения.
6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд.
Российской Федерации

N 9-П.

Через сколько вступает в силу постановление Конституционного суда? Спасибо!

Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) "О Конституционном Суде Российской Федерации"
""Статья 79. Юридическая сила решения

""... Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. ..."

Почему ПФР игнорирует постановление конституционного суда №2-П от.29.01.2004 г.

Анатолий
Спросите у ПФР, почему они игнорируют.
Задавайте вопрос понятней, мы не знаем, что у вас произошло и о чем речь

Желаю Вам удачи и всех благ!

почему он игнорирует, данный вопрос вы можете задать непосредственно в ПФР. Спасибо за выбор нашего сайта, всего доброго, до свидания.

Если вы считаете, что пенсионный фонд нарушает каким то ни было законность, то пишите на него жалобу в прокуратуру, пусть проведут проверку и примут меры.

Распространяются ли постановления Конституционного суда на исполненные судебные акты до введения самой конституции РФ?

Согласно Конституции РФ "полномочия КС РФ" нет.

Нет.

. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановления окончательно, не подлежат обжалованию, вступают в силу немедленно и действует непосредственно.

Решения Конституционного Суда РФ распространяются только с 12 июня 1993 г., дня принятия Конституции РФ, по настоящее время.

Юрист Седельников С.С.

Михаил, добрый день!
В соответствии со ст.79 закона "О конституционном суде"
Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения.

Кроме того, Конституционный суд проверяет нормативные акты на соответствии Конституции РФ 1993 г., на решение суда, принятое в соответствии с Конституцией 1979 г., Постановление Конституционного суда по проверки на соответствие Конституции 1993 г. не подлежит применению.

Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ

Статья 100. Итоговое решение по делу

По итогам рассмотрения жалобы на нарушение законом конституционных прав и свобод граждан Конституционный Суд Российской Федерации принимает одно из следующих постановлений:

3) о признании оспариваемых заявителем положений нормативного правового акта аналогичными нормам, ранее признанным не соответствующими
Конституции
Российской Федерации постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющим силу, и поэтому также не соответствующими Конституции Российской Федерации либо о констатации факта, что примененная в конкретном деле норма ранее признана неконституционной постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющим силу.
В случае, если Конституционный Суд Российской Федерации принял постановление, предусмотренное пунктом 2 или пунктом 3 части первой настоящей статьи, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.


Т.е. подлежит пересмотру только дело заявителя.

Один полицейский рядовой попросил через меня спросить у юристов, обязательны для полицейских постановления Конституционного суда?

Они обязательны для всех.

Скажите вашему знакомому полицейскому, что соблюдение Законодательства обязательно для всех.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских