Объективная сторона состава преступления

Краткое содержание:


Вопросы:

1. 1. Светлов и Голиков пригласили домой Елисееву, где распили две бутылки вина. Когда девушка собралась домой, они не пустили ее и предложили вступить в половую связь, при этом угрожали, в случае отказа, физической расправой. Когда Светлов, сняв одежду стал подходить к Елисеевой, она забралась на подоконник и просила не трогать ее и не приближаться к ней, иначе она выпрыгнет из окна. Светлов не обращая внимания на просьбы девушки стал подвигаться к окну. Елисеева выбросилась из окна 10-го этажа.
Находятся ли в причинной связи с действиями Светлова и Голикова смерть Елисее-вой? Признаки какого состава преступлении имеются в деянии Светлова и Голикова?

2. Токарева возвращалась ночью с работы со второй смены. Ее муж Токарев решил ее встретить у подъезда. Когда Токарева подошла к подъезду муж выйдя из темной части подъезда обнял ее со спины и сказал «Попалась моя птичка». Вдруг он почуствовал как тело жены обмякло и стало падать на землю.
Токарева была мертва. В заключении судебно-медицинской экспертизы было указа-но, что потерпевшая страдала пороком сердца и умерла потому, что сердце не выдержало испуга.
Имеется ли причинная связь между действиями Токарева и смертью его жены?

3. К. в драке нанес ножом удар в живот С. (сам по себе не смертельный). С. Доста-вили в больницу, где хирург Д. сделал операцию. Зашивая рану хирург Д. оставил в брюшной полости марлевую салфетку, в чего С. Через три дня скончался от острого вос-паления брюшины.
Имеется ли причинная связь между действиями К. и смертью С.?

4. Контролер сберегательного банка А. был обвинен в халатности (ст. 293 УК РФ) в связи с тем, что не заметил грубой подделки денежного документа, по которому преступ-ник получил крупную сумму денег.
В соответствии с порядком производства операции в данном сбербанке платежные документы поступали контролеру после выплаты кассиром соответствующих сумм.
Имеется ли причинная связь между действиями Контролера А и наступившими по-следствиями.

5. Сафронов в запрещенное время на территории заповедника охотился на оленей, используя для ослепления оленей автомобиль, убил двух оленей.
Объективная сторона какого преступления имеется в поведении охотника? Какое значение имеет место, орудие и средство совершения преступления как признака состава?

6. Васин грубо обращался со своими престарелыми родителями, не давал им есть, выгонял на улицу, постоянно упрекал их в том, что они долго живут. Однажды, вернув-шись с работы Васин нашел их мертвыми. В заключении судебно-медицинской эксперти-зы было указано, что смерть наступила в результате отравления мышьяком, который они приняли сами.
Объективная сторона какого преступления имеется в поведении Васина? Ознакомь-тесь со ст. 110 УК РФ.



7. Два шестнадцатилетние ученика юридического колледжа не подготовившись к контрольной работе, решили сорвать занятие в колледже. По тефону-автомату они сооб-щили директору колледжа, что в здании находится взрывное устройство. Вызванные со-трудники МВД, МЧС, после того как все покинули здание, исследовали его, но никакого взрывного устройства не нашли.
Совершили ли ученики колледжа общественно опасное деяние?

8. К. в драке ударил П. ножом в область сердца. Полагая, что П умер (тот не подавал признаков жизни) Н. закопал труп, чтобы скрыть следы преступления. Однако П. в это время был жив задохнувшись от нехватки кислорода.
Опишите объективную сторону преступления? Как квалифицировать содеянное?
Аникина Наталья Геннадьевна 26.10.2019 10:05
1.1. Решение задач на сайте услуга платная.
2. Статья 260. Незаконная порубка деревьев и кустарников



⇐ ПредыдущаяСтр 9 из 10 Следующая ⇒


Яндекс. Директ.
Экскурсия по ночной Казани! Здорово!
tur-kazan.ru
0+
Яркие огни города! Прекрасные виды! Уютная прогулка! Скидка 20% Закажи сейчас!

Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.
Остеопат Авдеев Александр Иванович остеопатия-плюс. Рф.
Новейшие методики восстановления естественного здоровья с гарантией результата!


Статья 260 УК РФ предусматривает два самостоятельных состава преступлений.

Объектом преступлений выступают стабильность флоры и природно-ресурсный потенциал флоры.

Предметом незаконной порубки по части 1 статьи 260 УК РФ выступают:

1) деревья, кустарники и лианы в лесах первой группы;

2) деревья, кустарники и лианы в особо защитных участках лесов всех групп;

3) деревья, кустарники и лианы, не входящие в лесной фонд;

4) деревья, кустарники и лианы, запрещенные к порубке.

Предметом незаконной порубки по части 2 статьи 260 УК РФ являются:

1) деревья, кустарники и лианы в лесах всех групп;

2) насаждения, не входящие в лесной фонд.

Диспозиция нормы бланкетная, то есть для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности необходимо обратиться к иным нормативно-правовым актам, не носящим уголовно-правового характера, такими актами, в частности, являются: Лесной кодекс РФ; Федеральный закон "Об охране окружающей среды"; Правила отпуска древесины на корню в лесах РФ, утвержденные Постановлением Правительства РФ.

При рассмотрении дел, связанных с незаконной порубкой, а равно повреждением до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан, судам необходимо иметь в виду, что предметом преступного посягательства являются деревья, кустарники и лианы, произрастающие на землях лесного фонда, в лесах, не входящих в лесной фонд, на землях транспорта, населенных пунктов (поселений), на землях водного фонда и землях иных категорий. Не являются предметом экологического преступления деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных дачных и садовых участках, ветровальные, буреломные деревья и т.п., если иное не предусмотрено специальными правовыми актами.

Завладение теми деревьями, которые срублены и приготовлены к складыванию, сбыту или вывозу другими лицами, следует квалифицировать как хищение чужого имущества.

Объективная сторона преступления, предусмотренного частью 1 статьи 260 УК РФ, заключается в незаконной порубке, а равно повреждении до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы либо в особо защитных участках лесов всех групп, а также деревьев, кустарников и лиан, не входящих в лесной фонд или запрещенных к порубке, если эти деяния совершены в значительном размере.

Реклама

Не покупайте фиксаторы пальцев!
blogsme.ru


Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.
Болят косточки на ногах? Не терпите!
salvisar.ru

Под незаконной порубкой следует понимать рубку деревьев, кустарников и лиан без лесорубочного билета, ордера или рубку по лесорубочному билету, ордеру, выданному с нарушением действующих правил рубок, а также рубку, осуществляемую не на том участке или за его границами, сверх установленного количества, не тех пород или не подлежащих рубке деревьев, кустарников и лиан, как указано в лесорубочном билете, ордере сроков рубки, рубку деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке, или после вынесения решения о приостановлении, ограничении или прекращении деятельности лесопользователя или права пользования участком лесного фонда.

К лесам первой группы относятся леса, основным назначением которых является выполнение водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных, иных функций, а также леса особо охраняемых природных территорий.

Под особо защитными участками лесов всех групп следует понимать участки лесов с ограниченным режимом лесопользования.

Под деревьями, кустарниками и лианами, не входящими в лесной фонд, следует понимать деревья, кустарники и лианы, которые не находятся в сомкнутом состоянии и не имеют такого географического, климатического и иного значения, как леса, а именно: защитные лесные насаждения и другая древесная и кустарниковая растительность на землях сельскохозяйственного назначения; защитные лесные насаждения на полосах отвода железных, автомобильных дорог, а также каналов; лесные насаждения, группы деревьев и кустарников на землях поселений (городов, поселков, сельских поселений); деревья, лианы, группы деревьев и кустарников на приусадебных, дачных и садовых участках.

Яндекс. Директ.
Ж/д билеты для льготников
tutu.ru
Льготные тарифы на ж/д билеты на Туту. ру. Бронируйте билеты онлайн!
Покупка ж/д билета.
Как оплатить.
Возврат.
Поездки за рубеж и по СНГ
К деревьям, кустарникам и лианам, запрещенным к порубке, относятся: каштан, платан, груша, вишня, абрикос, алыча, шелковица, дзельква, самшит, тис, клен белый (явор), калопанакс (диморфант), бархат амурский, бархат сахалинский, орех грецкий, орех маньчжурский, орех Зибольда, можжевельник твердый, сосна могильная, пихта цельнолистная, пихта грациозная, пихта Майра, ель Глена, береза карельская, береза Шмидта (железная), магнолия, дуб зубчатый, дуб курчавый, ботрокариум, шелкоплодник, ясень Зибольда, лиственница ольгинская. Не подлежат рубке деревья, кустарники и лианы других ценных и редких пород по перечням, утверждаемым органами государственной власти субъектов Российской Федерации. При проведении сплошных рубок, в том числе рубок главного пользования, деревья, кустарники и лианы указанных пород должны оставляться вместе с небольшими куртинами других сопутствующих пород. Допускается рубка деревьев, кустарников и лиан указанных пород только по их санитарному состоянию и, в виде исключения, рубка, связанная с переводом в установленном порядке лесных земель в нелесные при добыче полезных ископаемых, прокладке линейных сооружений, расчистке земель лесного фонда под строительство зданий и сооружений, а также в иных случаях на основании решений органов государственной власти субъектов Российской Федерации, согласованных с управлением лесного хозяйства и органами охраны окружающей природной среды.

Под повреждением деревьев, кустарников и лиан до степени прекращения роста следует понимать действия человека на указанные объекты любым способом, в результате которого они прекращают свое дальнейшее развитие и рост.

Пункт 13 вышеназванного Постановления Пленума указывает на то, что разграничение с административным правонарушением проводится по предмету: состав преступления, предусмотренный частью 1 статьи 260 УК РФ, образует незаконная порубка деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы, в особо защитных участках лесов всех групп либо не входящих в лесной фонд или запрещенных к порубке, если эти деяния совершены в значительном размере.

Пункт 15 вышеназванного Постановления Пленума специально оговаривает, что, рассматривая дела, связанные с нарушением экологического законодательства, судам следует в каждом конкретном случае выяснять размер нанесенного ущерба. При определении объема возмещения экологического вреда и расчета сумм ущерба, причиненного экологическим правонарушением и подлежащего возмещению, надлежит руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, конкретизирующими положения федерального законодательства.

Под значительным ущербом в соответствии с примечанием к статье 260 УК РФ следует понимать ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, исчисленный по утвержденным Правительством РФ таксам, превышающий десять тысяч рублей.

В юридической литературе отнесение состава данного преступления к материальному или формальному является спорным. Одни авторы относят его к материальному, другие к формальному. С нашей точки зрения состав данного преступления материальный, то есть преступление следует считать оконченным с момента наступления последствия в виде значительного ущерба и установления причинной связи между деянием и последствием.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины.

Субъектом преступления выступает физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Объективная сторона преступления, предусмотренного частью 2 статьи 260 УК РФ, выражается в незаконной порубке, а равно повреждении до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах всех групп, а также насаждений, не входящих в лесной фонд, если эти деяния совершены:

1) группой лиц;

2) лицом с использованием своего служебного положения;

3) в крупном размере.

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

Под лицом, использовавшим свое служебное положение, следует понимать должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, использовавшее свое служебное положение для совершения данного преступления.

При этом необходимо учитывать, что статья 260 УК РФ специально предусматривает ответственность за преступления, совершенные с использованием служебного положения. Исходя из этого, содеянное следует квалифицировать только по указанной норме без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой и иной организации.

Понятие крупного размера дано в примечании к статье 260 УК РФ: крупным размером признается ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, исчисленный по утвержденным Правительством РФ таксам, превышающий сто тысяч рублей.

Состав преступления формальный, то есть преступление окончено с момента его совершения; по пункту "г" части 2 ст. 260 УК РФ состав материальный, необходимым условием является наступление последствия в виде крупного размера ущерба.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины.

Субъектом преступления выступает физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, кроме пункта "в" части 2 статьи 260 УК РФ, где субъект специальный: должностное лицо государственного предприятия, учреждения, организации или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, использовавшее свое служебное положение для совершения данного преступления.

Часть 3 статьи 260 УК РФ предусматривает квалифицирующие признаки: деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Понятие особо крупного размера дано в примечании к статье 260 УК РФ: особо крупным размером признается ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам, исчисленный по утвержденным Правительством РФ таксам, превышающий двести пятьдесят тысяч рублей.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.





Как убедиться что деревья вырыбаются незаконно.
ООО "Дэмос Центрус" 27.07.2019 01:24
2.1. Доброй ночи, позвонить в МВД, вызвать сотрудников, в ходе вызова-органы сами установят законность.
Кугейко Анжела Сергеевна 27.07.2019 01:26
2.2. Здравствуйте,
Зачем столь некорректно задавать свои вопросы юристу?
Что вы тут накопировали все подряд в своей вопрос, что надо и не надо. Имейте уважение хотя бы.
Желаю Вам удачи и всех благ!
3. Госпожа Мячина! Вы читали моё обращение? Из вашего ответа видно что нет! Вы подписали ответ не читая обращения! Так же как и судья Ерохина, которая подписала приговор не читая! В приговоре, Именем Российской Федерации осуждается гражданка России, названы присутствующими лица, которые не присутствовали, написано, что потерпевшего, подсудимого и их законных представителей не было на судебном заседании! Ни на один вопрос вы не ответили - нарушения постановлений Пленумов Верховного суда, УК РФ и УПК РФ и Конституции РФ вы признали законными. Судмедэкспертиза не проводилась! ПИШУ ВАМ ЕЩЁ РАЗ - ЭКСПЕРТ БУРДАКОВА Е.В Никогда не видела Вячеслава В.Э, до судебного заседания не исследовала вещественные доказательства, не изучала данные медкарт и сделала фальсифицированное заключение! Из стационара Вячеслав В.Э был направлен на дальнейшее лечение в Травмункт и был нетрудоспособен в течении 40 дней! А это - средняя степень тяжести! Дайте ссылку на закон, где количество дней нетрудоспособности определяется не продолжительностью лечения, а временем нахождения в стационаре!

В ответе на моё обращение содержится недостоверная информация. Из каких источников вы её берёте. Я, как законный представитель потерпевшего Вячеслава В.Э. в ходе судебного разбирательства неоднократно обращалась суду и к прокурору Музыка с ходатайствами проведении судмедэкспертизы, просьбой исследовать вещественные доказательства, заявлением о даче заведомо ложных показаний свидетелями, скрывавшими основного свидетеля - Несолёную В.Д. предоставляла доказательства. Но ни одно моё ходатайство не было удовлетворено, чем были грубо нарушены Конституционные права потерпевшего. В суде апелляционной инстанции заявили, что свидетеля - несовершеннолетнюю Несолёную В.Д мы должны привести на суд сами. Отказали в проведении судмедэкспертизы, что является нарушением ст 207 УПК РФ и ст. 198 УПК РФ, хотя были предоставлены документы, свидетельствующие о грубой фальсификации в ходе суда первой инстанции.
18.10.2017 г моему сыну Вячеславу В.Э. гр Куршинов К.Е в состоянии опьянения нанёс три удара ножом в область бедренной артерии. Мой сын потерял полтора литра крови, перенёс операцию, два месяца передвигался на костылях, получил тяжёлую психологическую травму, от которой он не может оправится до сих пор, но из-за коррупции и связей подсудимого с правоохранительными органами, о которых он и его законный представитель открыто заявлял в ходе судебных заседаний, преступник не понёс заслуженного наказания. В своём последнем слове, ещё до оглашения приговора, подсудимый благодарил судью за 100 часов общественных работ, что свидетельствует о факте сговора, так же как и то, что суд счёл достаточно веским обоснованием объяснения Куршинова К.Е, что он нанёс удар ножом, пробивший мышцы ноги до самой кости-шутя.
Но из материалов суда видно - Куршинов, находясь в общественном месте, грубо нарушил общественный порядок, выражая явное не уважение к обществу и общепринятым нормам морали, из хулиганских побуждений, внезапно, осознавая свое физическое превосходство, понимая неизбежность причинения телесных повреждений, нанес ранее малознакомому Вячеславу В.Э. сильные удары ножом в область бедра, которых последний не ожидал и не мог оказать сопротивление, причинив ему телесные повреждения. В медицинском заключении о характере ранения зафиксировано, что удар был такой силы, при котором имеется повреждение широкой фасции бедра, мышечных слоёв и дном раны является кость.
Ответственность за данное преступление предусмотрена ст. 213 УК РФ.
Нанесённые телесные повреждения имеют характер средней степени тяжести
.В ответе сказано, что нет оснований не доверять судмедэксперту Бурдаковой Е.В. Но судмедэксперт Бурдакова до судебного заседания не видела потерпевшего Вячеслава В.Э. осмотр нанесённых ему повреждений не производила и данные медицинских карт не исследовала как и вещественные доказательства - футболку, джинсы и кроссовки Вячеслава. В.Э, которые насквозь пропитаны кровью, что свидетельствует о обильной и массивной кровопотере и угрожающем для жизни состоянии. Это существенные нарушения п.26 - 31 ч 3, п.69 ч.5 и п.71.4 п.71.7 ч. Приказа Минзравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 г. №346 н г. Москва и Федерального закона от 31 мая 2001 г №73-ФЗ.

Жизнь Вячеслава В.Э была спасена сотрудниками аптеки, остановившими ему кровь и сделавшими капельницу. Иначе, до приезда скорой помощи, он мог бы скончаться.
Согласно Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194 н
"Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека"
В части три пункт 15. п.16 сказано
15. Возникновение угрожающего жизни состояния должно быть непосредственно связано с причинением вреда здоровью, опасного для жизни человека, причем эта связь не может носить случайный характер. Куршинов умышленно нанёс травму потерпевшему.

16. Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.
Вячеслав В.Э. по показаниям свидетелей и сотрудников аптеки, оказавших первую помощь, потерял более 1.5 литра крови, что согласно п.6.2.3. ч. 2 острая, обильная или массивная кровопотери-является угрожающим жизни состоянием попадающим в раздел тяжкого вреда здоровью.



7. Медицинскими критериями квалифицирующих признаков в отношении средней тяжести вреда здоровью являются:

7.1. Временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня) (далее - длительное расстройство здоровья).

7.2. Значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть - стойкая утрата общей трудоспособности от 10 до 30 процентов включительно.
В соответствии с МКБ-10 МКБ-10 — Международная классификация болезней 10-го пересмотра. На январь 2007 года является общепринятой классификацией для кодирования медицинских диагнозов, ПИСЬМО ФСС РФ от 01-09-2000 02-1810-5766




(МКБ-10) принята как единый нормативный документ для учета заболеваемости, причин обращений населения в медицинские учреждения всех ведомств, причин смерти.
МКБ-10 внедрена в практику здравоохранения на всей территории РФ в 1999 году приказом Минздрава России от 27.05.97 г. №170

Сроки временной нетрудоспособности. Класс 19. Травмы в области тазобедренного сустава S-71. Пункт 83,84 – Открытая рана области бедра. Срок временной нетрудоспособности – 25-30 дней, относятся к повреждениям средней степени тяжести.
Однако судмедэксперт, грубо нарушив Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194 н сделал фальсифицированное заключение, основывая свои выводы на сроках нахождения потерпевшего Вячеслава В.Э.в стационаре. Хотя в Приказе Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194 н
"Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" п.18 явно сказано - . Продолжительность нарушения функций органов и (или) систем органов (временной нетрудоспособности) устанавливается в днях исходя из объективных медицинских данных. Срок нахождения в стационаре не является сроком лечения. Вячеслав В.Э был выписан из КГБУЗ ВКБ №2 с в состоянии с утраченной трудоспособностью для дальнейшего лечения в Травмпункте. В медицинских картах из ГКБ №17938 и Травмпункта №1 очевидно, что пострадавший два месяца передвигался на костылях. Дежурным врачом Невешкиным О.А при экстренной госпитализации была определена средняя степень тяжести. Врачом Денисенко А.О., проводившим операцию, также сделано заключение о средней степени тяжести состояния здоровья Вячеслава. В.Э.Лечащим врачом и заведующим отделением эти данные были подтверждены и диагноз "трудоспособен", был поставлен ему лечащим врачом Улайси Д.С. и заведующим отделением КГБУЗ №1 Дородных С.О только 27.11.2017 г, то есть через 40 дней после ножевого ранения. Данные телесные повреждения квалифицируются по ст 112. УК РФ. . Так же судмедэкспертизой проигнорированы явные факты свидетельствующие о средней степени тяжести травмы - сроки нетрудоспособности - 40 дней и характер раны и последствия. Из показаний медицинской карты видно, что 13.11 2017 пострадавший Вячеслав. В.Э. обратился в травмпункт с жалобами на боли. 20.11. 2017 обратился с жалобами на усиливающиеся боли в области левого бедра. Поставлен диагноз-" Посттравматическая компрессионно ишемическая нейропатия наружного кожного нерва бедра" "Бедренная невралгия"

Помимо сильных, изматывающих болей, болезнь вызывает серьезные нарушения в подвижности бедренного сустава и нижних конечностей.
Характерными признаками невралгического болевого синдрома признаются синдромы Вассермана и Мацкевича. В первом случае, боль значительно усиливается при подъеме распрямленной ноги, а во втором – при сгибании конечности в колене.
Основным признаком болезни является болевой синдром, который быстро или постепенно трансформируется в интенсивную, нестерпимую боль. Согласно Приложению Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194 н
"Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека"


114

Нарушение функции бедра в результате травмы: а) умеренное ограничение движений в тазобедренном или коленном суставах;

30 б) умеренное ограничение движений в одном из суставов (тазобедренном или коленном) и значительное в другом

35




Видно, что общий процент стойкой утери трудоспособности составляет 30 - 35%, что соответствует причинению вреда здоровью средней степени тяжести. Данный факт подтверждён справкой КГБУЗ "Владивостокская поликлинника №1" в которой сказано, что количество дней нетрудоспособности Вячеслава В.Э только на лечении в травмпункте составило 28 дней. Данные факты и заключения девяти врачей были проигнорированы и не проверены сотрудником прокуратуры и судмедэксперртом,, что является грубейшим нарушением Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194 н
"Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" и ст. 87 УПК РФ.

Так же обвиняемый совершил преступления, ответственность за которые предусмотрена по ст. 125 УК РФ. , в которой явно сказано: Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние. Цитирование в ответе ст 125 является искажением УК РФ, так как в нём сказано о "неосторожных действиях" и " независящих причинах" , чего нет в ст. 125 УК РФ. Куршинов К.Е сам поставил потерпевшего в угрожающее для жизни состояние - нанёс удар ножом, после которого потерпевший потерял полтора литра крови и не мог самостоятельно передвигаться и после этого покинув место преступления, продолжал распивать спиртные напитки. Ответственность по данной статье не предусмотрена только при нанесении тяжких телесных повреждений.
В ответе содержится недостоверная, противоречащая п.1, п.2 ст.74 УПК РФ информация о том, что преступление совершено без применения оружия - из материалов суда видно - гр. Куршинов признался, что нанёс три удара ножом потерпевшему, свидетели подтвердили данный факт. Так же в ходе судебного процесса он подтвердил факт того, что на снимке опубликованном в соц. сетях во время следствия он сфотографирован с ножом, которым совершил преступление. Поэтому доводы об отсутствии отягчающих обстоятельств, являются надуманными.

Согласно Статье 63. Обстоятельства, отягчающие наказание. Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание.
1.1. Совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ. Е) совершение преступления по мотивам вражды либо по мотивам ненависти к) совершение преступления с использованием оружия.

Участвующий в процессе прокурор Музыка Я.В. с самого начала приняла сторону защиты - отказала вызывать дополнительных, сокрытых в ходе следствия свидетелей, уговаривала законного представителя пострадавшего не поднимать вопрос о даче заведомо ложных показаний, поддержала решение суда не проводить судебно-медицинскую экспертизу, хотя все объективные данные медицинских карт и заключения девяти врачей (врача приёмного отделения, оперирующего врача, лечащего врача, заведующего отделением и врачей травм. Пункта) и время нетрудоспособности - 40 дней, явно свидетельствовали о средней степени тяжести полученных моим сыном травм. Не поставила вопрос перед судом, по какой причине не были учтены отягчающие обстоятельства. Не поддерживала ходатайства, законного представителя потерпевшего. Этим были грубо нарушены Конституционные права потерпевшего и ст 35 ГПК РФ.
И обвиняемому в нарушение ст. 6 УК РФ и ст.43 УК РФ, было назначено самое минимальное наказание. Хотя смягчающих обстоятельств у него не было – на момент вынесения приговора ему исполнилось 18 лет. п. б) ст. 61 несовершеннолетие виновного, а не несовершеннолетие на момент совершения преступления.
По халатности, или преднамеренно нарушая Уголовный Кодекс Российской Федерации, судья Ерохина при вынесении приговора руководствовалась ч.5 ст. 62 УК РФ, - смягчающие обстоятельства предусмотренные п.и) и п.к).
В ст. 61. П 1 а) ясно сказано смягчающим обстоятельством является совершение преступления вследствие случайного стечения обстоятельств. Но Куршинов совершил преступление умышленно, в состоянии алкогольного и наркотического опьянения с применением оружия. Сам гр Куршинов К.Е и семь свидетелей подтвердили факт нанесения телесных повреждений именно ножом, что отражено в материалах суда. Характер раны, данные медицинских карт, показания свидетелей и признание самого Куршинова К.Е согласно ч 1.ч.2 и ч.3 ст 74 УПК РФ является достаточными доказательствами совершения преступления с применением оружия. П.к) оказание помощи пострадавшему, непосредственно после преступления, тоже нельзя применить, после ударов ножом Куршинов, бросил истекающего кровью потерпевшего, в угрожающем для жизни состоянии, что является преступлением по ст. 125 УК РФ.
Добровольное возмещения материального и морального вреда тоже не было.


СТ 142 УПК РФ Статья 142 УПК РФ. Явка с повинной имеет место, если лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении. Добровольность сообщения означает, что явка с повинной сделана лицом по собственной инициативе и до того момента, когда ему стало известно о его изобличении в совершении преступления посредством других уже имеющихся в деле доказательств. Добровольность, прежде всего, обеспечивается реализацией права на защиту, в том числе с помощью защитника, разъяснением права не свидетельствовать против себя. Явка с повинной как повод для возбуждения дела имеет смысл только тогда, когда она является первичной информацией о преступлении и, соответственно, влечет начало процессуальных действий. Если уже зарегистрирован другой повод для возбуждения дела (заявление очевидца, рапорт) или, тем более, возбуждено дело, то явка с повинной поводом в смысле ст. ст. 140 и 142 УПК не является. Согласно же п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК к недопустимым доказательствам относятся, в частности, показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника.



Явку с повинной, Куршинов К.Е. не совершал - он дал признания уже после того, как его опознали многочисленные свидетели и потерпевший и сообщили о преступлении сотрудникам полиции. В ходе допроса он отрицал своё участие в преступление и сделал признание после того, как ему были предъявлены неопровержимые доказательства, По этим признакам его признание является заявлением о преступлении. Данный факт является нарушением ст.3 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА от 24.07.2007 N 211-ФЗ "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ" По протоколу задержания его видно, что после совершения преступления он продолжил распитие спиртных напитков, пока за данное нарушение не был задержан нарядом полиции. Активную помощь следствию, при раскрытии преступления, он не оказывал. Куршинов не указал, где находится орудие преступления. Нож, которым он нанёс травмы Вячеславу В.Э. находился у него всё время пока шло следствие и суд, о чём свидетельствуют фотографии в соцсетях, с датами, находящиеся в материалах дела.
Также, гр. Куршинов, в период следствия, создал в соцсетях группу "Месть учителям", где за материальное вознаграждение предлагал осуществлять любые противоправные действия в отношении преподавателей, что свидетельствует о том, что на путь исправления он не стал.
Кроме того, гр. Куршинов и его друзья, с которыми он был задержан за распитие спиртных напитков в общественном месте, возле школы, давали заведомо ложные показания, скрывая основного свидетеля Несолёную Варвару Дмитриевну 2002 г.р. проживающую г. Владивосток ул. Баляева 42-47, местоположение которой, согласно рапорту дознавателя, не было установлено.

В ответе на мою жалобу о ненадлежащем исполнении обязанностей было сказано: удар ножом был нанесён тихо и неожиданно, без привлечения внимания. Прошу вас дать ссылку на УК РФ где есть пункт, что нанесение удара ножом тихо и неожиданно является смягчающим обстоятельством, а не общественно опасным деянием, так как высказывание противоречит Конституции РФ, УК РФ - Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации 1. Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств. В качестве объектов такой охраны выступают: права и свободы человека и гражданина как высшие ценности (ст. ст. 17 — 56 Конституции РФ), осуществление которых не должно нарушать права и свободы других лиц; собственность во всех ее формах (ст. 8 Конституции РФ); общественный порядок как совокупность отношений, обеспечивающих общественное спокойствие, физическая и нравственная неприкосновенность личности;

2. Общественная опасность — материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Она проявляется в том, что общественно опасное деяние причиняет вред или создает угрозу причинения вреда личности, обществу или государству. В соответствии с Конституцией объекты уголовно-правовой охраны четко названы в ст. 2 УК РФ, и на первое место поставлена личность человека. Ст.213 УК РФ 1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва "О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений" в котором говорится:
Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. П.11. Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности. А из ответа можно понять, что "удар ножом несовершеннолетнего, днём, в общественном месте на детской площадке возле школы, на глазах многочисленных свидетелей, совершённый "тихо и неожиданно" является нормой общественного поведения.
В ответе изложена недостоверная информация, о том, что преступление было совершено на почве личной неприязни. Потерпевший Вячеслав В.Э был лично не знаком с Куршиновым, никаких конфликтов между ними никогда не было, провокационных действий со стороны Вячеслава В.Э в отношении Куршинова К.Е.ни в день совершения преступления, ни в предшествующий период не совершалось. Из материалов суда и показаний самого Куршинова видно, что он, про его же признанию, подошёл к Вячеславу В.Э. поздороваться и шутя замахнулся ножом. В связи с данными фактами заявление о личной неприязни являются безосновательными, недоказанными и нарушением ст. 75 УПК РФ.

Судьёй Ерохиной О.М было незаконно и не обосновано отказано в компенсации материального и морального вреда, на основании того, что Куршинов К.Е. достиг совершеннолетия, хотя прямой ущерб составил более 50000 рублей. Были грубо нарушены Конституционные права потерпевшего, УК РФ,так как судом законным представителем Куршинова К.Е. была признана его мать.

Так-же, приговор был составлен с грубыми нарушениями ст. 304 УПК РФ. Согласно приговора в открытом судебном заседании не принимали участие пострадавший Вячеслав В.Э законный представитель пострадавшего - Вячеслав Е.Н. подсудимый Куршинов К.Е. и его мать, которая на момент вынесения незаконного приговора уже не являлась законным представителем подсудимого. В приговоре написано, что присутствовал адвокат Егерев А.В, которого фактически не было на судебном заседании 12.07.2017 г.
Судами обоих инстанций было нарушено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 г. Москва "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних"

В части 12. Если лицо, совершившее преступление в возрасте до 18 лет, на момент рассмотрения дела в суде достигло совершеннолетия, полномочия законного представителя по общему правилу прекращаются. Что так же является существенным нарушением. Судом были нарушены п 3 и п.4. УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора. Не было объяснений и обоснований, по какой причине совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения и с применением оружия было не учтено, как обстоятельства отягчающие наказание. Что является прямым нарушением ч.1),2).и 3) п.2 ст 74 УПК РФ. Не было обосновано решение суда не доверять показаниям одноклассникам Куршинова К.Е,самому Куршинову К.Е потерпевшему Вячеславу В.Э и трём свидетелям преступления, заявлявшим, что удар был нанесён именно ножом, а не предметом, используемым в качестве оружия.
Так же был нарушен ФЗ от 08.12.2003 №162-ФЗ и ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 24.07.2007 N 211-ФЗ "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЭКСТРЕМИЗМУ", что является существенным нарушением.




Обвинялась по приговору – гражданка России.

В ответе нарушение судом первой инстанции ст 304 УПК РФ, ст.307 УПК РФ и ст.308 УПК РФ названо " технической ошибкой" но не дана ссылка на статью УПК РФ, где сказано, что нарушения ст. 304 УПК РФ ст. 307 УПК РФ могут быть признаны техническими ошибками. Нельзя назвать технической ошибкой нарушение ч.12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1, ч.3 и ч.6 ст.73 УПК РФ и безосновательный вывод суда о кратковременном расстройстве здоровья (продолжительностью не свыше 3-х недель). Согласно заключениям врачей, показаниям медкарт и справке расстройство здоровья Вячеслава В.Э. длилось 40 (сорок) дней.
Приговор судьи Ерохиной О.М, согласно ПОСТАНОВЛЕНИЮ от 29 ноября 2016 г. N 55 О СУДЕБНОМ ПРИГОВОРЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ и в соответствии статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" не может быть признан законным - в силу положений статьи 297 УПК РФ: Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона.

При апелляционном рассмотрении были предоставлены документы, которые свидетельствуют о грубых нарушениях в ходе суда первой инстанции, а также заявлены ходатайства о проведении судебно-медицинской экспертизы, которая не была проведена и вызове дополнительных свидетелей,. Но замечания не были учтены, чем были нарушены Конституционные права законного представителя, права потерпевшего и ст. 389.6 УПК РФ, ст. 361 УПК РФ, ст. 355 УПК РФ.

В связи с вышеизложенным, а также на основании УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору ст. 42 УПК РФ прошу принять меры прокурорского реагирования.
Окулова Ирина Владимировна 18.12.2018 15:28
3.1. Ваш вопрос требует внимательного изучения, является платным, можете обратиться к юристу в личку и договориться об оказании услуги - ст 779 ГК РФ.
4. Вопрос по поводу руководящего состава филиала ФГУП "Охрана" Росгвардии по Алтайскому краю. Я, Шрейнер Алла Петровна, была принята на должность начальника дежурной смены 25.02.2016 года. В связи с неустановленным положением в филиале, работала дежурной ПЦО до 01.12.2017 года. В январе 2018 года вышла на место начальника дежурной смены. 26 октября 2018 года была вынуждена уволиться "по собственному желанию". Заявление было написано в связи с нарушением нормы деловой этики и постоянными грубыми высказываниями в адрес сотрудников, выразившихся в пренебрежительном и недоброжелательном поведении, граничащим с хамством и постоянными придирками, заместителем начальника Медведевым Алексеем Николаевичем. Дело в том, что Алексей Николаевич был выдвинут на должность заместителя начальника, директором филиала Медведевым Дмитрием Николаевичем, который приходится ему родным братом. А это противоречит Трудовому Кодексу Российской Федерации, провоцирует коррупцию и прочие должностные преступления, негативно влияет на производительность труда, вызывает дискриминацию в отношении других работников, ставит работников, наделенных одними правами и обязанностями, в заведомо неравное положение, что противоречит Трудовому кодексу Российской Федерации. А также родственные узы мешают руководителю объективно оценивать труд таких подчиненных. Согласно, ст. 16 Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", который запрещает гражданским служащим, имеющим родственную или свойственную связь, быть в отношении подчинения или подконтрольности друг к другу. Это касается родителей и детей, супругов, братьев, сестер, а также братьев, сестер, родителей, детей супругов и супругов детей. Поэтому сотрудники государственных органов частично подчинены запрету на совместный труд близких родственников. Закон о противодействии коррупции Российской Федерации уточняет, в каких государственных органах и ведомствах нельзя работать родственникам:
- в государственных корпорациях;
- в Пенсионном фонде Российской Федерации;
- в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования;
- в публично-правовых компаниях;
- в Фонде социального страхования РФ;
- в других организациях, которые создаются Россией на основании федеральных законов.
Работникам таких организаций присваивается особый правовой статус, устанавливаются специальные условия труда, назначаются обязанности и ограничения, которые могут противоречить Трудовому кодексу РФ. Эти меры приняты для борьбы с коррупцией. Злоупотребление должностными полномочиями - это распространенная проблема для организаций, действующих на территории Российской Федерации. Пристраивание родственников и свойственников на хорошо оплачиваемые рабочие места встречается достаточно часто. От этого зачастую страдает качество производимого продукта или оказываемых услуг. При этом работодатель отвергает достойных кандидатов, обладающих более высоким уровнем квалификации. Близкие родственники на работе не должны иметь преимуществ, чем больше появляется дозволений и возможностей, тем больше соблазнов. Повышается риск нарушения прав одних сотрудников в пользу других, являющихся родственниками руководителей. Работник должен чувствовать себя защищенным от несправедливых решений со стороны руководства.
Заместитель начальника не является компетентным руководителем, так как из-за его хамского отношения к коллективу, также вынужден был уволиться начальник ПЦО с огромным опытом и стажем работы в охранной организации. На данный момент на его должность назначены инженер по технике, не имеющий даже средне-специального образования, и ведущий инженер без опыта работы. Но были поставлены на руководящие должности из-за своего чрезмерно-лебезящего отношения к заместителю начальника. Пульт централизованной охраны остался без руководства, потому что инженер по сути не может соединить в себе три должности: инженера, начальника ПЦО и начальника дежурной смены.
Златкин Алексей Михайлович 05.11.2018 11:50
4.1. В чем собственно ваш вопрос? Вы хотите снять руководство или оспорить свое увольнение. По поводу руководства пишите жалобу в прокуратуру и на самый верх, вплоть до президента. А по поводу увольнения обращайтесь в суд, срок месяц со момента увольнения.

Вопрос по теме

?
Б, находясь в состоянии алкогольного опьянения, управляя принадлежащим ему мотоциклом, совершил столкновение с автомобилем. В результате столкновения пассажиру мотоцикла С., был причинен тяжкий вред здоровью.
Охарактеризуйте объективную сторону совершенного Базаровым деяния. С каким составом преступления (формальным или материальным) мы имеем место.
5. Вопрос, скорее, к Администратору!
В Таганроге уволили преподавателя за вопрос "в поддых" Медведеву.
Меня уволить нельзя, ибо на пенсии, так что не боюсь, да и пожизненное наказание - мне не гроза, ибо за 80.
Админ., почему нет стены для публикации, почему удаляется жёсткая текстовка в отношении управленцев?
ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА 29.01.2018
Смоленский областной суд.
Гагарина просп. 46, Смоленск,
Смоленская обл., 214000 через Вяземский районный суд.
Председатель суда Краснояров Е.Ю.

Истец: Удалов Иван Васильевич ул. Кронштадтская, д.1, кв.37 г. Вязьма, Смоленская область

Ответчик: Новикова Татьяна Анатольевна
215110, г. Вязьма, уп. Заслонова. Д.3
ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА на определение суда об отказе в принятии искового заявления.

С мая месяца 2017 года ответчиком совершается преступление, в результате которого мне причиняется материальный ущерб и моральное угнетение подрывает здоровье.
О восстановлении своих прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, обратился в Вяземский районный суд Смоленской области с Исковым заявлением № 9374 от 28.12.2017 года о возмещении ущерба от преступления.
Судья Вяземского районного суда Смоленской области Д.В.Петухов вынес 10 января 2018 года Определение
№ 9-11/2018 об отказе Удалову Ивану Васильевичу в принятии искового заявления, предъявленного к Новиковой Татьяне Анатольевне о возмещении ущерба от преступления.

Судья Петухов Д.В. отказал истцу в возбуждении гражданского дела об административном правонарушении ответчика и возмещении им ущерба, что считаю невразумительным действием представителя судебной власти России.
Истец, сознавая неправомочные действия ответчика по многократным нарушениям своих прав и свобод, в результате чего ответчик подвергал и подвергает себя ответственности в соответствии с действующим законодательством по ст.5.62 КоАП, ст.136 УК РФ, ст. 145.1 УК РФ, ст. 286 УК РФ, ст. 288 УК РФ, ощущая внутренним состоянием повседневный стресс, длящийся в результате шока от преступлений представителей исполнительной власти и самостоятельной государственной власти (Прокуратура Российской Федерации), желая получить удовлетворение от осуществления судом мечты Общества о неотвратимости понесения наказания от любой степени нарушения существующего законодательства, сочуствуя ответчице в том, что она могла быть принуждена какими-либо сторонними лицами на противозаконные деяния в отношении истца при тотальной коррупции в стране, зная о недопустимости навязывания своих предопределений в действиях и решениях суда, однако считал и заявлял ходатайство по тексту заявления о том, чтобы:
- признать судом факт совершения ответчиком преступления в результате нарушения многочисленных статей многих законов действующего законодательства Российской Федерации;
- не привлекать ответчика с половым статусом женщины к ответственности по статьям Уголовного кодекса Российской Федерации;
- ограничиться мерой воздействия на ответчика по КоАП РФ в пределах размера заявленной цены иска, полагая, что такая снисходительность при избежании восстановления своих прав в порядке уголовного судопроизводства, в конечном итоге, послужит хорошей мерой назидания ответчику в исполнении своих служебных обязанностей.

Действия судьи Вяземского районного суда Смоленской области Д.В.Петухова по возврату искового заявления, которыми фактически лишил меня предусмотренного Статьёй 33 Конституции Российской Федерации права обращаться лично в форме индивидуального обращения в любые государственные органы, считаю преднамеренно злостными в отношении меня в целях: а) увод ответчика (представитель исполнительной власти) от наказания за систематическое ущемление моих прав и свобод на основе дискриминации по имени, происхождению, социальному положению; б) непринятие мер воздействия на бездействие прокуроров Вяземской межрайонной прокуратуры, Смоленской областной прокуратуры (представители самостоятельной государственной власти в лице Прокуратуры Российской Федерации) по пресечению противоправного поведения начальника отдела социальной защиты по ущемлению имущественного состояния пенсионера; в) сокрытие неправомочных действий должностных лиц Прокуратуры Российской Федерации и органов социального развития страны, отождествляемых по своим признакам с коррупцией и экстремизмом.

В качестве отступления: в нашем Обществе бытует мнение на сайте 9111.ru (бесплатная юридическая консультация) о преступности, захлестнувшей и правоохранительные органы. Конечно же это не так, хочется отпарировать всем скептикам, ну нет в среде (законодательная, исполнительная и судебная власти, прокуратура, полиция, Росгвардия и т.д. вплоть до Армии), которая нас бденно (неусыпно) охраняет и помогает жить, ну нет ни врагов, ни предателей, ни прямых вредителей.
Ну, а если и найдётся кто-то, посчитав кого-то вредителем жизненных интересов и устоев нашего Общества, так он и не вредитель вовсе никому, акромя самого себя;
в нашем примере: судья поклялся осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят ему долг судьи и его совесть (см. Статья 8. Присяга судьи. Закон "О статусе судей в Российской Федерации" № 3132 от 26 июня 1992 года), а он как обыкновенный человек со своими достоинствами и слабостями, возьми да оступись - не совладал с похотливостью угодить женщине (известно, по законам развития природы, женщина всегда привлекала мужчин совершенством и красотой телосложения, подачей блестяще своего интеллекта), что укором, чёрной меткой, собственно говоря, ему и не стоило предъявлять, если бы он не нарушил нормы поведения в цивилизованном Обществе, оформленные как взаимозависимые явления объективной действительности в форме законов.

Рассматривая реальность произошедшего, когда судья с беспардонным формализмом (бесцеремонность, циничность, наглость) ссылается на ст. 134 ГПК РФ и определяет: "Отказать Удалову Ивану Васильевичу в принятии искового завления, предъявленного к Новиковой Татьяне Анатольевне о возмещении ущерба от преступления", вызывает у истца крайне негативные ассоциации о профессиональном багаже гражданина Петухова Д.В., выступившего в качестве судьи лишь при ознакомлении, а не при рассмотрении и разрешении искового заявления.
Вполне допустимо, что гражданин Петухов Д.В. ни слухом, ни духом не оповещён о Задачах подготовки дела к судебному разбирательству ст. 148 ГПК РФ, а вот когда должностное лицо Вяземского районного суда Смоленской области, когда представитель судебной власти Российской Федерации при заявленных требованиях истца к ответчику не осуществляет: уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела; определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон;
разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса;
представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле; примирение сторон, то есть фактически самоустраняется от прямых своих обязанностей, то заявителю обращения в указанный суд ничего не остаётся кроме обжалования невообразимого глумления судьи Д.В.Петухова над личностью истца в вышестоящие инстанции; тогда как Конституционный Суд РФ в Определении от 29 сентября 2015 г. N 2177-О указал следующее: "Согласно статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом".
Также КС РФ уточнил: "Применительно к гражданскому судопроизводству таким законом является Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, положения статьи 135 которого не предполагают ее произвольное применение".
Согласно части второй ст. 135 ГПК РФ судья обязан вынести мотивированное определение о возвращении искового заявления, в котором указывает, в какой суд следует обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду, или как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела.

С каким же напыщенным идиотизмом и что подвигло судью демократического государства, каковым во всём мире предстаёт Россия, во всеуслышание (откровенно) заявить: "...отказ в принятии настоящего искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям", что является прямым диссонансом, вступая в полное противоречие с частью третьей ст. 135 ГПК РФ, дословно:
Возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение. На определение судьи о возвращении заявления может быть подана частная жалоба.

Нагло попирая гарантированные Конституцией Российской Федерации (ст.ст. 45,46,47) права граждан на государственную и судебную защиту их прав и свобод, судья Петухов Д.В. преднамеренно создал для истца такие преграды, по условиям которых истец физически не мог бы обжаловать не только смрадное по своей сути Определение № 9-11/2018 от 10 января 2018 года по Исковому заявлению № 9374 от 28.12.2017 года, отправленное 22.01.2018 и поступившее истцу 24.01.2018 года, но и приобщённый к Определению сфальсифицированный "Акт об отсутствии документов или других вложений в почтовых отправлениях" от 28 декабря 2017 года, после чего у истца окончательно сформировалось убеждение в том, что гражданин Петухов Д.В., пребывающий в Вяземском районном суде в качестве должностного лица, полагая, стал причастен к возможным коррупционным связям между начальником отдела социальной защиты Новиковой Т.А. и группой прокуроров Смоленской области, в составе:
Вяземский межрайонный прокурор советник юстиции А.В.Алексеев; заместитель Вяземского межрайонного прокурора советник юстиции О.В.Якубовская; старший помощник лрокурора области С.И.Саракуз;
И.о. старшего помощника лрокурора области Е.Г.Антонова; начальник отдела по надзору за исполнением федерального законодательства младший советник юстиции М.А.Потапов;
Первый заместитель прокурора области старший советник юстиции А.А.Ступак.
По части фальсификации документов судопроизводства:
- помощник судьи Гоголева И.С. приняла исковое заявление 28.12.2017 с приложениями к нему: Ходатайство об истребовании доказательств 14-и (четырнадцать) наименований, Расчёт размера материального ущерба;
- в период с 28.12.2017 по 10.01.2018 судья Петухов Д.В., видимо, понуждает помощников судьи - Гоголева И.С., Шлыкова С.А., секретаря суда - Васильева М.В. составить названный Акт, в котором навязал сотрудницам суда указать: "..к ходатайству об истребовании доказательств не приложена копия письма № 7-717-2017 от 08 ноября 2017 года, которая указана в приложении к ходатайству", что предстаёт банальной чушью от господина Петухова Д.В., тогда как, если бы Петухов Д.В. был в здравом смысле, а не под воздействием злого умысла - совершить "расправу" с неугодным заявителем, ему следовало проследить, чтобы запись курсивом соответствовала хотя бы действительности, а именно, которая указана в ходатайстве приложенном к заявлению;
- в ходатайстве были указаны 14 (четырнадцать) наименований документов, так как прерогатива их истребования по закону возлагалась на суд;
- такой акт свидетельствует о хаотичной непоследовательности в действиях судьи Петухова Д.В., вместо признания ошибки помощника судьи - Гоголева И.С. при принятии обращения, вместо снисхождения по механической ошибке заявителя в записи приложения к заявлению, вешает несостоятельный "крючок" на действия заявителя в целях придания большей весомости своим при создании противозаконного продукта (определение).

Напоминаю для Петухова Д.В. основание Гражданского процессуального кодекса РФ в части первой статьи 57 ГПК РФ: "1. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств", то есть, уличая судью в нарушении клятвы, торжественно заявленной при вступлении на службу в интересах Отечества.

Зная рекомендации заявителю по использованию стандартного шаблона частной жалобы на определение суда, помня, что суд не имеет права отказать лицу в подаче жалобы,
сознательно выбрал свободную форму с обязательными нормами изложения для обжалования недостойных действий судьи Петухова Д.В. при вынесении определения об отказе в принятии к рассмотрению и разрешению искового заявления, которые фактически дискредитируют высокое звание профессиональных юристов - судей, в тех целях, чтобы без каких-либо дополнений и искажений мог обратиться, в дальнейшем, в органы Судейского сообщества в Российской Федерации, после областного суда в случае ненадлежащего реагирования на беспредел в районном суде, да и не только, в Верховный Суд Российской Федерации, к Генеральному прокурору Российской Федерации, в СМИ, к кандидатам на пост Президента РФ, на сайты социальных образований, в Администрацию Президента Российской Федерации; короче - ознакомлю (как говорят, поставить "на уши") большинство сограждан России и СНГ о творимом беспределе.
В свою очередь, советую Д.В.Петухову приступить к исправлению последствий своего ничтожного отношения к обращениям граждан своей страны, не допуская ложного чванства подтвердить Смоленскому областному суду о не пропуске истцом срока подачи частной жалобы в силу имеющегося конверта письма со штемпелями обработки по приёму и отправке адресату, а в документах суда имеется квитанция по оплате заказного почтового отправления.
Также напоминаю, не стоит строить рогатки в связи с их бесперспективностью о том, что мной применён жаргон уничижительных выражений в отношении действий судьи, повторяю - действий судьи, тогда как негативный оттенок неправомочных действий судьи ни в коем случае не касается присущих ему личностных качеств.

Подводя итог записанному по тексту, позволяет истцу обоснованно утверждать о том, что Определение № 9-11/2018 от 10 января 2018 года Вяземского районного суда Смоленской области, в исполнении судьи Д.В.Петухова, вынесено с нарушением норм материального права, предусмотренных ст.ст. 29 (свобода мысли и слова), 33 (право подачи обращений), 45 (защита прав и свобод), 46 (гарантия судебной защиты прав и свобод), 47 (не может быть лишения права судебной защиты), 52 (право потерпевшего на охрану законом) Конституции Российской Федерации, и с нарушением норм процессуального права, предусмотренных ст.ст. 56, 57, 135 ч.ч.2,3, 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании вышеизложенного и руководствуясь Определением Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. N 2177-О, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 13, частями 2, 3 ст. 135, ст.ст.148, 332, 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
ПРОШУ:
1. Восстановить и не считать пропущенным срок подачи частной жалобы в связи с получением определения 24.01.2018 года.
2. Определение Вяземского районного суда Смоленской области № 9-11/2018 от 10 января 2018 года отменить и передать вопрос по рассмотрению и разрешению искового заявления № 9374 от 28.12.2017 года в суд первой инстанции.

Приложение.
1. Копия искового заявления.
2.Копия определения
3. Копия ходатайства об истребовании доказательств.
4. Копия акта об отсутствии вложения.
5. Копия конверта.
Примечание: документы приложения в одном экземпляре как следствие допущенной профанации в суде первой инстанции по не обеспечению ответчика документами по иску в силу личной инициативы судьи (отвечик, пока, отлучен от происходящего).

01 февраля 2018 года Удалов И.В.
Кургузов Евгений Вячеславович 07.02.2018 10:56
5.1. Стесняюсь спросить, кто Вам писал этот полуфананатичный бред, подкрепленный нормами действующего законодательства, только не в их совокупности, а отрывками? В удовлетворении данной жалобы будет отказано, поскольку как я из нее понял, вы в порядке гражданского судопроизводства пытаетесь признать виновным человека в уголовно-наказуемом деянии, затем освободить ее от уголовной ответственности по "половому" признаку. То есть в одном лице вы пытаетесь совместить полномочия следственных органов, прокуратуры, суда. Бред. Обратитесь к грамотному адвокату, он подскажет Вам, как нужно действовать в данной ситуации.
6. Необоснованное осуждении Юринсон Сергея Геннадьевича, отца двоих малолетних детей.
Приговором Лесозаводского районного суда Приморского края от 20 июня 2016 года (судья Маркеев Ю.А.) и Апелляционным определение Судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда от 21 сентября 2016 года (судья Попов В.Н.) Юринсон С.Г. был признан виновным в совершении преступления предусмотренного статья 228.1 часть 3 п.б статья 30 часть 3 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет строгого режима.
Я считаю, что приговор Лесозаводского районного суда и апелляционное определение Судебной коллегией по уголовным делам Приморского края являются незаконными, необоснованными и подлежат отмене на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовного и уголовно – процессуального закона, повлиявшими на исход дела.
При рассмотрении дела судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, в частности, обоснование приговора недопустимыми доказательствами, повлиявшими на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке.
Данные нарушения повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу, в частности на вывод суда о невиновности моего мужа и на юридическую оценку содеянного.
В результате мой муж был лишен возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, что повлияло на законность приговора и апелляционного определения суда.
ОРМ «Проверочная закупка» проведена 03.03.2015 года, а зарегистрирована 05.03.2015 года, этот факт судом признан судом как «техническая ошибка». Совершенно очевидно, что информация (причем недостоверная) поступила от Шлыкова А.А. 3.03.2015 после обеда (следует из его показаний), а уже в 21.05 того же дня проводилось ОРМ. В эти несколько часов промежутка между указанными событиями поступившая информация была, якобы, оформлена, приобщена к делу оперативного учета (что предъявлял судье Ворожун Е.П.?), было заведено само это дело, вынесено постановление о проверочной закупке и подписано у руководителя, приглашены к проведению мероприятия посторонние граждане, проведены предварительные мероприятия – осмотр и вручения диктофона. Личный досмотр Шлыкова А.А., выезд на место «Проверочной закупки» - успели сделать все, только «по техническим причинам» не зарегистрировали секретное постановление о проверочной закупке. Что же за «техническая причина?» Считаю, что суд обязан был это выяснить подробнейшим образом, ибо на лицо явные признаки, что ОРМ проводилось вообще без какого либо постановления. Пришел Шлыков А.А. сообщил о разговоре с Юринсон С.Г., дали ему диктофон и послали на «закупку». Принес Шлыков А.А. не известно откуда взятые им наркотик, сказал, что купил у Юринсон С.Г. (так как сам находился под следствием и надеется облегчить свою участь путем «результативного сотрудничества»), и только после всего этого начали составлять документы. Постановление о разрешении на проведение «Проверочной закупки» подписали «задним числом»-т.е. от 03.03.2015 г, а журнал регистрации секретных постановлений за это число уже заполнен… Как же быть? Да просто объяснить «технической ошибкой», суд вникать не будет, у него и так дел много – видимо подумали полицейские и, к сожалению не ошиблись.
Телефонные звонки между Шлыковым и Горбоносовым происходят с 20 ч 06 мин по 21 ч 17 мин в момент проведения ОРМ «Проверочная закупка». Горбоносов Павел Алексеевич проводит ОРМ сам лично, почему он и Шлыков звонят друг другу во время проведения «Проверочной закупки», в момент прослушивания диска, составления протоколов, ведь они едут в одной машине, составляют документы в одном кабинете. Адвокат защиты подавал ходатайство на определения место нахождения Горбоносова в указанное время, но суд отказал. Закупщик Шлыков идет от машины оперативных работников до места закупки 2 мин.35 сек., а обратно сокращает время до 1 мин.32 сек., что же делал Шлыков целую минуту когда шел на закупку? Ответ на этот вопрос очень простой. Шлыков доставал наркотик из дырки в кармане, которую он приготовил для проведения ОРМ, а так как по словам Шлыкова: (*Все делаешь на быстром и понятые сильно и не проверяют, это все херня, так поверхностно, «Так пацаны давайте быстрее, а то он уходит, он только что звонил», туда сюда дырку в кармане делаешь, проталкиваешь подальше короб (делаешь его поменьше), смотри сам, я тебе приготовил маленькую, а они может уже сами добавили, и все пошел не сделку….») все делалось на быстром и в темное время суток, понятые не успели досмотреть Шлыкова по всем правилам ОРМ, поэтому при осмотре Шлыкова (если осмотр вообще был) понятые не нашли ничего запрещенного, а так как он шел медленно, у него было время и возможность достать приготовленное наркотическое средство, ведь понятые шли за ним, а не рядом с ним. А понятые вообще были? Если в эту самую минуту Шлыков еще и встречается с Юрой когда звонит мне по телефону, человек который не принимает участие в ОРМ. У меня возникает вопрос?: «Как проводилось ОРМ, были ли вообще понятые, если понятые по показаниям дела утверждают о том, что Шлыков по дороге к подъезду ни с кем не встречался, ничего не поднимал и ничего не ронял?». Шлыков рассказал чуть позже всю правду о проведении данной операции 03.03.2015 года, но суд отказал в приобщении данной записи к делу, ведь эта запись полностью оправдывает и снимает обвинения с моего мужа, а это как раз не на руку ни полиции ни судьям. Суд допустил существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, выразившееся в нарушении права моего мужа на защиту путем неоднократного лишения возможности предоставления доказательств невиновности.
Не стал суд вникать и должным образом оценивать результаты «Проверочной закупки», ЗАФИКСИРОВАННЫЕ НА АУДИОЗАПИСИ МЕРОПРИЯТИЯ. Сами полицейские – в том числе и следователь Аблова С.Ю. , осматривая данную запись, полностью извратили ее содержание, неверно указали принадлежность фраз тем или иным людям – что полностью поменяло сам смысл разговора. Следователь Аблова (Лесозаводский ОМВД Приморского края) пишет: «мужчина по имени Сергей – На.» (сбыл закупщику наркотик), как выясняется, мужчина по имени Сергей: «Че, ниче нету?» (хотел купить наркотик у закупщика) . За это «На» и другие художества следователя и оперов поехал на 8 лет от семьи, Протокол прослушивания файла № IC_0001, содержащегося на диске CD, и расшифровка разговора прослушанной записи ориентировочной продолжительностью 6 минут 27 сек и сравнения с расшифровкой той же аудиозаписи, приведенной следователем в протоколе осмора предметов и документов (т.1 л.д. 43-46) и упущен еще один очень важный момент. Этот факт был установлен проведенной фоноскопической экспертизой, в которой, в частности, установлено, что в разговоре между моим мужем и Шлыковым А.А. участвуют не менее 3-х лиц, одного из которых называют «Юрой», при этом допрошенные в суде свидетели-полицейские показали, что человек с таким именем в ОРМ не участвовал. Данный факт занесен в протокол судебного заседания. На вопрос адвоката Пивень Г.В. : «Среди участников ОРМ был человек с именем Юра?», сотрудники полиции Мезько и Горбоносов ответили: «Среди нас Юр не было», но этот факт также не признан судом. Секретное ОРМ – это не митинг на площади, сотрудники полиции не могут не знать кто участвовал в его проведении. Тщательное сокрытие ими этого факта – еще один признак фальсификации результатов ОРД.
Давая оценку этому факту, суд указал: «содержание слов, сказанные третьим лицом трактуется стороной защиты надуманно, под версию подсудимого».
При этом само содержание этих самых слов в приговоре не приводится и не анализируется, что является нарушением требований, предъявляемых уголовно-процессуальным законодательством к судебному приговору, а именно: «В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого». Считаю, что оценка, без установления того самого третьего лица и без выяснения у него самого смысла сказанного им слов грубо нарушает право на защиту моего мужа. Если третье лицо не установлено, не допрошено – правильна именно трактовка в пользу Юринсон С.Г.. При этом если бы результат ОРД не были сфальсифицированы и ОРМ проводилось бы в строгом соответствии с нормами закона – установить и допросить это «третье лицо» не составило бы ни какого труда.
Еще один очень интересный момент меня интересует. Тайный свидетель Пак, данные о личности которого сохранены в тайне, дает показания, которые признаются судом недопустимыми. Свидетель Пак давал ложные показания, поэтому суд счет их недопустимыми и суд назначает возобновить судебное следствие для допроса свидетелей Мезько и Горбоносова. Вместе с с Мезько и Горбоносовым на судебное заседание приходит и Ворожун и предоставляет документ секретного характера, так как показания Пака недопустимы и сняты, сотрудникам полиции надо еще как то подкрепить предъявленное Сергею обвинение и Ворожун предъявляет документ который не был вообще исследован судом. Скажите где Ворожун его взял и почему в ходе судебного заседания об этом документе ни разу не говорилось.
Со стороны защиты участвовало два свидетеля в пользу Юринсон С.Г., но суд критически относится к показаниям свидетелей защиты.
Согласно Постановления Европейского Суда по правам человека от 15 декабря 2005 п.49 «Простое заявление сотрудников милиции в суде о том, что они располагали информацией о причастности заявителя к распространению наркотиков, которое, не было проверено судом, не может приниматься во внимание. Таким образом, вмешательство со стороны милиции и использование полученных вследствие этого доказательства при рассмотрении уголовного дела против заявителя непоправимо подрывало справедливость судебного разбирательства. В уголовном деле есть и другие интересные факты, которые почему то стараются не замечать. Понятой Марокко В.П. на судебном заседании дает показания совершенно противоречащие и абсолютно не имеющие отношения к данному месту событий. Это говорит о том, что Марокко абсолютно не владеет информацией по данному делу, к Марокко не возникло вопросов ни у судьи ни у прокурора, прокурор зачитал первоначальные показания, а Марокко их подтвердил. Скажите, а зачем мы предупреждаемся о даче заведомо ложных показаниях, если в ходе судебных заседаний можно просто подтвердить первоначальные показания или согласиться с показаниями, которые подходят для стороны обвинения и быть абсолютно свободным человеком и не нести ни какой ответственности, то есть штатный свидетель Марокко совершенно не ориентируется в обстоятельствах данного дела, что связано с его тесными связями с полицией, многократным участием в ОРМ, (участвовали более чем в 30 ОРМ) и также с психическими отклонениями, отмеченными у данного гражданина комиссией, освободившей его от срочной воинской службы. Справка о психическом заболевании Марокко предоставлена суду, в приобщении ее к делу отказано.
Защита обращала внимание судебной коллегии на то, что обстоятельства, установленные в ходе судебного следствия по делу, не подтверждают версию обвинения. Выводы суда, изложенные в приговоре не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда. Объективное изучение обстоятельств, установленное в ходе судебного следствия, показало, что оперативное мероприятие от 03.03.2015 года имеет существенный дефект.
Я обращалась в Лесозаводскую межрайонную прокуратуру, но мне даже ответ пришел стандартный, ни каких проверок они не проводили, потому что прислали мне отписку, где забыли убрать статью другого человека: «Приговором Лесозаводского районного суда Приморского края от 20.07.2016 Юринсон С.Г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, Юринсон С.Г. было назначено наказание по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, без лграничения свободы, по п. «б,в» ч.2 ст.58 УК РФ в виде 8 лет лишения свободы.
Обращалась в МВД России г.Владивостока, мне ответил Турбин С.А. что признаков совершения дисциплинарного проступка, а также признаков состава преступления не обнаружено.
Моему мужу, Юринсон С.Г. в ходе следствия и судебного разбирательства отказано в детекторе лжи следователем Абловой С.Ю., судом отказано в приобщении диска с записью доказывающую 100% невиновность, отказано приобщении документа об отсутствии освещенности подъезда в темное время суток во время проведения ОРМ, у него не брали отпечатки пальцев, потому что их нет на свертке, который выдал Шлыков операм, моего мужа обвиняют в преступлении, которого он не совершал.
С уважением Юринсон Е.С.
sergey-yurinson@mail.ru
Сибгатуллина Альбина Ринатовна 30.01.2017 02:27
6.1. Здравствуйте, Евгения Сергеевна.
В рамках сайта бесплатных юридических консультаций анализ кассационных жалоб не производится. Вы можете обратиться к любому адвокату на сайте для получения личной консультации.
7. Прошу помощи в решении задач. Стоимость?

1. После смерти Алуфьевой, жительницы поселка, осталась квартира. Администрация муниципального района в лице своего представителя обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство. Нотариус отказал в выдаче свидетельства по следующим основаниям: 1) у гр.Алуфьевой есть дети, которые проживают в Прибалтике, хотя точный адрес их неизвестен; 2) для приобретения прав на выморочное имущество необходимо обращаться с соответствующим иском в суд, а только потом к нотариусу; 3) администрация района не является компетентным органом на принятие выморочного имущества. Не согласившись с указанным отказом, администрация обратилась в суд с требованием о признании отказа нотариуса незаконным. Судом было установлено, что с момента смерти Алуфьевой прошло уже более четырех лет. Проанализируйте доводы нотариуса.
2. Рядовой Соколов, будучи часовым, увидел приближавшегося к посту неизвестного человека. Решив его задержать, Соколов подал команду: «Стой, стрелять буду!» и произвел выстрел вверх. Так как гражданин продолжал двигаться, часовой потребовал от него лечь и снова выстрелил вверх. Поскольку неизвестный не подчинился и продолжал идти, Соколов с расстояния 8 м. произвел в него два выстрела, одним из которых прохожему был причинен вред здоровью средней тяжести. Можно ли привлечь Соколова к уголовной ответственности? Имеет ли юридическое значение, что гражданин был глухонемым или пьяным либо действительно намеревался проникнуть на обороняемый объект?
3. Корпорация «Пицца-Пицца», юридическое лицо по законодательству штата Делавэр, заключила с предпринимателем Ануфриевым договор коммерческой концессии. Согласно договору предприниматель получил право использовать имидж, деловую репутацию фирмы и товарный знак корпорации при реализации изделий хлебопекарной промышленности. Права и обязанности сторон договора определяются по российскому праву. Ануфриев обратился в районную администрацию по месту жительства и в Российское агентство по патентам и товарным знакам с заявлением о регистрации договора коммерческой концессии. Администрация отказала в регистрации договора по следующим основаниям. Во-первых, договор коммерческой концессии должен регистрироваться по месту нахождения правообладателя, а не пользователя. Во-вторых, стороны не предусмотрели в договоре условий о передаче пользователю документов и информации, а также консультирования пользователя и его работников по вопросам осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой концессии. Не была предусмотрена и передача лицензии на товарный знак «Пицца-Пицца». Таким образом, стороны не согласовали существенные условия договора коммерческой концессии, договор считается незаключенным. Российское агентство по патентам и товарным знакам сообщило, что не может зарегистрировать договор о передаче права пользования товарным знаком, так как товарный знак «Пицца-Пицца» в агентстве зарегистрирован не был. Юридическая фирма, обслуживающая корпорацию «Пицца-Пицца», в ответ на запрос Ануфриева сообщила, что по законодательству штата Делавэр товарные знаки могут охраняться без специальной регистрации. Регистрация же договора коммерческой концессии законодательством штата Делавэр вообще не предусмотрена. Какие действия должны предпринять стороны в этой ситуации, чтобы юридически грамотно оформить свои отношения?
4. Пассажир туристического теплохода «Амур» Давыдов во время стоянки в японском порту Осака решил попить кофе, включил кипятильник в стакане с водой и, читая книгу, уснул. В результате возникшего пожара 11 человек погибли, теплоход был выведен из строя, материальный ущерб превысил 90 млн. руб. Установлено, что о запрете использования кипятильников никто на теплоходе не был предупрежден, на пассажирских палубах отсутствовали эффективные средства пожаротушения и оповещения, имеющиеся средства в большинстве оказались неисправными и негодными, пожарные расчеты существовали формально. По должностным инструкциям за безопасность теплохода несет ответственность капитан, непосредственно же за противопожарное состояние - его помощник. Приказом капитана за всеми помещениями судна закреплены ответственные лица из числа команды. Экспертизой установлено также, что быстрому распространению пожара способствовало и то, что при постройке судна на судостроительном заводе в нарушение ГОСТов были использованы легковоспламеняющиеся синтетические материалы, выделяющие при горении ядовитый дым. Решите вопрос об ответственности Давыдова, членов экипажа теплохода и судостроителей.
5. Колегов совместно с Нелюбиным вначале 2004 г. создал банду и руководил ею до 2014 г. Банда была создана для нападения на коммерсантов, граждан, организации, препятствовавших незаконному и систематическому получению от них денег и иного ценного имущества, контролю за их деятельностью, расширению сфер влияния на них и их бизнес, на членов и лидеров преступных группировок и устранение членов своей банды, потерявших доверие. Колегов обсуждал вопросы вовлечения в банду новых членов, давал указания о совершении убийств, похищениях людей и других конкретных преступлений, находясь на территории России или за границей, распределял обязанности и роли между членами банды при совершении преступлений, поручал им сбор информации о будущих жертвах, лидерах враждебных преступных группировок, доверял сбор денежных средств с коммерсантов, анализировал действия членов банды после совершения преступлений, выплачивал им постоянное денежное вознаграждение, организовал их физическую подготовку, обучал владению огнестрельным оружием, выделял деньги для приобретения транспортных средств, на погребение погибших и лечение пострадавших в преступлениях членов банды, родственникам бандитов, давал указания об устранении неблагоприятных членов банды. В разное время в банду вступили Нестеров, Шугуров, Перепелкин, Раменский, Милашевский, Кобезкой, Таран, Ермолаев и Дегтярев, которые подчинялись «старшим», перед ними отчитывались за свои действия, некоторые выполняли постоянные функции-водителей и охранников одновременно, другие занимались приобретением и хранением огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, третьи участвовали в нападении на граждан и коммерсантов, четвертые регистрировали на свое имя сотовые телефоны, собирали необходимую информацию или выполняли иные указания организаторов и руководителей. Члены банды вместе отмечали дни рождения, посещали увеселительные учреждения и рестораны, устраивали между собой футбольные игры, знали друг друга по фамилиям, именам, кличкам. Все они были осведомлены о наличии оружия у каждого члена банды, стреляли из него на стрельбах, перевозили, хранили на снимаемых квартирах. Дайте юридическую оценку действиям виновных лиц. Имеется ли место совокупности преступлений в случаях убийств, вымогательств, разбойных нападений или похищений людей, совершенных членами банды во время нападений на граждан и организации?
6. После смерти Веры Рыбаковой было обнаружено завещание, согласно которому жилой дом, перешедший по наследованию от ее матери, и находящееся в нем имущество (стоимостью 2 млн.100 тыс. руб.) переходили в собственность ее мужа Виктора Рыбакова (40 лет). По условиям завещания Виктор обязывался предоставить в пожизненное пользование отцу погибшей, Федору Миролюбову, 59 лет, комнату (12 м²), кухню и общий коридор в завещанном жилом доме. Стоимость незавещанного имущества составила 300 тыс. руб. После похорон Веры Рыбаковой к нотариусу с заявлениями о принятии наследства обратились сын Рыбаковых, Виталий, инвалид 3 группы и муж Виктор Рыбаков. Кто станет наследниками имущества Веры Рыбаковой? Вправе ли Виталий Рыбаков отказаться от наследства и по какому основанию? Какое гражданско-правовое обязательство возникает между Федором Миролюбовым и Виктором Рыбаковым?
7. Оринский и Жерезнов, обидевшись на главного врача больницы, уволившего их с работы за нарушение служебной дисциплины, позвонили в Министерство здравоохранения республики и потребовали увольнения самого главного врача. В противном случае пообещали взорвать основной корпус больницы, который они заминировали. В связи с этим сообщением из основного корпуса больницы были эвакуированы больные и медицинский персонал, проведены работы по поиску взрывных устройств. В ходе поиска в котельной больницы были обнаружены 2 самодельных взрывных устройства, установленные Оринским и Жерезновым. Квалифицируйте действия указанных лиц. Дайте юридический анализ состава совершённого им преступления. Изменится ли квалификация содеянного Оринским и Жерезновым, если будет установлено, что они, желая до-биться своей цели - увольнения с работы главного врача больницы, решили лишь напугать ответственных лиц Министерства здравоохранения республики, установив в котельной больницы макеты взрывных устройств?
8. Лесник Приволжского лесничества Алимов, находясь в очередном отпуске, незаконно разрешил нескольким гражданам спилить и вывезти лес. За незаконное разрешение на порубку леса без лесорубочного билета Алимов получил от порубщиков 40 тыс. руб., которые присвоил. Незаконными действиями Алимова лесничеству причинен ущерб на сумму 600 тыс. руб. Является ли должностным лицом лесник? Можно ли действия лесника, совершенные в период очередного отпуска, рассматривать как действия по службе? Решите вопрос об ответственности Алимова. Раскройте объективные и субъективные признаки содеянного Алимовым и порубщиками.
9. Наталья и Андрей Кривцовы, будучи индивидуальными предпринимателями, взяли по договору аренды нежилое помещение для складских целей. В период срока действия договора Андрей Кривцов умер. Узнав о его смерти, арендодатель отказал Наталье Кривцовой в продлении договорных отношений, несмотря на то обстоятельство, что договор вообще не устанавливал каких-либо правовых последствий на случай смерти арендатора. Наталья Кривцова обратилась в суд с иском о признании права аренды на нежилое помещение. Допускается ли правопреемство прав и обязанностей арендатора? Каким образом может быть решен вопрос о замене арендатора? Какое решение должен вынести суд, если Наталья является единственным наследником по закону после смерти брата? Изменится ли решение, если в круг наследников по закону будут входить жена и ребенок Андрея Кривцова, не занимающиеся бизнесом?
10. Директор заготконторы Борисов не осуществлял должного контроля за деятельностью бухгалтерии, которая, в свою очередь, не проверяла работу материально ответственных лиц, в том числе заготовителей овощей. Кроме того, Борисов не контролировал выполнение своих распоряжений, издавал свои приказы с большим опозданием. В связи с этим за полгода заготовитель Алиев, числившийся в конторе старшим инженером, расхитил 1 млн. руб. Как установлено следствием и судом, это стало возможным в результате того, что Борисов давал распоряжения о выдаче Алиеву под отчет денег, не имея для этого законных оснований. Областным судом Борисов признан виновным в злоупотреблении служебным положением при отягчающих обстоятельствах. Президиум Верховного суда республики, рассмотрев дело по протесту в порядке надзора, переквалифицировал содеянное Борисовым на халатность. Проанализируйте содеянное Борисовым и решите вопрос о квалификаций его действий. Каким образом должен быть решен вопрос об уголовной ответственности Алиева?
11. Оператор ЭВМ одного из государственных учреждений Утевский, используя многочисленные дискеты с информацией, получаемые от сотрудников других организаций, не всегда проверял их на наличие «вирусов», доверяясь заверениям поставщиков о том, что «вирусов» нет. В результате этого в компьютер Утевского, а затем и в компьютерную сеть учреждения попал комбинированный вирус, что привело к утрате информации, содержащей государственную тайну, и поставило под угрозу срыва запуск одного из космических объектов. Дайте юридический анализ действий Утевского.
12. Предприниматели Меркушкин и Волков подписали договор поставки на 100 пар женской обуви марки "Луи Вуитон", согласовав ассортимент и количество товара. До 28 сентября 2015 года товар должен был быть доставлен Меркушкиным на склад, принадлежавший Волкову. Однако к назначенному сроку Меркушкин не смог доставить товар на склад Волкова, поскольку вся партия товара была задержана таможней на российско-китайской границе. Волков обратился в арбитражный суд с иском к Меркушкину об обязании поставить товар, а также возместить убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательства, и заплатить установленную договором штрафную неустойку. Возражая против иска, Меркушкин ссылался на условие заключенного между ними договора поставки, согласно которому "данный договор считается заключенным с момента доставки товара на склад Волкова", и предъявил встречный иск о признании договора незаключенным. Волков настаивал на удовлетворении своих требований, утверждая, что условие, на которое ссылается ответчик, не соответствует закону и должно считаться ненаписанным. На основании каких норм ГК может быть разрешен данный казус?
13. Некоммерческое партнерство приобрело в собственность несколько помещений на третьем этаже офисного здания, принадлежащего ООО «Плаза». В результате конфликта между руководителями собственник здания потребовал от партнерства заключить договор аренды для использования автостоянки, вестибюля, лифтов, лестниц, а так же помещений общего пользования в здании. Получив отказ, собственник аннулировал пропуска всех сотрудников партнерства, запретив им посещать здание. Кто прав в данном споре?
Сенкевич Валерия Александровна 24.10.2016 19:12
7.1. Здравствуйте! Напишите любому понравившемуся юристу в личные сообщения, решение задач - платная услуга. Удачи Вам и всего хорошего!
8. Ст. 8 УК РФ «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.»
п. 2 ст. 140 УПК РФ «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.»
ч.1 п.п. 4-5 ст. 73 УПК РФ «При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.» (Это обстоятельство означает, в частности, что на стадии предварительного расследования ни одно из указанных в статье 73 УПК обстоятельств не может быть отложено до судебного разбирательства. Совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, едина для всех уголовных дел и не зависит от квалификации преступления.)
Специалист Чижов М.К., составил заключение из которого следует что изъятые у Мартыновой О.А. бриллианты соответствуют приложенным к ним копиям сертификатов GIA и соответственно группе огранки –«А»
В копиях этих сертификатов указаны очевидные геометрические параметры бриллиантов, отнесённые ТУ РФ к группе огранке «Б»
Таким образом Чижов М.К. внес в своё заключение специалиста заведомо ложные сведения.
В результате действий Чижова М.К. в отношении Мартыновой О.А., осуществляется незаконное уголовное преследование. (По степени общественной опасности такие действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 303 УК РФ, однако специалист не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, и свои действия он осуществил в рамках ОРМ по просьбе знакомого следователя.)
п. 36.1 Ст. 5 УПК РФ-«результаты оперативно-розыскной деятельности - сведения, полученные в соответствии с федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда»
9 февраля 2015 года следователь Петров С.А. вынес постановление о возбуждении уголовного дела по статья 191 часть 1 УК РФ на основании заключения специалиста Чижова М.К. которым стоимость изъятых бриллиантов определена в соответствии с прейскурантом более 1500000 рублей, что является крупным размером.
Таким образом уголовное дело было возбуждено на основании не процессуально полученных сведений…, и не проверенных средствами УПК.
Если заключение специалиста является доказательством объективной стороны состава преступления, то поскольку оно содержит очевидно ложное суждение это фальсификация.
Если заключение специалиста не является доказательством объективной стороны, то у следователя Петрова не было законного основания для возбуждения уголовного дела.
Какой у Суда существует процессуальный выход из данной ситуации?
Стрикун Галина Владимировна 22.10.2016 11:12
8.1. Суд не может и не будет выносить приговор, поэтому обязан вернуть дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. о чем должен ходатайствовать адвокат.

Вопрос по теме

?
В тихом месте городского парка Уралов с целью изнасилования напал на прохожую Пугачеву. Схватив Пугачеву за руки, Уралов увидел, как тело жертвы обмякло и стало падать на землю. Пугачева была мертва. В заключении судебно-медицинской экспертизы было указано, что потерпевшая страдала пороком сердца и умерла потому, что сердце не выдержало испуга.
Имеется ли причинная связь между нападением Уралова и смертью Пугачевой?
Объективная сторона какого состава преступления содержится в деянии Уралова?
9. Помогите ПОЖАЛУЙСТА составить анализ судебной практики по апелляционной инстанции.
Председательствующая по делу Дело №921/2016 Судья Кожевникова Н.
Председательствующая по делу Дело №921/2016
Судья Кожевникова Н.А.
Обжалование решения суда апелляционной инстанции.
Приговор, определение, постановление суда апелляционной инстанции могут быть обжалованы в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Чита 22 марта 2016 года.
Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Забайкальского краевого суда в составе:
Председательствующего судьи Воросова С.М.,
Судей: Баженова А.В. и Непомнящих Н.А.
С участием: прокурора отдела прокуратуры Забайкальского края Гладышевой М.А. адвокатов: Михайловой А.С., представившей удостоверение № и ордер № Сафроновой К.В., представившей удостоверение № и ордер № осужденных: Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. при секретаре судебного заседания Власовой И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. на приговор Ингодинского районного суда г.Читы: Судаков С. С.судимый Балейским городским судом Читинской области по п. «а» ч.3 ст.158, п.п. «а,б» ч.2 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.
Краснокаменским городским судом по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока наказания с установлением административного надзора сроком на шесть лет.
- осужден по ч.2 ст.162 УК РФ, с признанием опасного рецидива преступлений, с применением ч.5 ст.62 и ч.2 ст.68 УК РФ, к пяти годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Кондратьева В. С., гражданка РФ, зарегистрированная не судимая,
- осуждена по ч.2 ст.162 УК РФ к трем годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
- с осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. солидарно взыскан материальный вред в пользу в сумме 8880 рублей.
Заслушав доклад судьи краевого суда Воросова С.М., объяснения осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С., адвокатов Михайловой А.С. и Сафроновой К.В., мнение прокурора Гладышевой М.А., судебная коллегия.
У С Т А Н О В И Л А:
Судаков С.С. и Кондратьева В.С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение в целях хищения имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционном представлении заместитель прокурора Ингодинского района г.Читы Щеглова Э.В., не оспаривая виновность и квалификацию действий осужденных, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Считает, что судом необоснованно признано в качестве отягчающего обстоятельства осужденных – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку доказательств того, что именно это состояние толкнуло их на совершение преступления, в приговоре не приводится, вывод суда не мотивирован. При назначении наказания Кондратьевой в качестве смягчающего вину обстоятельства суд учел оказание медицинской помощи потерпевшему, однако, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, доказательств, подтверждающих эти действия осужденной, не имеется. В связи с этим, по мнению автора апелляционного представления, назначенное Кондратьевой наказание является чрезмерно мягким и не соответствующим тяжести содеянного и личности осужденной. Приводит доводы, что в действиях Судакова наличествует особо опасный рецидив, а не опасный рецидив, как установлено судом, поскольку он ранее судим за совершение двух тяжких преступлений и вновь совершил тяжкое преступление. В соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима. Просит приговор изменить в сторону ухудшения положения осужденных, исключить смягчающее вину Кондратьевой обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему, признать в действиях Судакова наличие особо опасного рецидива преступлений, и назначить отбывание наказание в исправительной колонии особого режима. Этот же приговор изменить в сторону улучшения положения осужденных, исключить отягчающее вину обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Снизить Судакову наказание до 4 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Усилить Кондратьевой наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В апелляционной жалобе осужденная Кондратьева В.С., выражает несогласие с приговором, считает назначенное наказание слишком суровым. Указывает, что ранее не судима, впервые совершила преступление, в содеянном раскаялась, признала вину, намерена возместить ущерб потерпевшему. Она является сиротой, характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелую бабушку, которой необходим уход. Просит приговор изменить, применить в отношении нее ст.73 УК РФ либо ст.64 УК РФ.
В возражениях на апелляционное представление осужденный Судаков С.С. считает доводы прокурора несостоятельными, просит отказать в удовлетворении представления и оставить ему режим отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.
В судебном заседании прокурор Гладышева М.А., возражая против удовлетворения апелляционной жалобы, доводы апелляционного представления поддержала частично. Не настаивала на усилении наказания Кондратьевой В.С., напротив, просила снизить ей наказание на два месяца.
Осужденный Судаков С.С. и адвокат Михайлова А.С. поддержали доводы апелляционного представления частично, просили о снижении наказания и оставлении его отбывания в исправительной колонии строгого режима. Решение по апелляционной жалобе оставили на усмотрение суда.
Осужденная Кондратьева В.С. и адвокат Сафронова К.В. полностью поддержали доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям, просили о назначении условной меры наказания, либо назначении отбывания наказания в колонии-поселении. Возражали против доводов апелляционного представления об усилении наказания.
Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, установленного приговором, судебная коллегия находит основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.
Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.
В апелляционном порядке виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором, участниками процесса не оспаривается.
Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено полно, всесторонне и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Действиям осужденных дана верная юридическая оценка.
Наказание Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. в виде реального лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных об их личностях, конкретных обстоятельств дела, совокупности смягчающих обстоятельств, в том числе указанных в апелляционной жалобе, влияния назначенного наказания на условия жизни семьи Кондратьевой.
Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
Назначая Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. наказание, суд признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение осужденными преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
В соответствии с ч.1.1. ст.63 УК РФ состояние опьянения может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. По смыслу данной нормы уголовного закона суд, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, должен надлежащим образом мотивировать данное решение.
Однако, признавая состояние алкогольного опьянения отягчающим обстоятельством, суд ограничился лишь констатацией данного факта. При этом не мотивировал свое решение, не указал причины, по которым он считает, что состояние опьянения осужденных являлось фактором, повышающим общественную опасность деяния, что является недопустимым.
При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в апелляционном представлении, отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежит исключению из приговора.
Кроме того, в апелляционном представлении правильно указано о необоснованном признании в качестве смягчающего обстоятельства Кондратьевой В.С. оказание медицинской помощи потерпевшему, поскольку доказательств этого не имеется и судом не приведено, в связи с чем указание на наличие в действиях Кондратьевой В.С. данного смягчающего обстоятельства подлежит исключению из приговора.
Также у судебной коллегии нет оснований не согласиться с доводами апелляционного представления о наличии в действиях Судакова С.С. особо опасного рецидива преступлений, так как он, будучи ранее дважды судим за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы, вновь совершил тяжкое преступление. Наказание Судакову С.С. в соответствии с п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.
С учетом исключения в отношении Судакова С.С. отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, судебная коллегия, соглашаясь с доводами апелляционного представления, считает возможным снизить ему размер наказания.
Однако судебная коллегия не может согласиться с автором апелляционного представления о необходимости усиления Кондратьевой В.С. наказания, поскольку с учетом исключения в отношении нее отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежат применению требования ч.1 ст.62 УК РФ. Напротив судебная коллегия считает необходимым снизить ей размер наказания.
Оснований для применения в отношении Кондратьевой В.С. требований ст.ст.64 и 73 УК РФ судебная коллегия не находит.
Отбыванием наказания Кондратьевой В.С. правильно назначено в исправительной колонии общего режима.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия.
О П Р Е Д Е Л И Л А:
Приговор Ингодинского районного суда г.Читы в отношении Судакова С. С. и Кондратьевой В. С. изменить.
Исключить из приговора отягчающее наказание Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Исключить из приговора смягчающее наказание Кондратьевой В.С. обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему.
Исключить из приговора указание суда о признании в действиях Судакова С.С. опасного рецидива преступлений, установить в его действиях особо опасный рецидив преступлений.
Снизить назначенное Судакову С.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до четырех лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.
С применением ч.1 ст.62 УК РФ снизить назначенное Кондратьевой В.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до двух лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района г.Читы Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. удовлетворить частично.
Апелляционное определение может быть обжаловано в Забайкальский краевой суд в кассационном порядке.
Председательствующий Воросов С.М.
Судьи: Баженов А.В.
Непомнящих Н.А.
Копия верна: председательствующий.
Белявская Евгения Николаевна 29.09.2016 22:05
9.1. Добрый вечер.
Составлением такого рода документов, юристы занимаются только на платной основе.

10. Помогите ПОЖАЛУЙСТА составить анализ судебной практики по апелляционной инстанции.
Председательствующая по делу Дело №921/2016 Судья Кожевникова Н.
Председательствующая по делу Дело №921/2016
Судья Кожевникова Н.А.
Обжалование решения суда апелляционной инстанции.
Приговор, определение, постановление суда апелляционной инстанции могут быть обжалованы в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Чита 22 марта 2016 года.
Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Забайкальского краевого суда в составе:
Председательствующего судьи Воросова С.М.,
Судей: Баженова А.В. и Непомнящих Н.А.
С участием: прокурора отдела прокуратуры Забайкальского края Гладышевой М.А. адвокатов: Михайловой А.С., представившей удостоверение № и ордер № Сафроновой К.В., представившей удостоверение № и ордер № осужденных: Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. при секретаре судебного заседания Власовой И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. на приговор Ингодинского районного суда г.Читы: Судаков С. С.судимый Балейским городским судом Читинской области по п. «а» ч.3 ст.158, п.п. «а,б» ч.2 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.
Краснокаменским городским судом по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока наказания с установлением административного надзора сроком на шесть лет.
- осужден по ч.2 ст.162 УК РФ, с признанием опасного рецидива преступлений, с применением ч.5 ст.62 и ч.2 ст.68 УК РФ, к пяти годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Кондратьева В. С., гражданка РФ, зарегистрированная не судимая,
- осуждена по ч.2 ст.162 УК РФ к трем годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
- с осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. солидарно взыскан материальный вред в пользу в сумме 8880 рублей.
Заслушав доклад судьи краевого суда Воросова С.М., объяснения осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С., адвокатов Михайловой А.С. и Сафроновой К.В., мнение прокурора Гладышевой М.А., судебная коллегия.
У С Т А Н О В И Л А:
Судаков С.С. и Кондратьева В.С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение в целях хищения имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционном представлении заместитель прокурора Ингодинского района г.Читы Щеглова Э.В., не оспаривая виновность и квалификацию действий осужденных, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Считает, что судом необоснованно признано в качестве отягчающего обстоятельства осужденных – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку доказательств того, что именно это состояние толкнуло их на совершение преступления, в приговоре не приводится, вывод суда не мотивирован. При назначении наказания Кондратьевой в качестве смягчающего вину обстоятельства суд учел оказание медицинской помощи потерпевшему, однако, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, доказательств, подтверждающих эти действия осужденной, не имеется. В связи с этим, по мнению автора апелляционного представления, назначенное Кондратьевой наказание является чрезмерно мягким и не соответствующим тяжести содеянного и личности осужденной. Приводит доводы, что в действиях Судакова наличествует особо опасный рецидив, а не опасный рецидив, как установлено судом, поскольку он ранее судим за совершение двух тяжких преступлений и вновь совершил тяжкое преступление. В соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима. Просит приговор изменить в сторону ухудшения положения осужденных, исключить смягчающее вину Кондратьевой обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему, признать в действиях Судакова наличие особо опасного рецидива преступлений, и назначить отбывание наказание в исправительной колонии особого режима. Этот же приговор изменить в сторону улучшения положения осужденных, исключить отягчающее вину обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Снизить Судакову наказание до 4 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Усилить Кондратьевой наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В апелляционной жалобе осужденная Кондратьева В.С., выражает несогласие с приговором, считает назначенное наказание слишком суровым. Указывает, что ранее не судима, впервые совершила преступление, в содеянном раскаялась, признала вину, намерена возместить ущерб потерпевшему. Она является сиротой, характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелую бабушку, которой необходим уход. Просит приговор изменить, применить в отношении нее ст.73 УК РФ либо ст.64 УК РФ.
В возражениях на апелляционное представление осужденный Судаков С.С. считает доводы прокурора несостоятельными, просит отказать в удовлетворении представления и оставить ему режим отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.
В судебном заседании прокурор Гладышева М.А., возражая против удовлетворения апелляционной жалобы, доводы апелляционного представления поддержала частично. Не настаивала на усилении наказания Кондратьевой В.С., напротив, просила снизить ей наказание на два месяца.
Осужденный Судаков С.С. и адвокат Михайлова А.С. поддержали доводы апелляционного представления частично, просили о снижении наказания и оставлении его отбывания в исправительной колонии строгого режима. Решение по апелляционной жалобе оставили на усмотрение суда.
Осужденная Кондратьева В.С. и адвокат Сафронова К.В. полностью поддержали доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям, просили о назначении условной меры наказания, либо назначении отбывания наказания в колонии-поселении. Возражали против доводов апелляционного представления об усилении наказания.
Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, установленного приговором, судебная коллегия находит основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.
Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.
В апелляционном порядке виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором, участниками процесса не оспаривается.
Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено полно, всесторонне и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Действиям осужденных дана верная юридическая оценка.
Наказание Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. в виде реального лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных об их личностях, конкретных обстоятельств дела, совокупности смягчающих обстоятельств, в том числе указанных в апелляционной жалобе, влияния назначенного наказания на условия жизни семьи Кондратьевой.
Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
Назначая Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. наказание, суд признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение осужденными преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
В соответствии с ч.1.1. ст.63 УК РФ состояние опьянения может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. По смыслу данной нормы уголовного закона суд, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, должен надлежащим образом мотивировать данное решение.
Однако, признавая состояние алкогольного опьянения отягчающим обстоятельством, суд ограничился лишь констатацией данного факта. При этом не мотивировал свое решение, не указал причины, по которым он считает, что состояние опьянения осужденных являлось фактором, повышающим общественную опасность деяния, что является недопустимым.
При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в апелляционном представлении, отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежит исключению из приговора.
Кроме того, в апелляционном представлении правильно указано о необоснованном признании в качестве смягчающего обстоятельства Кондратьевой В.С. оказание медицинской помощи потерпевшему, поскольку доказательств этого не имеется и судом не приведено, в связи с чем указание на наличие в действиях Кондратьевой В.С. данного смягчающего обстоятельства подлежит исключению из приговора.
Также у судебной коллегии нет оснований не согласиться с доводами апелляционного представления о наличии в действиях Судакова С.С. особо опасного рецидива преступлений, так как он, будучи ранее дважды судим за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы, вновь совершил тяжкое преступление. Наказание Судакову С.С. в соответствии с п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.
С учетом исключения в отношении Судакова С.С. отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, судебная коллегия, соглашаясь с доводами апелляционного представления, считает возможным снизить ему размер наказания.
Однако судебная коллегия не может согласиться с автором апелляционного представления о необходимости усиления Кондратьевой В.С. наказания, поскольку с учетом исключения в отношении нее отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежат применению требования ч.1 ст.62 УК РФ. Напротив судебная коллегия считает необходимым снизить ей размер наказания.
Оснований для применения в отношении Кондратьевой В.С. требований ст.ст.64 и 73 УК РФ судебная коллегия не находит.
Отбыванием наказания Кондратьевой В.С. правильно назначено в исправительной колонии общего режима.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия.
О П Р Е Д Е Л И Л А:
Приговор Ингодинского районного суда г.Читы в отношении Судакова С. С. и Кондратьевой В. С. изменить.
Исключить из приговора отягчающее наказание Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Исключить из приговора смягчающее наказание Кондратьевой В.С. обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему.
Исключить из приговора указание суда о признании в действиях Судакова С.С. опасного рецидива преступлений, установить в его действиях особо опасный рецидив преступлений.
Снизить назначенное Судакову С.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до четырех лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.
С применением ч.1 ст.62 УК РФ снизить назначенное Кондратьевой В.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до двух лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района г.Читы Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. удовлетворить частично.
Апелляционное определение может быть обжаловано в Забайкальский краевой суд в кассационном порядке.
Председательствующий Воросов С.М.
Судьи: Баженов А.В.
Непомнящих Н.А.
Копия верна: председательствующий.
Чернецкий Игорь Вячеславович 29.09.2016 22:10
10.1. Это платная услуга.
11. Председательствующая по делу Дело №921/2016

Судья Кожевникова Н.А.
Обжалование решения суда апелляционной инстанции.
Приговор, определение, постановление суда апелляционной инстанции могут быть обжалованы в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Чита 22 марта 2016 года.
Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Забайкальского краевого суда в составе:
Председательствующего судьи Воросова С.М.,
Судей: Баженова А.В. и Непомнящих Н.А.
С участием: прокурора отдела прокуратуры Забайкальского края Гладышевой М.А. адвокатов: Михайловой А.С., представившей удостоверение № и ордер № Сафроновой К.В., представившей удостоверение № и ордер № осужденных: Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. при секретаре судебного заседания Власовой И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. на приговор Ингодинского районного суда г.Читы: Судаков С. С.судимый Балейским городским судом Читинской области по п. «а» ч.3 ст.158, п.п. «а,б» ч.2 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.
Краснокаменским городским судом по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока наказания с установлением административного надзора сроком на шесть лет.
- осужден по ч.2 ст.162 УК РФ, с признанием опасного рецидива преступлений, с применением ч.5 ст.62 и ч.2 ст.68 УК РФ, к пяти годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Кондратьева В. С., гражданка РФ, зарегистрированная не судимая,
- осуждена по ч.2 ст.162 УК РФ к трем годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
- с осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. солидарно взыскан материальный вред в пользу в сумме 8880 рублей.
Заслушав доклад судьи краевого суда Воросова С.М., объяснения осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С., адвокатов Михайловой А.С. и Сафроновой К.В., мнение прокурора Гладышевой М.А., судебная коллегия.
У С Т А Н О В И Л А:
Судаков С.С. и Кондратьева В.С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение в целях хищения имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционном представлении заместитель прокурора Ингодинского района г.Читы Щеглова Э.В., не оспаривая виновность и квалификацию действий осужденных, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Считает, что судом необоснованно признано в качестве отягчающего обстоятельства осужденных – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку доказательств того, что именно это состояние толкнуло их на совершение преступления, в приговоре не приводится, вывод суда не мотивирован. При назначении наказания Кондратьевой в качестве смягчающего вину обстоятельства суд учел оказание медицинской помощи потерпевшему, однако, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, доказательств, подтверждающих эти действия осужденной, не имеется. В связи с этим, по мнению автора апелляционного представления, назначенное Кондратьевой наказание является чрезмерно мягким и не соответствующим тяжести содеянного и личности осужденной. Приводит доводы, что в действиях Судакова наличествует особо опасный рецидив, а не опасный рецидив, как установлено судом, поскольку он ранее судим за совершение двух тяжких преступлений и вновь совершил тяжкое преступление. В соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима. Просит приговор изменить в сторону ухудшения положения осужденных, исключить смягчающее вину Кондратьевой обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему, признать в действиях Судакова наличие особо опасного рецидива преступлений, и назначить отбывание наказание в исправительной колонии особого режима. Этот же приговор изменить в сторону улучшения положения осужденных, исключить отягчающее вину обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Снизить Судакову наказание до 4 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Усилить Кондратьевой наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В апелляционной жалобе осужденная Кондратьева В.С., выражает несогласие с приговором, считает назначенное наказание слишком суровым. Указывает, что ранее не судима, впервые совершила преступление, в содеянном раскаялась, признала вину, намерена возместить ущерб потерпевшему. Она является сиротой, характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелую бабушку, которой необходим уход. Просит приговор изменить, применить в отношении нее ст.73 УК РФ либо ст.64 УК РФ.
В возражениях на апелляционное представление осужденный Судаков С.С. считает доводы прокурора несостоятельными, просит отказать в удовлетворении представления и оставить ему режим отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.
В судебном заседании прокурор Гладышева М.А., возражая против удовлетворения апелляционной жалобы, доводы апелляционного представления поддержала частично. Не настаивала на усилении наказания Кондратьевой В.С., напротив, просила снизить ей наказание на два месяца.
Осужденный Судаков С.С. и адвокат Михайлова А.С. поддержали доводы апелляционного представления частично, просили о снижении наказания и оставлении его отбывания в исправительной колонии строгого режима. Решение по апелляционной жалобе оставили на усмотрение суда.
Осужденная Кондратьева В.С. и адвокат Сафронова К.В. полностью поддержали доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям, просили о назначении условной меры наказания, либо назначении отбывания наказания в колонии-поселении. Возражали против доводов апелляционного представления об усилении наказания.
Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, установленного приговором, судебная коллегия находит основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.
Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.
В апелляционном порядке виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором, участниками процесса не оспаривается.
Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено полно, всесторонне и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Действиям осужденных дана верная юридическая оценка.
Наказание Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. в виде реального лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных об их личностях, конкретных обстоятельств дела, совокупности смягчающих обстоятельств, в том числе указанных в апелляционной жалобе, влияния назначенного наказания на условия жизни семьи Кондратьевой.
Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
Назначая Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. наказание, суд признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение осужденными преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
В соответствии с ч.1.1. ст.63 УК РФ состояние опьянения может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. По смыслу данной нормы уголовного закона суд, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, должен надлежащим образом мотивировать данное решение.
Однако, признавая состояние алкогольного опьянения отягчающим обстоятельством, суд ограничился лишь констатацией данного факта. При этом не мотивировал свое решение, не указал причины, по которым он считает, что состояние опьянения осужденных являлось фактором, повышающим общественную опасность деяния, что является недопустимым.
При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в апелляционном представлении, отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежит исключению из приговора.
Кроме того, в апелляционном представлении правильно указано о необоснованном признании в качестве смягчающего обстоятельства Кондратьевой В.С. оказание медицинской помощи потерпевшему, поскольку доказательств этого не имеется и судом не приведено, в связи с чем указание на наличие в действиях Кондратьевой В.С. данного смягчающего обстоятельства подлежит исключению из приговора.
Также у судебной коллегии нет оснований не согласиться с доводами апелляционного представления о наличии в действиях Судакова С.С. особо опасного рецидива преступлений, так как он, будучи ранее дважды судим за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы, вновь совершил тяжкое преступление. Наказание Судакову С.С. в соответствии с п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.
С учетом исключения в отношении Судакова С.С. отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, судебная коллегия, соглашаясь с доводами апелляционного представления, считает возможным снизить ему размер наказания.
Однако судебная коллегия не может согласиться с автором апелляционного представления о необходимости усиления Кондратьевой В.С. наказания, поскольку с учетом исключения в отношении нее отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежат применению требования ч.1 ст.62 УК РФ. Напротив судебная коллегия считает необходимым снизить ей размер наказания.
Оснований для применения в отношении Кондратьевой В.С. требований ст.ст.64 и 73 УК РФ судебная коллегия не находит.
Отбыванием наказания Кондратьевой В.С. правильно назначено в исправительной колонии общего режима.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия.
О П Р Е Д Е Л И Л А:
Приговор Ингодинского районного суда г.Читы в отношении Судакова С. С. и Кондратьевой В. С. изменить.
Исключить из приговора отягчающее наказание Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Исключить из приговора смягчающее наказание Кондратьевой В.С. обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему.
Исключить из приговора указание суда о признании в действиях Судакова С.С. опасного рецидива преступлений, установить в его действиях особо опасный рецидив преступлений.
Снизить назначенное Судакову С.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до четырех лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.
С применением ч.1 ст.62 УК РФ снизить назначенное Кондратьевой В.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до двух лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района г.Читы Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. удовлетворить частично.
Апелляционное определение может быть обжаловано в Забайкальский краевой суд в кассационном порядке.
Председательствующий Воросов С.М.
Судьи: Баженов А.В.
Непомнящих Н.А.
Копия верна: председательствующий.
Сармина Елена Александровна 29.09.2016 21:20
11.1. Елена, вопрос в чем?
12. Пожалуйста как правильно нужно составить анализ судебной практики по апелляционному решению суда.
Председательствующая по делу Дело №921/2016

Судья Кожевникова Н.А.
Обжалование решения суда апелляционной инстанции.
Приговор, определение, постановление суда апелляционной инстанции могут быть обжалованы в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Чита 22 марта 2016 года.
Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Забайкальского краевого суда в составе:
Председательствующего судьи Воросова С.М.,
Судей: Баженова А.В. и Непомнящих Н.А.
С участием: прокурора отдела прокуратуры Забайкальского края Гладышевой М.А. адвокатов: Михайловой А.С., представившей удостоверение № и ордер № Сафроновой К.В., представившей удостоверение № и ордер № осужденных: Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. при секретаре судебного заседания Власовой И.В. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. на приговор Ингодинского районного суда г.Читы: Судаков С. С.судимый Балейским городским судом Читинской области по п. «а» ч.3 ст.158, п.п. «а,б» ч.2 ст.158, ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.
Краснокаменским городским судом по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден из мест лишения свободы по отбытию срока наказания с установлением административного надзора сроком на шесть лет.
- осужден по ч.2 ст.162 УК РФ, с признанием опасного рецидива преступлений, с применением ч.5 ст.62 и ч.2 ст.68 УК РФ, к пяти годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Кондратьева В. С., гражданка РФ, зарегистрированная не судимая,
- осуждена по ч.2 ст.162 УК РФ к трем годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
- с осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. солидарно взыскан материальный вред в пользу в сумме 8880 рублей.
Заслушав доклад судьи краевого суда Воросова С.М., объяснения осужденных Судакова С.С. и Кондратьевой В.С., адвокатов Михайловой А.С. и Сафроновой К.В., мнение прокурора Гладышевой М.А., судебная коллегия.
У С Т А Н О В И Л А:
Судаков С.С. и Кондратьева В.С. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение в целях хищения имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.
Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционном представлении заместитель прокурора Ингодинского района г.Читы Щеглова Э.В., не оспаривая виновность и квалификацию действий осужденных, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением уголовного закона. Считает, что судом необоснованно признано в качестве отягчающего обстоятельства осужденных – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку доказательств того, что именно это состояние толкнуло их на совершение преступления, в приговоре не приводится, вывод суда не мотивирован. При назначении наказания Кондратьевой в качестве смягчающего вину обстоятельства суд учел оказание медицинской помощи потерпевшему, однако, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, доказательств, подтверждающих эти действия осужденной, не имеется. В связи с этим, по мнению автора апелляционного представления, назначенное Кондратьевой наказание является чрезмерно мягким и не соответствующим тяжести содеянного и личности осужденной. Приводит доводы, что в действиях Судакова наличествует особо опасный рецидив, а не опасный рецидив, как установлено судом, поскольку он ранее судим за совершение двух тяжких преступлений и вновь совершил тяжкое преступление. В соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима. Просит приговор изменить в сторону ухудшения положения осужденных, исключить смягчающее вину Кондратьевой обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему, признать в действиях Судакова наличие особо опасного рецидива преступлений, и назначить отбывание наказание в исправительной колонии особого режима. Этот же приговор изменить в сторону улучшения положения осужденных, исключить отягчающее вину обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя. Снизить Судакову наказание до 4 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Усилить Кондратьевой наказание до 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В апелляционной жалобе осужденная Кондратьева В.С., выражает несогласие с приговором, считает назначенное наказание слишком суровым. Указывает, что ранее не судима, впервые совершила преступление, в содеянном раскаялась, признала вину, намерена возместить ущерб потерпевшему. Она является сиротой, характеризуется положительно, имеет на иждивении престарелую бабушку, которой необходим уход. Просит приговор изменить, применить в отношении нее ст.73 УК РФ либо ст.64 УК РФ.
В возражениях на апелляционное представление осужденный Судаков С.С. считает доводы прокурора несостоятельными, просит отказать в удовлетворении представления и оставить ему режим отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.
В судебном заседании прокурор Гладышева М.А., возражая против удовлетворения апелляционной жалобы, доводы апелляционного представления поддержала частично. Не настаивала на усилении наказания Кондратьевой В.С., напротив, просила снизить ей наказание на два месяца.
Осужденный Судаков С.С. и адвокат Михайлова А.С. поддержали доводы апелляционного представления частично, просили о снижении наказания и оставлении его отбывания в исправительной колонии строгого режима. Решение по апелляционной жалобе оставили на усмотрение суда.
Осужденная Кондратьева В.С. и адвокат Сафронова К.В. полностью поддержали доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям, просили о назначении условной меры наказания, либо назначении отбывания наказания в колонии-поселении. Возражали против доводов апелляционного представления об усилении наказания.
Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, установленного приговором, судебная коллегия находит основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.
Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, регламентирующих процедуру рассмотрения уголовного дела.
В апелляционном порядке виновность осужденных в совершении преступления, установленного приговором, участниками процесса не оспаривается.
Уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено полно, всесторонне и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы. Действиям осужденных дана верная юридическая оценка.
Наказание Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. в виде реального лишения свободы назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных об их личностях, конкретных обстоятельств дела, совокупности смягчающих обстоятельств, в том числе указанных в апелляционной жалобе, влияния назначенного наказания на условия жизни семьи Кондратьевой.
Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
Назначая Судакову С.С. и Кондратьевой В.С. наказание, суд признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение осужденными преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
В соответствии с ч.1.1. ст.63 УК РФ состояние опьянения может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. По смыслу данной нормы уголовного закона суд, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, должен надлежащим образом мотивировать данное решение.
Однако, признавая состояние алкогольного опьянения отягчающим обстоятельством, суд ограничился лишь констатацией данного факта. При этом не мотивировал свое решение, не указал причины, по которым он считает, что состояние опьянения осужденных являлось фактором, повышающим общественную опасность деяния, что является недопустимым.
При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в апелляционном представлении, отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежит исключению из приговора.
Кроме того, в апелляционном представлении правильно указано о необоснованном признании в качестве смягчающего обстоятельства Кондратьевой В.С. оказание медицинской помощи потерпевшему, поскольку доказательств этого не имеется и судом не приведено, в связи с чем указание на наличие в действиях Кондратьевой В.С. данного смягчающего обстоятельства подлежит исключению из приговора.
Также у судебной коллегии нет оснований не согласиться с доводами апелляционного представления о наличии в действиях Судакова С.С. особо опасного рецидива преступлений, так как он, будучи ранее дважды судим за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы, вновь совершил тяжкое преступление. Наказание Судакову С.С. в соответствии с п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.
С учетом исключения в отношении Судакова С.С. отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, судебная коллегия, соглашаясь с доводами апелляционного представления, считает возможным снизить ему размер наказания.
Однако судебная коллегия не может согласиться с автором апелляционного представления о необходимости усиления Кондратьевой В.С. наказания, поскольку с учетом исключения в отношении нее отягчающего обстоятельства – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, подлежат применению требования ч.1 ст.62 УК РФ. Напротив судебная коллегия считает необходимым снизить ей размер наказания.
Оснований для применения в отношении Кондратьевой В.С. требований ст.ст.64 и 73 УК РФ судебная коллегия не находит.
Отбыванием наказания Кондратьевой В.С. правильно назначено в исправительной колонии общего режима.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия.
О П Р Е Д Е Л И Л А:
Приговор Ингодинского районного суда г.Читы в отношении Судакова С. С. и Кондратьевой В. С. изменить.
Исключить из приговора отягчающее наказание Судакова С.С. и Кондратьевой В.С. обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.
Исключить из приговора смягчающее наказание Кондратьевой В.С. обстоятельство – оказание медицинской помощи потерпевшему.
Исключить из приговора указание суда о признании в действиях Судакова С.С. опасного рецидива преступлений, установить в его действиях особо опасный рецидив преступлений.
Снизить назначенное Судакову С.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до четырех лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.
С применением ч.1 ст.62 УК РФ снизить назначенное Кондратьевой В.С. наказание по ч.2 ст.162 УК РФ до двух лет десяти месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор оставить без изменения, апелляционное представление заместителя прокурора Ингодинского района г.Читы Щегловой Э.В. и апелляционную жалобу осужденной Кондратьевой В.С. удовлетворить частично.
Апелляционное определение может быть обжаловано в Забайкальский краевой суд в кассационном порядке.
Председательствующий Воросов С.М.
Судьи: Баженов А.В.
Непомнящих Н.А.
Копия верна: председательствующий.
Михайловский Юрий Иосифович 29.09.2016 21:11
12.1. Вы полагаете что кто-то этим будет заниматься бесплатно...

Вопрос по теме

?
Белугин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, решил еще выпить. Поскольку магазины были закрыты, он разбил окно одного из магазинов, проник внутрь, взял бутылку водки, оставив на прилавке деньги за нее. Через некоторое время Белугина задержали.
Содержатся ли в поведении Белугина признаки объективной стороны какого-либо состава преступления?
13. Доброго времени суток Уважаемые знатоки. Девушка попросила выложить текст заявления дабы получить профессиональную оценку текста (боится что откроют дело на меня) дабы избежать ст. 306 УК РФ. Заранее большое спасибо за помощь, советы и потраченное время.

Прошу зарегистрировать мое заявление и оказать помощь в поиске утерянного имущества, а именно мобильного телефона марки «XIAOMI» модель «Redmi 3» номер IMEI 861189033116707 (далее Телефон)
27 августа 2016 г. Около 23:45 я оставил Телефон на лавочке во дворе за домом по адресу пр.Коммунистический 48/1, утром 28 августа 2016 г. Около 10:00 вспомнив об этом я сразу попытался позвонить на номер сим-карты установленной на тот момент в Телефоне, Телефон оказался выключен, после чего я отправился на то место где я оставил Телефон и не обнаружил его. Я исключаю факт того что Телефон мог выключится самостоятельно, так как батарея была заряжена на не менее 50%, что учитывая емкость аккумулятора в данном устройстве говорит нам о приблизительно 2000 мА/ч, чего хватило бы на поддержание Телефона в режиме ожидания минимум на пару дней. Воспользовавшись сервисом от Google я посмотрел хронологию перемещения моего Телефона на карте, где четко видно что последнее перемещение было совершенно в промежутке между 27.08.16 23:45 и 28.08.16 01:57 как раз от места где я оставил свой Телефон и в сторону дома пр.Коммунистический 46/2. (распечатку прилагаю к заявлению).
Из всего выше перечисленного я делаю вывод:
1) мой телефон был обнаружен и присвоен неустановленным лицом ночью с 27.08.16 на 28.08.16.
2) лицо совершившее находку не предприняло никаких действий по возврату и установлению личности владельца (ст.227 ГК РФ), хотя найденное имущество дает достоверную информацию о его собственнике, нашедшим могли быть предприняты исчерпывающие меры для вручения ему находки, а при отсутствии таких сведений нашедший обязан уведомить о находке органы полиции или местного самоуправления (ст.227 ГК РФ), чего опять таки не было сделано.
3) Телефон был выключен сознательно лицом совершившим находку что явно указывает на желание сокрытия факта находки и имело корыстную цель, намереваясь обратить найденное имущество в свою пользу и незаконным путем удовлетворить свои материальные потребности.


Я пользуясь ст.301 ГК РФ (Истребование имущества из чужого незаконного владения) прошу Вас оказать максимально возможную помощь в поиске Телефона и также провести проверку данного дела на наличие состава преступления по статья 158 часть 1 УК РФ, а именно обратится к операторам сотовой связи г.Ростова-на-Дону и передать им номер
IMEI 861189033116707 для включения его в список разыскиваемых, с целью обнаружения телефона и установления лица незаконно владеющим моим имуществом путем триангуляции и других доступных методов поиска.


На мой взгляд состав преступления налицо:
1)объект преступления – имущество (Телефон).
2)объективная сторона – обращение чужого имущества (Телефон) в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику.
3)субъективная сторона – улучшить свое материальное благосостояние путем обращения чужого имущества (Телефон) в свою пользу.
4)субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности. (Предстоит выяснить сотрудникам дознания и следствию)


Также имеется свидетель по этому заявлению, который присутствовал при всех описанных выше событиях.




На основании п.1 ст. 144 УПК РФ орган дознания, дознаватель или следователь обязан принять решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления данного сообщения. Прошу проинформировать меня о решении незамедлительно после его принятия. В случае продления данного срока до 10 или 30 суток в порядке, предусмотренном п.3 ст. 144 УПК РФ, прошу проинформировать меня об этом незамедлительно после принятия решения о продлении срока».
Предупрежден об ответственности по ст. 306 УК РФ за заведомо ложный донос.
Стрикун Галина Владимировна 27.09.2016 19:20
13.1. Боится . что откроют дело , не надо подавать такого заявления.Не боится- пусть подает по ст.144 УПК РФ..В чем проблемы?
Берсенёв Сергей Васильевич 27.09.2016 19:21
13.2. Александр Петрович! Рекомендую направить это заявление через сайт ГУВД области, а не ходить лично в полицию. Нервов меньше потратите, а заявление зарегистрирую сразу.
Варакосов Александр Васильевич 27.09.2016 19:22
13.3. Может подавать заявление, если действительно все так и было. Никакой ст.306 УК РФ здесь не будет.
14. Помогите найти решение суда. Перерыли весь интернет и электронного варианта не нашли. Очень нужно. Дело описано ниже:

Приговором Нагатинского районного суда г. Москвы от 14 ноября 2007 года Османов С.Т. осужден и признан виновным в незаконном использовании товарного знака для однородных товаров, причинивший крупный ущерб, группой лиц по предварительному сговору, а именно, являясь продавцом ПБОЮЛ Алавердян А.А., вступил в преступный сговор с неустановленным лицом совместно с которым неоднократно приобретал на территории Черкизовского рынка г. Москвы контрафактную спортивную обувь с товарным знаком Адидас, которую без разрешения правообладателя Адидас Интернешнл Маркетинг Б.В. на использование товарного знака выставил на продажу и реализовывал покупателям, чем причинил правообладателю ущерб в крупном размере.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным дела Московского городского суда от 16.01.2008 г. приговор отменен. Уголовное дело прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии Османова состава преступления. Судебная коллегия сделала вывод об отсутствии в действиях Османова объективной и субъективной стороны преступления, поскольку Османов и его соучастник не применяли и не помещали чужой товарный знак Адидас на контрафактные товары - спортивную обувь. То есть товарный знак был нанесен иными лицами, соучастие с которыми Османову не вменялось.

30.04.2008 г. прокуратурой города Москвы в территориальные органы прокуратуры разослано информационное письмо по данному уголовному делу для учета выводов суда при осуществлении надзора за расследованием уголовных дел о незаконном использовании товарного знака.
Крахоткин Денис Владимирович 16.05.2016 21:58
14.1. сделайте запрос в суд, решение Вам выдадут в суде.
15. В Конституционный Суд Российской Федерации.
Сенаторская площадь, д.1, Санкт-Петербург,121260
ЗАЯВИТЕЛЬ: осужденный Сесту Владимир Александрович,
20 мая 1968 года рождения, по ч.4 ст.159.1, ч.4 ст.159 УК РФ к 9 годам 10 месяцам, содержащийся, в колонии-поселения при ФКУ ИК-17 ГУ ФСИН России по Нижегородской области
606707, Нижегородская область, Краснобаковский район, пос. Пруда, ул. Лесная, д.6
Адрес Государственного органа издавшего акты, которые подлежат проверке, либо участвующего в споре о компетенции: Государственная Дума Российской Федерации,
103265, Москва, Охотный ряд, дом 1

Жалоба на нарушение конституционных прав и свобод гражданина статьей 90 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.
И частью 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

1.Источник официального опубликования обжалуемого акта:
Текст Уголовного Кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года № 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П).
Текст Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным Законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Источники информации:
Серия: профессиональный комментарий к УК РФ, под редакцией, заслуженного деятеля наук РФ, доктора юридических наук, профессора В.Т. Томина, кандидата юридических наук, доцента В.В.Сверчкова, 6 издание, переработанное и дополненное, Юрайт, 2010;
Научно-практический комментарий к УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий;
Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова;
§ 6. Законная сила судебного решения; Гражданский процесс: Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное М,:ОАО «Издательский Дом «Городец»,-784 с. 2007, Треушников М.К.

2. Нормы Конституции и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Нормативным основанием для обращения в Конституционный суд являются положения ч.2 ст.45 и ч.4 ст. 125 Конституции РФ и положения ч.2 ст. 36 и ч.1 ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года « О Конституционном суде Российской Федерации». прошу признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, нормы статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ), поскольку они не воспринимаются должностными лицами, как обязанность к исполнению, а также, нормы части 5 статьи 69 УК РФ, противоречащие Конституции в конкретном уголовном деле, чем были нарушены мои конституционные права и свободы.

3. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.

Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации….. (Постановление Конституционного суда от 24 апреля 1996 года №17-П).
Согласно статье 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если обжалуемый закон, во-первых, затрагивает конституционные права и свободы граждан и, во-вторых применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого в суде завершено либо начато. По смыслу названного Закона для признания жалобы допустимой не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу судами общей юрисдикции, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации лишь в том случае, если он полагает, что имеет место неопределенность в вопросе, соответствует ли Конституции Российской Федерации затрагивающий его права закон. (Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 года № 3-П)
“Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность …. Могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права”. (Определение Конституционного суда от 4 декабря 1995 года № 116-О)

Статья 90 УПК РФ “Преюдиция’ - Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)
“1. Комментируемая статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопризводства. Такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Например, когда решением суда по гражданскому делу установлены определенные события, то в дальнейшем, если они попадут в предмет доказывания по уголовному делу, суду, прокурору, следователю и дознавателю следует рассматривать их как уже установленные. Точно также должен решаться вопрос и в случае отказа и в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу
3. Статья 90 УПК, в прежней редакции допускала возможность дополнительной проверки судом, рассматривающим уголовное дело, обстоятельств ранее установленных вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу, если они вызывали сомнения у суда. Теперь такая возможность не предусмотрена как в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором, так и в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. ”. (см. пункты 1-3 научно-практический комментарий к ст.90 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Данные требования закона не возымели действия при постановке обвинительного приговора, чем были нарушены мои права гарантированные статьей 54 Конституции, в соответствии с которой: а) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; б) никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; в) если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

4. В качестве примера приведу краткое описание сути обстоятельств дела повлекших нарушение моих прав, свобод и законных интересов.

В 2007 году клиенты моей компании Гладышев В.М., его жена Гладышева Т.А. и Золотцев А.А. в период с 13 по 16 апреля 2007 года получили кредиты в ООО Славинвестбанк, с которым я сотрудничал по договору, на покупку квартир в строящемся доме в ЗАО “Бизнес Олимп” ЖК “Дубовая роща”, и добросовестно исполняли условия кредитных договоров, в части погашения ежемесячных платежей по кредиту.
30 августа 2007 года представитель Банка, действующая по доверенности Гуданова И.Е. подала исковое заявление в Ногинский городской суд Московской области о расторжении кредитных договоров с Гладышевыми и Золотцевым, в связи с их нецелевым использованием и одновременно обратилась с заявлением в СК РФ ГСУ по гор. Москве в связи с хищением кредитных средств указанными заемщиками. (см. приг. Стр.33)
4 сентября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 151099 на Гладышева В.М., по факту хищения кредитных средств, и в отношении его соучастников Гладышеву Т.А. и Золотцева А.А. и соответственно в отношении меня, в дальнейшем представленного в обвинительном заключении, как организатора получения кредитных средств (хищения). При этом следственные органы не интересовало, что кредитные договора исполнялись еще 6 (шесть) месяцев, после привлечения заемщиков к уголовной ответственности. Вместе с тем, со слов представителя банка Гудановой И.Е. озвученных в ходе судебного следствия, выплаты кредитов перестали поступать с декабря 2007 - января 2008 года, т.е. после расторжения Банком кредитных договоров по судебным решениям. Следовательно, уголовное дело было возбуждено без наличия квалифицирующих признаков хищения, следователь руководствовалась лишь предположением, что они должны быть похищены и желанием повысить “раскрываемость”. (см. приг. Стр.33)
Таким образом, уголовное дело было возбуждено на заведомо невиновных лиц с целью, в последствии, создать квалифицирующие признаки состава преступления, что и было сделано. (ст.299 и ст.303 УК РФ).
Объективная сторона составов преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого. Подобные действия заключаются в вынесении соответствующего постановления (о привлечении в качестве обвиняемого) при наличии оснований для признания либо гражданина невиновным, либо деяние непреступным. Основания налицо, если: а) установлено отсутствие события преступления, по поводу которого лицо привлекается в качестве обвиняемого; б) не установлены доказательства участия в совершении преступления, а возможности их дальнейшего собирания исчерпаны, или, напротив, установлены доказательства непричастности лица к совершению преступления; в) установлено отсутствие признаков состава преступления, в том числе свойств, характеризующих субъект посягательства. Иные процессуальные препятствия для продолжения производства по делу в качестве подобных оснований рассматриваться не могут. (комментарий п.3 к ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий.)
19 декабря 2007 года и 20 марта 2008 года решениями Ногинского городского суда Московской области обстоятельства были установлены, спор между хозяйствующими субъектами, ООО “Славинвестбанк” и указанными заемщиками был разрешен. Денежные средства полученные заемщиками на покупку жилых помещений в строящемся доме ЖК “Дубовая Роща” были использованы нецелевым образом, поскольку, без одобрения банка заемщики вложили их в строительство ЖК “Корона”, т.е. суд установил, что кредитные средства не похищены, а использованы нецелевым образом. (см. приг. Стр.33).
Как только указанные судебные решения Ногинского городского суда Московской области вступили в законную силу, договора с указанными заемщиками были расторгнуты, а денежные средства в сумме выданных кредитов с заемщиков были взысканы в полном объеме. (см. приг. Стр.33).
Обязательность судебного решения закреплена в ст. 6 Закона о судебной системе, а также в ст. 392 УПК РФ, ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ. В соответствии с данными нормами вступившие в законную силу судебные акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации..
Уважаемый Суд прошу Вас принять во внимание именно обстоятельства с неисполнением должностными лицами, судебных решений вступивших в законную силу принятых по моему уголовному делу, не взирая, на наличие в законе ответственности за такие действия. Следовательно, требования закона, об обязательном исполнении судебного решения вступившего в законную силу не обладают той юридической силой позволяющей охранять права и свободы граждан гарантированные Конституцией Российской Федерации.
Законная сила судебного решения есть его неизменяемость, обеспеченная недопустимостью его обжалования (опротестования) и вынесения нового решения по тому же иску, одновременно являющаяся моментом, с которого осуществляется действие решения - подтверждение, изменение или прекращение спорного правоотношения.
Законная сила судебного решения - это его обязательность. Обязательность решения вытекает из самого его существа, т.е. императивного подтверждения судом наличия (отсутствия) спорного правоотношения сторон в результате применения норм права к установленным фактам. В законной силе решения проявляется и общеобязательность применяемого судом закона, и авторитет судебной власти, разрешившей окончательно на законной и объективной основе спор о праве.
Тем не менее, в прежней редакции статья 90 УПК позволяла суду усомниться в ранее установленных обстоятельствах, вступившим в законную силу решением суда и это обстоятельство позволило следственным органам осуществить поставленную цель. Уголовное дело продолжало расследоваться, но в ином формате, изначально меня привлекли как соучастника хищения кредитных средств, а затем после вступления в силу судебных решений, 13 августа 2008 года мне предъявили обвинение как организатору похищения кредитных средств. При этом не приняли во внимание, что и с Банком и с заемщиками я сотрудничал на основе договора, а следовательно мой интерес был обусловлен получением заработка в виде процента со сделки (см. приг. Стр.41). Моя компания не признавалась незаконной, напротив судом было установлено, что я награжден за модернизацию финансовой системы Российской Федерации в области кредитования орденами Гордость России и Профессионал России.
В приговоре суда, вопреки фактическим установленным обстоятельствам в ходе судебного разбирательства, суд необоснованно пришёл к выводу, что обман как способ хищения со стороны участников преступной группы выразился: в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений и умолчании об истинных фактах, искажении действительного положения вещей относительно платёжеспособности, реальной возможности и намерениях Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. приобрести жилые помещения, в сознательном убеждении банка в наличии, якобы, благоприятных факторов для одобрения выдачи им кредита.
Таким образом, в приговоре суд установил, что противоправные действия участников преступной группы, выразившиеся в обмане, являвшимся способом хищения, осуществлялись и были необходимы для получения одобрения выдачи кредита Гладышеву В.М., Гладышевой Т.А. и Золотцеву А.А., денежные средства по каждому из которых, были похищены, при этом о решениях Ногинского городского суда Московской области, которые указывают не на хищение, а на нецелевое использование кредитных средств, в приговоре указывается лишь то, что по решению суда кредитные средства взысканы в полном объеме. (приг. Стр.33)
Однако суд не принял во внимание, установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, как наличие всех денежных средств полученных Гладышевыми и Золотцевым А.А. в кредит, на банковском счете Гладышева В.М., что подтверждалось предоставленными, на последнем судебном заседании, официальными банковскими выписками со счета Гладышева В.М., а следовательно, я не мог похитить указанных кредитных средств. Вернуть их Банку, находясь в тюрьме с 6 апреля 2008 года, Гладышев В.М. не мог физически.
Суд не принял во внимание тот факт, установленный в ходе судебного заседания, что недостоверная информация в виде заведомо ложных сведений, была о хозяйственном положении ООО “Приоритет” и предоставлена банку Генеральным директором этой организации Гладышевым В.М., где его жена и гражданин Золотцев А.А. являлись там заместителем и начальником материально бытового обеспечения, соответственно, то есть Гладышев В.М. подал заявку на целевой кредит по договору соинвестирования, как руководитель организации. И предоставил сведения о финансовом состоянии своей компании ООО “Приоритет”.
Согласно комментариям к части 2 статьи 176 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) – “Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению имеет место, когда заемщик обращает кредитные суммы на нужды, не указанные в кредитном договоре. Например, деньги, выданные на строительство жилья, используются заемщиком на расширение производства, выдачу заработной платы, погашение кредитов, уплату налогов, помещаются на депозитные счета в коммерческие банки, передаются в уставной капитал и т.п.” (комментарий к ст.176 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий).
То есть в принципе, на тот период времени, к заемщикам можно было предъявить претензии, но лишь в незаконном получении кредитных средств, с учетом установленных обстоятельств в суде гражданской юрисдикции.
Суд при постановке приговора проигнорировал нормы статьи 10 УК РФ, не принял во внимание, внесенные изменения 29 декабря 2009 года, в статью 90 УПК РФ, согласно которым, в новой редакции статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопризводства.
Тот факт, что решением Ногинского городского суда Московской области по гражданскому делу с участием Гладышевых и Золотцева А.А. по иску ООО “Славинвестбанк” были установлены все события по полученным ими целевым кредитам, и в дальнейшем, эти обстоятельства попали в предмет доказывания по уголовному делу, и суду, прокурору, следователю и дознавателю следовало рассматривать их как уже установленные, но суд этого не сделал, что существенно повлияло на исход дела.

При производстве по настоящему уголовному делу имело место быть ещё одно грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона, а именно нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора, что привело к нарушению моих прав на справедливое правосудие и ставит под сомнение законность приговора в отношении всех осуждённых по данному делу лиц.
Согласно положениям ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
В соответствии с п.8 ч.2 ст.389.17; ч.1 ст.401.15 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.
Статья 389.17. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона
1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:
8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;
Согласно статьям 295; 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, при этом во время постановления приговора суд вправе сделать перерыв для отдыха по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня.
В статье 310 УПК РФ установлено, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.
Таким образом, жесткий правовой регламент тайны совещания судей направлен на обеспечение условий для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Этот регламент не предусматривает какого-либо участия судьи, постановляющего приговор, в каком-либо ином судопроизводстве.
Однако, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены, о чём свидетельствует следующее.
Из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу видно, что 11 января 2010 года, выслушав последнее слово подсудимых Золотцева А.А. и Гладышевой Т.А., суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, а 21 января 2010 года приговор в отношении Сесту В.А., Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. и Филатова В.В. был провозглашён.
Таким образом, председательствующий судья Солодкова Надежда Викторовна в период с 11 по 21 января 2010 года находилась в совещательной комнате для постановления приговора по настоящему уголовному делу.
Вместе с тем, согласно информации, опубликованной в сети Интернет на официальном сайте Хорошевского районного суда города Москвы, судье Солодковой Н.В. 11 января 2010 года в рабочее время были переданы материалы следующих уголовных дел:-№1-60/2010 по обвинению Карпычевой Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ;-№1-62/2010 по обвинению Попова А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ;-№1-66/2010 по обвинению Исраилова Б.Б. и Саларбекова С.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ;-№1-73/2010 по обвинению Кадуцкова Д.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.
В период нахождения в совещательной комнате для постановления приговора по уголовному делу № 151099 судьёй Солодковой Н.В. в рабочее время были приняты процессуальные решения – вынесены постановления о назначении судебных заседаний по иным уголовным делам, а именно: 15 января 2010 года вынесено постановление по делу №1-60/2010; 18 января 2010 года вынесены постановления по делам №1-62/2010, №1-66/2010 и №1-73/2010.
Исходя из норм, содержащихся в главе 33 УПК РФ, при подготовке уголовного дела к судебному заседанию судье надлежит, детально изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания и т.д.
Таким образом, находясь в совещательной комнате для постановления приговора в отношении осуждённых по данному уголовному делу лиц, председательствующий судья Солодкова Н.В. изучала материалы иных уголовных дел и принимала по ним процессуальные решения, что является недопустимым и безусловно свидетельствует о нарушении тайны совещания судей при постановлении приговора, что в соответствии с требованиями закона влечет отмену приговора в любом случае..
Обратите внимание, в статью 90 УПК РФ, внесены изменения 29 декабря 2009 года, т.е. до постановки приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, но никаких действий суд по данному вопросу не предпринял, поскольку находясь в совещательной комнате, в период с 11 по 21 января 2010 года судья Н.В. Солодкова, вынесла еще 4 (четыре) процессуальных решения по другим уголовным делам,
Следовательно, судья Солодкова Н.В., находясь в совещательной комнате, при постановке приговора нарушив требования ст. 295; ст. 298 УПК РФ, проигнорировала, внесенные изменения в статью 90 УПК РФ, а вместе с тем ей не был решен вопрос, о выделении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное судопроизводство, что и послужило постановкой самостоятельного приговора суда, при наличии оснований для назначения наказания за совершение преступления в совокупности с другим преступлением.

Я не раз обжаловал наличие в деле безусловных обстоятельств преюдиционной силы, но Верховный Суд РФ, рассматривая мои и других осужденных, по данному делу, жалобы, посчитал нецелесообразным отменять приговор по столь несущественным основаниям.
Вышеуказанные обстоятельства послужили постановке несправедливого приговора суда и неправильному применению уголовного закона при постановке второго в отношении меня приговора Кузьминским районным судом гор. Москвы 20 июля 2010 года.
Тот факт, что я виновен в совершении еще одного преступления, после вынесения приговора по первому делу должна была установить судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., поскольку ей достоверно было известно, что постановлением Кузьминского районного суда гор. Москвы от 17 ноября 2009 года я был взят под стражу, но в резолютивной части приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы указано, что я взят под стражу в зале суда 21 января 2010 года.
В процессе предварительного и судебного следствия я находился под подпиской о невыезде, и только тогда, когда мне предъявили обвинение в другом преступлении по ч.4 ст.159 УК РФ, за неполный возврат, денежных средств по договору займа, я был арестован по решению Кузьминского районного суда гор. Москвы 17 ноября 2009 года, и прибыл на судебное заседание под конвоем 21 ноября 2009 года.
У судьи Хорошевского районного суда гор. Москвы и участвующего в деле прокурора были все основания для принятия решения, в порядке ст. ст. 153-155 УПК РФ, о выделении и объединении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное производство.
В результате допущенных нарушений приговор Хорошевского суда гор. Москвы от 21 января 2010 года вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, как самостоятельный приговор суда, но не был исполнен, поскольку 20 июля 2010 года я был осужден вторым приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по ч.4 ст.159 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к окончательному наказанию, путем частичного сложения было присоединено наказание в виде 5 лет, назначенное по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, и окончательно по совокупности преступлений, мне было определено к отбытию 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, в колонии общего режима, со штрафом в размере 1 500 000 рублей, в доход государства.
Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ, следует: - “По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда”.
Согласно части 1 статья 14 (Презумпция невиновности), следует: - Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Согласно части 1 статье 17 УК РФ (Совокупность преступлений), следует: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК” (в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 №73-ФЗ).
Формулировка – “виновен”, в части 5 статьи 69 УК, с учетом норм части 1 статьи 14 УПК РФ противоречит части 1 статьи 17 УК РФ и ее конституционно правовому смыслу, и дает основание суду, при назначении окончательного наказания считать, что приговор, вступивший в законную силу можно квалифицировать как деяние, совершенное в совокупности с другим преступлением.
Однако в комментариях к нормам части 5 статьи 69 УК РФ, дается исчерпывающее разъяснение по данному вопросу, а именно: - “В практике имеют место случаи, когда после осуждения лица за совершение определенного преступления выясняется, что это лицо до осуждения по первому приговору совершило еще одно или несколько преступлений, подпадающих под одну и ту же статью УК либо под различные статьи (части статей) Особенной части УК. В этом случае имеет место множественность преступлений, за которое лицо еще не подвергалось осуждению (совокупность преступлений)”…….в рассматриваемых случаях в окончательное наказание засчитывается наказание, ОТБЫТОЕ по первому приговору суда ко времени назначения окончательного наказания по последнему приговору суда. Зачет производится путем вычета отбытого наказания из срока или размера окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. (см. приложение, п.16; п.18 серия проф. Коммент. К ч.5 ст. 69 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).
Следовательно, с учетом требований предусмотренных ч. 1 ст. 17 Общей части УК РФ (Понятие совокупности преступлений), согласно которым: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено…..” - во взаимосвязи с нормами ст. 69 УК РФ (Назначение наказания по совокупности преступлений), по смыслу ее части 5 законодатель, указывая в тексте - что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу…,., не имеет ввиду ранее судимого, другим судом, приговор которого вступил в законную силу.
Однако приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы мне назначено окончательное наказание, по совокупности преступлений, и вовсе в соответствии с нормами ч. 3 ст.69 УК РФ, как за совершенные преступления, ни за одно из которых я не был осужден. Данное обстоятельство отражено и в постановлении президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года, - “Наказание, с учетом внесенных изменений, осужденному Сесту В.А., назначено с соблюдением требований ст. ст. 60, 69 ч.3 УК РФ и смягчению не подлежит”. (см. постановление стр. 4).
Вместе с тем, в резолютивной части приговора Кузьминского районного суда города Москвы от 20 июля 2010 года, Вы увидите, что: - “На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к назначенному Сесту В.А. наказанию по настоящему приговору присоединить наказание, НАЗНАЧЕННОЕ Сесту В.А. по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, частично в виде ПЯТИ лет лишения свободы……..” (извлечение из приговора от 20.07.2010 года).
Такое назначение наказания было бы возможным, если бы именно Кузьминский районный суд гор. Москвы выносил приговор по первому делу и до вступления его в законную силу, установил, что я совершил еще и другое преступление, при условии объединения уголовных дел, в установленном законом порядке. Но я, уже был юридически ранее судимым, другим судом, приговор которого вступил в законную силу до начала судебного разбирательства по второму делу.
“Наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление по совокупности преступлений и в соответствующих случаях приговоров” (см. практику применения УПК РФ, 6-е издание, в ред. Председателя ВС РФ В.М. Лебедева).
Квалификация содеянного, по совокупности приговоров, в моем случае также была не применима, поскольку согласно профессиональным комментариям к ч.1 ст. 70 УК РФ, следует: - “Совокупностью приговоров признаются случаи совершения лицом НОВОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ПО ПЕРВОМУ ДЕЛУ, но до полного отбытия, назначенного по нему наказания. Совокупность приговоров – это вид множественности преступлений”. (см. п.1, серия проф. Коммент., к ч.1 ст. 70 УК РФ, 6-е изд. 2010, в ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).
“Если в ходе исполнения приговора, в частности выявляются один или несколько ранее вынесенных и вступивших в законную силу, но неисполненных приговоров, причем во время исполнения приговоров один из них отменяется в порядке кассации, надзора, суд в связи с этим должен исключить из совокупности меру наказания, назначенную отмененным приговором.”
Неприсоединение наказания по предыдущему приговору, о котором суду было известно, к наказанию, назначенному за новое преступление, рассматривается в судебной практике как неправильное применение уголовного закона, влекущее отмену приговора.
При решении вопроса о применении к осужденному наказания по всем неисполненным приговорам суду следует руководствоваться общими правилами назначения наказания по совокупности приговоров.”… (см. пункты 35 - 37, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Таким образом установить, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, что я виновен в совершении еще и другого преступления, после вынесения приговора по первому делу была обязана судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., при постановке приговора и у нее на это были все основания. Судья Кузьминского районного суда гор. Москвы Самохина Л.Д., знала до начала судебного процесса, что я уже был судим, другим судом, по аналогичной статье предусмотренной Особенной частью УК РФ и приговор вступил в законную силу, но наказание по нему не отбывал, что исключало применение правил ч.5 ст.69 УК РФ.
Такого порядка назначения окончательного наказания по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора как в моем случае, в уголовном законе не предусмотрено.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.
1. Неправильным применением уголовного закона являются:
1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;
2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;
3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора.
1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.
2. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.
Приговор Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года не основан на законе, поскольку при назначении окончательного наказания был неправильно применен уголовный закон при квалификации содеянного по совокупности преступлений, что прямо противоречит нормам ч.5 ст.69 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела. Более того при таких обстоятельствах суд не имел законного права квалифицировать содеянное, как совокупность преступлений.
К сожалению, суды при обжаловании указанных нарушений отказывают в судебной защите и восстановлению моих прав, игнорируя все доводы, представленные в жалобах, требования Конституции и других законов Российской Федерации.
В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, по делу о проверке конституционности ряда положений УПК РСФСР, Конституционный Суд установил, что ст. 46 Конституции, гарантирующая право на судебную защиту, требует справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах и что “ошибочное судебное решение не может рассматриваться, как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено”. Кроме того, Суд указал, что “Международный пакт о гражданских и политических правах¸ исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов”…..Таким образом, Конституционный суд четко стоит на позиции, что нет таких судебных решений, которые являлись бы окончательными и не могли бы быть обжалованы.
Право осужденных на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право по смыслу статьи 50 (части 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам….. Лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления судебных ошибок, допущенных судом при постановке приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). (Постановление Конституционного суда от 6 июля 1998 года №21-П).
Право на судебную защиту не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. (п.1,глава 2,стр. 168, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова).
Вместе с тем, - “Возобновление дел и пересмотр судебных решений в порядке главы 49 УПК, возможен также в целях новой оценки уже полученных ранее судебное подтверждение обстоятельств. Как вытекает из положений постановления Конституционного Суда РФ, основанием к возобновлению производства по делу может служить, в частности, неправосудность вынесенного по делу решения, если оно являлось результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона” (Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.1996 № 4-П).

Неправильное применение уголовного закона при назначении окончательного наказания приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года привело к нарушению моего конституционного права на амнистию.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваль В.С. от 05 марта 2014 года, по делу 9-УД 14-2, при рассмотрении кассационной жалобы, на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.03.2013 года, об отказе в приведении приговора Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, в соответствие с новым федеральным законом, установлено следующее: - “Вместе с тем, отказывая осужденному в переквалификации его действий по приговору от 21.01.2010 года на ст. 159-1 ч.4 УК РФ (в редакции от 29.11.2012 года), при наличии к тому оснований, суд не принял во внимание, что в соответствии с п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренные ст. 159-1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.
В силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного подлежит применению.
Таким образом, учитывая, что применение нового уголовного закона позволит, соответственно, применить к осужденному Постановление Государственной Думы от 02.07.2013 года № 2559-6 ГД “Об объявлении амнистии”……. (стр.3 пост.).
Согласно правовому смыслу текста постановления Судьи Верховного Суда Российской Федерации, условием для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, являлось приведение его в соответствие с новым федеральным законом и применение акта амнистии, в порядке ст.397 УПК РФ.
Из ответа, Судьи Верховного Суда Российской Федерации В. М. Кулябина от 20 августа 2014 года, следует: - “Каких - либо сомнений или неясностей постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года не содержит” (см. приложение).
Судья Верховного Суда Российской федерации, изучив материалы уголовного дела, и ранее принимаемые в отношении меня судебные решения, установил, что Хорошевским районным судом 21 января 2010 года был вынесен самостоятельный приговор, который вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, что отражено в описательно мотивировочной части, постановления президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года – “Сесту Владимир Александрович, родившийся 20 мая 1968 года, …..РАНЕЕ СУДИМЫЙ 21 января 2010 года, по ч.4 ст.159 УК РФ, к 8 годам лишения свободы”. (см. приложение стр.1 пост. МГС от 15.04.2011 года).
Верховным Судом Российской Федерации были установлены фактические обстоятельства дела в том, что именно приговором Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, я впервые осужден за одно преступление по ч.4 ст.159-1 УК РФ, ранее не судим, гражданский иск по приговору суда не заявлен (приг. Стр.149), обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков не имею, (приг. Стр.83), что соответствует требованиям п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 2559 – 6 ГД « Об объявлении амнистии» и подлежит исполнению всеми органами государственной власти.
“Обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков может возникнуть только в силу приговора или решения суда, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством, либо такое обязательство может быть исполнено только при признании его причинителем вреда в добровольном порядке”.
При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации законно и обоснованно пришел к выводу, в том, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, который в соответствии с законом исполняется самостоятельно, позволяет применить к нему акт амнистии, в данном случае в судебном порядке, в соответствии с нормами ст. 397 УПК РФ.
Из взаимосвязанных положений статьи 15 (часть 1), 71 (пункт “о”), 103 и 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации следует, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу. Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам. (статья 105, часть 1, Конституции Российской Федерации, извлечение, п.17, глава 1, стр. 31, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова).
Акт об амнистии – это документ высшего органа государственной власти, содержащий юридические нормы, освобождения от наказания…..
Принятие акта об амнистии относится к компетенции высшего органа государственной власти (см. ст.10, 11, п. «е» ч.1 ст. 103 Конституции), поскольку нормы акта являются обязательными к исполнению всеми соответствующими органами дознания, следствия, суда, ведающими исполнением наказания» (п.3, п. 9 серия проф. Ком. к ст. 84 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
“Прекращение уголовного преследования, вследствие акта амнистии, специфично в том, отношении, что акт амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу…….Возможности суда шире: он вправе применить акт амнистии не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращение его или замены более мягким наказанием.” (см. пункт 9, научно-практический комментарий к ст. 27 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
При этом Судья Верховного Суда РФ Коваль В.С., несомненно, зная об ограничениях в п. 7 Постановления ГД РФ “Об объявлении амнистии”, демонстративно указал, что я осужден 20 июля 2010 года, приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ. делая, таким образом, посыл в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации нижестоящим судам о неисполненном приговоре суда и неправильном применении уголовного закона при назначении окончательного наказания данным приговором суда.
“Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других приговоров, рассматриваются судом, постановивший последний по времени приговор. Если эти вопросы возникнут вне района деятельности суда, постановившего последний по времени приговор, они разрешаются судом того же уровня по месту исполнения приговора.
Указанные вопросы могут быть решены по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением приговора, и по усмотрению суда.
Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, производится судьей по месту отбывания наказания, а если приговор не был обращен к исполнению – по месту заключения под стражу”. (см. пункты 38– 40, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Согласно научно-практическим комментариям к УПК РФ Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедева - “В случае если вопрос об освобождении от наказания или смягчении наказания рассматривается по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением наказания, судья извещает их о времени и месте рассмотрения представления. В судебное заседание вызывается осужденный. Для проверки и уточнения данных, изложенных в представлении об освобождении осужденного или смягчении наказания, судья может истребовать соответствующее уголовное дело, а также иные документы.
Закон не раскрывает содержания и характера сомнений и неясностей, которые судья вправе разрешать в порядке исполнения приговора. Пленум ВС РФ в постановлении от 20.11.2011 № 21 (п.22) дал примерный перечень сомнений и неясностей, подлежащих устранению судом при их возникновении при исполнении приговора, если они не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного: а) о применении акта амнистии, если его применение является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; … (см. пункты 41 – 43, научно-практический комментарий к ст. 397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
В моем случае основания для освобождения от наказания назначенного приговором Хорошевского районного суда города Москвы в связи с актом об амнистии установил Верховный Суд Российской Федерации.
Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года на основании моего ходатайства приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года был приведен в соответствие с новым законодательством (в ред. Федерального Закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 года), в части переквалификации ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст.1591 УК РФ, однако, суд опять же на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений снизил срок наказания до 9 лет 10 месяцев со штрафом в размере 1.000.000 рублей в доход государства с отбыванием наказания (с учетом постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 20.12.2012 года) в колонии поселения.
Из постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года следует, что «суд принимает во внимание п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии» от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ч.4 ст.159.1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества, и (или) возмещению убытков потерпевшим.
Однако в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам, которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы”
Хочу сразу отметить решения администрации ФКУ ИК-9 об отказе в применении акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, признаны постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 января 2015 года, незаконными, и по мнению судьи Нижегородского областного суда изложенного в постановлении от 17 июня 2015 года, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии препятствий для реализации моего права по данному вопросу. (см. приложение).
Вместе с тем, постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2014 года, и решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года, президиумом Нижегородского областного суда в постановлениях от 23 апреля 2014 года и 17 июня 2015 года, постановлениями Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года, от 16 января 2015 года, от 15 июля 2015 года и постановлением Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года, так или иначе, установлено, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года должен быть применен акт амнистии от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД. (см. приложение).
Все указанные судебные решения вступили в законную силу, ни кем не опротестовывались и не отменялись, в связи с чем, 26 января 2016 года я обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в порядке ст.46 Конституции РФ.
Однако, по мнению Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, оснований для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года нет, в связи с наличием в деле совокупности преступлений, но каких либо опровержений или указаний на нормы закона которыми это подтверждается, судья не привел, он просто дословно переписал в свое письмо, адресованное начальнику исправительного учреждения, где я содержусь, текст, противоречащий нормам закона и фактическим установленным обстоятельствам, из обжалуемого решения судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года. При этом о наличии 8 (восьми) судебных решений, вступивших в законную силу, так или иначе указывающих, на применение акта амнистии к приговору от 21 января 2010 года, Судья умолчал. (см. приложение).
Уважаемый Суд, я считаю, что Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдов, используя служебное положение, не желая исправлять судебные ошибки, с целью сокрытия должностных преступлений, принял очередное заведомо неправосудное решение, в котором сфальсифицировал фактические установленные обстоятельства, игнорируя при этом нормы Конституции Российской Федерации, указания в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, и нормы действующего законодательства.
Решение Судьи ВС РФ В. А. Давыдова является не чем иным как прямым препятствием моему доступу к правосудию, лишением меня всех прав гарантированных Конституцией Российской Федерации, оказанием давления на должностных лиц субъекта РФ и прямым указанием администрации исправительного учреждения и далее безнаказанно совершать должностные преступления.
По данному факту, руководствуясь ст. 19 Конституции РФ, ст.4 УК РФ, п.4 ч. 2.1 ст. 448 УПК РФ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 25.12.2008 N 280-ФЗ, от 29.11.2010 N 318-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ), я обратился к Председателю Следственного Комитета Российской Федерации, г-ну А. И. Бастрыкину, о привлечении к уголовной ответственности Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, по признакам преступлений предусмотренных ч.3 ст.285; ч.3. ст.303; ч.2 ст.305; ст.315 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Статья 285 УК РФ - Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать такие действия лица, которые непосредственно вытекали из его полномочий и являлись осуществлением прав и обязанностей, которыми наделялось это лицо в связи с занимаемой должностью, т.е. составляющими его служебную компетенцию (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 №4). Момент окончания преступления (составом, закрепленным в ч.1 ст.285) связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов граждан. С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями это умышленное преступление”. (см. п.3.2, п. 3.4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 303 УК РФ –Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств повлекшая тяжкие последствия.
Сам термин “фальсификация” (от латыни Falsificare – подделывать) обозначает подделывание чего либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым.
Фальсификация доказательств будет как фальсификация фактических данных, имеющих существенное значение по делу, так и фальсификация источников доказательств. Субъективная сторона фальсификации доказательств характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Виновный осознает, что он изменяет посредством подмены или видоизменения содержания или объем доказательной информации, и желает совершить подобное действие” (см. п.3, п. 4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 305 УК РФ - Под заведомо-неправосудным судебным актом следует понимать противоречащий закону письменный акт - документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу….Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что выносит неправосудный акт, но и желает его постановления. (см. п.2, серия проф. Ком. к ст. 305 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 315 УК РФ - Воспрепятствование исполнению судебного акта, предполагает деяние, непосредственно направленное на создание препятствий для исполнения судебных актов. Указанные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. При неисполнении судебного акта субъект осознает, что на нем лежит обязанность по исполнению судебного акта и имеются возможности для реализации этой обязанности и желает уклониться от её исполнения.” (см. п.5, п. 7, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
В данном случае, действия Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации указывают на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. (Глава 30 УК РФ).
В целом, в моем случае суды, не желая исправлять судебные ошибки, принимают заведомо неправосудные решения, игнорируют требования Конституции России, указания вышестоящих судов и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, нарушают мои права, свободы и законные интересы, что прямо указывает на злоупотребление служебным положением вопреки интересам службы и посягательством на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия. В следствии таких действий я уже 20 месяцев незаконно содержусь в местах лишения свободы, а если по существу дела, то все 6,5 лет.
“Сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.” (см. п.2, проф. Коммент. К ч.1 ст. 305 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)
“В силу своей преюдициальности (предрешимости) факты и правоотношения, установленные судом и зафиксированные в решении, не могут подвергаться сомнению и вторичному исследованию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица”.
Термин “преюдиция” (от латыни “praejudicialis” - относящийся к предыдущему судебному решению) традиционно применяется для обозначения совокупности обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Также в юридической литературе упоминается о преюдициальности судебных актов, об их преюдициальном значении.
Эти обстоятельства “переносятся” в новый судебный акт (“реципиент”) без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения. Таким образом, преюдициальность - это такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем по времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему иного судебного акта.
Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвовавших в деле при вынесении первоначального судебного акта – “донора”, в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом. В данном случае преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обусловливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.
Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Объективные пределы преюдициальной связи судебных актов - это тот круг обстоятельств, который установлен вступившим в законную силу судебным актом и не подлежит доказыванию или опровержению вновь при вынесении другого судебного акта.

Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ (с учетом его истолкования КС РФ в Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070 ГК РФ (ВКС РФ.2001№31) вред, причиненный в процессе осуществления правосудия, если он не связан с принятием актов, разрешающих дело по существу, подлежит возмещению, во всяком случае, установления вины судьи, рассматривающего дело. Любые виновные незаконные действия (или бездействие) судьи, (в том числе, незаконное наложение ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов,, приведших к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения судебного решения) должны, исходя положения п.2 ст.1070 ГК РФ в его конституционно – правовом смысле и во взаимосвязи ст.6 и ст.41 Конвенции о защите прав человека 1950 г., рассматриваются как нарушение на справедливое судебное разбирательство и, следовательно, как основание для решения о справедливой компенсации лицу, которому причинен вред, нарушением этого права. (научно-практический комментарий к ст.11 УПК РФ, под общей редакцией В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий)

На основании, вышеизложенного, в соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 3; статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, прошу:

- признать неисполнение требований статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также не соответствие Конституции норм части 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, ограничением моих прав на справедливое правосудие не соответствующего Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (части 1), 21 (части 1), 45 (части 2), 46 (части 1, части 2), 50 (части 3), 54 (части 2), 56 (части 3), 103, 120 (части 2).
- дать правовую оценку вышеизложенным обстоятельствам основанную на Конституции Российской Федерации

Приложение на 166-ти листах.

1. Копия приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года
2. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 26 апреля 2010 года.
3. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 26 марта 2008 года о взыскании материального ущерба с Золотцева А.А.
4. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 19 декабря 2007 года о взыскании материального ущерба с Гладышевых
5. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2013 года.
6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2014 года.
7. Копия приговора Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года
8. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 25 октября 2010 года.
9. Копия постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2012 года
10. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года.
11. Копия Постановления президиума Нижегородского областного суда от 23 апреля 2014 года.
12. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 30 мая 2014 года
13. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года.
14. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 16 января 2015 года
15. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года
16. Копия постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года
17. Копия постановления Нижегородского областного суда от 17 июня 2015 года
18. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15 июля 2015 года
19. Копия постановления Нижегородского областного суда от 21 сентября 2015 года
20. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 года.
21. Копия постановления Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года
22. Решение Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 года.
23. Копия ответа Управления администрации Президента РФ от 18 апреля 2-15 года
24. Справка Хорошевского районного суда города Москвы от 13.03.2015 года №№ 523,598 об отсутствии исковых требований по приговору от 21.01.2010 года
25. Копия обращения в Конституционный Суд Российской Федерации от 29 марта 2016 года
26. Копии статей 17 и 69 Уголовного кодекса Российской Федерации
27. Копия квитанции об оплате госпошлины.

/В.А. Сесту/

“29” марта 2016 года

3883/15-01/2016 СЕСТУ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ Находится на предварительном изучении в порядке статьи 40 Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации.
Пугачева Ирина Александровна 26.04.2016 12:38
15.1. Здравствуйте!
И что вы это здесь написали? Мы на вопрос отвечаем, а не заявление ваше читаем . Задайте вопрос конкретно. Чтобы оценить ваше заявление , его нужно долго изучать и вникать в вашу проблему, а это уже не онлайн консультация на безвозмездной основе
16. Нужна помощь, мне ее вчера вернули
В Конституционный Суд Российской Федерации
Сенаторская площадь, д.1, Санкт-Петербург, 190000
ЗАЯВИТЕЛЬ: осужденный Сесту Владимир Александрович,
20 мая 1968 года рождения, по ч.4 ст.159.1, ч.4 ст.159 УК РФ
к 9 годам 10 месяцам, содержащийся, в колонии-поселения
при ФКУ ИК-17 ГУ ФСИН России по Нижегородской области
606707, Нижегородская область, Краснобаковский район,
пос. Пруда, ул. Лесная, д.6
Адрес Государственного органа издавшего акты,
которые подлежат проверке, либо участвующего в споре
о компетенции: Государственная Дума Российской Федерации,
103265, Москва, Охотный ряд, дом 1

Жалоба на нарушение конституционных прав и свобод гражданина статьей 90 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.
И частью 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

1.Источник официального опубликования обжалуемого акта:
Текст Уголовного Кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года № 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П)
Текст Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным Законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Источники информации:
Серия: профессиональный комментарий к УК РФ, под редакцией, заслуженного деятеля наук РФ, доктора юридических наук, профессора В.Т. Томина, кандидата юридических наук, доцента В.В.Сверчкова, 6 издание, переработанное и дополненное, Юрайт, 2010;
Научно-практический комментарий к УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий;
Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова;
§ 6. Законная сила судебного решения; Гражданский процесс: Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное М,:ОАО «Издательский Дом «Городец»,-784 с. 2007, Треушников М.К.

2. Нормы Конституции и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Нормативным основанием для обращения в Конституционный суд являются положения ч.2 ст.45 и ч.4 ст. 125 Конституции РФ и положения ч.2 ст. 36 и ч.1 ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года « О Конституционном суде Российской Федерации». прошу признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, нормы статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ), поскольку они не воспринимаются должностными лицами, как обязанность к исполнению, а также, нормы части 5 статьи 69 УК РФ, противоречащие Конституции в конкретном уголовном деле, чем были нарушены мои конституционные права и свободы.

3. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.

Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации….. (Постановление Конституционного суда от 24 апреля 1996 года №17-П).
Согласно статье 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если обжалуемый закон, во-первых, затрагивает конституционные права и свободы граждан и, во-вторых применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого в суде завершено либо начато. По смыслу названного Закона для признания жалобы допустимой не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу судами общей юрисдикции, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации лишь в том случае, если он полагает, что имеет место неопределенность в вопросе, соответствует ли Конституции Российской Федерации затрагивающий его права закон. (Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 года № 3-П)
“Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность …. Могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права”. (Определение Конституционного суда от 4 декабря 1995 года № 116-О)

Статья 90 УПК РФ “Преюдиция’ - Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)
“1. Комментируемая статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопризводства. Такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Например, когда решением суда по гражданскому делу установлены определенные события, то в дальнейшем, если они попадут в предмет доказывания по уголовному делу, суду, прокурору, следователю и дознавателю следует рассматривать их как уже установленные. Точно также должен решаться вопрос и в случае отказа и в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу
3. Статья 90 УПК, в прежней редакции допускала возможность дополнительной проверки судом, рассматривающим уголовное дело, обстоятельств ранее установленных вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу, если они вызывали сомнения у суда. Теперь такая возможность не предусмотрена как в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором, так и в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. ”. (см. пункты 1-3 научно-практический комментарий к ст.90 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Данные требования закона не возымели действия при постановке обвинительного приговора, чем были нарушены мои права гарантированные статьей 54 Конституции, в соответствии с которой: а) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; б) никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; в) если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

4. В качестве примера приведу краткое описание сути обстоятельств дела повлекших нарушение моих прав, свобод и законных интересов.

В 2007 году клиенты моей компании Гладышев В.М., его жена Гладышева Т.А. и Золотцев А.А. в период с 13 по 16 апреля 2007 года получили кредиты в ООО Славинвестбанк, с которым я сотрудничал по договору, на покупку квартир в строящемся доме в ЗАО “Бизнес Олимп” ЖК “Дубовая роща”, и добросовестно исполняли условия кредитных договоров, в части погашения ежемесячных платежей по кредиту.
30 августа 2007 года представитель Банка, действующая по доверенности Гуданова И.Е. подала исковое заявление в Ногинский городской суд Московской области о расторжении кредитных договоров с Гладышевыми и Золотцевым, в связи с их нецелевым использованием и одновременно обратилась с заявлением в СК РФ ГСУ по гор. Москве в связи с хищением кредитных средств указанными заемщиками. (см. приг. Стр.33)
4 сентября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 151099 на Гладышева В.М., по факту хищения кредитных средств, и в отношении его соучастников Гладышеву Т.А. и Золотцева А.А. и соответственно в отношении меня, в дальнейшем представленного в обвинительном заключении, как организатора получения кредитных средств (хищения). При этом следственные органы не интересовало, что кредитные договора исполнялись еще 6 (шесть) месяцев, после привлечения заемщиков к уголовной ответственности. Вместе с тем, со слов представителя банка Гудановой И.Е. озвученных в ходе судебного следствия, выплаты кредитов перестали поступать с декабря 2007 - января 2008 года, т.е. после расторжения Банком кредитных договоров по судебным решениям. Следовательно, уголовное дело было возбуждено без наличия квалифицирующих признаков хищения, следователь руководствовалась лишь предположением, что они должны быть похищены и желанием повысить “раскрываемость”. (см. приг. Стр.33)
Таким образом, уголовное дело было возбуждено на заведомо невиновных лиц с целью, в последствии, создать квалифицирующие признаки состава преступления, что и было сделано. (ст.299 и ст.303 УК РФ)
Объективная сторона составов преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого. Подобные действия заключаются в вынесении соответствующего постановления (о привлечении в качестве обвиняемого) при наличии оснований для признания либо гражданина невиновным, либо деяние непреступным. Основания налицо, если: а) установлено отсутствие события преступления, по поводу которого лицо привлекается в качестве обвиняемого; б) не установлены доказательства участия в совершении преступления, а возможности их дальнейшего собирания исчерпаны, или, напротив, установлены доказательства непричастности лица к совершению преступления; в) установлено отсутствие признаков состава преступления, в том числе свойств, характеризующих субъект посягательства. Иные процессуальные препятствия для продолжения производства по делу в качестве подобных оснований рассматриваться не могут. (комментарий п.3 к ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий.)
19 декабря 2007 года и 20 марта 2008 года решениями Ногинского городского суда Московской области обстоятельства были установлены, спор между хозяйствующими субъектами, ООО “Славинвестбанк” и указанными заемщиками был разрешен. Денежные средства полученные заемщиками на покупку жилых помещений в строящемся доме ЖК “Дубовая Роща” были использованы нецелевым образом, поскольку, без одобрения банка заемщики вложили их в строительство ЖК “Корона”, т.е. суд установил, что кредитные средства не похищены, а использованы нецелевым образом. (см. приг. Стр.33)
Как только указанные судебные решения Ногинского городского суда Московской области вступили в законную силу, договора с указанными заемщиками были расторгнуты, а денежные средства в сумме выданных кредитов с заемщиков были взысканы в полном объеме. (см. приг. Стр.33)
Обязательность судебного решения закреплена в ст. 6 Закона о судебной системе, а также в ст. 392 УПК РФ, ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ. В соответствии с данными нормами вступившие в законную силу судебные акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации..
Уважаемый Суд прошу Вас принять во внимание именно обстоятельства с неисполнением должностными лицами, судебных решений вступивших в законную силу принятых по моему уголовному делу, не взирая, на наличие в законе ответственности за такие действия. Следовательно, требования закона, об обязательном исполнении судебного решения вступившего в законную силу не обладают той юридической силой позволяющей охранять права и свободы граждан гарантированные Конституцией Российской Федерации.
Законная сила судебного решения есть его неизменяемость, обеспеченная недопустимостью его обжалования (опротестования) и вынесения нового решения по тому же иску, одновременно являющаяся моментом, с которого осуществляется действие решения - подтверждение, изменение или прекращение спорного правоотношения
Законная сила судебного решения - это его обязательность. Обязательность решения вытекает из самого его существа, т.е. императивного подтверждения судом наличия (отсутствия) спорного правоотношения сторон в результате применения норм права к установленным фактам. В законной силе решения проявляется и общеобязательность применяемого судом закона, и авторитет судебной власти, разрешившей окончательно на законной и объективной основе спор о праве.
Тем не менее, в прежней редакции статья 90 УПК позволяла суду усомниться в ранее установленных обстоятельствах, вступившим в законную силу решением суда и это обстоятельство позволило следственным органам осуществить поставленную цель. Уголовное дело продолжало расследоваться, но в ином формате, изначально меня привлекли как соучастника хищения кредитных средств, а затем после вступления в силу судебных решений, 13 августа 2008 года мне предъявили обвинение как организатору похищения кредитных средств. При этом не приняли во внимание, что и с Банком и с заемщиками я сотрудничал на основе договора, а следовательно мой интерес был обусловлен получением заработка в виде процента со сделки (см. приг. Стр.41). Моя компания не признавалась незаконной, напротив судом было установлено, что я награжден за модернизацию финансовой системы Российской Федерации в области кредитования орденами Гордость России и Профессионал России.
В приговоре суда, вопреки фактическим установленным обстоятельствам в ходе судебного разбирательства, суд необоснованно пришёл к выводу, что обман как способ хищения со стороны участников преступной группы выразился: в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений и умолчании об истинных фактах, искажении действительного положения вещей относительно платёжеспособности, реальной возможности и намерениях Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. приобрести жилые помещения, в сознательном убеждении банка в наличии, якобы, благоприятных факторов для одобрения выдачи им кредита.
Таким образом, в приговоре суд установил, что противоправные действия участников преступной группы, выразившиеся в обмане, являвшимся способом хищения, осуществлялись и были необходимы для получения одобрения выдачи кредита Гладышеву В.М., Гладышевой Т.А. и Золотцеву А.А., денежные средства по каждому из которых, были похищены, при этом о решениях Ногинского городского суда Московской области, которые указывают не на хищение, а на нецелевое использование кредитных средств, в приговоре указывается лишь то, что по решению суда кредитные средства взысканы в полном объеме. (приг. Стр.33)
Однако суд не принял во внимание, установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, как наличие всех денежных средств полученных Гладышевыми и Золотцевым А.А. в кредит, на банковском счете Гладышева В.М., что подтверждалось предоставленными, на последнем судебном заседании, официальными банковскими выписками со счета Гладышева В.М., а следовательно, я не мог похитить указанных кредитных средств. Вернуть их Банку, находясь в тюрьме с 6 апреля 2008 года, Гладышев В.М. не мог физически.
Суд не принял во внимание тот факт, установленный в ходе судебного заседания, что недостоверная информация в виде заведомо ложных сведений, была о хозяйственном положении ООО “Приоритет” и предоставлена банку Генеральным директором этой организации Гладышевым В.М., где его жена и гражданин Золотцев А.А. являлись там заместителем и начальником материально бытового обеспечения, соответственно, то есть Гладышев В.М. подал заявку на целевой кредит по договору соинвестирования, как руководитель организации. И предоставил сведения о финансовом состоянии своей компании ООО “Приоритет”.
Согласно комментариям к части 2 статьи 176 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) – “Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению имеет место, когда заемщик обращает кредитные суммы на нужды, не указанные в кредитном договоре. Например, деньги, выданные на строительство жилья, используются заемщиком на расширение производства, выдачу заработной платы, погашение кредитов, уплату налогов, помещаются на депозитные счета в коммерческие банки, передаются в уставной капитал и т.п.” (комментарий к ст.176 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий)
То есть в принципе, на тот период времени, к заемщикам можно было предъявить претензии, но лишь в незаконном получении кредитных средств, с учетом установленных обстоятельств в суде гражданской юрисдикции.
Суд при постановке приговора проигнорировал нормы статьи 10 УК РФ, не принял во внимание, внесенные изменения 29 декабря 2009 года, в статью 90 УПК РФ, согласно которым, в новой редакции статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопризводства.
Тот факт, что решением Ногинского городского суда Московской области по гражданскому делу с участием Гладышевых и Золотцева А.А. по иску ООО “Славинвестбанк” были установлены все события по полученным ими целевым кредитам, и в дальнейшем, эти обстоятельства попали в предмет доказывания по уголовному делу, и суду, прокурору, следователю и дознавателю следовало рассматривать их как уже установленные, но суд этого не сделал, что существенно повлияло на исход дела.

При производстве по настоящему уголовному делу имело место быть ещё одно грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона, а именно нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора, что привело к нарушению моих прав на справедливое правосудие и ставит под сомнение законность приговора в отношении всех осуждённых по данному делу лиц.
Согласно положениям ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
В соответствии с п.8 ч.2 ст.389.17; ч.1 ст.401.15 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.
Статья 389.17. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона
1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:
8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;
Согласно статьям 295; 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, при этом во время постановления приговора суд вправе сделать перерыв для отдыха по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня.
В статье 310 УПК РФ установлено, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.
Таким образом, жесткий правовой регламент тайны совещания судей направлен на обеспечение условий для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Этот регламент не предусматривает какого-либо участия судьи, постановляющего приговор, в каком-либо ином судопроизводстве.
Однако, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены, о чём свидетельствует следующее.
Из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу видно, что 11 января 2010 года, выслушав последнее слово подсудимых Золотцева А.А. и Гладышевой Т.А., суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, а 21 января 2010 года приговор в отношении Сесту В.А., Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. и Филатова В.В. был провозглашён.
Таким образом, председательствующий судья Солодкова Надежда Викторовна в период с 11 по 21 января 2010 года находилась в совещательной комнате для постановления приговора по настоящему уголовному делу.
Вместе с тем, согласно информации, опубликованной в сети Интернет на официальном сайте Хорошевского районного суда города Москвы, судье Солодковой Н.В. 11 января 2010 года в рабочее время были переданы материалы следующих уголовных дел:-№1-60/2010 по обвинению Карпычевой Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ;-№1-62/2010 по обвинению Попова А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ;-№1-66/2010 по обвинению Исраилова Б.Б. и Саларбекова С.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ;-№1-73/2010 по обвинению Кадуцкова Д.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.
В период нахождения в совещательной комнате для постановления приговора по уголовному делу № 151099 судьёй Солодковой Н.В. в рабочее время были приняты процессуальные решения – вынесены постановления о назначении судебных заседаний по иным уголовным делам, а именно: 15 января 2010 года вынесено постановление по делу №1-60/2010; 18 января 2010 года вынесены постановления по делам №1-62/2010, №1-66/2010 и №1-73/2010.
Исходя из норм, содержащихся в главе 33 УПК РФ, при подготовке уголовного дела к судебному заседанию судье надлежит, детально изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания и т.д.
Таким образом, находясь в совещательной комнате для постановления приговора в отношении осуждённых по данному уголовному делу лиц, председательствующий судья Солодкова Н.В. изучала материалы иных уголовных дел и принимала по ним процессуальные решения, что является недопустимым и безусловно свидетельствует о нарушении тайны совещания судей при постановлении приговора, что в соответствии с требованиями закона влечет отмену приговора в любом случае..
Обратите внимание, в статью 90 УПК РФ, внесены изменения 29 декабря 2009 года, т.е. до постановки приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, но никаких действий суд по данному вопросу не предпринял, поскольку находясь в совещательной комнате, в период с 11 по 21 января 2010 года судья Н.В. Солодкова, вынесла еще 4 (четыре) процессуальных решения по другим уголовным делам,
Следовательно, судья Солодкова Н.В., находясь в совещательной комнате, при постановке приговора нарушив требования ст. 295; ст. 298 УПК РФ, проигнорировала, внесенные изменения в статью 90 УПК РФ, а вместе с тем ей не был решен вопрос, о выделении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное судопроизводство, что и послужило постановкой самостоятельного приговора суда, при наличии оснований для назначения наказания за совершение преступления в совокупности с другим преступлением.

Я не раз обжаловал наличие в деле безусловных обстоятельств преюдиционной силы, но Верховный Суд РФ, рассматривая мои и других осужденных, по данному делу, жалобы, посчитал нецелесообразным отменять приговор по столь несущественным основаниям.
Вышеуказанные обстоятельства послужили постановке несправедливого приговора суда и неправильному применению уголовного закона при постановке второго в отношении меня приговора Кузьминским районным судом гор. Москвы 20 июля 2010 года.
Тот факт, что я виновен в совершении еще одного преступления, после вынесения приговора по первому делу должна была установить судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., поскольку ей достоверно было известно, что постановлением Кузьминского районного суда гор. Москвы от 17 ноября 2009 года я был взят под стражу, но в резолютивной части приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы указано, что я взят под стражу в зале суда 21 января 2010 года.
В процессе предварительного и судебного следствия я находился под подпиской о невыезде, и только тогда, когда мне предъявили обвинение в другом преступлении по ч.4 ст.159 УК РФ, за неполный возврат, денежных средств по договору займа, я был арестован по решению Кузьминского районного суда гор. Москвы 17 ноября 2009 года, и прибыл на судебное заседание под конвоем 21 ноября 2009 года.
У судьи Хорошевского районного суда гор. Москвы и участвующего в деле прокурора были все основания для принятия решения, в порядке ст. ст. 153-155 УПК РФ, о выделении и объединении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное производство.
В результате допущенных нарушений приговор Хорошевского суда гор. Москвы от 21 января 2010 года вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, как самостоятельный приговор суда, но не был исполнен, поскольку 20 июля 2010 года я был осужден вторым приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по ч.4 ст.159 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к окончательному наказанию, путем частичного сложения было присоединено наказание в виде 5 лет, назначенное по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, и окончательно по совокупности преступлений, мне было определено к отбытию 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, в колонии общего режима, со штрафом в размере 1 500 000 рублей, в доход государства.
Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ, следует: - “По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда”.
Согласно части 1 статья 14 (Презумпция невиновности), следует: - Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
Согласно части 1 статье 17 УК РФ (Совокупность преступлений), следует: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК” (в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 №73-ФЗ)
Формулировка – “виновен”, в части 5 статьи 69 УК, с учетом норм части 1 статьи 14 УПК РФ противоречит части 1 статьи 17 УК РФ и ее конституционно правовому смыслу, и дает основание суду, при назначении окончательного наказания считать, что приговор, вступивший в законную силу можно квалифицировать как деяние, совершенное в совокупности с другим преступлением.
Однако в комментариях к нормам части 5 статьи 69 УК РФ, дается исчерпывающее разъяснение по данному вопросу, а именно: - “В практике имеют место случаи, когда после осуждения лица за совершение определенного преступления выясняется, что это лицо до осуждения по первому приговору совершило еще одно или несколько преступлений, подпадающих под одну и ту же статью УК либо под различные статьи (части статей) Особенной части УК. В этом случае имеет место множественность преступлений, за которое лицо еще не подвергалось осуждению (совокупность преступлений)”…….в рассматриваемых случаях в окончательное наказание засчитывается наказание, ОТБЫТОЕ по первому приговору суда ко времени назначения окончательного наказания по последнему приговору суда. Зачет производится путем вычета отбытого наказания из срока или размера окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. (см. приложение, п.16; п.18 серия проф. Коммент. К ч.5 ст. 69 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)
Следовательно, с учетом требований предусмотренных ч. 1 ст. 17 Общей части УК РФ (Понятие совокупности преступлений), согласно которым: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено…..” - во взаимосвязи с нормами ст. 69 УК РФ (Назначение наказания по совокупности преступлений), по смыслу ее части 5 законодатель, указывая в тексте - что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу…,., не имеет ввиду ранее судимого, другим судом, приговор которого вступил в законную силу.
Однако приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы мне назначено окончательное наказание, по совокупности преступлений, и вовсе в соответствии с нормами ч. 3 ст.69 УК РФ, как за совершенные преступления, ни за одно из которых я не был осужден. Данное обстоятельство отражено и в постановлении президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года, - “Наказание, с учетом внесенных изменений, осужденному Сесту В.А., назначено с соблюдением требований ст. ст. 60, 69 ч.3 УК РФ и смягчению не подлежит”. (см. постановление стр. 4)
Вместе с тем, в резолютивной части приговора Кузьминского районного суда города Москвы от 20 июля 2010 года, Вы увидите, что: - “На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к назначенному Сесту В.А. наказанию по настоящему приговору присоединить наказание, НАЗНАЧЕННОЕ Сесту В.А. по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, частично в виде ПЯТИ лет лишения свободы……..” (извлечение из приговора от 20.07.2010 года).
Такое назначение наказания было бы возможным, если бы именно Кузьминский районный суд гор. Москвы выносил приговор по первому делу и до вступления его в законную силу, установил, что я совершил еще и другое преступление, при условии объединения уголовных дел, в установленном законом порядке. Но я, уже был юридически ранее судимым, другим судом, приговор которого вступил в законную силу до начала судебного разбирательства по второму делу.
“Наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление по совокупности преступлений и в соответствующих случаях приговоров” (см. практику применения УПК РФ, 6-е издание, в ред. Председателя ВС РФ В.М. Лебедева)
Квалификация содеянного, по совокупности приговоров, в моем случае также была не применима, поскольку согласно профессиональным комментариям к ч.1 ст. 70 УК РФ, следует: - “Совокупностью приговоров признаются случаи совершения лицом НОВОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ПО ПЕРВОМУ ДЕЛУ, но до полного отбытия, назначенного по нему наказания. Совокупность приговоров – это вид множественности преступлений”. (см. п.1, серия проф. Коммент., к ч.1 ст. 70 УК РФ, 6-е изд. 2010, в ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).
“Если в ходе исполнения приговора, в частности выявляются один или несколько ранее вынесенных и вступивших в законную силу, но неисполненных приговоров, причем во время исполнения приговоров один из них отменяется в порядке кассации, надзора, суд в связи с этим должен исключить из совокупности меру наказания, назначенную отмененным приговором.”
Неприсоединение наказания по предыдущему приговору, о котором суду было известно, к наказанию, назначенному за новое преступление, рассматривается в судебной практике как неправильное применение уголовного закона, влекущее отмену приговора.
При решении вопроса о применении к осужденному наказания по всем неисполненным приговорам суду следует руководствоваться общими правилами назначения наказания по совокупности приговоров.”… (см. пункты 35 - 37, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Таким образом установить, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, что я виновен в совершении еще и другого преступления, после вынесения приговора по первому делу была обязана судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., при постановке приговора и у нее на это были все основания. Судья Кузьминского районного суда гор. Москвы Самохина Л.Д., знала до начала судебного процесса, что я уже был судим, другим судом, по аналогичной статье предусмотренной Особенной частью УК РФ и приговор вступил в законную силу, но наказание по нему не отбывал, что исключало применение правил ч.5 ст.69 УК РФ.
Такого порядка назначения окончательного наказания по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора как в моем случае, в уголовном законе не предусмотрено.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.
1. Неправильным применением уголовного закона являются:
1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;
2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;
3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора.
1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.
2. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.
Приговор Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года не основан на законе, поскольку при назначении окончательного наказания был неправильно применен уголовный закон при квалификации содеянного по совокупности преступлений, что прямо противоречит нормам ч.5 ст.69 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела. Более того при таких обстоятельствах суд не имел законного права квалифицировать содеянное, как совокупность преступлений.
К сожалению, суды при обжаловании указанных нарушений отказывают в судебной защите и восстановлению моих прав, игнорируя все доводы, представленные в жалобах, требования Конституции и других законов Российской Федерации.
В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, по делу о проверке конституционности ряда положений УПК РСФСР, Конституционный Суд установил, что ст. 46 Конституции, гарантирующая право на судебную защиту, требует справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах и что “ошибочное судебное решение не может рассматриваться, как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено”. Кроме того, Суд указал, что “Международный пакт о гражданских и политических правах¸ исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов”…..Таким образом, Конституционный суд четко стоит на позиции, что нет таких судебных решений, которые являлись бы окончательными и не могли бы быть обжалованы.
Право осужденных на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право по смыслу статьи 50 (части 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам….. Лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления судебных ошибок, допущенных судом при постановке приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). (Постановление Конституционного суда от 6 июля 1998 года №21-П)
Право на судебную защиту не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. (п.1,глава 2,стр. 168, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова).
Вместе с тем, - “Возобновление дел и пересмотр судебных решений в порядке главы 49 УПК, возможен также в целях новой оценки уже полученных ранее судебное подтверждение обстоятельств. Как вытекает из положений постановления Конституционного Суда РФ, основанием к возобновлению производства по делу может служить, в частности, неправосудность вынесенного по делу решения, если оно являлось результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона” (Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.1996 № 4-П).

Неправильное применение уголовного закона при назначении окончательного наказания приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года привело к нарушению моего конституционного права на амнистию.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваль В.С. от 05 марта 2014 года, по делу 9-УД 14-2, при рассмотрении кассационной жалобы, на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.03.2013 года, об отказе в приведении приговора Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, в соответствие с новым федеральным законом, установлено следующее: - “Вместе с тем, отказывая осужденному в переквалификации его действий по приговору от 21.01.2010 года на ст. 159-1 ч.4 УК РФ (в редакции от 29.11.2012 года), при наличии к тому оснований, суд не принял во внимание, что в соответствии с п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренные ст. 159-1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.
В силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного подлежит применению.
Таким образом, учитывая, что применение нового уголовного закона позволит, соответственно, применить к осужденному Постановление Государственной Думы от 02.07.2013 года № 2559-6 ГД “Об объявлении амнистии”……. (стр.3 пост.).
Согласно правовому смыслу текста постановления Судьи Верховного Суда Российской Федерации, условием для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, являлось приведение его в соответствие с новым федеральным законом и применение акта амнистии, в порядке ст.397 УПК РФ.
Из ответа, Судьи Верховного Суда Российской Федерации В. М. Кулябина от 20 августа 2014 года, следует: - “Каких - либо сомнений или неясностей постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года не содержит” (см. приложение)
Судья Верховного Суда Российской федерации, изучив материалы уголовного дела, и ранее принимаемые в отношении меня судебные решения, установил, что Хорошевским районным судом 21 января 2010 года был вынесен самостоятельный приговор, который вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, что отражено в описательно мотивировочной части, постановления президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года – “Сесту Владимир Александрович, родившийся 20 мая 1968 года, …..РАНЕЕ СУДИМЫЙ 21 января 2010 года, по ч.4 ст.159 УК РФ, к 8 годам лишения свободы”. (см. приложение стр.1 пост. МГС от 15.04.2011 года).
Верховным Судом Российской Федерации были установлены фактические обстоятельства дела в том, что именно приговором Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, я впервые осужден за одно преступление по ч.4 ст.159-1 УК РФ, ранее не судим, гражданский иск по приговору суда не заявлен (приг. Стр.149), обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков не имею, (приг. Стр.83), что соответствует требованиям п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 2559 – 6 ГД « Об объявлении амнистии» и подлежит исполнению всеми органами государственной власти.
“Обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков может возникнуть только в силу приговора или решения суда, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством, либо такое обязательство может быть исполнено только при признании его причинителем вреда в добровольном порядке”.
При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации законно и обоснованно пришел к выводу, в том, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, который в соответствии с законом исполняется самостоятельно, позволяет применить к нему акт амнистии, в данном случае в судебном порядке, в соответствии с нормами ст. 397 УПК РФ.
Из взаимосвязанных положений статьи 15 (часть 1), 71 (пункт “о”), 103 и 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации следует, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу. Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам. (статья 105, часть 1, Конституции Российской Федерации, извлечение, п.17, глава 1, стр. 31, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова)
Акт об амнистии – это документ высшего органа государственной власти, содержащий юридические нормы, освобождения от наказания…..
Принятие акта об амнистии относится к компетенции высшего органа государственной власти (см. ст.10, 11, п. «е» ч.1 ст. 103 Конституции), поскольку нормы акта являются обязательными к исполнению всеми соответствующими органами дознания, следствия, суда, ведающими исполнением наказания» (п.3, п. 9 серия проф. Ком. к ст. 84 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
“Прекращение уголовного преследования, вследствие акта амнистии, специфично в том, отношении, что акт амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу…….Возможности суда шире: он вправе применить акт амнистии не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращение его или замены более мягким наказанием.” (см. пункт 9, научно-практический комментарий к ст. 27 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
При этом Судья Верховного Суда РФ Коваль В.С., несомненно, зная об ограничениях в п. 7 Постановления ГД РФ “Об объявлении амнистии”, демонстративно указал, что я осужден 20 июля 2010 года, приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ. делая, таким образом, посыл в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации нижестоящим судам о неисполненном приговоре суда и неправильном применении уголовного закона при назначении окончательного наказания данным приговором суда.
“Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других приговоров, рассматриваются судом, постановивший последний по времени приговор. Если эти вопросы возникнут вне района деятельности суда, постановившего последний по времени приговор, они разрешаются судом того же уровня по месту исполнения приговора.
Указанные вопросы могут быть решены по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением приговора, и по усмотрению суда.
Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, производится судьей по месту отбывания наказания, а если приговор не был обращен к исполнению – по месту заключения под стражу”. (см. пункты 38– 40, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
Согласно научно-практическим комментариям к УПК РФ Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедева - “В случае если вопрос об освобождении от наказания или смягчении наказания рассматривается по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением наказания, судья извещает их о времени и месте рассмотрения представления. В судебное заседание вызывается осужденный. Для проверки и уточнения данных, изложенных в представлении об освобождении осужденного или смягчении наказания, судья может истребовать соответствующее уголовное дело, а также иные документы.
Закон не раскрывает содержания и характера сомнений и неясностей, которые судья вправе разрешать в порядке исполнения приговора. Пленум ВС РФ в постановлении от 20.11.2011 № 21 (п.22) дал примерный перечень сомнений и неясностей, подлежащих устранению судом при их возникновении при исполнении приговора, если они не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного:
а) о применении акта амнистии, если его применение является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; … (см. пункты 41 – 43, научно-практический комментарий к ст. 397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).
В моем случае основания для освобождения от наказания назначенного приговором Хорошевского районного суда города Москвы в связи с актом об амнистии установил Верховный Суд Российской Федерации.
Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года на основании моего ходатайства приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года был приведен в соответствие с новым законодательством (в ред. Федерального Закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 года), в части переквалификации ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст.1591 УК РФ, однако, суд опять же на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений снизил срок наказания до 9 лет 10 месяцев со штрафом в размере 1.000.000 рублей в доход государства с отбыванием наказания (с учетом постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 20.12.2012 года) в колонии поселения.
Из постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года следует, что «суд принимает во внимание п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии» от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ч.4 ст.159.1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества, и (или) возмещению убытков потерпевшим.
Однако в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам, которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы”
Хочу сразу отметить решения администрации ФКУ ИК-9 об отказе в применении акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, признаны постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 января 2015 года, незаконными, и по мнению судьи Нижегородского областного суда изложенного в постановлении от 17 июня 2015 года, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии препятствий для реализации моего права по данному вопросу. (см. приложение)
Вместе с тем, постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2014 года, и решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года, президиумом Нижегородского областного суда в постановлениях от 23 апреля 2014 года и 17 июня 2015 года, постановлениями Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года, от 16 января 2015 года, от 15 июля 2015 года и постановлением Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года, так или иначе, установлено, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года должен быть применен акт амнистии от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД. (см. приложение)
Все указанные судебные решения вступили в законную силу, ни кем не опротестовывались и не отменялись, в связи с чем, 26 января 2016 года я обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в порядке ст.46 Конституции РФ.
Однако, по мнению Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, оснований для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года нет, в связи с наличием в деле совокупности преступлений, но каких либо опровержений или указаний на нормы закона которыми это подтверждается, судья не привел, он просто дословно переписал в свое письмо, адресованное начальнику исправительного учреждения, где я содержусь, текст, противоречащий нормам закона и фактическим установленным обстоятельствам, из обжалуемого решения судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года. При этом о наличии 8 (восьми) судебных решений, вступивших в законную силу, так или иначе указывающих, на применение акта амнистии к приговору от 21 января 2010 года, Судья умолчал. (см. приложение)
Уважаемый Суд, я считаю, что Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдов, используя служебное положение, не желая исправлять судебные ошибки, с целью сокрытия должностных преступлений, принял очередное заведомо неправосудное решение, в котором сфальсифицировал фактические установленные обстоятельства, игнорируя при этом нормы Конституции Российской Федерации, указания в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, и нормы действующего законодательства.
Решение Судьи ВС РФ В. А. Давыдова является не чем иным как прямым препятствием моему доступу к правосудию, лишением меня всех прав гарантированных Конституцией Российской Федерации, оказанием давления на должностных лиц субъекта РФ и прямым указанием администрации исправительного учреждения и далее безнаказанно совершать должностные преступления.
По данному факту, руководствуясь ст. 19 Конституции РФ, ст.4 УК РФ, п.4 ч. 2.1 ст. 448 УПК РФ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 25.12.2008 N 280-ФЗ, от 29.11.2010 N 318-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ), я обратился к Председателю Следственного Комитета Российской Федерации, г-ну А. И. Бастрыкину, о привлечении к уголовной ответственности Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, по признакам преступлений предусмотренных ч.3 ст.285; ч.3. ст.303; ч.2 ст.305; ст.315 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Статья 285 УК РФ - Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать такие действия лица, которые непосредственно вытекали из его полномочий и являлись осуществлением прав и обязанностей, которыми наделялось это лицо в связи с занимаемой должностью, т.е. составляющими его служебную компетенцию (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 №4). Момент окончания преступления (составом, закрепленным в ч.1 ст.285) связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов граждан. С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями это умышленное преступление”. (см. п.3.2, п. 3.4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 303 УК РФ –Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств повлекшая тяжкие последствия.
Сам термин “фальсификация” (от латыни Falsificare – подделывать) обозначает подделывание чего либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым.
Фальсификация доказательств будет как фальсификация фактических данных, имеющих существенное значение по делу, так и фальсификация источников доказательств. Субъективная сторона фальсификации доказательств характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Виновный осознает, что он изменяет посредством подмены или видоизменения содержания или объем доказательной информации, и желает совершить подобное действие” (см. п.3, п. 4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 305 УК РФ - Под заведомо-неправосудным судебным актом следует понимать противоречащий закону письменный акт - документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу….Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что выносит неправосудный акт, но и желает его постановления. (см. п.2, серия проф. Ком. к ст. 305 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
Статья 315 УК РФ - Воспрепятствование исполнению судебного акта, предполагает деяние, непосредственно направленное на создание препятствий для исполнения судебных актов. Указанные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. При неисполнении судебного акта субъект осознает, что на нем лежит обязанность по исполнению судебного акта и имеются возможности для реализации этой обязанности и желает уклониться от её исполнения.” (см. п.5, п. 7, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).
В данном случае, действия Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации указывают на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. (Глава 30 УК РФ)
В целом, в моем случае суды, не желая исправлять судебные ошибки, принимают заведомо неправосудные решения, игнорируют требования Конституции России, указания вышестоящих судов и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, нарушают мои права, свободы и законные интересы, что прямо указывает на злоупотребление служебным положением вопреки интересам службы и посягательством на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия. В следствии таких действий я уже 20 месяцев незаконно содержусь в местах лишения свободы, а если по существу дела, то все 6,5 лет.
“Сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.” (см. п.2, проф. Коммент. К ч.1 ст. 305 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)
“В силу своей преюдициальности (предрешимости) факты и правоотношения, установленные судом и зафиксированные в решении, не могут подвергаться сомнению и вторичному исследованию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица”.
Термин “преюдиция” (от латыни “praejudicialis” - относящийся к предыдущему судебному решению) традиционно применяется для обозначения совокупности обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Также в юридической литературе упоминается о преюдициальности судебных актов, об их преюдициальном значении.
Эти обстоятельства “переносятся” в новый судебный акт (“реципиент”) без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения. Таким образом, преюдициальность - это такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем по времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему иного судебного акта.
Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвовавших в деле при вынесении первоначального судебного акта – “донора”, в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом. В данном случае преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обусловливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.
Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Объективные пределы преюдициальной связи судебных актов - это тот круг обстоятельств, который установлен вступившим в законную силу судебным актом и не подлежит доказыванию или опровержению вновь при вынесении другого судебного акта.

Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ (с учетом его истолкования КС РФ в Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070 ГК РФ (ВКС РФ.2001№31) вред, причиненный в процессе осуществления правосудия, если он не связан с принятием актов, разрешающих дело по существу, подлежит возмещению, во всяком случае, установления вины судьи, рассматривающего дело. Любые виновные незаконные действия (или бездействие) судьи, (в том числе, незаконное наложение ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов,, приведших к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения судебного решения) должны, исходя положения п.2 ст.1070 ГК РФ в его конституционно – правовом смысле и во взаимосвязи ст.6 и ст.41 Конвенции о защите прав человека 1950 г., рассматриваются как нарушение на справедливое судебное разбирательство и, следовательно, как основание для решения о справедливой компенсации лицу, которому причинен вред, нарушением этого права. (научно-практический комментарий к ст.11 УПК РФ, под общей редакцией В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий)

На основании, вышеизложенного, в соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 3; статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации,
прошу:

- признать неисполнение требований статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также не соответствие Конституции норм части 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, ограничением моих прав на справедливое правосудие не соответствующего Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (части 1), 21 (части 1), 45 (части 2), 46 (части 1, части 2), 50 (части 3), 54 (части 2), 56 (части 3), 103, 120 (части 2).
- дать правовую оценку вышеизложенным обстоятельствам основанную на Конституции Российской Федерации

Приложение на 166-ти листах.

1. Копия приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года
2. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 26 апреля 2010 года.
3. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 26 марта 2008 года о взыскании материального ущерба с Золотцева А.А.
4. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 19 декабря 2007 года о взыскании материального ущерба с Гладышевых
5. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2013 года.
6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2014 года.
7. Копия приговора Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года
8. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 25 октября 2010 года.
9. Копия постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2012 года
10. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года.
11. Копия Постановления президиума Нижегородского областного суда от 23 апреля 2014 года.
12. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 30 мая 2014 года
13. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года.
14. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 16 января 2015 года
15. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года
16. Копия постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года
17. Копия постановления Нижегородского областного суда от 17 июня 2015 года
18. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15 июля 2015 года
19. Копия постановления Нижегородского областного суда от 21 сентября 2015 года
20. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 года.
21. Копия постановления Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года
22. Решение Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 года.
23. Копия ответа Управления администрации Президента РФ от 18 апреля 2-15 года
24. Справка Хорошевского районного суда города Москвы от 13.03.2015 года №№ 523,598 об отсутствии исковых требований по приговору от 21.01.2010 года
25. Копия обращения в Конституционный Суд Российской Федерации от 29 марта 2016 года
26. Копии статей 17 и 69 Уголовного кодекса Российской Федерации
27. Копия квитанции об оплате госпошлины.

/В.А. Сесту/

“29” марта 2016 года

3883/15-01/2016 СЕСТУ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ Находится на предварительном изучении в порядке статьи 40 Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации.
Михайловский Юрий Иосифович 26.04.2016 12:24
16.1. это бесплатно читать едва ли кто-то станет
Петров Дмитрий Николаевич 26.04.2016 12:27
16.2. Вы можете обратиться к адвокату лично. Необходимо изучать документы, после первичной консультации.

Вопрос по теме

?
Разбор статья 285 часть 1 УК РФ, в котором необходимо определить и расписать элементы состава преступления, определить вид диспозиции, санкции, по конструкции объективной стороны определить вид состава преступления.
17. СудьяКорнилова Л.И. Дело
№33-7156/2014
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
16 сентября 2014 года судебная коллегия по гражданским делам.
Нижегородского областного суда в составе: председательствующего судьи.
Кондаковой Т.А., судей: Кочетковой М.В.,
Сысаловой И.В., при секретаре Ш.Е.С. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Н.Р.В. на решение Канавинского районного суда г. Нижнего.
Новгорода от 10 июня 2014 года по иску Н.Р.В. к Министерству финансов Российской.
Федерации о компенсации морального вреда, заслушав доклад судьи.
Нижегородского областного суда Сысаловой И.В., судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда, у с т а н о в и л а:
Н.Р.В. обратился в суд с данными требованиями к.
Министерству финансов.
Российской Федерации, указывая, что приговором.
Павловского городского суда.
Нижегородской области от года он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 158
УК РФ, и ему назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.
Постановлением суда от года испытательный срок продлен на 2 месяца.
Постановлением суда от года приговор приведен в соответствие с Федеральным законом, истец признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 3 статьи 158
УК РФ, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года
6 месяцев.
Постановлением Павловского городского суда.
Нижегородской области от года условное осуждение в отношении Н.Р.В.было отменено, и в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
Истец направлен для отбывания наказания в колонию общего режима.
Впоследствии постановлением судебной коллегии по уголовным делам.
Нижегородского областного суда от года постановление суда от года отменено, и материал направлен в суд первой инстанции на новое рассмотрение, избранная в отношении истца мера пресечения отменена. При новом рассмотрении постановлением Павловского городского суда.
Нижегородской области от года представление ГУ МР УИИ
№ ГУФСИН России по.
Нижегородской области об отмене условного осуждения оставлено без удовлетворения.
Истец считает, что в связи с прекращением в отношении него уголовного преследования по реабилитирующему основанию он имеет право на компенсацию причиненного ему за период нахождения под стражей морального вреда, который выразился в физических и нравственных страданиях, связанных с тем, что он был оторван от дома, семьи, не мог продолжить обучение, в отношении него распространены порочащие сведения о преступной деятельности, он был изолирован от общества в течение 96 дней, испытывал чувство одиночества, вынужден был претерпевать негативное отношение со стороны персонала изолятора временного содержания и следственного изолятора, мириться с пренебрежением его процессуальными правами.
Кроме того, в связи с рассмотрением дела он понес расходы на оплату услуг адвоката.
Н.Р.В. просил взыскать с.
Министерства финансов.
Российской Федерации в лице.
Управления Федерального казначейства по.
Нижегородской области компенсацию материального и морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования и содержания под стражей, в размере рублей.
Н.Р.В. в судебном заседании заявленные требования поддержал.
Представитель Министерства финансов Российской.
Федерации по доверенности.
А.В.А. иск не признал.
Участвующий в деле прокурор в заключении по существу спора указал на наличие законных оснований для удовлетворения иска в части, поскольку доказательства причинения нравственных страданий не представлены, и прекращения производства по делу в части требований о возмещении имущественного вреда.
Определением Канавинского районного суда г. Нижнего.
Новгорода от 10 июня 2014 года производство по делу по иску Н.Р.Ф. к Министерству финансов Российской.
Федерации в части требований о возмещении материального ущерба прекращено.
Решением Канавинского районного суда г. Нижнего.
Новгорода от 10 июня 2014 года исковые требования Н.Р.Ф. к Министерству финансов.
Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. С
Министерства финансов.
Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Н.Р.В. взыскана компенсация морального вреда в размере рублей.
В апелляционной жалобе Н.Р.В. поставлен вопрос об изменении решения суда и удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда в полностью. Считает решение о частичном удовлетворении заявленных требований незаконным, необоснованным и несправедливым.
Апелляционную жалобу Н.Р.В. просил рассмотреть со своим личным участием.
В соответствии с пунктом 16
Постановления Пленума.
Верховного Суда РФ от
27.06.2013 г. №21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября
1950 года и Протоколов к ней» лишенное свободы лицо вправе участвовать в судебном разбирательстве по гражданскому делу (пункт 16).
Поскольку статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует не право на личное присутствие в суде по гражданским делам, а более общее право эффективно представлять свое дело в суде и находиться в равном положении по отношению к противной стороне, а.
Гражданский процессуальный кодекс РФ и другие федеральные законы.
Российской Федерации не предусматривают возможность этапирования лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, для обеспечения их права на личное участие в разбирательстве судами гражданских дел, по которым они являются истцами, ответчиками, третьими лицами или другими участниками процесса, ходатайство Н.Р.В. о его личном участии при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции на основании части 1 статьи 327
ГПК РФ не подлежит удовлетворению.
Стороны извещены о времени и месте рассмотрения дела заблаговременно. Ходатайство об участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи Н.Р.В. не заявил, своего представителя в судебную коллегию не направил, об отложении рассмотрения дела стороны не просили.
С учетом положений ст. 167
Гражданского процессуального кодекса РФ судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 113 Гражданского процессуального кодекса РФ.
Законность и обоснованность судебного решения проверена по правилам положений, предусмотренных главой 39
Гражданского процессуального кодекса РФ.
В силу части 1 статьи 327.1
Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для изменения решения суда.
Согласно Конституции.
Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53).
Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья
52).
В развитие данных конституционных положений пункт 1 статьи 1070
Гражданского кодекса РФ предусматривает, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны.
Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской.
Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.
В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом РФ.
Исходя из содержания статей
133-139, 397 и 399 УПК РФ, право на реабилитацию, включающую в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах, возникает при наличии реабилитирующих оснований. Право на возмещение вреда в порядке, установленном главой 18 УПК
РФ, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.
Вред, причиненный в результате незаконного уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.
Приведенное правило корреспондирует статье 1100
ГК РФ, согласно которой компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
Из материалов дела следует, что приговором Павловского городского суда.
Нижегородской области от года, вступившим в законную силу года, Н.Р.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 и пунктом «б» части
4 статьи 158 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 5 лет
6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года
6 месяцев (л.д. 12, 13-14).
Впоследствии постановлением.
Павловского городского суда.
Нижегородской области от года вынесенный в отношении.
Н.Р.В. приговор приведен в соответствие с новым уголовным законом, наказание определено в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с испытательным сроком 2 года
6 месяцев.
Постановлением Павловского городского суда.
Нижегородской области от года на основании представления МУИИ №
ГУФСИН России по.
Нижегородской области об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда, условное осуждение по приговору Павловского городского суда.
Нижегородской области от года в отношении Н.Р.В. отменено, он направлен для отбывания наказания сроком на 2 года 6 месяцев в исправительную колонию общего режима.
Одновременно в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, истец взят под стражу в зале суда (л.д. 11).
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам.
Нижегородского областного суда от года вышеуказанное постановление отменено, и материал направлен в тот же суд на новое рассмотрение. Мера пресечения в виде заключения под стражу отменена, осужденный Н.Р.В. освобожден из-под стражи (л.д. 8-10).
При новом рассмотрении представление об отмене условного осуждения в отношении Н.Р.В. постановлением Павловского городского суда.
Нижегородской области от года, вступившим в законную силу года, оставлено без удовлетворения (л.д. 7).
Установив указанные обстоятельства, суд правильно посчитал, что истец имеет право на возмещение морального вреда как лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.
Постановлением Пленума.
Верховного Суда РФ от
20.12.1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями
(бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права
(право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.
(пункт 2).
Согласно пункту 2 статьи 1101
ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Постановлением Пленума.
Верховного Суда РФ от
29.11.2011 г. №17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса.
Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» разъяснено также, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда (пункт 21).
Принимая решение о частичном удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции в соответствии с требованиями статьи 1101
Гражданского кодекса РФ и приведенными выше разъяснениями на основании установленных по делу обстоятельств, исходя из характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, оцененных с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, а также требований разумности и справедливости, обоснованно определил размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца, в размере рублей.
Определенный судом размер компенсации учитывает избранную в отношении истца меру пресечения и длительность его нахождения под стражей (года), в результате чего были ограничены его конституционное право на свободу передвижения и иные предоставленные законом права, причинены нравственные страдания.
Не могут быть признаны состоятельными доводы апелляционной жалобы Н.Р.В. о несогласии с установленным судом размером компенсации морального вреда.
Из содержания статей 151,
1099 и 1101 Гражданского кодекса РФ следует, что компенсация морального вреда не предполагает возможность его точного выражения в определенной денежной сумме.
Одновременно с тем, предусмотренная законом компенсация должна отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшему за перенесенные страдания.
В этой связи закон обязывает суд в каждом случае устанавливать характер и степень причиненных истцу физических и нравственных страданий по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и их оценка является исключительной прерогативой суда (статья 1101 ГК РФ, статья
67 ГПК РФ).
Доводы о незаконности решения суда, изложенные в апелляционной жалобе Н.Р.В., носят субъективный характер и правовых оснований к отмене или изменению решения суда не содержат.
Основания к отмене решения суда, установленные ст. 330
Гражданского процессуального кодекса РФ, отсутствуют.
Руководствуясь статьями
328-330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия по гражданским делам.
Нижегородского областного суда о п р е д е л и л а: решение Канавинского районного суда г. Нижнего.
Новгорода от 10 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Н.Р.В. - без удовлетворения.
Председательствующийсудья.
Судьи.
Чернецкий Игорь Вячеславович 31.01.2016 02:47
17.1. Это платная услуга.
18. Можно ли привлечь СМИ (ТВ, радио, газеты или интернет) к решению моей проблемы или освещению моей темы?

Я оказался ВНЕ ЗАКОНА перед лицом совершенных и систематически совершаемых сейчас в отношении меня преступлений (не говоря уже о других нарушениях моих прав) при следующих обстоятельствах:

РАЗДЕЛ I: Фабрикование на меня уголовного дела.

Меня избили два подвыпивших сотрудника милиции (Немыкин П.К. и Черников О.В.), причинив мне тяжелую черепно-мозговую травму, последствия которой (систематические тяжелые головные боли, повышенная утомляемость, раздражительность на шум, свет, запах…) очень мучают меня до сих пор. Уголовное дело в отношении этих сотрудников милиции многократно (5 раз) противозаконно «прикрывали» втайне от меня (даже не сообщая об этом мне), несмотря на очевидные ФАКТЫ их преступлений - Приложение 1. Чтобы добиться полноценного расследования этого уголовного дела, я был вынужден заняться правозащитной деятельностью: обратился в СМИ, давал объявления с просьбой к «лицам, подвергнутым побоям и иным противозаконным действиям со стороны отдельных сотрудников милиции» г. Кемерово позвонить по моему телефону 8-950-277-7779. На меня обрушился шквал звонков – обратилось более двадцати человек, которым я оказал юридическую (правовую) помощь по защите их прав, нарушенных преступившими Закон сотрудниками милиции. В мой адрес неоднократно звучали угрозы со стороны сотрудников милиции.
В результате моих очень длительных (более 2,5 лет) усилий эти два сотрудника были, наконец, осуждены (Приложение 1 а). Но в течение этих 2,5 лет в отношении меня (начавшего заниматься в том числе и риэлтерской деятельностью) были совершены, путем подделки документов, три преступления, по которым я также был вынужден добиться возбуждения уголовных дел по фактам мошенничества (УД № 7130155 - Приложение 2; УД № 6013283 - Приложение 3) и клеветы (УД № 15-43/07 - Приложение 4).
Однако, мое право на эффективную защиту моих (потерпевшего по этим преступлениям) прав, установленных ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 52 Конституции РФ… грубейшим образом нарушается много лет, путем нерасследования этих преступлений, непринятия мер по возмещению причиненного мне вреда. У мошенника Медведева А.Д., кроме этого, имеются коррупционные связи в ГУВД г.Ленинск-Кузнецка, благодаря которым возбужденное уголовное дело №7130155 в отношении мошенника Медведева А.Д. многократно (с 2006 г. по 2015 г.) противозаконно «приостанавливается» по совершенно надуманным, абсурдным предлогам. Например, следователь Еремеева Н.Г. противозаконно «приостанавливала» УД № 7130155 под предлогом того, что мошенник Медведев А.Д. нагло солгал ей (вопреки подписанными Медведевым А.Д. и его поручителями документами - Приложения 2 а, 2 б, 2 в, 2 г, 2 д, которые я представил следствию), что, якобы, «занял у Галле денег»… Хотя эти документы неопровержимо доказывают, что Медведевы получили от нас задаток за проданную квартиру, а не заем!
При этом мошенник Медведев А.Д. солгал в милиции, что, якобы, «добровольно хочет вернуть нам наши деньги». Хотя фактическое поведение мошенника вне зданий милиции и суда неопровержимо доказывает, что мошенник Медведев А.Д. возвращать похищенное добровольно не собирается. Медведев А.Д. в течении 9 лет (!) более 150 раз (!) обманывает нас с возвратом похищенного. Я, естественно, ходатайствовал следователю Еремеевой Н.Г., чтобы она хотя бы проверила эту наглую ложь мошенника Медведева А.Д. - пусть вернет нам похищенное в кабинете милиции. Но следователь Еремеева Н.Г. наотрез отказалась проверить эту наглую ложь мошенника Медведева А.Д., и в очередной раз противозаконно под абсурдным предлогом, якобы: «Медведев А.Д. не отказывается вернуть займ» - «прикрыла» уголовное дело № 7130155. Стало очевидно, что для коррумпированных сотрудников милиции имеет значение лишь размер коррупционного вознаграждения (мошенник Медведев А.Д. не скрывал, что у него «подвязки» в ГУВД г. Ленинск-Кузнецка…), а не явные ФАКТЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, подтвержденные документами (Приложения 2 а, 2 б, 2 в, 2 г, 2 д). Я был вынужден многократно обжаловать эти абсурдные отписки в прокуратуру, которая многократно (8 раз!) отменяла эти явно противозаконные отписки ГУВД г.Ленинск-Кузнецка (Приложения 2 и, 2 л, 2 м, 2 н, 2 о, 2 п, 2 р…). Но за 9 лет это к эффективной защите моих прав (возврату похищенного…) не привело, о чем мне говорили еще в 2007 г.. сотрудники ГУВД г.Ленинск-Кузнецка (где мошенник Медведев А.Д. имеет коррупционные связи).
По данному делу я обратился и в суд г. Ленинск-Кузнецка. Но дело было направлено к судье Медведевой Л.В., которая тоже вынесла противозаконное (отмененное по моей кассационной жалобе Кемеровским областным судом – Приложение 2 з) решение в пользу Медведевых. В суде г.Ленинск-Кузнецка (как и до этого) мошенник Медведев А.Д. со своим подельником Мариненко В.Ф. (отсидевшим 15 лет за убийство) нагло угрожали мне убийством (не говоря уже об оскорблениях), даже при свидетеле Зеленской С.В.. Она в тот же день, 15.02.2007 г. официально дала и об этом преступлении показания и в суде и в ГУВД г. Ленинск-Кузнецка (Приложения 2 е и 2 ж) при подаче мною заявления и по ФАКТУ угрозы убийством. В суде это дело за 9 лет тоже не рассмотрено (в связи с фабрикованием на меня данного уголовного дела). Большинство решений суда в Кемеровской области не исполняются, особенно в отношении таких мошенников как Медведев А.Д., Деменёва А.А…
Аналогичная ситуация ТОТАЛЬНОГО БЕЗЗАКОНИЯ сложилась и в Центральном РУВД г. Кемерово по уголовному делу № 6013283, где я тоже оказался потерпевшим от банды мошенников: Деменёвой А.А., Шахова Т.П. (который по милицейским базам данных проходит под кличкой «Тема») и Ко - см. Приложение 3. Многие сотрудники милиции, например, дознаватель Кинозерова О.В. и ее коллеги (оперативники) не скрывали своего крайне негативного отношения ко мне из-за того уголовного дела в отношении осужденных сотрудников милиции (Приложение 1 а). Заявляли мне: «Че ты, как не мужик, по милициям бегаешь, надоедаешь?! Сам с Деменёвой поговорить по-мужски не можешь?» Совершали при этом оскорбления и другие противозаконные действия, вынудив меня обратиться 04 октября 2006 г. с жалобой в прокуратуру на этих сотрудников Центрального района г. Кемерово (Приложение 3 е). Дело дошло до того, что каждое мое вынужденное посещение милиции было сопряжено с оскорбительным отношением ко мне. Позже я узнал, что мошенница Деменёва А.А. «подрабатывала» проституцией и бесплатно обслуживала некоторых сотрудников милиции, которые ее за это «крышевали».
Даже после того, как я добился возбуждения уголовного дела на Деменёву А.А. прокуратурой, следователь Центрального РУВД г. Кемерово говорил мне, что «из банды Деменёвой А.А. и Шахова Т.П. и Ко виновной в мошенничестве будет признана, в лучшем случае, одна Деменёва А.А.. На нее в тот момент было уже возбуждено 4 (!) уголовных дела (№ 6013283 - Приложение 3; № 15-43/04 - Приложение 4; № 7010693 - Приложение 5…), лишена родительских прав, никогда в жизни не работала… Но, кроме бланков 4-х возбужденных на нее уголовных дел, да использованных ею шприцов, с этой бичевки-наркоманки взять абсолютно нечего. А получит срок Деменёва А.А. за дополнительные эпизоды мошенничества - лишь по несколько добавочных месяцев. На «зоне» работы сейчас нет… - и т.п.. Действительно, среди моих знакомых и друзей, много потерпевших от таких наркоманов, как Деменёва А.А. и ее дружки-наркоманы. Но никто из потерпевших по вынесенным приговорам возмещения причиненного наркоманами-ворами ущерба так и не дождался. Поэтому многие потерпевшие от Деменёвой А.А. и ее банды (Шахова Т.П. и Ко) не стали настаивать на возбуждении уголовных дел (в виду бесполезности обращения в милицию) - хотели поймать ее сами…
В милиции очень долгое время даже не хотели проводить почерковедческие экспертизы 5-ти документов, подписанных мошенницей Деменёвой А.А. при получении денег от меня (Приложения 3 а, 3 б, 3 в…). Мошенница Деменёва А.А., имея «хороших знакомых» в милиции, нагло отрицала получение денег от меня (как и от других обворованных ею потерпевших: Дмитриевой Ж.Б., Санькова В.Л….). Этой экспертизы, которая доказала ФАКТЫ:
1. получения ею от меня (как и от других потерпевших) денег за 5 лет аренды квартиры
2. мошенничеств Деменёвой А. А.
3. крайней лживости Деменёвой А. А.
- я добился только после фабрикования уголовного дела на меня – см. РАЗДЕЛ III. Никаких следственных действий по возбужденным на мошенников уголовным делам (№ 6013283; № 7010693; № 7130155…) не проводилось, несмотря на мои усилия… Борьба с этим откровенным произволом сотрудников милиции отнимала у меня много времени и сил от работы и семьи, а конец этому БЕЗЗАКОНИЮ (которое продолжается по сей день!) даже не предвиделся. Я был в отчаянии…. Все это является нарушением ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав и человека и основных свобод.
После осуждения избивших меня сотрудников милиции (Приложение 1 а) я обратился в суд на ГУВД по Кемеровской области и этих сотрудников (Немыкина П.К. и Черникова О.В.) за возмещением вреда здоровью и морального вреда (Приложение 1 б - исковое заявление с 2007 г. не рассматривается ввиду фабрикования на меня уголовного дела). Тогда РУБОПом ко мне был подослан проживающий по соседству провокатор милиции Демко С.А. - наркоман, торговавший, как я узнал позднее, наркотиками под «крышей» милиции. Чтобы уменьшить свой очередной (Демко С.А. 4-жды судим) лагерный срок за продажу 140 гр. героина и кражу (с примерно 10-ти до 3-х лет лишения свободы), он стал умело подстрекать меня к различным противоправным действиям. В частности, по его словам: «Поговорить по-мужски» о возврате похищенного, вместо того, чтобы «бегать без толку по милициям». Предлагал, в частности, привезти мошенников для этого серьезного разговора…
Вначале, правда, провокатор милиции даже всерьез пытался убедить меня «заказать» ему «наглушняк убрать» (т.е. убить) мошенников! Затем этот уголовник - наркоман пытался убедить меня, чтобы я «заказал» ему с его дружками – уголовниками выбить похищенное из мошенников с помощью бейсбольных бит… Позднее я подсчитал, что этот провокатор милиции, надоедая мне с бесконечными криминальными провокациями, предлагал мне 9 (девять!) составов особо тяжких преступлений:
- наркоторговля в особо крупном размере;
- убийство;
- причинение тяжкого вреда здоровью;
- истязания;
- похищение человека;
- вымогательство;
- подделка документов;
- торговля оружием;
- поджог…
Просил меня узнать - не нужны ли эти его «услуги» кому-либо из знакомых? Но я, естественно, не согласился ни на что, кроме самозащиты от мошенников, исполнения гражданского долга по борьбе с преступностью, путем серьезного, по Совести, разговора с обокравшими меня мошенниками о возврате похищенного. Объяснял провокатору милиции, что предлагаемые им «методы» в корне противоречат моим целям (самозащита от мошенников в строгом соответствии со ст. 37 УК РФ) и методам (я честный, добропорядочный и интеллигентный человек - см. Приложение 6…, а не уголовник). Провокатор милиции, например, говорил мне: «Ну че ты, как «ботаник» базаришь? Говори нормально, как пацан…» - так старался, чтобы у него на видеозаписях (3 из 4-х РУБОП-овцам потом все равно пришлось уничтожить из-за слишком явных провокаций агента милиции Демко С.А.) и прослушке телефона получалась нужная РУБОП-овцам «картинка» : «Разговор 2-х уголовников»…
Мошенники во время следствия по возбужденным на них уголовным делам № 7130155, № 6013283 и № 15-43/07 (на мошенницу Деменёву А.А., было возбужденно 4 уголовных дела) находились на свободе, нагло угрожали мне, целенаправленно (теперь это совершенно очевидно) оскорбляли, чтобы я согласился, наконец, на предложения провокатора милиции и превратился из потерпевшего от мошенников в так называемого «похитителя» мошенников. Милиция при этом СИСТЕМАТИЧЕСКИ отказывала мне в какой - либо помощи даже по моим заявлениям об угрозе убийством в отношении меня со стороны мошенников Медведева А.Д. с его бандитской «крышей » (Мариненко В.Ф., отсидевшим 15 лет за убийство), в том числе при свидетеле Зеленской С.В. (которая дала показания об этой угрозе убийством и в суде, и в милиции – Приложения 2 е и 2 ж).
В результате этих целенаправленных провокаций, после длительных издевательств, угроз и оскорблений и противозаконного (Приложения 2 и, 2 л, 2 м, 2 н, 2 о, 2 п, 2 р…) бездействия милиции по возбужденным уголовным делам, я был вынужден согласиться исполнить свой гражданский долг по борьбе с преступностью, в строгом соответствии с буквой Закона (ст.37 УК РФ в буквальном значении дает право на самозащиту от мошенников), путем серьезного, по Совести, разговора, с обокравшими меня мошенниками о возврате похищенного.
Правда, затем, когда я вдруг услышал от провокатора милиции слово «похищение» (которого я никогда совершать не предполагал), я засомневался в правильности моего согласия исполнить свой гражданский долг по борьбе с преступностью способом, предложенным Демко С.А.. Попытался отказаться от этой привозки мошенников для разговора о возврате похищенного. Сказал Демко С.А., что хочу еще уточнить правоприменительную практику ст. 37 УК РФ – имею ли я право на самозащиту от мошенников способом, предложенным Демко С.А. ?
Но тут провокатор милиции разорался, что своим отказом теперь я «подставляю» его перед «очень серьезными людьми» - уголовными авторитетами, которые теперь из-за меня у него «все отберут: квартиру, машину,…» Соответственно, спросят «по-понятиям» теперь и с меня…. Один из этих разговоров с провокатором милиции сохранился даже в фабрикованном на меня уголовном деле (том 3, л.д 42 и 60 - Приложение 7). Хотя три моих разговора с провокатором милиции Демко С.А. из 4-х записанных на видео (в чем провокатор милиции признался и на следствии и на суде - том 1, л.д. 9 и л.д. 155 – см. Приложения 8) были противозаконно удалены из сфабрикованного на меня уголовного дела. Этот ФАКТ противозаконного удаления 3-х из 4-х записанных провокатором милиции разговоров со мною подтвердился на суде и показаниями мошенника Медведева А.Д. (том 4, л.д 199 – Приложение 8 а), рассказавшего суду про прослушанные им в РУБОПе записи переговоров провокатора милиции со мною об очередности привозки мошенников для разговора, которых НЕТ В ДЕЛЕ. Я хорошо помню этот разговор об очередности привозки мошенников, изобилующий неприкрытыми провокациями и угрозами агента милиции на случай, если я откажусь от этой привозки мошенников, «подставлю Демко С.А. перед очень серьезными людьми (уголовными авторитетами). Тогда у него отберут: квартиру, машину… (см. Приложения 7 и 14). Зная «методы» уголовника Демко С.А. (4-жды судимого), о которых он мне неоднократно говорил, не приходилось сомневаться, что если я теперь откажусь от привозки мошенников, то, я и моя семья подвергнемся «наезду» бандитов… Как минимум, моя машина сгорит… Не приходилось сомневаться, что милиция, конечно же, как всегда, откажет мне в помощи…
Таким образом, провокатор милиции Демко С.А. фактически бандитскими способами заставил меня не отказываться от привозки мошенников для серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного. Из этих незаконно удаленных фрагментов моих переговоров с провокатором милиции и моей реакции (особенно - первоначальной) на его криминальные провокации совершенно очевидно, что без провокатора милиции затея с привозкой мошенников мне даже в голову не могла бы придти. У меня для этого не было ни возможностей, ни, соответственно, желания. Оставшаяся часть аудиозаписей в «нужных» местах сфальсифицирована путем вырезки и перестановки фрагментов…
Провокатор милиции надоедал мне своими бесконечными криминальными провокациями. Я стремился избежать этой привозки мошенников, не звонил Демко С.А.. Но провокатор милиции буквально надоедал мне своими звонками, преследовал меня, звонил в дверь (мне даже приходилось отключать дверной звонок) подкарауливал у подъезда… Это очевидно даже из материалов сфабрикованного на меня уголовного дела. Например (том 3, л.д 114 и 144), я (несмотря на проблемы с возвратом банку кредита, деньги от которого украли у меня эти мошенники) говорю, что у меня много работы, мне некогда, сам позвоню. Демко С.А.: «Ага, сам позвонишь. Как бывает, ты обещаешь позвонить, а потом забываешь» - это красноречиво говорит о моем отношении к бесконечным криминальным провокациям агента милиции, от которого я не знаю, как отвязаться….
06 июня 2007 г., в первую же секунду (чтобы я не успел добровольно освободить мошенника), как мошенник Медведев А.Д. в наручниках был пересажен из машины РУБОП Кемеровской области в мою машину, я был арестован и снова беспричинно избит сотрудниками РУБОП, организовавшими мне эту незаконную милицейскую провокацию. Так я был превращен из потерпевшего по уголовным делам № 7130155, № 6013283 и № 15-43/07 в так называемого «похитителя» мошенников. А РУБОП-овцы тут же после этого розыгрыша приняли приятельское приглашение мошенника Медведева А.Д. «отметить это дело у него в сауне с коньячком».
Уголовное дело № 7130155 в отношении мошенника Медведева А.Д. противозаконно «приостанавливают» 8 (! ) раз (несмотря на ЯВНЫЕ ФАКТЫ преступления), пользуясь тем, что я (потерпевший) оказался в нечеловеческих условиях заключения. А у мошенника имеются коррупционные связи в милиции. Правда, главный прокурор г. Ленинск-Кузнецка 8 раз (по количеству имеющихся у меня «лишних» почтовых конвертов) вновь возобновляет уголовное дело № 7130155 (Приложения 2 и, 2 л, 2 м, 2 н, 2 о, 2 п, 2 р…) по моим жалобам из нечеловеческих условий заключения.
Вторая мошенница – Деменёва А.А. (наркоманка, на которую возбуждено 4 (!) уголовных дела, лишена родительских прав, никогда в жизни не работала…) 07 июня 2007 г. тут «вдруг вспомнила», что семь месяцев назад, 09 ноября 2006 г. (когда после суда провокатор милиции Демко С.А. организовал мне разговор с мошенницей о возврате хотя бы малой части похищенного ею) я, якобы, «продержал ее в погребе два дня…». Хотя в действительности, я освободил мошенницу Деменёву А.А. сразу же после разговора по Совести о возврате ею хотя бы малой части похищенного ею (с бандой Шахова Т.П) и о даче ею правдивых показаний на подельников (Шахова Т.П. и Ко) по уголовному делу № 6013283. По словам Деменёвой А.А. (Приложение 3 в) последние 65 тысяч рублей (по 4-му договору аренды - Приложение 3 а) из 110 тысяч рублей, которые я передал ей за пять лет аренды квартиры, у нее забрали подельники: Шахов Т.П. с Ко. Пообещали Деменёвой А.А. за это «выкинуть» меня (как и других потерпевших от банды Шахова Т.П. и Ко: Санькову В.Л., Дмитриеву Ж.Б….) из арендованной у мошенницы квартиры. Во исполнение этого преступного сговора, Шахов Т.П. со своими подельниками:
- выдрали (вшестером - см. Приложение 3), применив ко мне насилие, у меня из рук один из документов (разодрав его при этом), подписанных Деменёвой А.А. при получении от меня денег за пять лет аренды;
- по словам мошенницы Деменёвой А.А., сам подделанный документ на эту квартиру (Приложение 3 г) ей дал Шахов Т.П.;
- банда Шахова Т.П. дважды, не считая эпизодов с другими потерпевшими, совершала налеты на сданную мне на 5 лет квартиру «выкидывая» арендаторов на улицу. Но я оба раза вызывал милицию:
а) первый раз мошенницу Деменёву А.А. и ее мужа Деменёва С.В. забрали в милицию. Но Деменёва А.А. представилась беременной (потом родившегося ребенка зашвырнула в детдом), а ее мужа продержали в милиции трое суток. Деменёв С.В. говорил, что не хочет больше участвовать в мошенничестве жены (с которой он потом развелся) и Шахова Т.П. с Ко…
б) второй раз, как только я вызвал милицию, банда налетчиков убежала. Деменёва А.А. обиделась на своих подельников (Шахова Т.П. и Ко), которые не исполнили на этот раз своей части преступного сговора и не возвращали ей большей части (65 тысяч рублей из 110) похищенных у меня денежных средств. Тогда я посоветовал Деменёвой А.А., чтобы вернуть деньги, присвоенные Шаховым Т.П. (по милицейским базам данных он проходит под кличкой «Тема») и его бандой, тоже написать заявление в милицию. Деменёва А.А. согласилась и написала - Приложение 3 в. Я пообещал тоже дать на них правдивые показания в милиции, чтобы помочь Деменёвой А.А. вернуть ее 65 тысяч рублей с ее подельников. Договорились, что на следующий день я заеду за ней и обратимся в милицию. Но на следующий день Деменёва А.А. вдруг сказала, что передумала - она встречалась со своими подельниками и «с деньгами все решили нормально…». Пообещала оставить меня в покое на 5 лет аренды…
Однако через два года мошенница Деменёва А.А. вновь потребовала от меня продлить с нею договор аренды квартиры в 5-й раз (я вывел в квартире клопов и тараканов, сделал за мой счет ремонт, поставил железную дверь…). А когда я, естественно, отказался - подала на меня в суд иск о выселении меня, по сути (если отсеять ЯВНУЮ КЛЕВЕТУ мошенницы) такого содержания: «Граждане судьи, я тут мошенничество совершила - сдала потерпевшему Галле Ю.Н., якобы, «мою» квартиру (Приложение 3 а), подделав документы (Приложение 3 г). А квартира то, в действительности, вообще не моя (Приложение 3 д) на 2/3, а в том числе и моей несовершеннолетней сестры Кругляк О.В., проживающей в детдоме… Выселите потерпевшего Галле Ю.Н. из арендованной у меня на пять лет квартиры». Мошенники привлекли адвоката, орган опеки и попечительства… и суд 09 ноября 2006 г. удовлетворил требования мошенницы.
Соответственно, я добился возбуждения на мошенницу Деменёву А.А. еще 2 х (итого 4 х) уголовных дел:
3. № 6013283 - по мошенничеству (Приложение 3…)
4. № 15-43/07-по клевете на меня в суде (Приложение 4). Под давлением неопровержимых ФАКТОВ мошенница Деменёва А.А. призналась в мировом суде, что оклеветала меня. Но взыскивать с этой бичевки - наркоманки было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО…
В суде Деменёва А.А., в частности, заявила мне, что правдивых показаний в милиции давать не собирается. В том числе об истинной роли Шахова Т.П. и других членов их банды: подделавших документы Приложение 3 г), выдравших у меня из рук один из документов (порвав его – Приложение 3), забравших у Деменёвой А.А. большую часть похищенного у меня (Приложение 3 в), выкидывавших арендаторов из квартиры… Так как «Тема (Шахов Т.П.) с подельниками тогда ее в погреб посадят, а выпустить забудет…». Меня же (потерпевшего) Деменёва А.А. конечно же нисколько не боится. Так как я добропорядочный, интеллигентный человек (Приложение 6 а, 6 б, 6 в, 6 г, 6 д, 6 е, 6 ж, 6 з, 6 и, 6 к…). По ее словам: «Таких она всегда глушила (обворовывала) и глушить будет, чтобы дальше колоться (употреблять наркотики)…»
Я был вынужден 09 ноября 2006 г. согласиться на предложение провокатора милиции Демко С.А. об этом разговоре по Совести (названном теперь «похищением») с мошенницей Деменёвой А.А.. Но так как при этом (самозащите от мошенницы, исполнений мною гражданского долга по борьбе с преступностью) не было мною допущено ничего противозаконного (в чем я оклеветан мошенницей Деменёвой А.А. теперь) у Деменёву А.А. 7 месяцев не было никаких претензий ко мне. После суда 09 ноября 2006 г. мошенница Деменёва А.А. 7 месяцев даже не догадывалась, что «стала жертвой похищения и вымогательства» от разговора 09 ноября 2006 г. по Совести с потерпевшим о возврате хотя бы малой части похищенного ею… Но сейчас мне было предъявлено даже СОВЕРШЕННО АБСУРДНОЕ обвинение в «вымогательстве» у обокравшей меня бичевки - наркоманки у которой и «вымогать» было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО! Чтобы придать этому БРЕДУ хоть какое-то подобие «правдоподобности», РУБОП-овцы науськали мошенницу Деменёву А.А. оклеветать меня в… «вымогательстве документов на неприватизированную квартиру», принадлежащую на 2/3 не ей (Приложение 3 д), а в том числе несовершеннолетней сестре Кругляк О.В. ! Зачем бы мне могли понадобиться эти документы (т.е. разъяснить это ЯВНЫЙ БРЕД!), мне так никто и не объяснил ни на следствии, ни на суде!
На этом суде 09 ноября 2006 г. представитель органа опеки и попечительства г.Кемерово Дробот Г.Я. твердо заявила, что орган опеки и попечительства никогда не допустит никакого отчуждения этой квартиры. Кому нужно «вымогать» такие документы?! Даже из грубо сфабрикованного на меня уголовного дела, из показаний всех без исключения, свидетелей (подтвержденных ими в суде) СОВЕРШЕННО ОЧЕВИДНО, что кроме использованных шприцев, да бланков 4 х (!) возбужденных на нее уголовных дел, «вымогать» у этой бичевки-наркоманки было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО! Например, подруга Деменёвой А.А. Мозгунова Е.А. (том 2, л.д. 110): «Деменёва была одета в мои старые рванные летние туфли, которые я ей подарила в июле 2006 г…» - и тому подобное (см. ниже)… РУБОП-овцы совершенно не заботились не только о правдоподобности, но даже об элементарной логичности фабрикуемых на меня по этому «заказному» делу обвинений!
Конечно, при надлежащей защите и законном рассмотрении дела вся эта ЯВНАЯ АБСУРДНАЯ ЛОЖЬ мошенников, их подельников и зависимых от милиции лжесвидетелей (наркоманов, уголовников…) была бы неминуема разоблачена. Я естественно, несмотря на нечеловеческие условия заключения, в которые меня бросили, подал дополнительные заявления о преступлениях в прокуратуру (в том числе Генеральную) по ФАКТАМ заведомо ложных показаний мошенников Деменёвой А.А. и Медведева А.Д., т.е. 6-е и 7-е уголовные дела на них (Приложение 9 и 10). Но оба моих заявления, в грубейшее нарушение ч.5 ст. 10 ФЗ «О прокуратуре РФ» переправлены… тому на кого (в том числе) я жаловался - следователю Попову К.И., фабриковавшему из этой ЯВНОЙ ЛЖИ уголовников и наркоманов это заказное уголовное дело на меня! После того, как мошенница Деменёва А.А. дала (с подачи РУБОП-овцев и следователя, фабриковавших на меня это заказное уголовное дело) эти ЗАВЕДОМО ЛОЖНЫЕ, АБСУРДНЫЕ показания, она умерла за день до неминуемого разоблачения в суде от передозировки наркотиками.
После моего ареста сотрудники РУБОП по КО более месяца катались на отобранной у меня при аресте автомобиль «Daihatsu YRV». После того, как я написал жалобу, следователь прокуратуры Кемеровской области Попов К.И., чтобы подорвать благополучие моей семьи и возможность защищаться от крайне ЛЖИВОГО, АБСУРДНОГО обвинения, противозаконно (что впоследствии было установлено судом - Приложение 19) подарил отобранный у меня автомобиль бывшим владельцам. Несмотря на то, что бывшие владельцы (как и я) официально дали показания следователю (Приложение 19 а), что я с ними полностью рассчитался за данный автомобиль, и они претензий ко мне не имеют. Получив такой подарок от следователя, бывшие владельцы противозаконно перепродали переданный им «на хранение» мой автомобиль 2 й, 3 й, 4 й и 5 й разы. Только спустя 1,5 года (после фабрикования на меня незаконного и несправедливого приговора) я сумел нанять адвоката, который через суд г. Белово обязал бывших владельцев вернуть мне стоимость моего автомобиля – 203 тысячи рублей. Но и это решение суда (Приложение 19), как обычно здесь, не выполняется. Таким образом органами следствия была нарушена ст. 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
По фактам: фабрикования на меня этого уголовного дела, в нарушение буквального смысла ст. 37 УК РФ и ст. 7 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, за самозащиту от мошенников; дальнейшего произвола и издевательств - я неоднократно обращался в Генеральные прокуратуры по Сибирскому Федеральному округу и РФ, к Президенту РФ… Прилагал, в частности, свои показания, объяснял, что фабриковать на меня (потерпевшего по УД № 6013283, № 7130155 и № 15-43/07) уголовное дело, а тем более, держать с уголовниками в нечеловеческих условиях СИЗО-1 г. Кемерово - ДИКО И АМОРАЛЬНО… Но все мои обращения и жалобы противозаконно, в нарушении п.5 ст. 10 ФЗ «О прокуратуре РФ», возвращались тем, кто эти БЕЗЗАКОНИЯ вытворял и не давали никакого положительного результата. Наоборот, следователь прокуратуры КО Попов К.И., в отместку за мои жалобы на его БЕЗЗАКОНИЯ организовал мне в СИЗО-1 г. Кемерово перекидывал меня из камеры в камеру каждые 10-15 дней и многие другие издевательства с использование зависимых от милиции уголовников, которые науськивали воздействовать на меня (отбирая телевизор, холодильник, посуду…), чтобы я не писал никаких жалоб.
В камерах на 30 м 2 в жуткой тесноте и вони содержалось по 36 человек. Спальные места в 3 яруса. Стол (возле неогороженного туалета) только на 6 человек, всегда занят - писать приходилось на спальном месте в темноте. За несколько лет я наполовину потерял зрение. Почти все (за исключением нескольких человек) курящие. Вентиляция отсутствует. Большинство неоднократно судимые уголовники. Я, не курящий, не пьющий и не употребляющий наркотики, многократно обращался к администрации СИЗО-1 г.Кемерово с просьбами о содержании меня с некурящими (а так же несудимыми - на основании статьи 80 УИК РФ), так как вследствие черепно-мозговой травмы, причиненной сотрудниками милиции (Приложение 1) у меня от вони (в том числе и от неопорожненного туалета), духоты и шокирующего ТОТАЛЬНОГО БЕЗЗАКОНИЯ страшно болела голова. Но получал ответы: «Здесь тебе не санаторий» - и многократные отказы, в том числе в медицинской помощи. Лекарства от родных не пропускались, а переданные от врача – отбирались на «шмонах», как и выданные врачом таблетки «Анальгина». Это оборачивалось ПЫТКАМИ головной болью, что нарушает ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Чтобы попасть ко врачу (который по существующему Законодательству РФ должен каждое утро присутствовать на утренних проверках, но никогда не присутствует, приходилось по 8-9 раз записываться ко врачу, подавая заявления в течении нескольких недель! Чтобы отбить у меня всякое желание обращаться ко «врачам» СИЗО-1 мне выписали очень больные уколы «Магнезии» (как я позже узнал – совершенно бесполезные от моих головных болей с медицинской точки зрения) - после каждого укола практически отнималась нога. Головные боли усугубились, кроме нервного потрясения от чудовищных БЕЗЗАКОНИЙ, еще и тем, что на прогулку меня одного отказывались выводить - якобы: «Не положено!». А подавляющее большинство сокамерников - наркоманов предпочитало ночной образ жизни, мешая мне спать. В некоторых камерах, куда меня кидали, неоднократно судимые сокамерники требовали и от меня ночью «стоить на дороге» (т.е. поддерживать межкамерную связь), а днем спать. По их мнению, большую часть переданных мне родными продуктов питания (установленные Законом нормы питания в СИЗО-1… грубо нарушались)… я должен был отдавать им. На конфликтные ситуации (включая драки, избиения…) среди заключенных с совершенно разными жизненными взглядами (я не наркомании не преступник, а добропорядочный, интеллигентный человек - оказался в тюрьме по сфабрикованному заказному уголовному делу за исполнение мною гражданского долга по борьбе с преступностью…) администрация СИЗО-1 не обращала внимания, как и на другие мои жалобы.
Питание грубо не соответствовало установленным Законам нормам. Горячей воды в камерах не было, часто лишали и бани. Применялись десятки способов издевательств. Например, сидеть приходилось на сваренной из железных уголков лавочке - любые подстилки (как и десятки других необходимых в быту вещей, включая свою посуду…) выкидывались или отбирались на частых «шмонах»… Это приводило, в том числе к мужским заболеваниям.
При поездках на суды меня по много часов без объективных причин выдерживали в страшно переполненных (менее 0,8 м 2 на человека) душных закуренных отстойниках в подвале без окна и вентиляции. Снова начинала страшно болеть голова. Но в медицинской помощи (даже в таблетке «Анальгина») мне систематически отказывали, в том числе и в суде - из-за чего я часто был не в состоянии защищаться от ДИКОГО и АБСУРДНОГО обвинения. Обезболивающие таблетки, взятые мною на суд, отбирали на «шмонах». Так же противозаконно в суде отбирали мой христианский крестик, чем оскверняли мои религиозные чувства. Под угрозой избиения брили наголо, заставляя меня - добропорядочного, интеллигентного человека - принять перед судом вид уголовника. Заключенного Капустина Тимофея Андреевича, например, за отказ бриться наголо (при длине волос 1 см.) сотрудники ИУ зверски избили деревянным бруском, сломали ему челюсть при этом… Показания его и десятков других свидетелей всех этих БЕЗЗАКОНИЙ и ИЗДЕВАТЕЛЬСТВ, заверенных надлежащим образом, я предоставлю Европейскому Суду по правам человека.
Через год с небольшим содержания в нечеловеческих условиях СИЗО-1 г.Кемерово по сфабрикованному на меня уголовному делу я заболел туберкулезом легких. В общей (небольничной) камере СИЗО-1, у меня на глазах медленно умирали люди (например, Кочуров Олег Иванович, предприниматель, 45 лет, умер в апреле 2008 г., проболев более полугода в одной со мной общей камере…), лишенные медицинской помощи. Мое здоровье так же подорвано систематическими БЕЗЗАКОНИЯМИ, ПЫТКАМИ и издевательствами, нахождением в совершенно чуждой мне уголовной среде. Неоднократно судимые уголовники объясняли мне, что жаловаться в этой Системе ГУФСИН совершенно бесполезно - будет только хуже. На «жалобщика» администрация ИУ умело натравливает и фабрикует на них несуществующие «нарушения», за которые сажает в холодный карцер и лишает всех шансов на условно-досрочное освобождение… Из-за сильнейшего психологического шока, усиленного нечеловеческими условиями содержания, систематическими головными болями… я не мог защищаться от КРАЙНЕ АБСУРДНЫХ и ЛЖИВЫХ обвинений. Мне было отказано и во всех моих упорных попытках добиться суда присяжных по сфабрикованному на меня уголовному делу.
Моя жена, Галле Т.В., чтобы улучшить условия моего содержания в СИЗО-1 г.Кемерово, уменьшить количество БЕЗЗАКОНИЙ и ИЗДЕВАТЕЛЬСТВ, была вынуждена оказать гуманитарную помощь СИЗО-1 г. Кемерово. «Подарила» из дома наши: компьютер с большим ЖК-монитором, оргтехнику, стоимостью более 40 тысяч рублей. Действительно, условия моего содержания были улучшены, но… только на 1 месяц! Затем мне оперативный работник (с которым я договаривался об улучшении условий содержания) объяснил, что «на них надавили сверху», чтобы меня вернули в общую камеру, чтобы я не мог в человеческих условиях сколько-нибудь эффективно защищаться от фабрикуемого на меня обвинения, писать жалобы. Т.е. «слово офицера ГУФСИН» было нарушено (как и многократно впоследствии - см. ниже).
Моя жена Галле Т.В. усиленно искала адвоката, способного противостоять этому БЕЗЗАКОНИЮ. Но многие адвокаты г. Кемерово ознакомившись с моим дело и наведя справки, говорили, что мое дело «заказное» (а значит предрешенное) в связи:
1. с моим обращением в суд с иском (который до сего дня, 9-й год, не рассмотрен по существу «благодаря» этой незаконной милицейской провокации) против ГУВД Кемеровской области (Приложение 1 б);
2. с моей правозащитной деятельностью.
Объясняли, что в судах Кемеровской области «прокуратура Кемеровской области (где работает следователь Попов К.И.) ВСЕГДА права, даже если по Закону она совсем не права». Местные адвокаты не хотели «портить отношения» (а значит - портить себе жизнь) с прокуратурой Кемеровской области и с РУБОПом Кемеровской области (считавшемся тогда выше Закона) из-за моего «заказного» дела. Те адвокаты, которые «брались» за мое дело, абсолютно никакой реальной адвокатской помощи мне не оказывали. Приходили, просто посидеть там, где нужно следователю или судье создать видимость «адвокатской защиты». Выманивали у моей жены (с которой нам на протяжении всего следствия и суда не давали ни увидеться, ни созвониться…) деньги, хотя ничего, кроме пустого «сиденья там, где нужно…» следователю и судье не делали. Вместо моей защиты эти «адвокаты» помогали следователю убеждать меня, что, согласно комментарию к ст. 37 УК РФ (незаконно ограничивающего мое право на самозащиту от мошенников, установленное самой ст. 37 УК РФ – см. Приложение 14 а), мое согласие на самозащиту от мошенников (исполнение гражданского долга по борьбе с преступностью), путем серьезного, по Совести, разговора с обокравшими меня мошенниками, якобы, и есть «особо тяжкое преступление»! Смены адвокатов ничего не давали.
Фактически я в одиночку из нечеловеческих условий СИЗО-1 пытался добиться:
1. изменения квалификации предъявленных мне обвинений в соответствии с моим умыслом - на ст. 37 УК РФ «Необходимая оборона»;
2. изменения мне меры пресечения на залог и личные поручительства (Приложение 6 д, 6 ж…);
3. улучшения нечеловеческих условий содержания в СИЗО-1;
4. доведения возбужденных уголовных дел № 7130155, № 6013283, № 15-43/07 на мошенников (которые теперь в сфабрикованном на меня деле стали называться «потерпевшими») до суда;
5. возбуждения на этих мошенников дополнительных уголовных дел по ФАКТАМ: угрозы убийством при свидетеле (от Медведева А.Д.-см. Приложение 2 е, 2 ж) и заведомо ложных показаний (Приложение 9 и 10), т.е. 6-го, 7-го и 8-го уголовных дел на них;
6. возврата противозаконно отобранного у меня РУБОП-ом по КО и следователем автомобиля «Daihatsu YRV», чтобы на деньги, вырученные от его продажи, нанять нормального адвоката - пусть даже из другого региона;
7. проведения суда присяжных по сфабрикованному на меня уголовному делу;
8. назначения моим субсидиарным защитником, согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ, моей жены Галле Т.В. – единственного человека, не подверженного клевете на меня со стороны милиции, РУБОП Кемеровской области и прокуратуры, и, как я надеялся, давлению с их стороны и желающего моего освобождения. Следователь и судья почти 1,5 года не давали нам свиданий и телефонных переговоров. Первое 30-минутное свидание (через стекло и телефон) нам дали только после фабрикования приговора!
Но, так как следователь Попов К.И. понимал, что при нормальной защите сфабрикованное им из ЯВНОЙ ЛЖИ уголовников и наркоманов уголовное дело из АБСУРДНЕЙШИХ обвинений развалится, то Попов К.И., узнав, что я хочу сделать мою жену моим защитником, назначил мою жену «свидетелем» по сфабрикованному им делу. Чтобы она не могла теперь по Закону стать моим защитником. Несмотря на то, что жена сразу заявила следователю Попову К.И., что никаких свидетельских показаний не даст, на основании ст. 51 Конституции РФ!
Кроме того, следователь противозаконно, пытаясь добиться того, чтобы мою жену выгнали с престижной работы в «МДМ-БАНКе», направил (до начала суда) руководству «МДМ-БАНКа» официальное письмо Следственного Комитета при прокуратуре Кемеровской области с заведомо ложным сообщением о том, что ее муж (я), якобы, «совершил особо тяжкие преступления» (так он называл мое согласие, в результате незаконной милицейской провокации, на самозащиту от мошенников, путем серьезного, по Совести, разговора), поэтому ее нужно выгнать с работы. А ведь на жене с пятилетним ребенком, в результате фабрикования данного уголовного дела и моего необоснованного ареста, оказался непосильный для нее банковский кредит, деньги от которого похитили эти мошенники, не говоря уже об ипотечном кредите (квартиру позднее у нас отобрал банк…).
В нашей квартире следователь устроил дикий погром с ломанием многих вещей, под видом «обыска», который, естественно, ничего не мог дать в принципе (при несуществующем «преступлении»). 5-ти летняя дочка от такого шока едва не стала заикой… Жена также была сильно шокирована всеми этими дикими БЕЗЗАКОНИЯМИ. Эти злоупотребления должностными полномочиями следователем с последующими БЕЗЗАКОНИЯМИ (нас годами лишали свиданий, телефонных переговоров с женой и ребенком, издевались…-см. ниже) привело к постепенному (через 3 года) разрушению нашей семьи.
Я конечно объяснял следователю, как и РУБОП-овцам при аресте, что я «виновен» лишь в самозащите от мошенников в строгом соответствии со ст. 37 УК РФ, которая в БУКВАЛЬНОМ значении дает право на самозащиту от мошенников путем серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного. Но следователь и «адвокаты» показали мне комментарий (который Законом не является) к ст.37 УК РФ, по которому, оказывается, потерпевший может защищаться лишь от насильственного нападения, а от мошенников (даже угрожавших при свидетелях убийством) не может, даже путем серьезного разговора по Совести о возврате похищенного. Так же следователь подшил в уголовное дело противозаконные (впоследствии отмененные прокурором города) постановления о прекращен уголовных дел № 7130155, якобы, «за отсутствием состава преступления». Из чего он и затем судья сделали вывод, что, якобы, «защищаться мне не от кого». Впоследствии я доказал, что следователь и судья глубоко не правы – факт мошенничества в отношении меня был, в итоге, окончательно установлен следствием (см. РАЗДЕЛ III), несмотря на дикие проволочки…
Сейчас, несмотря на грубейшее нарушение в ИУ ст. 92 («Телефонные переговоры осужденных») и ст. 89 (свиданий с родными мне противозаконно не дают по 2,5 года!) УИК РФ (см. РАЗДЕЛ II ), я узнал, что показания многих свидетелей следователь либо вообще убрал из сфабрикованного на меня уголовного дела, так как они полностью опровергали требуемую картину «особо тяжкого преступления», либо исказил с целью придать моей самозащите от мошенников (исполнению гражданского долга по борьбе с преступностью) «криминальный» характер. Убеждал (в том числе оказывал противозаконное давление) свидетелей, что моя самозащита от мошенников, якобы, и есть «особо тяжкое преступление»!
Сейчас немного отойдя от сильнейшего психологического и морального шока попадания в нечеловеческие условия заключения, в совершенно чуждую мне - интеллигентному, добропорядочному человеку - уголовно-криминальную среду и изучив сфабрикованное на меня уголовное дело, уголовно-процессуальное и уголовное законодательство, я вижу, что из-за отсутствия адвокатской помощи я не использовал даже малой части возможностей защиты от сфабрикованного на меня крайне необоснованного, несправедливого, а зачастую - СОВЕРШЕННО АБСУРДНОГО обвинения.
В камере ко мне был подсажен человек (позднее я узнал, что это - так называемая «подсадная утка»), который, узнав, что вся моя «вина» состоит лишь в моем согласии на самозащиту от мошенников, путем серьезного, по Совести, разговора с обокравшими меня мошенниками о возврате похищенного (с бичевки-наркоманки Деменёвой А.А. - хотя бы малой части похищенного…), предложил мне обратиться к его знакомому «сильному адвокату» Имгер А.А., который, безусловно, быстро освободит меня из нечеловеческих условий заключения… Я сообщил об этом жене, предупредив ее в письме не давать больше задатков адвокатам, а платить за выполненную работу.
Вскоре ко мне в СИЗО-1 пришли адвокаты Имгер А.А. со своим помощником адвокатом Клубуковым Д.В.. Выслушав эту историю и ознакомившись затем с предъявленными мне, часто СОВЕРШЕННО АБСУРДНЫМИ обвинениями, они во 2-й приход заявили мне, что «все уже решили - меня при вынесении приговора со 100% гарантией отпустят домой с условным сроком…». Имгер А.А. рассказывал про свой юридический стаж более 30 лет, в том числе в прокуратуре области: «Всех, кого надо, знаю. Ни о чем не беспокойся - за самозащиту от мошенников пойдешь домой с условным сроком…». Клубуков Д.В. говорил: «Вымогательство у бичевки - наркоманки, само - собой разумеется, отпадает - судья, же не сумасшедшая, что бы такой бред в приговор переписывать…». Позднее я узнал, что они выманили у моей отчаявшейся и совершенно неопытной в общении с мошенниками (как и я в свое время) жены все деньги, которые она смогла занять – 400 тысяч рублей, несмотря на мои предупреждения, ей в письмах не давать задатков, а платить за добросовестную работу адвокатов.
После этого начался период «странной защиты». Буквально на все мои вопросы и просьбы к «адвокатам» Имгер А.А. и Клубукову Д.В. по моей защите я получал только все новые и новые заверения: «Не загружай и не зли судью никакими ходатайствами. Твои доказательства, документы, свидетели, разоблачения мошенников и лжесвидетелей… тут в Кемеровском районном сельском суде никому не нужны, только злишь судью… Не затягивай процесс (подговорили мою неопытную в таких делах жену, чтобы и она мне писала аналогичные письма). Мы же тебе говорим - все уже решено. Ты за самозащиту от мошенников выйдешь на свободу при вынесении приговора с условным сроком. Тебя семья, ребенок ждут, а ты затягиваешь судебный процесс своими ходатайствами, которые здесь, повторяем, никому не нужны…».
Все мои просьбы:
- обеспечить явку восьми свидетелей защиты (судья Суворова Н.В. отказала в вызове всех свидетелей защиты);
- обеспечить видеозапись творимого судьей Суворовой Н.В. ПРАВОВОГО БЕСПРЕДЕЛА;
- доведение до суда уголовных дел по ФАКТАМ мошенничества, заведомо ложного доноса и показаний;
- принять меры по возврату противозаконно раздаренного следователем Поповым К.И. моего имущества - автомобиль «Daihatsu YRV» .
Творящийся на этом «суде» ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ эти «адвокаты» игнорировали. Клубуков Д.В. просто сидел с тупым и безразличным видом. Имгер А.А. на суде вообще не присутствовал), не захотел даже вести видео или аудиозапись вытворяемого судьей БЕСПРЕДЕЛА.
Мне эти «адвокаты» солгали, что свидетели защиты, якобы, «не хотят идти в суд». О том, что это ЛОЖЬ, я узнал только более, чем через год, когда мне впервые разрешили личное свидание с женой. Я попросил этих мошенников – «адвокатов» найти и принести мне Закон, запрещающий такие незаконные милицейские провокации. Только после фабрикования на меня этого приговора я сумел узнать (не от этих «адвокатов»!), что это – ст.5 ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности в РФ» редакции от 24 июля 2007 г. А эти «адвокаты» принесли мне старый ФЗ «Об оперативно - розыскной деятельности в РФ» до 24 июля 2007 г., который такие милицейские провокации не запрещал! В результате этой и многих других подлостей Клубукова Д.В. и Имгер А.А., я на этом суде оказался совершенно безоружен перед лицом чудовищных БЕЗЗАКОНИЙ, вытворяемых судьей Суворовой Н.В. (см. ниже).
Позднее, заподозрив неладное в бездействии этих «адвокатов», я, несмотря на мою строгую изоляцию, все же сумел навести справки по СИЗО-1 г.Кемерово и узнал, что эти «адвокаты» - мошенники, давно орудующие «под крышей» высокопоставленных милицейских и прокурорских чинов (в том числе родственных связей Имгер А.А.). Поэтому на все многочисленные заявления об их мошенничествах всем потерпевшим (как я позднее узнал-более 12-ти потерпевших от Имгер А.А. с подельниками только подали на них заявления о мошенничестве + я подал восемь заявлений на них – см. Приложение 13…) приходят пустые отписки.
Например, меня по факту этого мошенничества переадресовали из Следственного Комитета РФ по г. Кемерово в… Адвокатскую палату (Приложение 13 в), которая даже не имеет полномочий возбуждать уголовные дела. Мои жалобы в Центральный районный су д г. Кемерово (Приложение 13 ж) не принимаются под АБСУРДНЫМИ, противозаконными предлогами (ПРИЛОЖЕНИЯ 13 г, 13 д, 13 з, 13 и, 13 к, 13 л…). То же самое и других потерпевших от этих мошенников. Ведь мошенничество таких «адвокатов», как Имгер А.А. и Клубуков Д.В. очень удобно местным: милиции, прокуратуре и судам – позволяя фабриковать приговоры даже по самым АБСУРДНЕЙШИМ (как в моем случае) обвинениям… В результате этого ТОТАЛЬНОГО БЕЗЗАКОНИЯ на мошенника Имгер А.А. совершенно покушение (ранен его охранник). Мошенник Клубуков Д.В. застрелился в июне 2010 г..
Во ВСЕХ вышеуказанных случаях (ПРИЛОЖЕНИЯ 13…, 2…, 3…) бездействием правоохранительных органов нарушено мое право на эффективную защиту нарушенных прав, установленной ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В последнем случае, из-за того, что мошенники – «адвокаты» много лет совершенно безнаказанно промышляли в роли «адвокатов», вместо того, чтобы заслуженно отбывать наказание за ранее совершенные ими многократные мошенничества, нарушено мое право на квалифицированную юридическую помощь, установленную ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Судья Кемеровского районного сельского суда Суворова Н.В., пользуясь полным отсутствием защиты по АБСУРДНЕЙШЕМУ обвинению, противозаконно, без всяких оснований, объявила этот судебный процесс закрытым. Не скрывала своего знакомства с организовавшими мне эту незаконную милицейскую провокацию сотрудниками РУБОП по КО (особенно близко – с одним из них) и того, что НИКАКОГО СУДА (т.е. урегулированного Законом процесса установления Истины по делу) она здесь НЕ ДОПУСТИТ. Все ФАКТЫ моей самозащиты от мошенников (исполнения мною гражданского долга по борьбе с преступностью) были полностью перевернуты ею с ног на голову (см. ниже).
Судья Суворова Н.В. отказала мне в вызове восьми свидетелей защиты, противозаконно заявив: «Это свидетели по другим уголовным делам (№7130155, № 6013283 и № 15-43/07), которые мы здесь не рассматриваем!». Хотя ч. 2 ст. 73 УПК РФ устанавливает:
«Подлежат выявлению обстоятельства, способствовавшие совершению преступления» - в моем случае, самозащите от мошенников, исполнению мною гражданского долга по борьбе с преступностью, путем серьезного, по Совести, разговора с обокравшими меня мошенниками о возврате похищенного (с мошенницей Деменёвой А.А.-хотя бы малой части похищенного и даче ею правдивых показаний на ее подельников по уголовному делу № 6013283).
На подписанные мошенницей Деменёвой А.А. при получении от меня денег пять документов (Приложения 3 а, 3 б, 3 в…) и на КРАЙНЮЮ АБСУРДНОСТЬ предъявленного мне обвинения в «вымогательстве» у обокравшей меня бичевки - наркоманки Деменёвой А.А., у которой «вымогать» было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО, кроме бланков 4-х (!) возбужденных на нее уголовных дел, да использованных шприцов… - судья Суворова Н. В. вообще «не обращала внимания». Даже все свидетели обвинения (включая тех, с кем Деменёва А.А. пьянствовала и употребляла наркотики) подтвердили, что «вымогать» у этой бичевки – наркоманки (никогда в жизни не работавшей, лишенной родительских прав…) было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО. Поэтому я никогда и не надеялся вернуть с нее даже половины похищенного. А разговаривал лишь о:
- возврате лишь малой части похищенного мошенницей Деменёвой А.А. у меня (Приложения 3 а…3 к) ;
- ее правдивых показаний на ее подельников (Шахова Т.П. и Ко), которые по утверждениям Деменёвой А.А (Приложение 3 в) забрали у нее большую часть (65 тысяч рублей) похищенных ими у меня денег.
На суде мошенница была бы неминуемо разоблачена – достаточно было посмотреть на эту бичевку - наркоманку, чтобы увидеть, насколько АБСУРДНО и ДИКО обвинение меня (на момент мошенничества Деменёвой А.А. – Генерального директора ОАО «Завод Электродвигатель» - Приложение 16) в «вымогательстве» у нее. Например, ее подруга Мозгунова Е.А. (том 2, л.д. 110): «Деменёва А.А. зимой была одета в мои старые, рванные летние туфли, которые я ей подарила в июле 2006 г… Поэтому за день до неминуемого разоблачения ее АБСУРДНОЙ ЛЖИ в суде, Деменёва А.А. (на которую накануне я был вынужден подать заявление о возбуждении на нее 5-го уголовного дела по НЕОПРОВЕРЖИМЫМ ФАКТАМ ее заведомо ложных показаний – Приложение 10) умерла от передозировки наркотиками. Но все ЯВНО ЛОЖНЫЕ показания мошенницы Суворова Н.В. переписала в сфабрикованный приговор без всякой проверки (отказав мне в ней).
Даже без защиты очевидно, насколько ЛЖИВЫ показания мошенников и лжесвидетелей – наркоманов, зависимых от милиции. Многие лжесвидетели не хотели идти в суд подтверждать заведомо ЛОЖНЫЕ показания, выдавленные РУБОП-ом и следователем… Судья три раза переносила судебные заседания, требуя, чтобы судебные приставы все же поймали и привезли на суд скрывающихся лжесвидетелей Мозгуновых Е.А. и А.Н. (неоднократно судимого наркомана Мозгунова А.Н. так и не смогли поймать!). Мозгунова Е.А. лгала (том 2, л.д. 111): «Деменёва А.А. пришла ко мне домой на пр. Кузнецкий 46-40 11-го ноября 2006 г. из погреба, где она сильно простыла …, я вызвала «скорую». Однако даже без моей адвокатской защиты, первые же проверки изобличили эту ЯВНУЮ ЛОЖЬ. Судебными приставами (пытавшимися отловить лжесвидетелей Мозгуновых Е.А. и А.Н.) документально установлено (том 5, л.д. 5):
- Мозгуновы по пр. Кузнецкому, 46-40 НИКОГДА НЕ ПРОЖИВАЛИ. С ноября 2005 г. и по сегодняшний день там проживают Ершовы. О Мозгуновых и Деменёвых они даже не слышали!
- второй (видимо - запасной) адрес, оставленный Мозгуновыми (ул.Арочная 43-21) в природе ВООБЩЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ!
Любой вызов «скорой» в обязательном порядке фиксируется в службе скорой помощи «03» и в журнале учета выезжающим врачом. Это прекрасно известно и следователю Попову К.И. – делавшему соответствующий запрос (том 3, л.д. 169). Но из ответа на него (том 3, л.д. 170) видим, что ни на пр. Кузнцкий 46-40, ни на другие адреса, ни Мозгуновы, ни Деменёвы… «скорую» НИКОГДА НЕ ВЫЗЫВАЛИ. Мошенница Деменёва А.А. также полностью опровергает лжесвидетеля Мозгунову Е.А. (том 1, л.д. 166): «После суда (состоявшегося 09 ноября 2006 г.) через месяц, примерно в середине января 2007 г., Галле Ю.Н. похитил меня…». «Соответственно» судья в грубо сфабрикованном ею приговоре сделала «вывод» : 09 ноября 2006 г. (т.е. в день суда), около 23 часов, Галле Ю.Н…. похитил Деменёву А.А. !
Провокатора милиции Демко С.А. (4-жды судимого наркомана) для того, чтобы он дал на этом суде заведомо ложные показания против меня, специально выпустили из СИЗО-1 (где он сидел за наркоторговлю и воровство), а затем сократили ему срок примерно с 10-ти до 3-х лет лишения свободы. На «суд» надо мной его привели РУБОП-овцы, как всегда, обколотого наркотиками. Провокатор отрицал все свои криминальные провокации, с которыми провокатор милиции надоедал мне (см. выше) и, затем, угрозы, когда я попытался отказаться от предложенной им привозки мошенников для серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного (уголовные авторитеты «отберут теперь квартиру, машину…» – см. Приложение 7). Очевидно РУБОП-овцы сказали провокатору милиции, что «подчистили» из уголовного дела все его провокации и угрозы. Провокатор нагло отрицал даже подстрекательства меня к покупке малокалиберного пистолета и поджогу дома. Хотя ЭТИ ПРОВОКАЦИИ (том 3, л.д. 86, 100, 135…) и угрозы (Приложение 7) сохранились даже в сфабрикованных материалах уголовного дела, несмотря на незаконное удаление большей части провокаций и угроз (в чем провокатор милиции Демко С.А. и мошенник Медведев А.Д. также сознались – Приложение 8 и 8 а).
Демко С.А. понес полный наркоманский БРЕД про мою «преступную деятельность» (как ему заказали сотрудники РУБОП по Кемеровской области и следователь прокуратуры Кемеровской области). Например (том 4, л.д. 20/258): «У Галле при задержании было 10 - 15 ножей…» ! Несмотря на то, что в протоколе обыска при задержании (как и в оперативной видеозаписи моего задержания) четко указано (том 1, л.д. 29/оборот), что при нас троих при задержании было два ножичка (на случай, если уголовник Демко С.А. со своими дружками – уголовниками попытаются нас ограбить)…
О том, что мое согласие, в ходе этой незаконной милицейской провокации, серьезно, по Совести, поговорить с мошенниками о возврате украденного, не имеет никакого отношения к криминалу, говорят не только все данные о моей личности (Приложения 6 а, 6 б, 6 в, 6 г, 6 д, 6 е, 6 ж, 6 з, 6 и, 6 к…), но и личности тех граждан, которых задержали со мной (на несколько часов) 06 июня 2007 г.. Грубенков А.А. показал (на следствии - том 2, л.д. 69 и на суде 19 октября 2007 г.) : «Ощущения того, что происходит какой-то криминал у меня не было… Галле Ю.Н. пояснил мне и Смердину, что сейчас он пошутит над своим знакомым,… устроит розыгрыш».
Второй участник этого розыгрыша – Смердин Е.В. имеет два высших образования, несколько лет проработал заместителем директора Березовской средней школы. Также не собирался совершать ничего криминального. На суде 19 октября 2007 г., л.д. 21/214: «Галле говорил, что в его действиях нет ничего противозаконного… Он только поговорит с мошенником о возвращении денег. Галле сказал нам, что если бы он поехал один, то его бы ограбили Демко с дружками…».
Я 4-жды на суде (+ 3-жды на следствии) заявлял ходатайства об изменении мне меры пресечения на залог и личные поручительства. Мотивировал тем, что никакого преступления не совершал, а самозащита от мошенников (в строгом соответствии со ст. 37 УК РФ), путем разговора по Совести с обокравшими меня мошенниками, преступлением не является…
Я зачитал суду мои показания (Приложение 11), копии которых заранее (во время следствия) прилагал и к моим обращениям к Президенту РФ и Генеральному прокурору РФ, в которых писал, что фабриковать на меня (потерпевшего) уголовное «заказное» дело, а тем более, держать в нечеловеческих условиях тюрьмы ДИКО и АМОРАЛЬНО. 4-жды (!) просил в ходатайствах суд приобщить эти мои показания с 36-ю Приложениями (документами, подтверждающими Истину) к материалам дела. Но «судья» мне 4-жды отказала (вынудив меня приложить позднее мои показания с 36-ю Приложениями к моей кассационной жалобе – Приложение 14), чтобы полностью переврать мои показания суду в «нужных» Суворовой Н.В. местах.
Например, я зачитал суду мои показания, что в день этой незаконной милицейской провокации – 06 июня 2007 г., по предложению сотрудников РУБОП по Кемеровской области я согласился написать «явку с повинной» о самозащите от обокравших меня мошенников, путем серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного; просил отпустить меня домой… Но РУБОПО-овцы заявили мне, что это, на их взгляд, не «явка с повинной», так как преступность своих действий я отрицаю (из сфабрикованного дела она «потерялась»). Однако в грубо сфабрикованных «судьей» Суворовой протоколах судебных заседаний «мои» слова были перевраны так: «Галле Ю.Н. при задержании в РУБОПе написал явку с повинной… в вымогательстве! При этом в приговоре «судья» все же была вынуждена написать Правду (так как я очень много раз упорно повторял и заявлял во всех моих ходатайствах), что я «вину» ПОЛНОСТЬЮ НЕ ПРИЗНАЮ.
Для того, чтобы в сфабрикованном на меня приговоре объявить «мои» показания (зачитанные мною на суде и заранее отправленные Генеральному прокурору РФ и Президенту РФ!) «непоследовательными и противоречивыми», Суворова солгала (в протоколе и в приговоре), якобы, я в суде «говорил», что при разговоре с мошенницей Деменёвой А.А. о возврате похищенного, «сидел в машине с Деменёвой А.А., провокатором милиции Демко С.А. и его другом наркоманом Белозерцевым А.Л.». А затем, якобы, «изменил эти показания на другие» (правдивые), по которым Демко С.А. с Белозерцевым А.Л. в моей машине при разговоре с мошенницей Деменёвой А.А. не сидели. Но я никогда таких нелепых показаний, выдуманных Суворовой, не говорил! Было бы крайне нелепо с моей стороны выдумывать ЛОЖЬ, да еще такую, которая полностью опровергалась бы тремя главными лжесвидетелями обвинения – уголовниками-наркоманами полностью зависимыми от милиции (Белозерцев А.Л. тоже наркоман, также судим, находится под условным сроком, который ему легко могут заменить на реальный). Я, в отличии от лжесвидетелей обвинения, всегда говорю только Правду.
Еще больше юридических ФАКТОВ (в том числе преступных действий мошенницы Деменёвой А.А. и их банды, ее и других лжесвидетелей явной лживости, КРАЙНЕЙ АБСУРДНОСТИ ОБВИНЕНИЯ…) я указал бы, ознакомившись с материалами уголовного дела № 6013283 (где я потерпевший от мошенницы Деменёвой А.А. – Приложение 3 е). Поэтому, на основании п. 12) ч.2 ст.42 УПК РФ (дающего мне такое право) я заявил 05.02.2008 г. ходатайство суду об ознакомлении меня с данным уголовным делом (том 5, л.д. 171), истребованным в Кемеровский районный (сельский) суд. Судья удовлетворила мое ходатайство. Неделю я ждал ознакомления. После чего мне пришел… сфабрикованный ее протокол судебного заседания, в котором, в грубое нарушение п. 12) ч.2 ст. 42 УПК РФ, в ознакомление с материалами уголовного дела № 6013283 мне было отказано! Суворова явно поняла, что сфабрикованное на меня заказное уголовное дело развалится, если будут соблюдены требования п. 12) ч. 2 ст. 42 УПК РФ!
Так же я подал ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела № 6013283 и к начальнику ОП «Центральный» 28. 01. 2008 г. Добился от спец. Части СИЗО-1 г. Кемерово исходящий № 9-Г этого ходатайства. Но ответа, как обычно, я не дождался. Впоследствии (см. ниже – Приложение 33) постановление Центрального районного суда г. Кемерово установлено, что и это мое ходатайство, как и многие, более 25-ти, другие «неудобные» обращения, тоже «потерялось» (Приложение 33 ж). Но и за это, установленное судом должностное преступление, как всегда, никто привлечен к ответственности не был… Всего за ознакомлением с материалами уголовного дела № 601328/3 я обращался восемь раз (см. ниже), но, в грубейшее нарушение п. 12), ч. 2, ст. 42 УПК РФ, ознакомлен так и не был (см. ниже) !
Из-за полного отсутствия помощи адвоката, я лишь позже узнал (см. РАЗДЕЛ III), что по моим настойчивым ходатайствам эти пять документов (Приложения 3 а, 3 б, 3 в…) были, наконец, исследованы почерковедческой экспертизой по уголовному делу № 6013283 и, таком образом, ФАКТ получения мошенницей Деменёвой А.А. от меня денег за 5 лет аренды квартиры был доказан. Как и ФАКТ лживости мошенницы Деменёвой А.А., лгавшей, что этих денег, якобы, от меня не получала (как и от остальных потерпевших по 4-м, возбужденным на мошенницу Деменёву А.А. уголовным делам). Следователем были опрошены и другие потерпевшие от мошенницы Деменёвой А.А. (Санькова В.Л. и Дмитриева Ж.Б…) и свидетели ее с бандой Шахова Т.П. преступлений…
В итоге, в окончательном постановлении Центрального РУВД г.Кемерово от 15 декабря 2007 г. по уголовному делу № 6013283, наконец, совершенно обоснованно установлено (Приложение 3 л – новое обстоятельство) : «Таким образом, учитывая все собранные по делу доказательства, следствие приходит к выводу, что в действиях Деменёвой А.А. имеются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 159 УК РФ». Уголовное дело № 6013283 прекращено ввиду смерти мошенницы Деменёвой А.А. от передозировки наркотиками. Новое обстоятельство доказывает ФАКТ, что я защищался от мошенницы Деменёвой А.А. (как я и утверждал на следствии и Судилище – подробнее РАЗДЕЛ III ).
Несмотря на полное отсутствие помощи адвоката, два свидетеля защиты пришли на этот «суд» в порядке ч. 4 ст. 271 УПК РФ:
Свидетель Шпиллер Т.А. повторила в этом «суде» ранее данные ею в Центральном РУВД г. Кемерово по уголовному делу № 6013283 (см. Приложение 3 л) показания о том, что за четыре раза Деменёва А.А. получила от меня за 5 лет аренды квартиры 110 тысяч рублей (Приложения 3 а, 3 в…). Однако, в грубо сфальсифицированный протокол судебных заседаний «эти» показания были записаны совсем по другому – якобы, передач денег было не четыре (15 + 12 + 18 + 65), а только три! А 65 из 110 тысяч рублей были переданы мною мошеннице Деменёвой А.А. именно в четвертый раз (см. Приложение 3 в, где Деменёва А.А. признает получение последних 65 тысяч рублей и передачу их ею подельникам - Шахову Т.П. и Ко и Приложение 3 а). Но эти документы (прошедшие почерковедческую экспертизу по УД № 6013283…-см. РАЗДЕЛ III «судья» также полностью проигнорировала. Таким образом «получалось» требуемое по этому заказному делу «судье» (и прокуратуре Кемеровской области и РУБОПу Кемеровской области) «вымогательство» у бичевки – наркоманки Деменёвой А.А. !
Свидетель Скрипников А.И. показал, что он употреблял наркотики с Деменёвой А.А. и она рассказывала, как «достает» деньги на наркотики, не работая всю свою жизнь. Она «выкружила» (похитила путем мошенничества) деньги за 5 лет аренды квартиры у Галле, которого теперь, с помощью знакомых «мусоров», оболгала в «похищении» и «вымогательстве» (хотя «вымогать» у бичевки – наркоманки было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО…). Но и показания Скрипникова А.И. были также грубо искажены «судьей» в пользу обвинения, «превратившись» в протоколе судебного заседания из показаний свидетеля защиты в показания «ни о чем».
Многие ФАКТЫ в грубо фабрикуемые протоколы судебных заседаний вообще не вносились. Например, неоднократные слова о том, что я согласился на эту незаконную милицейскую провокацию в целях самозащиты от мошенников, исполнения мною гражданского долга по борьбе с преступностью… Часть (наиболее сфальсифицированная) протоколов судебного заседания мне вообще не высылалась. Мои замечания на остальные протоколы судебных заседаний «судья» неизменно «отклоняла». Мои жалобы на эти БЕЗЗАКОНИЯ в Кемеровский областной суд возвращались Суворовой Н.В. Многие мои жалобы и обращения вообще «потерялись» (никакого ответа я не дождался).
Все, кто знал мошенницу Деменёву А.А., конечно, подтвердили суду ФАКТ, что «вымогать» с этой бичевки-наркоманки было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО: Деменёва А.А. никогда в жизни не работала, злоупотребляла алкоголем и наркотиками, лишена родительских прав… Я начинал задавать им конкретные вопросы: «На какие же средства жила, не работая, всю жизнь мошенница Деменёва А.А. ?» Например, сестра мошенницы – Смолина Е.С. не хотела говорить плохое (Правду) об умершей от передозировки мошеннице Деменёвой А.А.. Поэтому ответила, смущаясь (так как знала, чем промышляла мошенница) : «Ну… иногда бывший муж (Деменёв С.В.) давал ей рублей сто (т.е. 2 $ !)… В основном она донашивала наши (родственников) старые вещи…» Это отражено и в приговоре. Т.е. КРАЙНЯЯ АБСУРДНОСТЬ обвинения меня (на момент совершения Деменёвой А.А. мошенничества - Генерального директора ОАО «Завод Электродвигатель» - ПРИЛОЖЕНИЕ 16) в «вымогательстве» у бичевки - наркоманки была СОВЕРШЕННО ОЧЕВИДНОЙ. Даже «адвокат» Клубуков Д.В., постоянно обещая мне скорое освобождение, называл обвинение «полным бредом»…
Я продолжал вопросы к сестре мошенницы:
1. А было что вымогать-то у Деменёвой А.А.? Ведь мошеннице Деменёвой А.А. принадлежит лишь 1/3 часть неприватизированной квартиры (Приложение 3 д) ?
2. Вы в своих показаниях сказали (и это отражено в моем приговоре! – прим. Галле Ю.Н. ): «Примерно два года назад сестра ХОТЕЛА СДАТЬ ИЛИ ПРОДАТЬ «свою» квартиру по адресу: ул. Рукавишникова, 5-5…». Т.е. Вы подтверждаете ФАКТЫ мошенничества Деменёвой А.А. – ее попытки продать, либо сдать потерпевшим, квартиру (под видом «своей», подделав документы - Приложение 3 г), которая на 2/3 ей в действительности не принадлежит (Приложение 3 д);
3. Сколько потерпевших граждан обворовала, таким образом мошенница Деменёва А.А. ?
4. Вам известно, что на мошенницу Деменёву А.А. возбуждено 4 (четыре!) уголовных дела?
5. Сколько потерпевших граждан пытались поймать мошенницу Деменёву А.А.?
6. Где мошенница Деменёва А.А. скрывалась от потерпевших граждан и от милиции?
7. Что ей передавали через Вас потерпевшие граждане, которые вылавливали мошенницу Деменёву А.А.?
8. Могли мошенницу Деменёву А.А. поймать другие потерпевшие граждане (например, в середине января 2007 г., как первоначально утверждала в своих показаниях мошенница Деменёва А.А.)…?
Были и другие вопросы по мошенникам. Но «судья» Суворова Н.В. противозаконно «снимала» все мои вопросы своей дежурной фразой «Эти вопросы относятся к другим уголовным делам, которые мы здесь не рассматриваем! Вопрос снимается!» Даже не заносила мои вопросы в тенденциозно сфабрикованные ею протоколы судебных заседаний. Фактически эта «судья» «крышевала» мошенников, пытаясь изобразить из них «потерпевших», затыкала мне (настоящему потерпевшему – Приложения 2 к, 3 з,…) рот.
Забегая вперед, отмечу, насколько ДИКО и АМОРАЛЬНО на фоне этих чудовищных БЕЗЗАКОНИЙ, вытворяемых «судьей» Суворовой. Н.В., выглядит сейчас в деле о моей реабилитации по новым обстоятельствам (см. РАЗДЕЛ III) НАГЛАЯ ЛОЖЬ прокуратуры Кемеровского (сельского) района о том, что ФАКТ мошенничества Деменёвой А.А. (Приложение 3 л), якобы, «был исследован судом» при фабриковании этого приговора (Приложение 32 п). Ведь «судья» Суворова Н.В. не останавливалась ни перед чем, выполняя «заказ» на фабрикование на меня (потерпевшего) этого приговора. «Не замечала» ЯВНОЙ ЛЖИ мошенников и лжесвидетелей, не давала мне их разоблачать на суде, фабриковала протоколы судебных заседаний …
Например, я спросил мошенника Медведева А.Д.: «Почему 2,5 года, несмотря на более, чем 150 моих обращений не возвращаете нам деньги?» Мошенник Медведев А. Д. и в этот раз не придумал ничего лучше, как снова (как ранее в милиции) нагло солгать суду (том 4, л.д. 4/97): «Я хотел вернуть деньги, но Галле не брал». Для опровержения столь ЯВНОЙ ЛЖИ мошенника, я (как ранее и в милиции), обратился к судье Суворовой Н.В. с ходатайством: «Прошу суд проверить эту НАГЛУЮ ЛОЖЬ мошенника Медведева А.Д.. Пусть вернет похищенные у нас деньги моей жене Галле Т.В., которая сейчас в одиночку вынуждена пытаться выплатить банку непосильный для нее кредит (я предъявил суду кредитные документы), деньги от которого похитили эти мошенники Медведев А.Д. и Деменёва А.А…»
Нечего и говорить, что «судья» Суворова Н.В. (переворачивая на этом Судилище все с ног на голову), как всегда заявила: «Это к рассматриваемому делу не относится…» - и вновь отказала в проверке ЯВНОЙ ЛЖИ мошенников. Отказала в вызове всех свидетелей защиты, в том числе Зелинской С.В. и Волкова А.В…, видевших мои переговоры с мошенником Медведевым А.Д. и его бандитской «крышей» (Мариненко В.Ф., отсидевшим перед этим 15 лет за убийство) в суде г. Ленинск-Кузнецкого. Я в зале суда и возле суда многократно (общей сложности более 150 раз) предлагал мошеннику Медведеву А.Д. вернуть нам похищенное. Всем свидетелям было совершенно очевидно, что мошенник Медведев А.Д. ничего из похищенного возвращать нам не собирается. А пытается лишь запугать меня своей бандитской «крышей» (Мариненко В.Ф., отсидевшим 15 лет за убийство). Эти уголовники даже в суде г. Ленинск-Кузнецкого, при свидетеле Зеленской С.В. 15.02.2007 г. угрожали мне убийством (Приложение 2 е и 2 ж), не говоря уже об оскорблениях.
Эту ЯВНУЮ ЛОЖЬ мошенника Медведева А.Д. суду (а до этого - милиции) ПОЛНОСТЬЮ РАЗОБЛАЧИЛ на этом 2 суде» даже его подельник Мариненко В.Ф. (том 4, л.д. 16/209): «Я Медведева спросил, должен ли он деньги Галле и почему не отдает деньги? А он мне ответил, что ничего не должен Галле». Но «судья», как всегда, сделала вид, будто «не замечает», что члены этой банды мошенников разоблачают ЯВНУЮ ЛОЖЬ друг друга.
Увидев, как «судья» на этом Судилище переворачивает все с ног на голову, чтобы, в соответствии с «заказом», превратить меня из потерпевшего (Приложения 2…, 3…, 4) в так называемого «преступника», мошенник Медведев А.Д. солгал, что, якобы, «получил не задаток за продаваемую квартиру (что доказано подписанными им и его родственниками документами – Приложения 2 а, 2 б, 2 в, 2 г и 2 д), а займ». Тогда я предъявил мошеннику эти документы и спросил мошенника: «Это подписи твои, твоих родственников и твоих поручителей?» Мошенники Медведевы поняли, что опять попались на ЯВНОЙ ЛЖИ суду и… вновь солгали: «Нет, мы это не подписывали» (том 4, л.д. 201 и л.д. 206). Тогда я ходатайствовал суду: «Прошу суд проверить эту ЯВНУЮ ЛОЖЬ мошенников, проведя почерковедческую экспертизу этих, подписанных мошенниками, документов. Прошу привлечь этих мошенников к дополнительной уголовной ответственности и по ФАКТАМ заведомо ложных показаний суду».
Но «судья», как всегда, ответила своей дежурной фразой: «Это относится к другим уголовным делам, которые мы здесь не рассматриваем!» То есть откровенно «крышевала» мошенников. Большое количество слишком ЯВНОЙ ЛЖИ и других ФАКТОВ… в сфабрикованные протоколы судебного заседании вообще не вносилось. Моя замечания «отклонялись» или вообще «терялись», а мои жалобы в Кемеровский областной суд Суворова Н.В. не пропускала (ее отписки я предоставлю Европейскому Суду). Многие мои жалобы и обращения (особенно наиболее мотивированные, то есть «неудобные» заказчикам сфабрикованного на меня уголовного дела) вообще «потерялись». То есть никакого ответа на них я так и не дождался – см., например, Приложение 33 ж…
От всех этих чудовищных ТОТАЛЬНЫХ БЕЗЗАКОНИЙ у меня еще усилились тяжелейшие систематические головные боли. Но в медицинской помощи мне отказывали. Наоборот, на «шмонах» систематически отбирали обезбаливающие таблетки, придумывали в СИЗО-1 г. Кемерово сотни издевательств, чтобы полностью лишить меня всякой возможности защищаться от ДИКОГО и АБСУРДНОГО обвинения. Все мои попытки добиться хоть какой - нибудь адвокатской помощи от мошенников – «адвокатов» Имгер А.А. и Клубукова Д.В. (дремавшего на этом Судилище или с тупым и безразличным видом глядевшего в окно) :
- вести видеозапись вытворяемого Суворовой Н.В. ПРАВОВОГО БЕСПРЕДЕЛА (отказывали под предлогом: «Суд же закрытый… - не зли судью»);
- привести в суд восемь свидетелей защиты, на основании ч. 4 ст. 271 УПК РФ (по подлой ЛЖИ мошенников – «адвокатов»: «Свидетели защиты очень заняты, им некогда… Да и судья, сам видишь, их не хочет – не надо злить судью…». Меня годами лишают телефонных переговоров и свиданий – поэтому я с большим опозданием сумел узнать, что ни к кому из свидетелей защиты мошенники – «адвокаты» даже не обращались, а они готовы дать правдивые показания!).
- довести уголовные дела №6013283, №7130155, №15-43/07… до логического завершения (в том числе добиться почерковедческих экспертиз документов, подписанных изолгавшимися мошенниками: Медведевыми,… Деменёвой А.А., Шаховым Т.П… - Приложения 2 а, 2 б, 2 в, 2 г, 2 д, 3 а, 3 б, 3 в…).
- организовать проверки их и остальных зависимых от милиции ЛЖЕЦОВ на детекторе лжи. По вскрывшимся ФАКТАМ ЛЖИ добиться возбуждения на этих ЛЖЕЦОВ дополнительных уголовных дел (Приложения 9, 10…).
- провести экспертизу сфабрикованных в отдельных местах (путем вырезки и перестановки фрагментов) аудиозаписей. Поднять вопрос и с тремя «пропавшими» видео (аудио) записями, в наличии которых признались и провокатор Демко С.А. (Приложения 8) и мошенник Медведев А.Д. (Приложение 8 а)…
- встречали отпор мошенников – «адвокатов»: «Не загружай ходатайствами, не зли судью, не заявляй ей отвод, не затягивай судебный процесс… Сам же видишь – никому в этом сельском «суде» твои разоблачения и доказательства не нужны… Мы же сказали тебе – при вынесении приговора пойдешь домой с условным сроком. На свободе и будешь доказывать свою невиновность. Что тебе еще надо-то!?». Этими мошенническими действиями мошенники – «адвокаты» полностью парализовали мою защиту.
У моей жены не было больше денег на нормального адвоката – все семейные деньги она отдала этим мошенникам, паразитирующим на чужом горе, и верила им, несмотря на мои 20 писем. На прениях, очнувшись от дремы, «адвокат» Клубуков Д.В. заявил: «Галле, конечно, мне сильно не нравится» (как вообще честный и добропорядочный человек, пишущий в письмах своей жене Правду о мошенниках, называющих себя «адвокатами», может «нравиться» этим мошенникам?). В грубейшее нарушение ст. 5 ФЗ «Об адвакатуре», этот «адвокат» подло признал от имени моей «защиты» эпизоды совершенно ЛЖИВОГО и АБСУРДНОГО обвинения, которые я, естественно, ПОЛНОСТЬЮ ОТРИЦАЛ! Просил этого продремавшего весь «суд», «адвоката» собрать необходимые мне доказательства моей невиновности…!
Уголовные дела по восьми (!) моим заявлениям об их преступлениях на этих мошенников – «адвокатов» (Приложения 13) противозаконно не возбуждаются восьмой год, несмотря на не менее двенадцати потерпевших от таких же их мошенничеств. Мошенника Имгер А.А. только с огромным опозданием лишили адвокатской лицензии. Эстафету принял его сын – адвокат Имгер. А… Мошенник Клубуков Д.В. застрелился в июне 2010 г.. Центральный районный суд г. Кемерово семь раз (!) противозаконно, под надуманными предлогами отказывал мне в приеме к рассмотрению семи моих жалоб на незаконное и необоснованное бездействие ОП «Центральный» по моим заявлениям об этих преступлениях. В нарушение ч. 2 ст. 145 УПК РФ Отдел Полиции «Центральный» г. Кемерово не высылает мне даже ответов на все мои заявления о преступлениях. Только 18 июля 2014 г. Кемеровский областной суд отменил, наконец, один из этих незаконных отказов Центрального районного суда г. Кемерово (Приложения 13 н). Но, несмотря на это, и в приеме моей следующей жалобы Центральный районный суд снова отказал под тем же незаконным предлогом (Приложения 13 о).
Только 29 августа 2014 г. прокурор Центрального района г. Кемерово, наконец (Приложения 13 р), отменил очередной незаконный отказ ОП «Центральный» в возбуждении уголовного дела на мошенника Имгер А.А.. Но уголовное дело на него так и не возбуждается. Хотя для установления многочисленных потерпевших от их с Клубуковым Д.В. «адвокатской» деятельности достаточно лишь дать объявления в СМИ, опросить тех «подзащитных», к кому эти мошенники-«адвокаты» заявлялись в СИЗО-1 и в ИК (по регистрации в журнале посещений). Срок давности привлечения мошенника к уголовной ответственности между тем истекает…
Моя жена и друзья приходили на каждый судебный процесс. Но добропорядочных граждан (в отличии от зависимых от милиции уголовников и наркоманов, которых тащили на этот «суд» с помощью судебных приставов) на противозаконно (без всяких оснований) закрытый Суворовой Н.В. «суд» не пускали. Из-за этого БЕЗЗАКОНИЯ, в частности, моя жена не могла воочую убедиться, что выманившие у нее мошенническим путем все деньги Имгер А.А. и Клубуков Д.В. не адвокаты, а мошенники, паразитирующие на чужом горе. Клубуков Д.В. заявляется в этот «суд» просто подремать, даже с «рассматриваемым» делом совершенно не знаком. На ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ, вытворяемый «судьей» реагировать даже не собирается, очевидно, договорившись с прокуратурой Кемеровской области об оставлении меня без всякой защиты по этому «заказному» делу и своих безнаказанных мошенничествах (в том числе и в отношении моей семьи)…
Убедившись в этом воочию, жена пригласила бы нормального адвоката из-за пределов Кемеровской области, который не боялся бы честно противостоять по моему «заказному» делу прокуратуре Кемеровской области и РУБОПу Кемеровской области:
- привлечь к этому «заказному» делу правозащитников, журналистов, телевидение…,
- привести, наконец, в суд необходимых мне свидетелей, на основании ч. 4 ст.271 УПК РФ (несмотря на отказ «судьи» их вызвать),
- заснять этот, вытворяемый «судьей», ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ на видео (пусть даже скрытое),…
- своевременно и грамотно обратиться в Конституционный Суд РФ (по неприменению ко мне ст. 37 УК РФ, в буквальном значении дающей мне право на самозащиту от мошенников, исполнение мною гражданского долга по борьбе с преступностью… - см. Приложения 14 а)
- своевременно и грамотно обратиться в Европейский Суд по правам человека…
Суворова Н.В. на противозаконно закрытом ею «суде» не скрывала, что здесь не Суд, а Судилище: «судят» не по Закону, а по Заказу; не преступника, а потерпевшего; не за преступление, а за самозащиту от преступников, путем серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного… Ни КРАЙНЯЯ АБСУРДНОСТЬ, ни ЯВНАЯ ЛЖИВОСТЬ обвинения… тут не имеют значения! За мое согласие, в результате незаконной милицейской провокации, на самозащиту от мошенников (исполнение гражданского долга по борьбе с преступностью в строгом соответствии с Буквой Закона – ст. 37 УК РФ) путем серьезного, по Совести, разговора о возврате похищенного с обокравшими меня мошенниками – Суворова Н.В. назначила мне 9 (девять!) лет лишения свободы строгого режима! Признала меня «виновным» даже в КРАЙНЕ АБСУРДНОМ обвинении в «вымогательстве» у обокравшей меня бичевки-наркоманки, у которой и «вымогать» было АБСОЛЮТНО НЕЧЕГО, кроме использованных шприцов, да бланков четырех возбужденных на нее уголовных дел!
Прошу Европейский Суд по правам человека признать нарушение в этом «заказном» уголовном деле, сфабрикованном на меня, ст.6, ст. 7, ст. 5 и ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Прошу так же признать эту милицейскую провокацию по превращению меня из потерпевшего по уголовным делам № 6013283, № 7130155 и №15-43/07 в так называемого «преступника» незаконной. Предварительную жалобу я подавал в Европейский Суд по правам человека 27 декабря 2008 г., но ответа не получил. Затем дополнительные мои Жалобы (в т. ч. и на условия содержания) неоднократно противозаконно похищались или «терялись» при отправлении у меня администрацией ИУ (см. РАЗДЕЛ II ). В том числе и моя Жалоба от 30 июля 2014 г. на условия содержания, противозаконное лишение меня права на реабилитацию (см. РАЗДЕЛ III ) по сфабрикованному на меня уголовному делу. В связи с этим прошу восстановить срок подачи данной Жалобы, который я не пропускал.




РАЗДЕЛ II : Нечеловеческие условия содержания. Лишение меня доступа к Правосудию.

После противозаконного (в нарушении БУКВАЛЬНОГО смысла ст. 37 УК РФ) осуждения меня за самозащиту от мошенников, я в июле 2008 г. был перевезен в ИК – 43 на территории Заводского РОВД г. Кемерово, где я ранее добился осуждения двух сотрудников милиции (Приложение 1 а). В связи с этим мне неоднократно передавали мнение руководства ИК-43 (поддерживавшего дружеские отношения с руководством местного Заводского РОВД г. Кемерово), что до конца срока (9 лет) я не доживу.
В ИК-43, как и в СИЗО-1 г. Кемерово, систематически грубо нарушалось уголовно - исполнительное законодательство РФ и международные нормы содержания заключенных. В грубейшее нарушение ч. 2 ст. 80 УИК РФ, я, впервые осужденный к лишению свободы, содержался с многократно судимыми уголовниками. Сотрудники ИК-43 и специально прикормленные администрацией ИК-43 осужденные (так называемые «члены СДП ИК-43» большинство из которых злоупотребляли наркотиками, совершали в ИК-43 различные преступления: избиения, вымогательства и так далее…, в интересах администрации ИК-43 и себя лично) неоднократно объясняли мне и другим осужденным, что здесь «в ИК-43 мы по ту сторону Закона, здесь Закона нет. Есть только произвол администрации и прикормленных ею членов СДП ИК-43». При этом объясняли, что любая жалоба на эти БЕЗЗАКОНИЯ приведет к противоположному ожидаемому результату. К «жалобщику» применялся широкий спектр самых подлых наказаний, включая: умелое натравливание администрацией ИК-43 на «жалобщика» других осужденных, путем создания им невыносимых условий содержания «из-за этого жалобщика», выдумывание и фабрикование на «жалобщика» несуществующих в действительности «нарушений» (а значит – лишение условно-досрочного освобождения, свиданий с родными, телефонных переговоров, содержание в нечеловеческих условиях карцера…).
Условия содержания большинства заключенных (за исключением членов СДП и «блатных» уголовников) в ИК-43 были скотскими. Кормили ещё хуже, чем в СИЗО-1 г. Кемерово – в основном сечкой, соевым «заменителем», тухлой капустой («квашенной»)… и тому подобными отходами. Приказом Министерства Юстиции РФ №125 от 02.08.2005 г. осужденным гражданам установлены следующие нормы питания ежедневно: мяса - 90 гр., рыбы - 100 гр., молока - 100 гр., сахара - 30 гр.,… Мяса нам не давали никогда, «заменяя» его соевым «заменителем». Вместо рыбы давали несъедобные «рыбные котлеты», сделанные исключительно из рыбьих отходов: голов, костей и хвостов – их не могли есть даже голодные кошки, после того, как одна из них едва не погибла, подавившись костью… Вместо молока выдавали перекипяченную жижу, состоящую на 4/5 из ржавой крановой воды. Сахар при приготовлении «пищи» практически не использовали (члены СДП и «блатные» находили ему «лучшее» применение…).
Жилой площади приходилось менее 1,5 м 2 на человека, вместо 2,5 м 2, установленных ст. 99 УИК РФ. В секциях менее 60 м 2 набивалось до 50 галдящих уголовников (многократно судимых, часто наркоманов…). От постоянного шума (не говоря уже о тесноте, духоте…) у меня начинала систематически болеть голова. Я систематически помещался в проход на 4-х человек шириной до 60 см.. Прогнившие полы при этом сильно шатались при каждом (не менее 30 человек в час) проходе мимо других заключенных и сотрудников, сильно качая мое спальное место. Это лишало меня возможности не только сосредоточенно работать с документами, но и права на 8-ми часовой сон. Установленные Законом (ст. 94 УИК РФ) «помещения воспитательной работы» (как и «помещения приготовления и приема пищи»…) вообще полностью отсутствовали. Работать с документами (в том числе по моему незаконному осуждению) приходилось на кровати при непрерывном шуме, в тесноте…, в нечеловеческих условиях содержания… Горячей воды в бараках (как и в СИЗО-1) не было. «Туалет» находился на улице и поражал чудовищной антисанитарией и страшной вонью. В двадцати метрах от «жилых» бараков стоял свинарник, для которого, в основном и готовила «пищу» зоновская столовая. Мяса мы никогда не видели. Зато вонь от свинарника добавлялась к вони от «туалета».
Медчасть (как и в СИЗО-1) никакой медицинской помощи не оказывала. Мои личные таблетки (в том числе остро необходимые мне при моих систематических головных болях обезболивающие…) отобрали на так называемых «шмонах», как и таблетки «Анальгина», выдаваемые врачами. Таким образом, устроили мне СИСТЕМАТИЧЕСКИЕ ПЫТКИ головной болью, что нарушило ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
На этих почти ежедневных «шмонах» (выражаясь строго юридически – систематических ограблениях осужденных сотрудниками ИК) противозаконно, без выдачи установленных УИК РФ квитанций о сдаче отобранных вещей на склад хранения, отбирали самые необходимые вещи (переделанные мне родными и официально пропущенные в передачах администрацией ИУ!), не подпадающие под «Перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, либо приобретать» (Приложение 1 к «Правилам внутреннего распорядка ИУ»). Забегая вперед, отмечу, что на сотнях таких «шмонов» за последующие годы у меня противозаконно похитили (путем систематических грабежей, краж…) более 100 необходимых вещей, официально переданных мне моими родными!...
Как я позднее узнал, у сотрудников ИК выйти после проведенного «шмона» не с пустым, а с наполненным пакетом является показателем их «добросовестной работы» перед начальством ИК, совершенно независимо от законности отобранного. Когда я, обнаружив после очередного «шмона» очередную пропажу, приходил в дежурную часть ИК выяснять, на каком основании у меня забрали очередную незапрещенную Законом вещь, показывал Уголовно – исполнительный Кодекс с комментариями…, то в ответ мог добиться только фразы, типа: «Не положено», или «Говори с начальством – нам так приказали», или «Пашол атсюдава!»… В итоге у меня попросту украли на очередном «шмоне» и мой Уголовно-исполнительный Кодекс с комментариями (включавшего выписки из «Минимальных стандартных правил обращения с осужденными» и «Европейских пенитенциарных правил»… Очевидно, администрация ИК-43 сочла Уголовно - исполнительный Кодекс Российской Федерации «подрывной литературой»…
При поступлении в ИК-43 у меня отобрали и все теплые вещи, взамен выдали одежду (малого размера), рассчитанную на tо явно не ниже – 10 Со. Но нас выгоняли на «проверки» (без всякой необходимости, с явно издевательской целью – по 1-2 часа) три раза в сутки даже при tо ниже – 30 Со, устраивая, таким образом, систематические ПЫТКИ холодом. Одни кирзовые ботинки служили обязательной обувью при tо +35 Со и – 35 Со!... Данные пытки и многочисленные издевательства являются грубейшим нарушением ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
Руководство ИК-43 не скрывало, что главным «средством исправления» осужденных видит систематические издевательства над нами и БЕЗЗАКОНИЯ. Выдумывало (и поощряло к выдумыванию сотрудников и членов СДП ИК) для этого многочисленные так называемые «требования режима содержания», не предусмотренные никаким Законодательством. В нарушении ст. 123 УИК РФ, отовариться в «магазине» ИК-43 (при отсутствии нормальной еды в столовой) можно было лишь на 500 рублей. Нам по двойным ценам продавали часто испорченные и просроченные «продукты» (после юридического факультета университета я первое время поработал старшим юрисконсультом в крупной сети супермаркетов «КОРА» и хорошо знал, что такие «продукты» из супермаркетов вывозят на помойку…) и товары (которые сотрудники ИК затем похищали на «шмонах»). В продаже не было самого необходимого. Мне пришлось, за неимением иного, купить две вздувшиеся банки «кильки в томате». После пробы первой банки (после чего я ее выкинул) мне стало плохо с животом. Побежал в туалет, из-за чего задержался в столовую, куда обычно я (как и многие) ходили лишь понюхать вонь от «еды» (которую нормальному человеку есть невозможно), а главное – отметиться, что «режим содержания не нарушил» ! За это опоздание на меня наложили первый выговор «за нарушение режима содержания». Вторую банку испорченной «кильки» я сохранил, чтобы на свидании, положенном по Закону 02 января 2009 г. передать жене для экспертизы (показания свидетелей всех СИСТЕМАТИЧЕСКИХ БЕЗЗАКОНИЙ и издевательств я предоставлю Европейскому Суду по правам человека).
Сушить постиранное белье было негде (воспользоваться маленькой «сушкой» могли только привилегированные осужденные), а на дужках собственных кроватей и батареях воспрещалось. Даже полотенце после вытирания нельзя было повесить на дужку своей кровати, а требовалось спрятать (влажное) под подушку, где все это прело, придавая постели характерный запах гнили… Описание всех, противозаконно выдуманных издевательств заняло бы более 50 страниц (см. ниже).
Следить за многочисленными противозаконно выдуманными «требованиями режима содержания» (издевательствами) поручалось так называемым «красным», в первую очередь членам СДП, за ряд привилегий: условно-досрочное освобождение, поощрительные свидания, отдельное (приличное) питание, власть над другими заключенными, «не замечание» (за оказанные администрации ИК «особые» услуги) употребления и торговли наркотиками, вымогательств и избиений осужденных и других преступлений и правонарушений. В члены СДП (по сути - банду) принимались только законченные негодяи, желающие создавать невыносимые условия содержания другим осужденным. По сути, администрация ИК натравливала одних осужденных («красных») на других («черных»), усиливая в ИК обстановку озлобленности, нетерпимости, агрессии и страха… Большинство сотрудников ИУ привыкло ничего не делать и воровать (или вымогать взятки за поблажки). Часто сотрудники ИК натравливали членов СДП и зависимых осужденных на заключенных, пытающихся добиться реализации хотя бы какого – нибудь из своих законных прав, установленных Законодательством. С помощью членов СДП и «стукачей» (осведомителей опер. Части ИК) фабриковались «нарушения» (несуществующие в действительности) на неугодных лиц, что лишало их свиданий с родными, права на условно – досрочное освобождение…
В середине июля 2008 г. я подал официальное заявление на предоставление мне трехдневного свидания с женой, матерью и ребенком. С ними мне не давали увидеться и созвониться более года в течении всего этого чудовищного ПРАВОВОГО БЕСПРЕДЕЛА, творимого надо мной следователем и судьей по «заказному» делу (см. РАЗДЕЛ I данной Жалобы в ЕСПЧ). Согласно п. 70 ПВР ИУ, я имею право на это свидание сразу по прибытии в ИК. Но тут выяснилось, что и эта норма Закона (как и все остальные) в ИК-43 тоже не действуют – осужденные (не члены СДП и не «стукачи») не получают положенных им свиданий по полгода-году и более из-за недостатка комнат (которых в 2 раза меньше, чем положено по Закону)… А на тех осужденных, кто пытается отстаивать свои законные права, фабрикуются «нарушения» и они вообще лишаются свиданий… Мои родные (с которыми не давали связаться) вынуждены были обратиться на личном приеме к руководству ГУФСИН по Кемеровской области с жалобой и добился свидания с задержкой «всего» на 1,5 месяца. За это ко мне установилось враждебное отношение администрации и членов банды СДП, которые, как выяснилось, вели торговлю правом на получение трехдневного свидания за пять тысяч рублей свидание. Причем новичков, не примыкающих ни к какой банде, часто обманывали, забрав деньги… Таксофон в ИК-43 также не работал – члены СДП и на этом (нелегальных телефонных звонках) тоже зарабатывали…
Начальником ИК-43 был Должанцев В.С. – сын начальника ГУФСИН по Кемеровской области генерала Должанцева С.В., «крышевавшего» любые БЕЗЗАКОНИЯ. Я попытался наладить нормальные отношения с руководством ИК-43. обратился с просьбами (письменные и устные) о трудоустройстве в соответствии с моим высшим гуманитарным образованием (юридический факультет КемГУ окончил с отличием, ранее поступал на исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова…). Был направлен в 1-й (так называемый «красный» отряд. Здесь члены СДП ИК-43 мне скоро объяснили, что никакого «исправления осужденных» (культурно-массовая работа и тому подобное…, установленная УИК РФ) администрацию ИК-43 не интересует, а интересуют только взятки и возможность разворовывать бюджетные средства, выделяемые на заключенных. Неоднократно «намекали», что я должен «платить кому надо», лучше через них…
Я честный, добропорядочный и интеллигентный человек, христианин, взяток никогда в жизни принципиально не давал и не брал. Поэтому, убедившись, что никакая воспитательная или культурно-массовая работа, в которой я мог бы принять участие в ИК-43 не ведется, я, договорившись предварительно с директором школы при ИК-43 (где учились по учебникам 15-тилетней давности), обратился к зам. начальника ИК-43 «по воспитательной работе» полковнику Иванову Н.В. с предложением привезти в школу при ИК-43 270 новых школьных учебников, приобретенных за счет нашей семьи. Мы договорились с ним, что за это администрация ИК-43 поощрит меня трехдневным свиданием с семьей.
Вскоре после привозки нами учебников в ИК-43 ко мне обратились члены СДП ИК-43 с просьбой помочь стройматериалами для ремонта спортзала ИК-43. Обещали за это еще одно поощрительное свидание. Отказать, по установленным в ИК-43 порядкам, означало большие проблемы с СДП ИК-43, в том числе «вылететь» из «красного» отряда № 1, живя в котором и занимая должность председателя секции социальной помощи осужденным, я теперь по «зоновским законам» считался «красным» (то есть работающим на администрацию). Отношение со стороны большинства осужденных («черных») к «красным» было враждебным. Так как администрация ИК-43 всячески поощряла «стукачество» (доносительство), заведомо ложные доносы и «подставы» (подлые провокации, подсовывание неугодным заключенным Sim-карт, сотовых телефонов…) со стороны «красных» против неугодных администрации осужденных, систематическое насаждение выдуманных администрацией издевательских «требования режима содержания», избиения и вымогательства… - сея этим вражду и подозрительность. Тогда я во второй раз прорвался (что в условиях ИК-43 было очень трудно сделать) к зам. начальника ИК-43 Иванову Н.В. с вопросом: «Получу ли я и второе поощрительное свидание с семьей, если привезу необходимые стройматериалы для спортзала?» Полковник Иванов Н.В. ответил положительно.
Но после того, как мои родственники привезли в сентябре 2008 г. оговоренные 270 учебников и во второй раз стройматериалы, администрация обманула меня с обещанными поощрениями. В течении двух месяцев я многократно, всеми способами подавал заявления на личный приём к зам. начальника ИК «по воспитательной работе», затем к зам. начальника ИК-43 по БиОР Лебедеву В.М., затем к начальнику ИК-43 Должанцеву В.С. Но все 7 (семь) моих заявлений к ним игнорировались. Тогда я попытался прийти на приём к кому-нибудь из руководства ИК-43 в «приёмные дни», но выяснилось, что члены СДП, сторожившие подходы к штабу ИК-43, проинструктированы, чтобы меня не подпускать к руководству ИК-43. Они напали на меня на входе в штаб, спровоцировав драку.
Мне удалось сообщить (телефон в ИК-43, в грубое нарушение ст.92 УИК РФ, не работал) своим родным о происходящем в ИК-43 правовом БЕСПРЕДЕЛЕ. Жене, несмотря на тяжелое материальное положение семьи, вызванное незаконным осуждением меня (на жене оказался непосильный для нее банковский кредит, деньги от которого похитили мошенники Медведев А.Д. и Деменёва А.А. + ипотечный кредит), пришлось еще и нанять адвоката. Адвокат с большим трудом добилась встречи с полковником Ивановым Н.В. и спросила его: «Сдержит ли он свое слово офицера по вопросу обещанных поощрительных трехдневных свиданий?». Последний со злостью ответил: «Поощрения Галле получит, если у него не будет нарушений!». В тот же день на меня напали трое отморозков – членов СДП ИК-43. Пообещали, что меня изобьют и покалечат (в частности сломают мне челюсть…), если я попытаюсь действовать по Закону, через адвоката…
15 декабря 2008 г. я попытался отправить из ИК-43 мою Жалобу в Европейский Суд по правам человека на противозаконное осуждение по сфабрикованному на меня заказному уголовному делу, нечеловеческие условия содержания…-см. РАЗДЕЛ I. Но мне эту Жалобу вернул назад начальник отряда № 1 полковник Ефимов под противозаконным предлогом: «Ответственное за эти Жалобы в ЕСПЧ должностное лицо приболела – подожди несколько дней… В ночь с 17-го на 18-е декабря 2008 г., после 22-х часов («отбоя») меня вызвали «к себе» в кабинет начальника отряда №1 полковника Ефимова трое членов СДП – уголовников-отморозков, занимающих в ИК-43 высшие среди заключенных должности: завхоз отряда № 1 Троцюк А.Н., по кличке «Троцкий»; завхоз карантина Чередниченко В.Б., по кличке «Чирик»; завхоз ПКТ Зацепилин А.А., по кличке «Зацепа». Вооружившись данной им администрацией ИК-43 молотком и монтажкой, они заявили мне, что «работают со мной по поручению администрации ИК-43». Им уже известно, что на свободе я был Генеральным директором ОАО «Завод Электродвигатель» (Приложение 16 – эту и нижеследующую информацию обо мне уголовники могли получить только от администрации ИК-43, так как среди заключенных я об этом, конечно, не распространялся). По мнению этих уголовников, это было достаточным основанием, чтобы я «платил, кому надо, а не «валял дурака» с благотворительностью (школьные учебники, стройматериалы…).
Вымогатели потребовали от меня передачи им моих имущественных прав на бесплатное проживание в нашей трехкомнатной квартире Митюковой Т. А. с семьей (бывших владельцев этой квартиры по ул. Институтской дом 24 кв. 81 в г. Кемерово) «пока я сижу 9 лет, что причиняло нам ущерб на сумму (9 лет х 12 месяцев х 10, как минимум, тысяч рублей в месяц арендной платы = 1080 тысяч) более 1 миллиона рублей (подробнее см. Приложение 17). Когда я отказался, сбили меня с ног и стали меня избивать до тех пор, пока я (под угрозой «забить меня до смерти») не «согласился» позвонить по телефону, который дал мне «Чирик», жене Галле Т.В. и попросил ее выполнить требования вымогателей.
На следующее утро 18 декабря 2008 г. я, несмотря на угрозы убийством… со стороны банды «членов СДП ИК-43», передал необходимую информацию жене с адвокатом (они обратились в прокуратуру Кемеровской области и ГУФСИН Кемеровской области) и подал заявление (первое из 12-ти последующих) на возбуждение уголовного дела по ФАКТАМ вымогательства, побоев и угрозы убийством. Зафиксировал побои в мед. части ИК-43 (Приложение 17 а). Я и жена с адвокатом настаивали на обещанном поощрительном трехдневном свидании. Я настаивал и на скорейшем принятии и отправке моей Жалобы в Европейский Суд по правам человека, так как шестимесячный срок подачи истекал 08 января 2009 г. С помощью нанятого женой адвоката, я добился принятия моей Жалобы 27 декабря 2008 г. Датировал ее «27 декабря 2008 г». Но затем (по моим многочисленным требованиям) мне сообщили, что отправлена моя Жалоба только 11 января 2009 г., то есть с пропуском срока на три дня! Никакого ответа на мою Жалобу из Европейского Суда по правам человека я так и не получил, в связи с чем прошу восстановить мне срок подачи Жалобы в Европейский Суд по правам человека по ФАКТАМ, приведенным и в РАЗДЕЛЕ I данной Жалобы.
На 03 января 2009 г. (с задержкой еще на одни сутки, а в общей сложности на 1,5 месяца) мои родные (снова через ГУФСИН по КО и прокуратуру КО) добились постановки меня в график на трехдневное свидание. В наказание за мои и моих родных законные требования меня 29 декабря 2008 г. вызвали в дежурную часть ИК-43 для «обыска» и сотрудник ИК-43 неожиданно заявил мне, что, якобы,… «нашел у меня в форме SIM - карту «Теле-2» ! Я, естественно, ответил, что никакой SIM - карты у меня нет и быть не может, тем более, когда меня вызывают на обыск в дежурную часть ИК… Подавал жалобы в прокуратуры всей уровней по факту фабрикования на меня «нарушения». Пришел ответ, что у меня, якобы, «была обнаружена SIM-карта «Теле-2» с телефонным номером 8-950-277-77-79, которая, в действительности, была изъята у меня вместе с моим паспортом в день незаконной милицейской провокации 06.06.2007 г. (см. РАЗДЕЛ I) и хранится, согласно сфабрикованному на меня приговору (см. Приложение 12), при уголовном деле. То есть у меня в ИК-43 SIM-карта с эти телефонным номером не могла оказаться в принципе!
Что бы не допустить после вымогательства и др. преступлений никаких моих свиданий и никаких контактов с родными, 02 января 2009 г. я был посажен в карцер на 3 месяца за, якобы, «найденную у меня SIM-карту «Теле 2». Свидания, назначенного по графику на 03 января 2009 г. я был противозаконно лишен по выдуманным администрацией ИК-43 предлогом, якобы: «В ПКТ свиданий не положено!». Оспорить эту Ложь с Законом в руках я был лишен возможности, так как переданный мне женой Уголовно-исполнительный Кодекс РФ с комментариями был у меня накануне противозаконно отобран (путем очередного ограбления сотрудниками ИК на очередном «шмоне»). Так как я обратился по всем этим БЕЗЗАКОНИЯМ в прокуратуру КО, в суд…, стал готовить дополнение в Европейский Суд по правам человека и в другие органы, то администрация ИК-43 стала фабриковать на меня все новые и новые «нарушения» не существующие в действительности – см. Приложение 17.
Местный «прокурор» ни в каких ФАКТАХ разбираться не желал, а лишь шлепал совершенно лживые отписочки по принципу: «Администрация ВСЕГДА права». Я просил приехавшего через 1,5 месяца «прокурора» тщательно разобраться, проверить на подброшенной мне SIM-карте отпечатки пальцев, следы ДНК, входящие-исходящие звонки и так далее. Но оказалось, что местный «прокурор» по надзору за соблюдением законов в ИУ, заезжает в ИК-43 лишь затем, чтобы угоститься от местной администрации, погрязшей в должностных преступлениях и правонарушениях, коньячком и шашлычком. А вся его «проверка» по жалобам осужденных на многочисленные грубейшие нарушения Закона заключается лишь в одной фразе этого «прокурора» : «Закон тебе?! А ты когда преступление совершал, о Законе думал?!...» Я, естественно, объяснил ему, что я никакого «преступления» в своей жизни не совершал, а лишь согласился на самозащиту от мошенников. Уголовное дело на меня сфабриковано… Но местный «прокурор» только отмахнулся: «Все вы тут так говорите…». Я затем был вынужден обращаться в вышестоящие прокуратуры с жалобами на местного «прокурора». Но, в грубейшее нарушение п. 5 ст. 10 Федерального Закона «О прокуратуре РФ», мои жалобы на бездействие местного «прокурора» всегда (многократно) переправлялись тому, на кого я жаловался – этому же «прокурору»!
Параллельно я обращался и в местный Заводской районный суд г. Кемерово – был вынужден обращаться 11 раз! Т.к. вместо рассмотрения моих заявлений по существу с моим (как я ходатайствовал) участием и участием моего защитника (которого я ходатайствовал назначить по этому делу постановлением суда), я получал (с задержкой на 1-2 месяца и более – то есть после истечения срока обжалования) отписочки судей (Приложение 21 а) Потапова Ф.В., Сазыкина А.А., Павлова А.С., Пронченко И.Е., Акатьева К.П., Изотовой О.В… – об отказе в приеме моих заявлений к рассмотрению по существу под различными надуманными предлогами.
Например, судья Потапов Ф.В. утверждал (Приложение 21 а), якобы:
- я должен предъявить «доказательства» того, что «нарушения» на меня являются сфабрикованными еще ДО суда. Очевидно, что бы администрация ИК-43 могла соответственно перефабриковать мне «нарушения». Хотя по ст. 6 ФЗ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» именно государственный орган (ответчик), а не я должен доказывать законность и обоснованность своих действий (решений);
- я должен предъявить документы, да еще и их копии. Хотя сотрудники ИК НИКОГДА (за весь срок отбывания мною лишения свободы) не выдают никому из осужденных постановлений на «нарушения» и не делают ксерокопий (грубо нарушая п. 104 Правил ВР ИУ). Несмотря на десятки моих и других осужденных обращений по этим поводам
- судья в данном документе (Приложение 21 а) солгал (в нарушение ч. 1 ст. 254 ГПК РФ, ст. 20 УИК РФ, ст. 46 Конституции РФ…), якобы, «возможность отмены судом постановлений администрации ИУ… ГПК не предусмотрена» !
Я оказался вынужденным в моих дальнейших обращениях в суд (всего 11!) проводить судьям ликвидацию юридической безграмотности (мою юридическую литературу при этом администрация ИК похитила!). Тогда «судьи» стали отказывать мне под предлогом… игнорирования администрацией ИК всех 20 (двадцати!) моих заявлений на имя начальника ИК об оплате гос. пошлины 200 рублей с моего лицевого счета, в том числе подаваемые мною при свидетелях (их показания я предоставлю в ЕСПЧ). Я ходатайствовал об освобождении (или отсрочке) от оплаты гос. пошлины, подробно объясняя эти БЕЗЗЗАКОНИЯ. Но «судьи» отказывали, требуя от меня несуществующие «подтверждающие документы» ! Я подавал кассационные жалобы в Кемеровский областной суд. Но все мои жалобы, как потом выяснилось, систематически «терялись». Складывалось впечатление, что эти отписки из «судов» и других органов, которые мне приходили, пишутся на самом деле здесь же, в ИК-43.
Например, из местного, Заводского РОВД г. Кемерово (где ранее я добился осуждения двух сотрудников милиции (см. Приложение 1) на мои заявления о преступлениях (Приложение 17) пришла отписка о, якобы, «отсутствии состава» вымогательства, угрозы убийством… со стороны банды «членов СДП ИК-43»… А по нанесенным при этом побоям, зафиксированным мною в мед. части ИК-43 (Приложение 17 а) и свидетелями (показания я предоставлю в ЕСПЧ) я «должен обращаться к мировому судье. Что я и сделал. От мирового судьи Андрюховой О.В. я получил отписку (Приложение 21 б), что Чередниченко Владимир Борисович (1970 г.р.), Зацепилин Антон Анатольевич (1981 г.р.), Троцюк Андрей Николаевич, якобы, «не могут быть привлечены к уголовной ответственности за нанесение Галле Ю.Н. побоев, так как в своем заявлении мировому судье Галле Ю.Н. не указывает паспортные данные нападавших! Такие же отписки приходили и к другим пострадавшим от побоев и вымогательств членов СДП. Показания пострадавших и другие отписки я предоставлю ЕСПЧ. Я обжаловал и эту нелепую отписку в Заводской районный суд г. Кемерово. Но и эта моя жалоба тоже «потерялась». Забегая вперед – всего у меня так «потерялось» более ста жалоб и обращений, отправленных мною через почтовый ящик ИУ, часто (когда возможно) при свидетелях (показания которых я предоставлю Европейскому суду по правам человека). Хотя я ВСЕГДА добивался (иногда успешно, но обращения все равно «терялись») от спецчасти ИУ исходящие номера и даты моих обращений. Такие же ТОТАЛЬНЫЕ БЕЗЗАКОНИЯ совершались и в отношении других заключенных, подававших жалобы и обращения (их показания я предоставлю ЕСПЧ).
В наказание за мои попытки добиться Законности, сотрудники ИК-43 выдумывали в отношении меня все новые и новые издевательства и ПЫТКИ. Отобрали у меня не только все мои лекарства (в том числе обезболивающие при моих систематических тяжелых головных болях, вследствии вышеописанных чудовищных БЕЗЗАКОНИЙ и причиненной сотрудниками милиции черепно-мозговой травмы), но даже таблетки «Анальгина» выданные мне врачами ИК-43. Эта ПЫТКА устраивалась мне на протяжении всего срока заключения многократно и при свидетелях (их показания я предоставлю ЕСПЧ), как и ПЫТКИ холодом. Например, в карцере tо зимой была ниже +10 Со, а всю одежду у меня отобрали, кроме формы, не соответствующей этой температуре.
Моя жена, узнав, что лишение нас свидания 03 января 2009 г. было противозаконным вновь обратилась в ГУФСИН по КО и в прокуратуру КО с просьбой предоставить положенное свидание. В связи с вышеуказанными БЕЗЗАКОНИЯМИ, накопилось очень много проблем, требующих нашего обсуждения. Но за первые 2,5 года заключения по сфабрикованному на меня «заказному» уголовному делу трехдневного свидания мы добились только один раз! Телефонных переговоров так же не давали. Мой ребенок стал забывать голос отца… Все это вело к разрушению нашей семьи.
Тогда, в январе 2009 г., сотрудник ИК-43 с целью сфабриковать еще несуществующие «нарушения» (необходимые администрации ИК-43 для перевода меня на строгие условия отбывания наказания, чтобы свидания с семьей я получал только один раз в год!), придрался к тому, что на мне форма без надписи «ШИЗО /ПКТ» на спине. Я пояснил ему, что мне такой формы не выдавали при незаконном и необоснованном водворении меня в карцер. Вскоре завхоз ШИЗО/ПКТ Зацепилин А.А. (накануне совершивший вымогательство, избиение и угрозу убийством в отношении меня) швырнул на пол форму с надписью ШИЗО/ПКТ значительно меньшего, чем мой, размера, облитую мочой (по зоновским законам – это особо унижающее оскорбление…). Я был вынужден стирать ее в ледяном карцере в ледяной воде под краном – ни теплой воды, ни тазика и никаких, самых необходимых вещей в карцере нет. Затем, что бы нарисовать и пришить требуемую бирку, я попросил у дежурного иголку с ниткой и бумагу, так как все мои вещи меня заставили оставить на каптерке ШИЗО /ПКТ. Дежурный ответил: «Вечером пойдешь за матрацем и возьмешь». Затем второй раз пришел сотрудник, придравшийся к форме и, увидев, что мокрая форма ШИЗО /ПКТ сушится после стирки и без бирки, заявил, что напишет по этому поводу на меня рапорт «за нарушение формы одежды», несмотря на написанную мною объяснительную с изложением фактов. Эти факты я изложил и начальнику ИК-43 Должанцеву (младшему; старший – генерал Должанцев – начальник ГУФСИН по Кемеровской области) на рапорте 27 января 2009 г. Но присутствующий на рапорте начальник опер. Части ИК-43 Сумин Е.В. с ухмылкой нагло солгал, что я, якобы, «вчера вышел на встречу с ним, начальником опер. Части, в одних спортивных штанах (и это при tо в карцере +10 Со, когда в качестве «одежды» используешь даже полотенце!). Тогда я спросил этого обнаглевшего лгуна: «И какого же цвета были эти спортивные штаны?» Сумин опять солгал с ухмылкой: «Черного». Тогда я обратился к Должанцеву (младшему): «Прошу Вас проверить эту ЛОЖЬ Сумина Е.В. и убедиться, что черных спортивных штанов у меня вообще нет, только синие – и те мне не дают забрать из каптерки в карцер. Кроме того, в коридоре ШИЗО /ПКТ сейчас установлена видеокамера – прошу Вас просмотреть вчерашнюю видеозапись и воочую убедиться, что все это ЛОЖЬ…». Но Должанцев (младший) ответил: «Трое суток ШИЗО!» - без всякого разбирательства и без всякой (моей) вины!
На «основании» этой ЯВНОЙ ЛЖИ я был переведен в СУС (отряд строгих условий содержания) : трехдневные свидания 1 раз в год (и его не давали!), а передачи – два раза в год. Эта ЯВНАЯ ЛОЖЬ, под видом «моей характеристики» ежегодно отправляется и Президенту РФ к моим пяти ежегодным ходатайствам о помиловании: от меня, от семьи, от матери, с места работы, от Русской Православной Церкви Приложения 15 а, 15 б, 15 в, 15 г, 15 д) и другие органы… Меня, как и всех содержащихся в карцере (затем в отряде СУС), подвергали СИСТЕМАТИЧЕСКИМ разнообразным издевательствам, ПЫТКАМ. Например, систематически врывались озверевшие сотрудники в униформе и масках (так называемые «маски-шоу») с дубинами и служебными собаками. Беспричинно оскорбляли, пинали по ногам (ставя на шпагат), били дубинами… с противозаконными требованиями: заставляли бегать, отжиматься, бриться налысо, отбирали личные вещи – что бы таким образом унизить, морально растоптать или найти повод избить…
Моя жена, ГаллеТ. В., оказалась вынужденной, несмотря на разорение нашей семьи преступными действиями должностных лиц, нанять адвоката для пресечения хотя бы части БЕЗЗАКОНИЙ… Он трижды прорывался ко мне в ИК-43. однако, в грубейшее нарушение ч. 4 ст. 89 УИК РФ, наши заявления о свидании наедине, вне пределов слышимости третьих лиц… администрацией ИК-43 грубо игнорировались. Начальник отряда №10 Цветков (старший) не только отказывался отойти от нас с адвокатом дальше одного метра, но и нагло заявлял, что на УИК РФ ему наплевать – для него есть только приказы его непосредственного начальства (Сумина Е.В., Лебедева Д.А….). Поэтому он нагло перехватывал все документы, которые я передавал своему адвокату, в том числе дополнение к моей Жалобе в Европейский Суд по правам человека от 27 декабря 2008 г.. После того, как жена передала мне книгу по защите прав в Европейском Суде по правам человека, я убедился, что совершил ошибку, подав 27 декабря 2008 г. слишком лаконичную (как рекомендовалось в памятках, висевших в СИЗО и в ИК) Жалобу всего на четырех машинописных страницах – она не раскрывала полностью сути всех происходящих многочисленных БЕЗЗАКОНИЙ. Немного придя в себя от шока, вызванного этими чудовищными БЕЗЗАКОНИЯМИ, я написал подробные дополнения к той Жалобе, аналогичные данной Жалобе…
Работать с адвокатом над опровержением сфабрикованных на меня сотрудниками ИК-43 «нарушений» (которые я, в действительности не допускал) и над пресечением других нарушений ими Закона (привлечению свидетелей по уголовному делу и так далее) при этом сотруднике ИК-43 было невозможно. Адвокат оказался совершенно бессилен настоять на выполнении требований Закона. Как и все, приходившие ко мне адвокаты, он говорил, что оспаривать БЕЗЗАКОНИЯ сотрудников ГУФСИН и бездействие прокуратуры в наши «суды» бесполезно. Они «судят» по основополагающему «золотому» принципу: «Прокуратура и ГУФСИН ВСЕГДА «правы», даже если по Закону они совсем не правы…» Будет только хуже для «жалобщика» (так сотрудники ГУФСИН называют осужденных, пытающихся отстаивать свои законные права, систематически грубо нарушаемые в Системе ГУФСИН)…
За то, что я передавал эти жалобы на правовой БЕСПРЕДЕЛ в ИК-43 (в том числе и разворовывание администрацией ИК-43 бюджетных средств, направляемых на содержание осужденных…): Президенту РФ, Генеральному прокуроры РФ, Министру юстиции РФ, Губернатору Кемеровской области и в Европейский Суд по правам человека – начальник оперчасти Сумин пришел в отряд СУС (куда меня перевели из карцера) 22 апреля 2009 г., чтобы сфабриковать на меня очередное несуществующее «нарушение» (этой цели он не скрывал). Я в этот момент, как обычно, читал, сидя на своем спальном месте. Так как в переполненном (где на 2 х человек нередко приходилось одно спальное место, что тоже приводило к конфликтам, отряде СУС мне («красному») больше сидеть было абсолютно негде. На площади 60 м 2 жило 43 человека, на которых имелось только 10 сидячих мест (за столом только 8 сидячих мест, поэтому он был всегда занят принимающими пищу или играющими в карты «блатными» заключенными…). Сумин об этом прекрасно знал. Однако он, «не замечая», что вокруг в отряде СУС многие спят (в том числе обколотые наркотиками…), при свидетелях (Ивлев Олег Викторович и другие) придрался только ко мне, что я «сижу на спальном месте». Пообещал за это написать на меня рапорт.
Но, когда меня 29 апреля 2009 г. вывели «на рассмотрение рапорта», Сумин, как обычно, все переврал. Уже, оказывается, я не сидел на спальном месте, а «спал днем» ! Хотя все свидетели подтвердят, что я никогда, принципиально днем не сплю! Я попросил вызвать свидетелей (Ивлева О.В. и других) присутствовавших при придирке Сумина. Но Лебедев Д.А. ответил: «Не надо! У нас есть свои «свидетели». Недавно добившись ознакомления с малой частью моего личного дела (со всем делом, в нарушении ч. 2 ст. 24 Конституции РФ и ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, мне ознакомиться так и не дали), я узнал, что Сумин, совершив типичное для Системы ГУФСИН должностное преступление, нанял трех СУС-овских наркоманов:
Заворуева Ивана Александровича
Гаврилова Вячеслава Владимировича,
Цветкова Бориса Вячеславовича
– что бы последние дали лжесвидетельские показания против меня. Соответственно я настойчиво, в 12-ти (двенадцати!) моих заявлениях во все, известные мне правоохранительные органы просил (Приложение 17) проверить этих лжесвидетелей – наркоманов (думаю сейчас, выйдя из нечеловеческих условий ИК-43, они перестанут лгать и скажут Правду…) и самого Сумина на очных ставках со мною и на детекторе лжи, опросить реальных свидетелей (Ивлева Олега Викторовича и многих других) фабрикования несуществующих в действительности «нарушений» на неугодных администрации ИК лиц.
Согласно ч. 2 ст.80, ст.13 УИК РФ…, даже если бы и были реальные нарушения, то администрация ИК не имела права помещать меня – впервые осужденного добропорядочного и интеллигентного человека – в СУС, где собраны в основном закоренелые уголовники (так называемые «блатные» и «черные»), так как:
- по «зоновским законам» я, живя в «красном» отряде № 1 и работая в ИК-43 председателем секции социальной помощи осужденным, являюсь «красным» (то есть сотрудничающим с администрацией ИК в целях правопорядка) и «блатными» (а с их подачи и «черными») воспринимаюсь как враг, предатель «воровского образа жизни и мыслей». Поэтому во избежание увечий, во всех ИК (как я узнал впоследствии) на основании ст. 13 и ч. 2 ст. 80 УИК РФ «красные» помещаются отдельно от «блатных» (за исключением тех случаев, когда неугодного администрации ИК «красного» нужно закинуть к «блатным» для издевательств). Я впервые осужден к лишению свободы, а в СУСе большинство многократно судимы. Не говоря уже о том, что мой образ жизни: строго соблюдать режим содержания, форму одежды, заправку спального места…, стремление к условно-досрочному освобождению – делали меня, добропорядочного, интеллигентного человека, «белой вороной» на общем фоне разгула самых «отмороженных» уголовников в «черном» («воровском») СУСе. Вызывали большие претензии и насмешки окружающих уголовников;
В «воровском» СУСе сразу стало известно, что:
1. я оказался в заключении за исполнение гражданского долга по борьбе с преступностью (подробнее – см. РАЗДЕЛ I);
2. на свободе я был Генеральным директором своей фирмы, в частности Генеральным директором ОАО «Завод Электродвигатель» (Приложение 16). Это было известно (от администрации ИК) и вымогателям – заключенным…;
3. большие претензии вызвали мои упорные попытки добиться возбуждения уголовного дела (12 заявлений о преступлении – Приложение 17) в отношении вымогателей-заключенных: Черидниченко В.Б., Зацепилина А.А. и Троцюк А.Н. – оказавших, как выяснилось, большие услуги «блатным» (очевидно по передаче наркотиков в СУС). Окружающие меня уголовники заявили мне, что я «нарушаю их воровские понятия».
4. непосредственно 27 мая 2009 г. «блатные» предъявили мне «красному», претензии., что я передал через адвоката и через почтовый ящик ИК-43 (через который, как я впоследствии убедился, жалобы, обращения,… даже отправленные при свидетелях, дальше мусорного ведра администрации ИК не уходят) в пять вышеуказанных инстанций жалобы на правовой БЕСПРЕДЕЛ в ИК-43, не получив на это предварительное «добро» у них («блатных»). Из-за этого, мол, «начальник опер. Части Сумин «перекрыл им кислород», указав на меня, как на виновника их проблем. В числе прочих была и такая претензия: я указал в моих жалобах на переполненность (грубое нарушение установленных УИК РФ норм жилой площади, отсутствие помещений воспитательной работы, комнат приема пищи,…) в ИК и, в частности, в отряде СУС. А «из-за моих жалоб мужиков увозят за пределы Кемеровской области и (из отряда СУС) в ЕПКТ, отрывают от семей…
В итоге этого «разговора» по этим претензиям мне 27 мая 2009 г. была сломана челюсть в двух местах, выбиты зубы… Медицинскую помощь (наложение шин на сломанную челюсть) я смог добиться только на шестые сутки в больнице ИК-43, когда сломанная челюсть в двух местах распухла до чудовищных размеров. Фактически это были шесть суток ПЫТКИ, запрещенной ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
11 июня 2009 г., не долечив, со стянутой проволокой челюстью, с предписанием врача выдавать мне жидко-молочную диету (так как питаться я мог только через узкою трубочку диаметром 2 мм., просунутую через выбитый зуб) меня вернули в ИК-43. Начальник оперчасти Сумин Е.В. подослал ко мне своего подручного, который стал меня запугивать самыми тяжелыми последствиями в зоне («в зоне ты ВНЕ ЗАКОНА»… «до конца срока не доживешь» и тому подобное), если я не заберу мое очередное (по факту двойного перелома челюсти, выбитых мне зубов) заявление о преступлении, поданное мною 27 мая 2009 г. из ИК-43 (впоследствии выяснилось, что и оно как обычно «потерялось»). Требовал от меня солгать в «объяснительной», якобы, я «сам упал, поскользнувшись», в умывальнике сломав себе челюсть в двух местах и выбив зубы. Я ответил этому преступившему Закон и человеческую Совесть оперу, что я христианин, добропорядочный и честный человек, поэтому лгать отказываюсь. Тогда этот оборотень в погонах заявил, что меня «затащат» обратно в СУС и добьют»… Высказывал и другие грязные угрозы в мой адрес… Впоследствии выяснилось, что в Заводский РОВД г. Кемерово был направлен подделанный преступным путем документ с, якобы, «моей» подписью, якобы, я «сам упал, поскользнувшись в умывальнике». Кроме того эти преступники в погонах снова наняли тех же СУС-овских лжесвидетелей - наркоманов «подтвердивших» месяцем ранее «мой сон днем»:
Гаврилова Вячеслава Владимировича,
Заворуева Ивана Александровича
Цветкова Бориса Вячеславовича
На этот раз эти лжесвидетели «подтвердили», что я «упал в умывальнике, сломав себе челюсть в двух местах и выбив себе зубы» ! Хотя любая экспертиза подтвердит, что такое невозможно. То есть налицо еще два состава преступлений: фальсификация «моих» показаний и лжесвидетельские показания. Как только я добился (с огромным трудом, через многократные обращения в прокуратуры всех уровней и в другие органы…, так как из РОВД мне никаких ответов вообще не высылали) получении этих незаконных отписочек (Приложения 17 е, 17 ж…) из Заводского РОВД, я подал в вышестоящие органы еще более десяти заявлений о данных преступлениях. Просил проверить, наконец, и этих лжесвидетелей - наркоманов и преступников в погонах на очной ставке со мною и на детекторе лжи, провести вышеуказанную суд. мед.экспертизу (о «возможности» сломать себе при падении челюсть в 2 х местах, выбить зубы), опросить реальных свидетелей всех этих преступлений (в том числе должностных преступлений).
Не вызывает сомнений, что при нормальном расследовании данных уголовных дел сейчас, освободившись из нечеловеческих условий ИК-43 и не завися больше от наркотиков, приносимых операми ИК-43 своим «стукачам» (осведомителям), эти лжесвидетели после очной ставке со мной (не говоря уже о проверке их на полиграфе – детекторе лжи), расскажут Правду, в том числе о тех преступниках в погонах (заказчиках), которые склонили их к данным СОВЕРШЕННО АБСУРДНЫМ лжесвидетельским показаниям. За время заключения я встретил десятки людей (тоже оказавшимися «неугодными» преступникам в погонах) также, как я, нагло оболганных такими же лжесвидетелями - наркоманами по сфабрикованным уголовным делам и «нарушениям» в ИК, не существующим в действительности. Ни один из этих многочисленных лжесвидетелей – наркоманов, не говоря уже об их заказчиках (см. также Приложения 1, 9, 10…) не привлечен в установленном Законом порядке к уголовной ответственности.
Из первой отписки (Приложения 17 е) Заводского РОВД, которую я сумел добиться с опозданием на два года (! ), очевидно, что на первом допросе вымогатели Чередниченко В.Б. и Зацепилин А.А. признались, что требовали от меня права проживания в моей трехкомнатной квартире для Митюковой Т.А. с семьей по ее заказу. Мошенница Митюкова Т.А. с семьей более пяти лет (! ) не исполняют решение Рудничного районного суда г.Кемерово об их выселении из моей трехкомнатной квартиры (Приложение 18). Как я узнал из отписок на мои заявления о преступлениях, мошенница Митюкова Т.А. совершенно безнаказанно подделала ряд документов (с грубой подделкой, якобы, «моей» подписи) :
- договор найма жилого помещения от 30. 07. 2006 г. (Приложение 17 в);
- «мою» расписку о «получении» 40 тысяч рублей 28.07.2006 г. (Приложение 17 г);
- «мою» расписку о «получении» 690 тысяч рублей 09.02.2007 г. (Приложение 17 д).
И преступным путем предъявляет их всем, что бы не выполнять решение суда о выселении из моей квартиры (Приложение 18). Я, конечно, от мошенницы Митюковой Т.А. ничего не получал. А о существовании этих, грубо подделанных ею документов узнал только, из очередной отписки (противозаконного отказа возбудить уголовное дело, который по количеству «лишних» конвертов у меня 8 (!) раз - Приложения 17 з, 17 и, 17 к, 17 л, 17 м, 17 н, 17 о, 17 п… - отменен прокурором и судом по моим многократным жалобам из нечеловеческих условий заключения). Тогда из Заводского РОВД, чтобы избежать ответственности за ЯВНО ПРОТИВОЗАКОННЫЕ отказы в возбуждении этих уголовных дел, мне прислали очередную отписку (Приложение 17 р) о том, что ВСЕ вышеуказанные материалы с ФАКТАМИ преступлений, в т. ч. должностных (Приложения 17 е, 17 ж…) в милиции утеряны!
Пока надо мною издеваются в ИК (полностью лишая связи с внешним миром…), а в милиции придумывают нелепые отписочки и «теряют» документы, Митюкова Т.А. вместе со своей семьей, злостно не исполняет решение суда (Приложение 18) много лет! Спокойно проживает по месту совершения преступлений в моей квартире (г. Кемерово, ул. Институтская дом 24 кв. 81) в трех минутах ходьбы от Рудничного РОВД г. Кемерово. Платит взятки «кому надо» в этой коррумпированной Системе. И в ответ на мои 12 (! ) заявлений об этих преступлениях (Приложение 17), в том числе: вымогательство, угроза убийством, побои, подделка трех документов, мошенничество, злостное неисполнение решения суда (Приложение 18) – мне шестой год (!) приходят АБСУРДНЕЙШИЕ отписочки. Например, (Приложение 17 ж): «установить местонахождения Митюковой Т.А. не представляется возможным», или «взять образцы почерка Митюковой Т.А. для почерковедческой экспертизы документов (Приложение 17 в, 17 г, 17 д) не представляется возможным, так как Митюкова Т.А. поехала в Китай» ! При этом следователь даже не собирается взять образцы почерка у меня (она же подделала мои подписи и почерк), встретиться со мною.
Я убедился, что существует хорошо налаженный, разветвленный «бизнес» коррумпированных сотрудников этой Системы и подручных уголовников по «отжиманию» (противозаконному лишению имущества…) граждан, оказавшихся в заключении. Здесь никакие: Законы, решения судов, доказательства совершенных преступлений, свидетели и так далее – не имеют никакого значения. Несмотря на ОЧЕВИДНЕЙШИЕ ФАКТЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, уголовные дела не возбуждаются и не расследуются, так же, как и в вышеуказанных случаях с мошенниками, лжесвидетелями, нагло орудующими под «крышей» (часто – по Заказу коррумпированных сотрудников правоохранительных структур (см. Приложения 2…, 3…, 4, 5, 9, 10, 13…, 17…, 23…) – под АБСУРДНЕЙШИМИ ПРЕДЛОГАМИ… Я оказался ВНЕ ЗАКОНА.
Мою жену (Галле Т.В.) все это время держали в страхе уголовники, запугивали по телефону: «Дочка одна ходит в школу?»…-и тому подобные звонки, что бы она не добивалась выполнения решений судов (Приложение 18 и 19), встреч со мной… Не было никаких сомнений, что если бы она попыталась прибегнуть к самозащите своих законных прав, например, выполнить эти решения судов с помощью своих родственников, друзей…, то и на нее (на них) это организованное преступное сообщество сфабриковало такое же уголовное дело, как на меня, превратив из потерпевшего в так называемого «преступника». Жена боялась и за мою жизнь, здоровье, так как я находился полностью ВНЕ ЗАКОНА (в чем меня систематически убеждали сотрудники и «наученные» ими заключенные) в руках этого организованного преступного сообщества (ГУФСИН), где предстояло провести 9 лет.
За первые 2,5 года заключения, несмотря на наши огромные усилия, нам дали личное свидание только один раз. В дальнейшем также, в грубое нарушение ст. 89 УИК РФ, не давали личных свиданий и телефонных переговоров (в грубое нарушение ст. 92 УИК РФ) по 2,5 года! Моя жена по моей просьбе оформилась моим защитником (представителем) по гражданскому делу о выселении из моей квартиры посторонних лиц (Приложение 18). Но администрация ИК-43, в грубейшее нарушение ч.4 ст. 89 УИК РФ, все равно отказывала ей (моему защитнику) во встрече со мной… Поэтому жена, лишенная связи со мною, прекратила все попытки сопротивления этому организованному преступному сообществу. Например, решение суда (Приложение 18) от 09 апреля 2009 г. о выселении из моей трехкомнатной квартиры посторонних лиц (мошенницы Митюковой Т.А. с семьей) не исполняется (как и Приложение 19) много лет, несмотря на мои многочисленные жалобы и заявления! В результате этого банк «УРАЛСИБ», где я платил ипотеку, насчитал мне огромные штрафы, поглотившие более 930 тысяч рублей уже выплаченные мною за эту квартиру. И через суд (как всегда – без моего и моего защитника участия!) забрал у меня эту квартиру, снял меня с регистрационного учета в ней… Все эти БЕЗЗАКОНИЯ нанесли мне и моей семье колоссальный материальный ущерб – всего более 10 миллионов рублей, а так же моральный вред… Привели к разорению и, затем, разрушению нашей семьи. Например, как выяснилось после моего освобождения, чиновники Беловского городского суда попросту потеряли (!) исполнительный лист по судебному решению (Приложение 19) о возврате мне стоимости отобранной у меня РУБОП-ом Кемеровской области моего автомобиля «Daihatsu YRV»…
За эти годы я многократно обращался в суды, в том числе в связи с противозаконными отказами в возбуждении данных уголовных дел (Приложение 17) более двадцати раз, так же: в прокуратуры всех уровней, в Следственные Комитеты КО и РФ, к Президенту РФ, Губернатору Кемеровской области (КО), к Уполномоченным по правам человека… Пользуюсь каждой малейшей возможностью передать обращения из ИК (где они часто «теряются») через освобождающихся... Но или не получаю в ИК никакого ответа, или мои жалобы, в грубейшее нарушение Закона (в частности, п.5 ст. 10 ФЗ «О прокуратуре РФ») возвращаются тем, на кого я жалуюсь… Суды и прокуратуры многократно отменяют противозаконные отказы милиции (теперь – полиции) в возбуждении данного уголовного дела (Приложение 17 з, 17 и, 17 к, 17 л, 17 м, 17 н, 17 о, 17 п…). Но суды рассматривают мои жалобы, в грубейшее нарушение ч.3 ст. 125 УПК РФ, без моего (не говоря уже – защитника, необходимых свидетелей…) участия. Поэтому причины (юридические основания) отказов (отписочек) полиции остаются невыясненными и неопровергнутыми мною в суде. Что естественно, влечет очередной противозаконный отказ в возбуждении данных уголовных дел. Так истекают сроки давности привлечения лиц, совершивших эти преступления к уголовной ответственности.
Несмотря на восьмикратные (!) отмены этих противозаконных отказов возбуждении уголовных дел прокуратурой и судом, со мною шестой год следователь (которому я хочу предложить простые и эффективные способы раскрытия большей части данных преступлений, указать свидетелей (укажу при дальнейшей переписке с ЕСПЧ) ни разу даже не встречается. Как правило, даже не высылает свои отписки, в грубейшее нарушение ч. 2 ст. 145 УПК РФ, чтобы я не мог их в очередной раз обжаловать в суде, в прокуратуре. Суды этим пользуются (Приложения 17 ф, 17 х,…), как «основанием», что бы отказать мне в приеме очередных моих жалоб, грубо игнорируя нарушение органами следствия ч. 2 ст. 145 УПК РФ. Лишают, таким образом, меня доступа к Правосудию, к защите моих законных прав, нарушенными этими и последующими преступлениями. Ни я, ни свидетели данных преступлений не опрашиваются. Уголовные дела не возбуждаются, несмотря даже на то, что ФАКТЫ злоупотреблений должностными полномочиями (фабрикование шести несуществующих «нарушений», то есть семь месяцев и 15 суток противозаконного содержания меня в нечеловеческих условиях карцера…) УСТАНОВЛЕНЫ и постановлениями прокуратуры (Приложения 20…) и судом (Приложения 21…) – см. ниже. Все это – грубейшее нарушение ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Зато вымогатели (действовавшие по поручению администрации ИК-43) – члены СДП ИК-43 за совершение этих и многих других преступлений щедро вознаграждены администрацией ИК-43. Закоренелый уголовник-наркоман Чередниченко В.Б., имея шесть судимостей за совершение особо тяжких преступлений, несмотря на еще двенадцать моих заявлений о совершенных им преступлениях (Приложения 17…) и наличие доказательств этих преступлений, был полностью поддержан администрацией ИК-43 для условно – досрочного освобождения (УДО), как «полностью исправившийся» и освобожден судом. Вскоре, естественно, этот «полностью (по мнению администрации ИК-43) исправившийся» совершил на свободе очередное особо тяжкое преступление и осужден в седьмой раз! Зацепилин А.А. так же назначен администрацией ИК-43 на высшую среди заключенных должность нарядчика ИК-43. Так же готовится к УДО… О моих – добропорядочного, честного и интеллигентного человека (см. Приложения 6 а, 6 б, 6 в, 6 г, 6 д, 6 е, 6 е, 6 ж, 6 з, 6 и, …) – попытках освободиться условно - досрочно см. ниже.
Преступившие Закон сотрудники ИК-43 не остановились на фабриковании на меня трех «нарушений», не существовавших в действительности, а продолжили преступным путем и дальше фабриковать мне «нарушения». Теперь за мой «отказ вернуться в отряд СУС» на добивание на меня этими преступниками было сфабриковано еще пять «нарушений»: четыре раза по 15 суток ШИЗО + 5 месяцев ПКТ. Всего в нечеловеческих условиях карцера в ИК-43 меня продержали более 10 месяцев (с 02 января по 04 ноября 2009 г.), чтобы полностью лишить всякой связи с женой и родными и возможности защититься от данных преступлений. Вначале меня противозаконно (без всякого «нарушения», даже сфабрикованного) после больницы бросили обратно в карцер (названный теперь «безопасным местом»), отобрав все (три сумки) мои личные вещи и документы, оставшихся в отряде СУС при поездке в больницу ИК-5. Мне их вернуть отказались, «пока я не вернусь в отряд СУС» на добивание), в том числе и выданные мне врачами обезболивающие таблетки.
Предписание врачей о выдаче мне, на период срастания сломанной челюсти, жидкомолочной диеты грубо игнорировалось. Так же мне отказывали и в диетическом питании, положенному мне по Закону, в том числе и в связи с туберкулезом легких, «приобретенном» мною в СИЗО-1 г.Кемерово. Мне выдавали обычную в ИК-43 баланду, рассчитанную на скот, а не на людей (см. выше). Все десять месяцев содержания меня в карцерах и так называемом «безопасном месте» (тот же самый карцер – меняется лишь табличка, но не условия содержания!) меня лишали также и права на отоварку в магазине ИК, в грубое нарушение ч. 3 ст. 123 УИК РФ. Даже когда я добился отоварки на мизерную сумму (500 рублей – в несколько раз менее положенной по ч. 3 ст. 123 УИК РФ) сотрудники ИК преступным путем выдумали и сфабриковали на меня «нарушения» (за отказ вернуться на добивание в СУС). Поместили в карцер (точнее, сменили табличку на двери) и заставили меня сложить все купленное на «каптерку» (откуда все купленное мною разворовали!) под лживым предлогом: «В ШИЗО и в ПКТ тебе ничего не положено. Вот выйдешь из карцера – возьмешь продукты… Но ты в ИК-43 из карцера никогда не выйдешь…». Не говоря уже об отсутствии:
- нормальной бани – приходилось мыться холодной водой. Я неоднократно простывал, но в полноценной медицинской помощи, в том числе в связи с моими тяжелыми, систематическими головными болями, мне отказывали. Таблетки, выданные врачами, отбирали (в том числе при свидетеле) на ежедневных «шмонах» в карцере, что превращало мое содержание в карцере в ПЫТКУ;
- элементарных санитарных условий содержания. Обилие крыс, мокриц, двухвосток и тому подобной нечисти. Все эти издевательства приводили меня и других заключенных к кожным заболеваниям. Емкости, веника и тряпок для уборки для уборки карцеров не выдавали. Наоборот – отбирали все, даже однолитровое ведерко из-под переданного ранее женой майонеза, любую одежду, тряпку, которую можно было бы использовать для уборки. Приходилось отрывать половину от первой из двух простыней и разливать воду из питьевой кружки, что бы хоть как то убраться в карцере, но даже эту половую тряпку у меня отобрали;
- телефонных разговоров, в нарушении ст. 92 УИК РФ;
- библиотеки, в нарушение п.155 Правил внутреннего распорядка ИУ;
- платного ксерокопирования необходимых документов, в нарушении п. 104 Правил внутреннего распорядка ИУ;
- систематических отказах мне во встрече со священнослужителем, в нарушении п. 4 ст. 14 УИК РФ и ст. 9 Европейской Конвенции защите прав человека и основных свобод…
- систематических отказах мне в психологической помощи, в нарушение п. 6.1 ст.12 УИК РФ.
И других многочисленных нарушений Закона и издевательств. Все мои многократные заявления (в том числе и об оплате гос. пошлины 200 рублей, которую от меня многократно требовал суд) на имя начальника ИК-43, игнорировались. Большинство моих жалоб и обращений «терялось». Мне придумывали все новые и новые ПЫТКИ и издевательства (свидетелей я предоставлю ЕСПЧ). Начальник оперчасти ИК-43 майор Сумин заявил мне, что «за отказ вернуться в СУС» (на добивание) мне теперь будут оформлять все новые и новые «нарушения» - из карцера я теперь до конца срока (в 2016 г) не выйду, об условно-досрочном освобождении, свиданиях и телефонных переговорах с семьей… - я теперь могу вообще забыть».
В результате этого я был вынужден 30 июня 2009 объявить голодовку протеста, подробно изложив вынудившие меня к ней БЕЗЗАКОНИЯ в девяти пунктах моего заявления на голодовку к прокурору Кемеровской области (затем так же и к Генеральному прокурору РФ) – просил представителя прокуратуры Кемеровской области незамедлительно встретиться со мною по всем этим ФАКТАМ БЕЗЗАКОНИЙ. Однако, за 14 суток вынужденной голодовки в карцере со мною так никто и не встретился – очевидно, мои заявления, как обычно в ИК, «потерялись». Адвокат тоже перестал приходить, так как моя семья, в результате многочисленных БЕЗЗАКОНИЙ должностных лиц и других преступников, неисполнения решений судов (Приложения 18, 19…) была разорена.
Прокурор по моим жалобам (более двадцати) и жалобам родных (нанявших адвоката на свободе, несмотря на бедственное положение из-за шквала этих БЕЗЗАКОНИЙ) отменял последние пять «нарушений» (семь месяцев карцера – Приложения 20 а, 20 б, 20 в, 20 г, 20 д…). Но и на протесты прокурора этим преступникам (руководству ИК-43) было наплевать. Меня продолжали преступным путем держать в карцере и после отмены очередного взыскания прокурором. Вместо моего освобождения из карцера эти преступники в погонах, что бы доказать мне, что я у них нахожусь ВНЕ ЗАКОНА, назначили мне за мой отказ вернуться на добивание в СУС более строгое наказание: после четырех наказаний по 15 суток ШИЗО, отмененных прокурором, назначили сразу пять месяцев ПКТ. Противозаконно отбирая у меня абсолютно все самое необходимое, выдумывали все новые издевательства и ПЫТКИ…
Но и этого преступникам в погонах показалось мало. Они решили поиздеваться и над моими близкими: престарелой матерью, женой и семилетней дочкой. Им противозаконно целый год не давали трехдневное свидание со мною. В СУС, где трехдневные свидания только один раз в год, я был переведен, по сфабрикованным преступным путем «основаниям», только 05.04.2009 г., а значит 02.01.2009 г. (а с учетом 1,5-месячной задержки 1-го свидания даже раньше) нам были обязаны предоставить по Закону трехдневное свидание… Наконец, мои родные добились (как всегда, через ГУФСИН по КО и прокуратуру) постановки в график трехдневных свиданий на 02 сентября 2009 г.. Жена взяла отпуск за свой счет, ребенка отпросили со школы…
02 сентября 2009 г. сотрудники ИК-43 унизили их всеми возможными способами: крайне унизительным (омерзительным) заглядыванием в интимные места, грязными оскорблениями и угрозами в адрес сына, мужа и отца (заявили им, что я, как «жалобщик», об УДО теперь могу забыть, а через 9 лет содержания в нечеловеческих условиях заключения я никак не останусь прежним добропорядочным, интеллигентным, духовно и физически здоровым человеком, каким они меня знали…). Не говоря уже о превращении всех продуктов на три дня в отвратительное крошево и месиво… А через пять часов издевательств, когда машина была отпущена, моим родным заявили, что «начальник ИК-43 передумал давать свидание», так как я, якобы, «совершил нарушение», отказавшись вернуться на добивание в СУС. Поэтому я в карцере, где мне свидание, якобы, «не положено». При этом преступники прекрасно знали, что сфабрикованные ими, в грубейшее нарушение ст. 13 УИК РФ, «нарушения» прокуратура Кемеровской области отменяет (Приложение 20…). Затем по одиннадцатому моему заявлению об оспаривании их «отменил» и суд Заводского района г.Кемерово (Приложение 21).
Это издевательство едва не довело мою 67-летнию мать до инфаркта, привело жену и дочь к сильнейшему нервному срыву, лишило жену (лишенную таким образом моей моральной поддержки и совета) воли к сопротивлению в одиночку этому организованному преступному сообществу (ГУФСИН). Все эти чудовищные БЕЗЗАКОНИЯ привели в итоге к разрушению нашей семьи.
Только после одиннадцатого моего обращения (заявления об оспаривании действий администрации ИК-43 г. Кемерово) в Заводский районный суд г.Кемерово я добился с помощью адвоката (который, впрочем, почти не оказывал мне никакой адвокатской помощи, так как «не желал портить отношений с местными силовыми структурами» Кемеровской области, грубо нарушающим Закон) принятия дела к рассмотрению. Суд назначили на 05 ноября 2009 г.. Но 04 ноября 2009 г., за день до рассмотрения дела судом, ко мне в карцер (где я содержался в нечеловеческих условиях уже одиннадцатый месяц!) ворвались сотрудники ИК-43 и потребовали, чтобы я срочно уехал «на этап». Я естественно, отказался, показав им решение суда, согласно которому 05 ноября 2009 г. я должен быть на суде здесь, в ИК-43. Мне угрожали избиением, высказывались другие грязные угрозы… На решение суда (как и прокуратуры…), им было наплевать. Через час мне предложили «пойти к ДПНК (дежурному помощнику начальника колонии) и объяснить причину моего отказа от этапирования». Когда я вышел на улицу, меня окружили пять вооруженных дубинами и электрошокерами сотрудников ИК-43 и стали натравливать на меня озверевшую служебную собаку, подгонять дубинками, заставляя двигаться к «автозаку» (спецмашине для перевозки заключенных). Загнали в «автозак», зашвырнули половину моих вещей (половина осталась в ИК-43 безвозвратно, в том числе переданная накануне мне женой книга по обращению в Европейский Суд по правам человека, подробные дополнения к моей жалобе в ЕСПЧ от 27.12.2008 г.) и увезли в ИК-37 р.п. Яя.
До ИК-37 от ИК-43 два часа езды на север. Но меня с издевательской целью повезли в прямо противоположном направлении на юг и возили в чудовищных (после 14 суток моей голодовки – пыточных) условиях двое суток! В четырех местный отсек вагон-зека нас утрамбовывали с помощью дубин и служебных собак по 18 человек. Привезли в СИЗО-2 г. Новокузнецка. В «отстойник» (грязный вонючий подвал без окон и вентиляции) площадью около 20 м 2 нас, с помощью служебных собак и дубин утрамбовали 48 человек! Слив у туалета давно не работал – фекалии были навалены горой и издавали ужасный смрад. Когда все курящие закурили (мои просьбы поместить меня, некурящего, отдельно от курящих, систематически игнорировались во всех ИУ), от едкого, густого дыма было почти невозможно открыть глаза. Вскоре дышать стало нечем. Спички не зажигались из-за отсутствия в этой душегубки кислорода. Пожилому человеку без воздуха стало плохо с сердцем. Я (христианин) пытался спасти этого человека – два часа громко стучал кулаками в железную дверь. Когда сотрудник СИЗО-2 г. Новокузнецка все-таки подошел, я сказал ему, что здесь срочно необходим врач, так как пожилому человеку плохо, а дышать здесь нечем… Сотрудник ответил: «Хорошо!» И еще несколько часов никого не было… Незадолго до этого в СИЗО-2 при этих пытках умер человек. Даже в таблетке от сильнейшей головной боли мне было незаконно отказано. Эта пытка и продолжалась более полусуток (Ф.И.О. и показания многих свидетелей я предоставлю Европейскому Суду…), после чего нас с такими же издевательствами повезли обратно. То есть СИЗО-2 г. Новокузнецка меня, с подорванным (четырнадцатью сутками голодовки и десятью месяцами противозаконного содержания в нечеловеческих условиях карцера) здоровьем, возили специально для этой пытки.
Таким образом было грубо нарушено мое право на личное участие в суде, на защиту, на вызов и допрос свидетелей… в суде, в нарушение ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека. Систематическое нарушение ст. 92 и ст. 89 УИК РФ (см. выше) препятствовало мне в организации моей защиты. Свиданий с семьей, меня противозаконно лишали по 2,5 (!) года, несмотря на: десятки моих заявлений при свидетелях, обращения меня и мох родных в вышестоящие органы ГУФСИН и прокуратуры всех уровней, мои многократные обращения в суды (Приложения 21, 22, 24, 25, 26, 27, 30…). Суды, в грубейшее нарушение ч.2 и ч.3 ст.123 … Конституции РФ, Определения Конституционного суда РФ № 488-0 от 14 октября 2003 г. и ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, систематически отказывают (см. ниже) мне: в моем личном участии в суде (в том числе для ходатайства о вызове и опроса с моим участием необходимых, в зависимости от ЛЖИ сотрудников ГУФСИН, свидетелей) и участии моих защитников или игнорируют мои ходатайства. Администрация ИУ, в нарушение ст. 185 ГК РФ, отказывалась заверить мою доверенность на представителя (защитника) моих интересов в суде. В нарушение ст. 92 и ст. 89 УИК РФ, мне не давали созвониться (связаться) ни с представителем (защитником), ни с родными – из-за чего ни в одном из более, чем десяти судебных процессов (см. ниже) мой представитель (защитник) так и не смог участвовать.
Администрация ИК систематически «теряла» самые важные мои документы, отправляемые мною при свидетелях. Так же, как и обращения других свидетелей (показания более пятидесяти свидетелей и пострадавших от этих ТОТАЛЬНЫХ БЕЗЗАКОНИЙ я предоставлю Европейскому Суду по правам человека при дальнейшей переписке). Еще чаще мои ходатайства, апелляционные, кассационные жалобы, дополнения… и решения (ответы) судебных… инстанций и другое – задерживались на один-два и более месяцев (в последнее время – более полугода!), чтобы установленные Законом сроки обжалования (подачи ходатайств, дополнений…) оказались «пропущенными». Таким образом, я СИСТЕМАТИЧЕСКИ лишаюсь доступа к Правосудию, в грубое нарушение ст. 6 и ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Судьи, к которым попадали мои многочисленные (всего более 40!), часто отправленные при свидетелях, заявления об оспаривании действий администрации ИК…, шли на любые БЕЗЗАКОНИЯ, лишь бы не нарушить основополагающий «золотой» принцип своей «работы»: «Прокуратура и ГУФСИН по КО ВСЕГДА правы, даже если по Закону они совсем не правы»… Так 01.02.2010 г., при вышеуказанных грубых нарушениях Закона, на «основе» одной лишь ЯВНОЙ ЛЖИ преступивших Закон и человеческую Совесть сотрудников ГУФСИН, без всякой возможности мне узнать и оспорить в судебном заседании (вызвать необходимых свидетелей, изобличить сотрудников во ЛЖИ…), было вынесено решение Заводского районного суда г. Кемерово (Приложение 21 в) об «отмене» всего лишь пяти из сфабрикованных на меня «нарушений» (семь месяцев карцера), ранее уже отмененных прокуратурой (Приложение 20). Три сфабрикованных «нарушения» суд при этом признал «законными». А большую часть исковых требований вообще «забыли» рассмотреть!...
По моей кассационной жалобе Кемеровский областной суд 04 августа 2010 г. отменил это противозаконное решение суда (ПРИЛОЖЕНИЕ 21 г) в части нерассмотренных исковых требований. Но и при повторном «рассмотрении» этого дела, вновь без моего и защитника (с которым, в нарушении ст. 92 УИК РФ мне не давали связаться) участия, на которых я очень настаивал (Приложение 21 ж), с теми же вышеуказанными нарушениями Закона, вновь было вынесено противозаконное решение суда (ПРИЛОЖЕНИЕ 21 е). Мое дополнение к исковым требованиям в суд со списком свидетелей (ПРИЛОЖЕНИЕ 21 д) опять «потерялось» (это я понял, когда с большим, как всегда, опозданием получил это решение суда). Как я потом узнал, многих моих свидетелей вывезли за пределы Кемеровской области. Все это грубо нарушило нормы ст. 6 и ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Мне все это время создавали невыносимые условия содержания, если я продолжал добиваться Законности (в частности, отмены сфабрикованных на меня «нарушений»...). Убеждали в ИК-37 «угомониться по-хорошему (т.е. не добиваться Законности), пока живой…». Обещали мне условно-досрочное освобождение, если «угомонюсь по-хорошему», дали мне работу программиста и флюрографа в мед. части ИК (всего, за время заключения я обращался с письменными заявлениями о трудоустройстве 21 раз). Позднее, в ИК-41, правда, предложили мне «подписать договор с опер. Частью ИК» (стать «стукачем»). А так как я, в силу своих морально – нравственных принципов, не мог стать «стукачем» (а это предложение является для меня оскорблением) – меня выгнали с работы…
На протяжении всего незаслуженного срока наказания я прилагал очень большие усилия, что бы получить работу в соответствии (хотя бы отдаленном (в библиотеке, в школе, в училище, в мед. части…) с моим высшим гуманитарным образованием. Юрфак КемГУ я окончил с отличием, ранее поступал на истфак МГУ им М.В. Ломоносова…. Я всеми возможными способами зарабатывал поощрения, доказывал, что, несмотря на незаконное осуждение (см. РАЗДЕЛ I), я остался добропорядочным, интеллигентным человеком… Но сотрудники ГУФСИН, нарушая «офицерское» слово, систематически обманывали меня с поощрениями, имеющими решающее значение для условно-досрочного освобождения. Не уже о значении поощрительных свиданий для сохранения моей семьи, которая, в результате: незаконных лишений меня (по 2,5 года!) трехдневных свиданий и телефонных переговоров (в нарушение ст. 92 УИК РФ), фабрикования на меня не существующих «нарушений» (что вело к лишению меня УДО)… и других БЕЗЗАКОНИЙ – была разрушена, что нанесло мне колоссальный моральный вред и вред здоровью.
От честных разговоров со мною о работе, о поощрениях, о приближающемся условно–досрочном освобождении… - администрация старалась всеми способами уклониться. Ко мне подсылали, правда, председателя СДП ИК-41 – наркомана, о «чести» и «совести» которого можно лишь пожалеть - Усова Саню, постоянно обитавшего в «высоких кабинетах» ИК-41. Он мне доходчиво объяснил, что, если я хочу добиться снятия «нарушений», поощрительных свиданий с семьей… и условно-досрочного освобождения – не нужно «надоедать» администрации ИК с моими систематическими (21-м) заявлениями о трудоустройстве, предлагать проведения (моими знаниями и способностями) культурно - массовых мероприятий в ИК (как это установлено ст. 109-111 УИК РФ, и я предлагал это администрации ИК постоянно!), предлагать мои стихи и поэмы к участию во всероссийских творческих и поэтических конкурсах ГУИН РФ, привозить в ИК учебники, книги, спортинвентарь, стройматериалы…, добросовестно учиться, не допускать, в действительности, никаких нарушений… А нужно жить не по Закону, который тут никому не нужен, а «по понятиям». То есть дать взятку, «кому надо» с его, Сани Усова, помощью – только тогда и поощрительные свидания пойдут и в характеристиках от администрации ИК я стану, как он (закоренелый уголовник - наркоман) «хорошим» и «исправившимся», пойду на УДО… Но я – честный, добропорядочный, интеллигентный человек (Приложения 6 а, 6 б, 6 в, 6 г, 6 д, 6 е, 6 ж, 6 и, 6 к…) никогда в своей жизни взяток не давал и не брал. Не говоря уже о СИСТЕМАТИЧЕСКИХ обманах сотрудниками ГУФСИН меня (более 20 раз) и других заключенных. Поэтому я отказался от его предложения – о чем меня потом администрация ИК заставляла пожалеть…
В частности, всеми этими БЕЗЗАКОНИЯМИ я был лишен права защищать свои интересы в судебном процессе по лишению меня квартиры Банком, где был оформлен ипотечный кредит. Из-за полного лишения меня права на телефонные переговоры (ст. 92 УИК РФ),… т. е. получение необходимой информации, я был лишен, в частности, возможности узнать цену своей квартиры на сегодняшний день. В результате, при моем долге перед Банком в 1 104 227,65 рублей, я потерял квартиру (Приложение № 22 л), стоимостью 2 180 000 рублей (Приложение № 22 м). Моя кассационная жалоба на данное решение суда была возвращена мне из Кемеровского обл. суда под предлогом необходимости уплатить гос. пошлину или представить доказательства отсутствия средств. Но администрация ИК, как всегда, проигнорировала все 10 моих заявлений (поданные при свидетелях) на оплату гос. пошлины с моего лицевого счета... Это причинило мне ущерб еще более 1 000 000 рублей.
21 сентября 2011 г. в ИК-41 г. Юрги устроили так называемую «инвентаризацию» - десятки сотрудников (в том числе с других ИК) занялись массовым (то есть целыми грузовиками!) ограблением заключенных. Мелким грабежом сотрудника ИК занимаются ежедневно. Хватали наши вещи, официально пропущенные ранее в ИК сотрудниками ИК, и швыряли их в приехавшие грузовики со словами: «Теперь это не положено!» Я при многих свидетелях (показания более пятидесяти потерпевших – свидетелей я предоставлю Европейскому Суду по защите прав человека при дальнейшей переписке) обратился к этим сотрудникам ИК за разъяснениями по поводу происходящего грабежа. Сотрудники ИК-41 г. Юрги ответили нам, что это, якобы, «не грабеж, а инвентаризация». При этом дали нам слово офицера, что «все, кто сложит свои отобранные сотрудниками вещи в свой пакет с бумагой-описью отобранных вещей и Ф.И.О., получит вскоре квитанции о сдаче своих вещей на склад хранения ИК-41», как это установлено Законом. Что мы и сделали.
Но вместо ожидаемых квитанций, 26 сентября 2011 г. это ограбление повторилось под названием «повторная инвентаризация». Причем грабителям (сотрудникам ГУФСИН) был дан приказ: «Работу не останавливать, пока вещами награбленными из нашего отряда не наполнят второй грузовик». Снова дали нам слово офицера, что «вскоре мы получим квитанции о сдаче на склад хранения ИК-41 и этих вещей». Отбирали даже теплые вещи, на которые имелось разрешение начальника мед. части ИК-41 в связи с хроническими заболеваниями (у меня туберкулез легких, шейный остеохондроз, хронический тонзиллит…). У меня, например, награбили: зимнюю обувь, черный свитер, шарф, перчатки, нижнее теплое белье, спортивную форму, синтепоновое одеяло и подушку, все постельное белье, волейбольный мяч, набор для настольного тенниса, кружку из нержавейки… и многие другие вещи, не подпадающие под «Перечень вещей и предметов…, которые запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах…» (Приложение № 1 к Правилам внутреннего распорядка ИУ). Отбирали, чтобы наполнить второй грузовик, даже казенные вещи (рассчитанные на tо не ниже-10 Со, а нас выгоняли на стояние на бессмысленное стояние на морозе и при ниже-35 Со!), подшитые утепленным подкладом. Стало ясно, что зимой администрация ИК организуют нам ПЫТКИ холодом, запрещенные ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что происходило (до и после этого) многократно!
Ожидали обещанных «словом офицера» квитанций. Но 28 сентября 2011 г. это ограбление повторилось в третий раз под названием: «Третья инвентаризация» ! Тот же приказ сотрудникам: «Работу не останавливать, пока вещами из нашего отряда не наполнят третий грузовик». Но так как грабить уже было абсолютно нечего (все официально разрешенные в ИК вещи были у нас награблены еще во второе ограбление), сотрудники стали бесчинствовать: швырять в третий грузовик книги, оборудование комнаты для приема пищи (в том числе электроплиту…), сдирать с окон гардины (все это было куплено нами и привезено в ИК с разрешения администрации ИК), казенные одеяла, сшитые вдвойне (за которые мною было официально уплачено из получаемой мною в ИК зарплаты флюрографа…). Так как всем эти грузовик с верхом наполнить не удалось, у некоторых заключенных зашвырнули в грузовик сумки с только что полученными передачами (продукты питания…). В некоторых отрядах эти грабители в погонах избивали заключенных (то есть совершали разбой)…
После этого мы узнали, что все наши вещи (более пятнадцати грузовиков вывезенных из ИК-41), вопреки «слову офицера», были вывалены на территории колонии-поселения и разворованы, а «ненужное» вывезено затем на свалку. Во время последней (третьей) вакханалии грабившие сотрудники ГУФСИН, в частности, растоптали Коран (священную книгу мусульман). Более пятидесяти человек были вынуждены начать голодовку протеста с требованием прибытия в ИК-41 г. Юрги представителя Генеральной прокуратуры из г. Новосибирска, так как от местной «прокуратуры» Кемеровской области никогда никакой Законности добиться невозможно – только встречный вопрос «прокурора»: «Закон тебе?! А ты, когда преступление совершал, о законе думал?!». Вот и вся «прокурорская проверка». К коллективной голодовке присоединялись все новые и новые заключенные. Многие заключенные по этим ФАКТАМ должностных преступлений стали отправлять обращения в Генеральную прокуратуру РФ, в Следственный Комитет РФ, Президенту РФ…, во многие всероссийские правоохранительные и правозащитные структуры. Обращались ко мне за юридической помощью.. Т. к. официально отправляемые из ИК обращения сплошь «терялись», их выносили идущие на свидания и освобождающихся в носках, трусах… За вынесенные таким путем и даже за переданные через защитников (во встрече с которыми администрация ИК также всячески препятствует, категорически не дает встречаться без разделительного стекла и телефона, передавать документы…) обращения администрация ИК фабрикует «нарушения», в грубое нарушение ст. 33 Конституции РФ…, как за «нарушение режима» ! Даже за попытки официально, через почтовый ящик ИК, отправить жалобы сотни человек (меня, Буданцева Сергея Сергеевича, ………..) сажают в карцер, противозаконно лишают УДО…
01 октября 2011 г. в ИК-41 были введены войска (спецназ) и началось массовое избиение заключенных. Были избиты без какой либо вины и без каких либо объяснений более 1000 (тысячи) человек, в подавляющем большинстве не имевших никакого отношения даже к голодовке и написанию жалоб. Чтобы прекратить эту ничем по Закону не обоснованную бойню, многие заключенные (более 40 человек!) были вынуждены вскрыть себе вены. Весь плац ИК-41 был залит кровью… На следующий день спецназ сменил тактику: стали вызывать по одному (по «оперативной информации» полученной от СДП ИК-41 и от «красных») заключенных в дежурную часть ИК-41 и там избивать… Позднее сотрудники ИК-41 объяснили нам, что «спецназ таким образом проводит тренировки». Многие заключенные стали обращаться: в Генеральную прокуратуру РФ, в Следственный Комитет РФ, Президенту РФ…, во многие всероссийские правоохранительные и правозащитные структуры с жалобами и заявлениями о должностных преступлениях в ИК-41 г. Юрги. Через почтовый ящик жалобы и обращения никуда не уходили, «терялись». Подавшие их заключенные подвергались жестоким репрессиям… 19 человек были вывезены из ИК-41. На остальных заключенных администрация ИК-41 натравляла специально сколоченные администрацией банды «членов СДП ИК-41» и своих «блатных».
Так же нам (в том числе и мне) в ИК-41 г. Юрги устроили и многолетние ПЫТКИ зубной болью. Стоматологической помощи никому не оказывалось. Хотя «нужный» руководству ИК господин регулярно присваивал себе зарплату за стоматолога. Он занимался лишь исключительно выдиранием зубов. Объяснял это «отсутствием необходимых препаратов». Тогда ряд осужденных (в том числе и я) приобрели за свой счет и привезли ему необходимые препараты, но немножко поработать по оплаченной ему специальности этот господин все равно не пожелал. Пытка меня зубной болью продолжалась более двух лет! Моим родственникам по ФАКТУ этой ПЫТКИ пришлось (при огромной загруженности на работе…) обращаться и на «Горячую линию» ГУИН Российской Федерации и в другие федеральные структуры РФ… Начальник ИК-41 г. Юрги Кочетков В.Н. по этому поводу вызвал меня к себе и пообещал, что «скоро в ИК-41 начнет работу стоматолог». Но своего слова офицера также не сдержал – вскоре ушел на пенсию.
В результате длительного отказа в стоматологической помощи возникло страшное гнойное воспаление десны: дикая боль, tо несколько дней держалась под 40 С… Я практически не спал, «питался», в основном, «Анальгином». Нормальные обезболивающие средства, переданные мне родными, сотрудники ИК, как всегда, украли на «шмоне». Мед. часть ИК даже не дала мне освобождения от часовых проверок на морозе-35 Со без соответствующей теплой одежды. Из-за этой систематической (на протяжении семи лет!) ПЫТКИ холодом меня часто мучил шейный остеохондроз и простудные заболевания… В мед. части ИК не давали даже «Нафтизина» от насморка… Правда, в связи с этими заболеваниями, начальники мед. части ИК иногда выдавали мне справку о необходимости, при моих заболеваниях, теплой одежды (Приложение 22 а). На основании этой справки мои родные многократно официально передавали мне в ИК теплую (черную) одежду. Но затем у меня эту одежду сотрудники ИК всегда (многократно) похищали путем краж, грабежей, разбоя – на так называемых «шмонах», без выдачи установленной Законом квитанции. По возможности похищали и саму справку от начальника мед. части ИК, заявляя при этом (при свидетелях): «У нас приказ нового начальника колонии…». Все эти грубейшие нарушения ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод… подтвердят Европейскому Суду по правам человека более пятидесяти человек, прошедших такие же, как и я ПЫТКИ и издевательства.
Вышеуказанные должностные преступления, ПЫТКИ и издевательства… вынудили меня обратиться 07 декабря 2011 г. при свидетелях с заявлением об оспаривании действий (решений) администрации ИК-41 в Юргинский городской суд (Приложение 22). В частности, пытаясь, после разрушения моей семьи вышеуказанными БЕЗЗАКОНИЯМИ, сохранить минимум общения хотя бы с моей дочерью Даниэлой, я просил суд восстановить мои законные права на свидания: 02 января 2009 г. и 02 сентября 2009 г. – которых преступным путем лишила меня и мою семью администрация ИК-43 г. Кемерово (см. выше, Приложения 17, 20, 21). Лишь позднее я узнал причину этих и последующих должностных преступлений. Согласно нормативам, установленным МинЮстом РФ, количество комнат длительных свиданий на 1380 заключенных ИК – 41 должно составлять 14. На деле же их только 9. Такая же ситуация и в других ИК (№ 43, № 44…), где меня содержали. Для «решения» этой проблемы (как и остальных проблем заключенных), администрация всех этих ИК широко практикует совершение должностных преступлений в отношении неугодных (то есть обратившимися за своими законными правами) заключенных. На них (в том числе и на меня) преступным путем, по давно отработанным схемам, фабрикуют несуществующие в действительности «нарушения». И отправляют в «строгие условия содержания» (отряд СУС), где длительные свидания уже не раз в четыре месяца, а раз в год, да и тех преступным путем лишают! В СУСе на «жалобщиков» умело натравливают самых закоренелых («отмороженных») уголовников (см., в частности, выше)…
Со дня отправки заявления в суд на меня началась дикая травля – попытки придраться к любому, часто искусственно созданному поводу, чтобы сфабриковать «нарушения» и посадить в карцер. На меня фабриковали «нарушения»: за игру в шахматы в установленном самой же администрацией ИК «месте для игры в шахматы» (Приложение 22), за посещение библиотеки и церкви…», за, якобы, «непосещение столовой во время организованной администрацией ПЫТКИ зубной болью (хотя я при свидетелях всегда отмечался в столовой, несмотря на эту ПЫТКУ)… Через два месяца этой травли мои родственники, на основании моего письма, переданного им через идущих на свидание, обратились в Юргинский городской суд с вопросом: «Когда же, наконец, суд рассмотрит мое заявление от 07 декабря 2011 г. (исходящий № 3108 я так же добился при свидетелях) по существу?». Им ответили в суде: «Никакого заявления об оспаривании от Галле Ю.Н. не поступало!». Родственники были вынуждены по ФАКТУ этих должностных преступлений обратиться в прокуратуру Кемеровской области…
Тогда 06 февраля 2012 г. меня вызвали в дежурную часть ИК-41, якобы, на «шмон». Когда я пришел на этот «шмон», то спросил сотрудников ИК-41: «Работает ли эта видеокамера, установленная под потолком?». Мне ответили: «Работает». Во время «шмона» второй сотрудник попытался отвлекать меня вопросами о теплом подкладе моей казенной формы и тому подобное. Отвечая ему я искоса наблюдал за первым сотрудником. А первый сотрудник, делавший вид, что обыскивает мою одежду, полез в свой правый карман и вытащил SIM - карту МТС у меня на глазах при включенной видеокамере. Я возмущенно спросил его: «Что он делает?». Поняв, что попался на месте должностного преступления, он покраснел и солгал, что, якобы, «нашел эту SIM-карту МТС у меня в форме». Я спросил у этого преступника фамилию и звание. Он ответил: «Лейтенант Мазуркин». По ФАКТУ данного должностного преступления я сразу же подал четыре заявления о преступлениях (Приложение 23) :
1. Генеральному прокурору РФ,
2. В Генеральную прокуратуру по Сибирскому Федеральному округу (г.Новосибирск)
3. Прокурору Кемеровской области
4. В Юргинскую межрайонную прокуратуру
– через осужденных, идущих на свидания (иначе бы они все заявления, как всегда, «потерялись» бы). Просил провести полноценное расследование данного должностного преступления: очную ставку с Мазуркиным А.С., проверку его и меня на детекторе лжи, снять отпечатки пальцев и следы ДНК с той SIM – карты МТС, проверить входящие и исходящие звонки (я много лет не могу поговорить ни с кем из своих родных, близких… - из-за чего моя семья разрушена, даже с защитником, в грубейшее нарушение ст. 92 УИК РФ), принадлежность подброшенной мне Мазуркиным А.С. SIM – карты МТС… Кроме того и в 16-ти заявлениях о преступлениях и в моей объяснительной на имя начальника ИК-41 Алексахина И.В., которая сохранена в моем личном деле (том 4, л.д 108 /оборот) я настойчиво просил, на основании ч.3 ст.145 УПК РФ, сохранить следы данного должностного преступления – видеозапись моего обыска 06 февраля 2012 г..
15 февраля 2012 г. меня наказали за это должностное преступление Мазуркина А.С. 3-жды:
1. 15 суток ШИЗО
2. 1 год содержания в СУСе (в строгих условиях содержания)
3. объявили меня «злостным нарушителем».
При этом я узнал, что на меня, оказывается, эти преступники в погонах заранее выдумали и сфабриковали преступным путем еще 3 несуществующих «нарушения». Якобы, я «не был в столовой» ! Хотя десятки заключенных (их показания я предоставлю ЕСПЧ) подтвердят, что несмотря на ПЫТКИ зубной болью (систематическим отказом в стоматологической помощи) я всегда приходил на отметку в столовую.
В карцерах меня заставили раздеться до трусов, выдали только малую по росту рваную, заношенную «форму ШИЗО» на голое тело и втолкнули в ледяной карцер с разбитым окошком и температурой около 0 о Со. Я сразу сильно простыл, обострился шейных остеохондроз… Но во время этой ПЫТКИ холодом в ШИЗО в какой-либо медицинской помощи мне отказывали, хотя по Закону в таком состоянии здоровья и при моих хронических заболеваниях я вообще не должен был содержаться в карцере… Каждое утро меня с матрацем в руках пинали по ногам, пока я не вставал почти на шпагат. Врач в ШИЗО, несмотря на просьбы меня и др. неугодных заключенных, вообще не появлялся. Придумывали и другие издевательства. Аналогичным пыткам и издевательствам подвергались и многие другие заключенные, оказавшиеся «неугодными» администрации ИК, например, подавшие, как я заявление о должностных преступлениях или жалобы. Их показания я предоставлю Европейскому Суду по правам человека.
Позднее я узнал, что еще 27 января 2012 г. (ознакомлен я только 22 февраля) было внесено постановление судьи Лазаревой О.Н. Кемеровского обл. суда о том, что меня необходимо этапировать в начале февраля 2012 г. в СИЗО – 4 для моего участия 16 февраля 2012 г. в рассмотрении моей кассационной жалобы (см. том 4, л.д. 77 моего личного дела). Но администрация ИК-41 решила, что совершение вышеуказанных должностных преступления и организация ПЫТОК меня важнее, а на постановления Кемеровского областного суда ей наплевать. И отказала Кемеровскому обл. суду в своевременном этапировании меня на суд…
Назначив мне 15 суток ШИЗО (карцера) меня в итоге преступным путем продержали в карцере – одиночке 5 месяцев, выдумывая все новые издевательства и ПЫТКИ (пока не этапировали в ИК-44 г. Белово). Всего меня, не совершившего за все время отбывания не заслуженного (см. Раздел I ) наказания ни одного «нарушения», продержали преступным путем в карцерах-одиночках более 2-х лет, чтобы лишить меня всякой возможности связаться с защитниками и родными! Здесь мне систематически отказывали и в медицинской помощи. В частности при тяжелых (вследствие тяжелой черепно-мозговой травмы - Приложение 1) головных болях систематически отбирали (т. ч. при свидетелях, чьи показания я предоставлю ЕСПЧ) официально передаваемые мне родными обезболивающие и другие лекарства и витамины. Например, в ночь с 15-го на 16-е апреля 2012 г; при свидетелях, приехавших со мною из СИЗО – 4, дежурная смена Иваницкого А.Е. отобрала у меня с издевательской целью «Пенталгин», «Кетанов», витамины «Компливит» и даже сахарозаменитель, приобретенный мною накануне в магазине ИК-41. Как всегда, сотрудники ИК отказали мне и другим ограбленным в выдаче квитанций на награбленные вещи. Таким образом, мне СИСТЕМАТИЧЕСКИ организовывались ПЫТКИ и головной болью, запрещенные ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
Все мои личные вещи (три сумки), кроме ложки, кружки, полотенца, мыла, туалетной бумаги взятых с собою на 15 суток в карцер мне не дали забрать из отряда. Администрация ИК, как всегда противозаконно игнорировала все мои (как и других неугодных заключенных) заявления:
1. о возврате всех моих личных вещей (в т.ч. писчей бумаги, канцелярских принадлежностей для написания данной Жалобы в Европейский Суд по правам человека…) из отряда и после истечения 15 суток ШИЗО.
2. об оплате гос. пошлины 200 рублей, которые от меня требовал Юргинский городской суд, который на «основании» этого БЕЗЗАКОНИЯ администрации ИК многократно отказывал мне в приеме моих заявлений об оспаривании… (Приложение 22) к рассмотрению по существу (Приложение 22 б, 22 в…). Несмотря на то что во ВСЕХ моих многочисленных заявлениях об оспаривании, и в кассационных … жалобах я указывал на эти БЕЗЗАКОНИЯ администрации ИК, просил суд, на основании этого освободить меня от оплаты гос. пошлины или отсрочить ее оплату, признать незаконным игнорирование администрацией ИК моих многократных (25 раз, т. ч. при свидетелях показания которых я предоставлю ЕСПЧ) заявлений об оплате гос. пошлины и т. п… таким образом, грубо нарушены ст.6 и ст.13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
3. о телефонных переговорах с защитником и родными в нарушение ст.92 УИК РФ …
4. о возможности помыться (в «душе», один раз в неделю, теплая вода еле сочилась), и постираться (тазика и гигиенических наборов, мыла … не давали взять из моих сумок). Это издевательство привело меня и других свидетелей (предоставлю ЕСПЧ) к кожным заболеваниям…
5. о возможности отовариться в магазине ИК. В грубое нарушение ч.3 ст.88… УИК РФ, отоваривали не более, чем на 500 рублей на каждый месяц. Цены при этом в магазине ИК были 2-ные и практически ничего из необходимого в продаже не было. Нам как и в других ИК, продавали то, что на свободе выкидывают на помойку - откуда очевидно и были «организованны поставки»: «паштет» из соевого заменителя, сигареты «Север» из опилок, чай «Алладдин», похоже, из тех же опилок, сахарозаменитель – ярко выраженные ядохимикаты… Тетрадей (бумаги), конвертов и стержней (для ручек) мне никогда не продавали по «стратегическим соображениям»… На эти 500 рублей приносили с издевательской целью, то, чего я в моих заявлениях на отоварку никогда не просил! Например, вышеуказанный «чай» «Алладдин» - при этом издевательски не отдавая мне в карцер моего кипятильника и кружки из нержавейки, похищенной сотрудниками ИК-41 на очередном «шмоне»…
6. о библиотеки, в нарушение п.155… Правил внутреннего распорядка ИУ.
7. о встрече со священнослужителем, в нарушение п.2.1 ст.118 УИК РФ и ст.9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
8. о платном ксерокопировании документов, в нарушение п.104 Правил внутреннего распорядка ИУ…
9. о возврате моих обезбаливающих и эффективной медицинской помощи…
Все это превращало более 2-х лет противозаконного содержания меня в нечеловеческих условиях карцеров в сплошные издевательства и ПЫТКИ, запрещенные ст.3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
Сотрудники ИК утверждали (были убеждены), что никакой разницы между карцером и «безопасным местом» (где меня незаконно держали) нет, кроме таблички на дверях. Систематически лишали меня прогулок и обеда, несмотря на мои громкие стуки в дверь… Придумывали различные ПЫТКИ и издевательства. Например отобрав на «шмонах» обезбаливающие и беруши, ежедневно по много часов включали из динамика над дверью на полную оглушительную мощность марш «прощание славянки», усугбляя ПЫТКИ головной болью, пытаясь лишить меня рассудка… «Развлекались» неожиданным оглушительным стуком в дверь… 2-е суток с 14-го по 16-е марта 2012 г. лишали меня сна, путем невыдачи в ледяном карцере постельных принадлежностей (матраца, одеяла…) и не отстегивания от стены лежака. Смена Александра Валентиновича (фамилию этот изверг назвать отказался…) заставила меня вся ночь стучать в железную дверь, лишив нормального сна заодно и всех заключенных всех соседних карцеров (их показания обо всех этих издевательствах, ПЫТКАХ и БЕЗЗАКОНИЯХ я предоставлю ЕСПЧ), требуя постельных принадлежностей… Эти пытки и издевательства совершались в расчете на то, что я буду не в состоянии обжаловать противозаконные отписочки Юргинского городского суда (которые я получал, как всегда, с многонедельной задержкой…) с отказами в приеме к рассмотрению моих заявлений об оспаривании (Приложение 22…) :
1. От 07 декабря 2011 г. («потерялась», хотя отправлена при 4-х свидетелях)
2. От 29 февраля 2012 г. (из СИЗО-4 отправлена)
3. От 11 июня 2012 г. (отправлена из СИЗО-4)…
- на «основании» не уплаты администрацией ИК гос. пошлины 200 рублей с моего лицевого счета по моим многочисленным (всего 25!) заявлениям: однако, несмотря на все эти ПЫТКИ и издевательства, я ВСЕГДА в день получения мною противозаконных отписок (в т.ч. 16-го марта 2012 года) обжаловал их в Кемеровский областной суд… Но из ИК-41 г.Юрги (как и из других ИК, где меня содержали) мои жалобы, обращения: систематически «терялись»…
Местный «прокурор» Столяров О.П. появился только через 2,5 месяца после отправления (через освобождающихся заключенных) первых четырех моих заявлений о должностных преступлениях в ИК-41 (Приложение 23). В разговоре с ним выяснилось, что «прокурор» о словосочетании «права заключенных» слышит впервые, с УИК РФ совершенно незнаком… Свою «работу» все 5 «прокуроров по надзору за соблюдением Законов в ИУ», с которыми я встречался, видят лишь в том, что бы:
1. Нахамить заключенному, вроде: «Закон тебе?! А ты когда преступление совершал, о Законе думал?»
2. Угоститься от администрации ИУ коньячком с закуской…
3. Шлепнуть из компьютера готовую отписку: «По жалобе (хотя никакой «жалобы» не подавал, а отправлял 16 заявления по ФАКТАМ должностных преступлений) осужденного… никаких нарушений закона не установлено». Доходит до того, что это прокуроры ленятся даже отчество и год рождения в компьютерные заготовки поменять (в т.ч. в отписочках мне) - меняют в заготовке лишь фамилию и имя.
4. Получать зарплату за прокурора.
Например, когда я показал «прокурору» Столярову ст.92 УИК РФ («Телефонные переговоры осужденных» - которая грубо нарушается во всех, без исключения, ИК и СИЗО, где меня содержат), этот «прокурор» заявил, что у меня «устаревший УИК РФ»… Чуть позже, когда Столяров доставал из своего кейса лист бумаги, я заметил в кейсе УИК РФ и предложил «прокурору» раскрыть ст.92 (и др.) УИК РФ. Столяров разозлился и закончил ломать комедию (изображая из себя прокурора) – меня вернули в карцер и продолжали ПЫТКИ и издевательства, др. БЕЗЗАКОНИЯ…
Позднее я узнал, что когда к этому «прокурору» вызвали 2-х из сотен заключенных, отправивших заявления о преступлениях в ИК-41 (массовое избиение, массовое ограбление заключенных, выдумывание и фабрикование несуществующих «нарушений», ПЫТКИ - более 1000 потерпевших и свидетелей!) – их предварительно, как и большинство других отправивших заявления, запугали, что «опустят» (растопчут их мужское достоинство), если не откажутся от своих заявлений. Тогда эти 2-е заключенных (Ф.И.О и, по возможности, их показания я предоставлю ЕСПЧ) были вынуждены взять с собой бритвочки. И когда «прокурор» Столяров отказал им, как и всем заключенным в мерах прокурорского реагирования, вскрыли себе вены прямо перед Столяровым. Требовали встречи с настоящим прокурором (соблюдающим Законы РФ), этапирования в другую ИК, расследования должностных преступлений… Я был вынужден многократно подавать и жалобы на бездействие этого «прокурора» по многочисленным заявлениям о ФАКТАХ преступлений: Генеральному и прокурору РФ, Президенту РФ, в Следственный Комитет РФ, Губернатору КО в правозащитные организации, но мои жалобы попросту перестали уходить из ИК…
Мне сменили начальника отряда. Новый - Даниэлян Г.А. попросту отказался брать какую либо почту от меня (почтового ящика в карцерах нет) – подробнее в Приложениях 23. Т.е. я (как и все наиболее упорные податели жалоб и заявлений о преступлениях) был полностью лишен права на отправку корреспонденции (свидетелей предоставлю ЕСПЧ)
Только через 5 месяцев противозаконного (без всяких «нарушений», даже выдуманных!) содержания в нечеловеческих условиях карцера, ПЫТКАХ головной и зубной болью…, в июле 2012 г. я был перевезен из ИК-41 (где мои отобранные вещи мне так и не отдали) в ИК-44 г. Белово. С этого момента я пользовался любой возможностью для отправки 16-ти (! ) заявлений о преступлениях в ИК-41 г. Юрги (Приложение 23…) через осужденных идущих на освобождение, на длительные свидания… Но, в грубейшее нарушение ч.5 ст.10 ФЗ «О прокуратуре РФ», все они были перенаправлены из Генеральной прокуратуры РФ… тому на кого (в частности) я жаловался – местному «прокурору», «крышующему» любые БЕЗЗАКОНИЯ…
Только когда я снова обратился в 5 выше указанных инстанций на этот ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ (т.е. 12-е, 13-е, 14-е, 15-е и 16-е заявления о преступлении только от меня, а ведь обращались многие десятки и других заключённых ИК-41!), я получил ответ (Приложение 23 а), что Генеральная прокуратура РФ «взяла под контроль» мое обращение, переправив его опять в прокуратуру Кемеровской области. Мои заявления опять оказались у местного «прокурора», на которого, в частности, я жаловался! «Прокурор», как всегда, шлепнул мне очередную отписочку («в ответ на жалобу», хотя никакой «жалобы» я не подавал, а подавал 16 (!) заявлений о Преступлениях!) – якобы, «никаких нарушений не установлено». Хотя некоторые видеокадры (в т. ч. вывоз грузовиков с награбленными у нас вещами, плац ИК-41, залитый кровью…) были сняты заключенными ИК-41 г.Юрги на видео и опубликованы на правозащитных сайтах и в YouTube !...
От Следственного комитета РФ (куда мы тоже обращались) вообще нет ответов. Я «в темную» (т.е. без обжалуемого отказа на руках) подал жалобу в Юргинских гор. суд, на невозбуждение данных уголовных дел. Прокурор в суде отменил противозаконный и необоснованный отказ в возбуждении данного уголовного дела (Приложение 23 б)… Но в итоге уголовное дело по этим ФАКТАМ (Приложение 23) все равно незаконно и необоснованно не возбуждается и не расследуется. Многочисленные свидетели развезены по другим регионом, подвергаются запугиванию, давлению…
На протяжении всего срока заключения грубейшим образом нарушаются:
ст.89 УИК РФ - мне 2,5 года не дают длительных свиданий!
Ст. 92 УИК РФ (телефонные переговоры осужденных), выдумываются «нарушения»… Я очень сильно нуждаюсь в помощи адвоката, для преодоления всех этих БЕЗЗАКОНИЙ и обращения в Европейский Суд по правам человека. Деньги у меня на лицевом счету и у родных были. Поэтому я многократно (28 раз!) стал обращаться во все известные коллегии адвокатов с просьбой заключить со мною соглашение об оказании адвокатской помощи, при этом гарантировал высокую оплату. Но в 26-ти случаях не было никакого ответа (в том числе из Адвокатской Палаты Кемеровской области), лишь в 2 х случаях пришли ответы, что кто-то из моих родных (у которых, после разрушения моей семьи, давно нет ни времени, ни веры в российскую правовую Систему) должен прийти в коллегию адвокатов и заключить соглашение.
Мои письма из ИК тоже не уходили, «терялись». Когда же я через полгода сумел передать письмо друзьям, пришел 1 «адвокат», но… оказывать адвокатскую помощь против этих БЕЗЗАКОНИЙ (прокуратуры, Следственного Комитета, ГУФСИН) наотрез отказался. Повторил ранее сказанное мне другими «адвокатами»: «У нас суды работают по принципу: прокуратура, Следственный Комитет, ГУФСИН… ВСЕГДА «правы», даже если по Закону они совсем не правы»… Адвокаты не хотят ссориться с силовыми структурами, портить себе жизнь...
Кроме того, во всех последующих (более 20) судебных процессах я также заявлял судам многократные (более 30!) ходатайства о приглашении адвокатов (оплату гарантирую). Но, вместо адвокатов на все суды, сплошь приходили «казенные сидельцы» (так называемые «адвокаты по назначению» - часто бывшие сотрудники правоохранительных структур…), которые в грубое нарушение ч.7 ст.49 УПК РФ, наотрез отказывали мне в какой - либо помощи: вызове необходимых свидетелей, затребовании необходимых документов и вещественных (в т. ч. видео-) доказательств, изготовлении копий документов, видеозаписи происходящего в «суде» БЕЗЗАКОНИЯ, какой-либо юридической помощи…
Я, естественно, был вынужден многократно ходатайствовать судам о замене этих совершенно никчемных «казенных сидельцев» нормальными адвокатами, т. е. соблюдающими требования ч.7 ст.49 УПК РФ и ч.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатуре в РФ», заявлял отводы этим никчемным «казенным сидельцам», настаивал на вызове моих защитников (согласно ч.2 ст.48 УПК РФ) из числа моих друзей и знакомых, согласных оказать мне необходимую помощь по защите моих законных прав… Но суды СИСТЕМАТИЧЕСКИ отказывали мне в праве на защиту (Приложение 17 о, 21 ж, 29 д, 29 е, 32 у…), фальсифицировали протоколы судебных заседаний, чтобы не отступить от своего основополагающего «золотого» принципа: «Прокуратура, Следственный Комитет, ГУФСИН… ВСЕГДА «правы», даже если по Закону они совсем не правы».
У некоторых «казенных сидельцев», наотрез отказывавших мне в какой либо адвокатской помощи, хватало наглости взыскивать с меня плату за сидение этих негодяев с тупым, отсутствующим видом. И «судьи» - сообщники этих негодяев по фабрикованию заведомо противозаконных «решений судов» в пользу гос. структур (см.ниже) взыскивали с меня деньги, предназначенные нормальным адвокатам или моим защитникам, а не этим негодяям - «казенным сидельцам» ! В конечном итоге я был вынужден подавать суду в 9-ти судебных процессах письменные ходатайства с просьбой, в соответствии с ч.4 ст.29 УПК РФ, выносить частные постановления о привлечении к установленной Законом ответственности этих «казенных сидельцев», наотрез отказывающих мне в адвокатской помощи, лишающих меня конституционного права на защиту. Но суды грубо игнорируют все мои ходатайства. СИСТЕМАТИЧЕСКИ отказывают и в назначении моими защитниками, на основании ч.2 ст.49 УПК РФ моих друзей и знакомых. Все это нарушает ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
С огромным трудом (обратившись в суд и др. органы) я все таки сумел добиться оформления доверенности (согласно ст. 185 ГК РФ) на моего защитника Дугинову Я.В.. Она приехала из г.Кемерово на встречу со мною в ИК-44 г. Белово. Но ее, с издевательской целью, заставили простоять под дверями начальника ИК-44 и его заместителей пол дня (в 1-й приезд из г.Кемерово, в сентябре 2012 г., защитнику вообще отказали во встрече со мной! Во 2-й приезд в грубое нарушение ч.4 ст.89 УИК РФ, отказали нам (как ранее и в ИК-43) во встрече наедине, вне пределов слышимости 3-х лиц (без телефона и разделительного стекла). Не дали передать друг другу документы без цензуры, обсудить наедине средства защиты от этого ТОТАЛЬНОГО БЕЗЗАКОНИЯ. Не дали ни мне, ни защитнику ознакомиться, на основании ч.2 ст.24 Конституции РФ, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с материалами моего личного дела в ИК (в т.ч. с сфабрикованными на меня нарушениями...). Все это исключало возможность эффективной защиты моих законных прав от БЕЗЗАКОНИЙ ГУФСИН.
Издевательства над моими защитниками подрывало их веру в возможность оказать мне эффективную помощь, приводило их к отказу от моей бесперспективной защиты. Т.к. защитники не желали воевать с государственными силовыми структурами (особенно, видя, что они со мной вытворяют…). А без боя с Системой защитников (в т.ч. приезжающих из г.Кемерово в г. Белово) ко мне в ИУ не пропускали (в частности: 15 марта 2014 г.-Ворожцову Н.Н., 17 июля 2015 г. – Чирухина Л.В.…) ! Найти новых (сверхупорных, сверхпробивных, обладающих для этого силами, способностями, временем…) защитников, в условиях грубейшего нарушения ст.92 («Телефонные переговоры осужденных») и ст.89 (свиданий мне не дают по 2,5 года!) УИК РФ оказалось невозможно…
Через защитника я все же оплатил требуемые судом 200 рублей гос. пошлины. Т.к. накануне Кемеровский областной суд по моей кассационной жалобе признал «законным» отказ Юргинского гор. Суда в принятии моего заявления к рассмотрению из-за неоплаты администрацией ИК-41 гос. пошлины с моего лицевого счета по моим заявлениям (Приложение 22 б, 22 в). В 6-й раз обратился с этим заявлением об оспаривании (Приложение 22) в Беловский городской суд. Но снова получил из суда очередную отписку (Приложение 22 г), что я «должен обращаться в суд по месту жительства, а место отбывания 9-го срока лишения свободы местом жительства не является». Я обжаловал, как всегда, отписку в Кемеровский областной суд. Указал, что суд вдали от места отбывания лишения свободы (в т.ч. по моему бывшему месту жительства), безусловно, откажет в моем этапировании на этот судебный процесс, как это было, в частности, при моем увозе от суда из ИК-43 (см. выше) г.Кемерово в ИК-37 пос. Яя - см. Приложение 21… Т.е. «суд» без моего участия вновь превратился в фикцию, выслушивание только лишь ЯВНОЙ ЛЖИ одной из сторон (ГУФСИН), без какой либо возможности опровержения мною этой ЛЖИ, вызова и опроса мною в суде необходимых свидетелей, без ознакомления меня с материалами дела (в т.ч. предоставленными ГУФСИН)… Но и Кемеровский обл. суд мне отказал (Приложение 22 д)…
14 августа 2013 года, когда я в связи с рассмотрением моей апелляционной жалобы, оказался в СИЗО-2 г. Кемерово (на территории Заводского района г.Кемерово, где я проживал много лет, до фабрикования на меня данного уголовного дела), я подал это заявление об оспаривании (Приложение 22) в 8-й раз. Но получил незаконный и необоснованный ответ (Приложение 22 е), что, я, якобы, «проживал в Рудничном районе г.Кемерово, где я никогда в своей жизни не проживал! Я при 5-ти своих свидетелях (т.к. многие мои жалобы и обращения «теряются») подал апелляционную жалобу на эту отписку, где указал на эти ФАКТЫ. Ходатайствовал рассмотреть апелляцию с участием меня и моих защитников. Обещал предоставить суду апелляционной инстанции: мою характеристику с места жительства заверенную 5-ю соседями и печать РЭУ (Приложение 6 а) и мой приговор (Приложение 12, где указано, что до фабрикования на меня этого уголовного дела я с семьей (которая и сейчас проживает там) много лет проживал в Заводском районе г.Кемерово, а не в Рудничном районе (где всего лишь владел недвижимостью).
Более полугода не было ответа! Я обратился с этим заявлением (Приложение 22) в Заводской районный суд в 9-й раз… Только после 5-й моей жалобы Председателю Верховного Суда РФ я получил, наконец, 04 июля 2014 г. апелляционное определение Судебной коллегии по административным (? - дело-то гражданское!) делам Кемеровского обл. суда от 25 сентября 2013 года, вынесенное без моего и защитника участия, которым в моей жалобе мне отказано! Я, как всегда, в тот же день, 4 июля 2014 года, подал на это апелляционное определение (Приложение 22 з) кассационную жалобу (Приложение 22 и) к которой приложил (несмотря на грубое нарушение администрацией ИК п.104 Правил ВР ИУ… ксерокопии некоторых документов я получил от защитника в письмах) копии: характеристики с моего места жительства и приговора. Однако, 24 июля 2014 г. я получил ответ Кемеровского обл. суда (Приложение 22 к) о возврате моей апелляционной жалобы под предлогом, якобы, «пропуска срока». Хотя все эти годы непреодолимого пути к «российскому правосудию» я ни одного дня срока не пропустил! ВСЕГДА подаю жалобы на многие десятки отписок в тот же день, как их получаю, несмотря ни на какие издевательства…. Добиться рассмотрения судом по существу данного заявления (Приложение 22) об оспаривании действий… администрации ИК-41 г.Юрги я не могу уже 3-й год!... Все это является грубейшим нарушением ст.6 и ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
28 октября 2012 г. я был вынужден также обратиться в Заводский районный суд г.Кемерово с заявлением об оспаривании действий (решений) администрации СИЗО-1 г.Кемерово из-за творящихся здесь БЕЗЗАКОНИЙ (Приложение 24) :
- отказ заверить доверенность (согласно ст.185 ГК РФ, ст.48 Конституции РФ) от меня моему представителю Лежанкину Д.В.. Руководство СИЗО-1, пользуясь грубым нарушением ст.92 и ст.89 УИК РФ, нагло лгало Лежанкину Д.В., что я, якобы, «никакой доверенности администрации СИЗО-1 не подавал» (хотя я это сделал 3 жды при 13 свидетелях!). А мне столь же нагло лгали: в начале-что, якобы, «заверять доверенность я должен пригласить нотариуса»…, затем – что Лежанкин Д.В., якобы, «не приходит за доверенностью…» и т.п. вранье.
- нарушение ст.92 УИК РФ («Телефонные переговоры осужденных»)
- нарушение ст.89 УИК РФ – не предоставление свиданий (4 х-часовых) с родными и др.
- отказ, в нарушение п.104 Правил внутреннего распорядка ИУ в платном ксерокопировании моих документов.
- когда все же мы добились (после долгих мытарств и издевательств) заверки моей доверенности на моего защитника Лежанкина Д.В., его все равно не хотели пускать на встречу со мной в СИЗО-1. Только после того, как я подал в Следственный Комитет заявление по ФАКТАМ многочисленных должностных преступлений («Злоупотребление должностными полномочиями»…) сотрудников СИЗО-1, защитника Лежанкина Д.В. все же все же пропустили ко мне, предварительно продержав 3,5 часа под лживым предлогом, якобы, «в комнатах адвокатов нет свободных мест». Когда за полчаса до закрытия СИЗО-1 для защитников (адвокатов) Лежанкин Д.В. все же встретился со мною (на полчаса, вместо запланированных 4 х часов), все находившиеся так адвокаты и заключенные (их показания, в т.ч. и о других БЕЗЗАКОНИЯХ и издевательствах в СИЗО-1 г.Кемерово, я предоставлю Европейскому Суду) подтвердили нам, что все это время места в комнатах адвокатов были.
- игнорирование 5-ти моих заявлений (поданных присвидетелях) об оказании стоматологической помощи (т.е. пытка зубной болью, как и десятков других заключенных, показания которых я предоставлю Европейскому Суду)
- нарушение нормы (4 м² на человека) жилой площади установленной Федерального Закона «О содержании под стражей…»
- содержание меня (некурящего) вместе с курящими.
- нарушение норм питания (по яйцам, мясу, молоку, …) установленных Приказом Мин Юста РФ № 125.
- выдумывание сотрудниками СИЗО-1 запретов на передачу (пронос) личных вещей и продуктов питания, не предусмотренных «Перечнем вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в передачах…»
- отсутствие ТВ (хотя я и сотни других заключенных приобретали за свой счет и привозили в СИЗО-1 телевизоры), радио, библиотеки…
- и другие… Всего 11 пунктов нарушений Закона.
Как всегда, я подавал при свидетелях (предоставлю Европейскому Суду) заявления на имя начальника СИЗО-1 г. Кемерово об оплате гос. пошлины в суд с моего лицевого счета. Мои заявления, как всегда, игнорировались. Я, как всегда, ходатайствовал в моем заявлении об оспаривании... (Приложение 24) об освобождении, ввиду этих БЕЗЗАКОНИЙ администрации ИУ, меня от оплаты гос. пошлины в суд (200 руб.) или отсрочке оплаты до моей встречи с моим защитником в суде (т.к. в СИЗО-1 его упорно не пускали…). Но суд мне, как всегда, отказал в приеме заявления об оспаривании, «на основании» этих БЕЗЗАКОНИЙ администрации ИУ. Однако мой защитник Лежанкин Д.В. с трудом сумел пробиться ко мне (см. выше) и оплатил требуемую гос. пошлину. По 2-му моему заявлению суд назначили на 11 января 2013 г.…
Я, конечно, ходатайствовал рассмотреть мое заявление с участием меня, моего защитника Лежанкина Д.В. и свидетелей, которых намерен был вызвать в суд, в зависимости от признания или непризнания администрацией СИЗО-1 этих 11-ти нарушений Закона. Вызвать свидетелей заранее гарантированно означало, что когда дело дойдет, наконец, до рассмотрения по существу, никого из них (как и меня) в СИЗО-1 не окажется. Не говоря уже о неэффективности (в наших «судах») опроса свидетелей без моего участия и видеозаписи (о чем я договорился с моим защитником Лежанкиным Д.В.), о мощной всесторонней «обработке» (обещаниями, угрозами, созданием невыносимых условий содержания….) свидетелей, оставшихся в СИЗО-1. Некоторые из моих свидетелей и сами подавали жалобы на систематические БЕЗЗАКОНИЯ и нечеловеческие условия содержания в СИЗО-1. Несмотря на то, что подавать жалобы, в существующей здесь системе ТОТАЛЬНОГО БЕЗЗАКОНИЯ совершенно бесполезно - себе дороже. Приходящие (с задержкой на 1-2 месяца) «прокуроры» лишь спрашивают «жалобщика» : «А ты когда преступление совершал, о Законе думал?! Здесь тебе, что, санаторий?!» - и шлепают отписки в которых якобы, «нарушений Закона не установлено», несмотря на ОЧЕВИДНЫЕ ФАКТЫ!
Но меня опять противозаконно увезли от назначенного суда в ИК-44 г.Белово (для издевательств - см. ниже). Хотя в г.Кемерово у меня были еще 2 судебных процесса с моим участием (т.е. всего 3). Их «рассмотрели» без моего, защитника и необходимых свидетелей участия…). Из ИК-44 я был вынужден подать при свидетелях ходатайство судье Буцику Е.П. о вызове 15 свидетелей систематических БЕЗЗАКОНИЙ в СИЗО-1, их опросе в суде с моим и защитника Лежанкина Д.В. (которого я просил вести видеозапись судебного процесса) участием. Но и ходатайство отправленное при 5-ти свидетелях, очевидно, опять «потерялось»…
В СИЗО-1 г.Кемерово меня вернули только 24 января 2013 г.. Только 25-го февраля 2013 г. (с задержкой на 1,5 месяца) я получил «решение» судьи Буцика Е.П. от 11 января 2013 г. (Приложение 24 а). Он «удовлетворил» всего лишь 1 пункт БЕЗЗАКОНИЙ администрации СИЗО-1 из 11-ти – о том, что жилая площадь действительно намного меньше 4 м² на человека. Да и то лишь потому, что этот ФАКТ БЕЗЗАКОНИЯ был обжалован ранее в суде прокуратурой в связи с РЕШЕНИЯМИ Европейского Суда по правам человека. По остальным же 10-ти пунктам вместо нормального судебного разбирательства с моим, защитника и необходимых свидетелей участием, судья Буцик попросту переписал в «решение суда» подсунутую ему ГУФСИН-ом заведомо ложную информацию - якобы, «все соответствует Закону». В грубейшее нарушение ч.2 и ч.3 ст.123 Конституции РФ, Определения Конституционного Суда РФ № 488 от 14 октября 2003 г. и ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод… - судья Буцик утверждает в этом решении (Приложение 24 а), якобы, «законодательство РФ, не предоставляет лицам, отбывающим наказание, право на личное участие в судебном разбирательстве…
В этом «решении» (отписке) судьи Буцика было более 300 (трехсот!) грамматических, синтаксических, орфографических, пунктуационных и др. ошибок - и это в Microsoft Word ! Не говоря уже о сплошных юридических ошибках. Т.е. это «судебное решение» (вернее - пародия на него) писалось в ЯВНО неадекватном состоянии. В основу решения Буцика положен основополагающий принцип: «ГУФСИН и прокуратура всегда «правы», даже если по Закону они совсем не правы в споре с заключенным». В этом незаконном решении (Приложение 24 а) верно воспроизводятся нормы права, но «выводы» Буцика из этих норм грубо противоречат юридической логике и здравому смыслу (подробнее см. Приложение 24 б), что тоже ЯВНО говорит о неадекватности писавшего.
Я сразу же написал и отправил эту апелляционную жалобу (Приложение 24 б) при свидетелях, которые ее прочитали. Приложил к ней и «решение» Буцика, в котором подчеркнул более 300 ошибок красной ручкой, поставив вопрос о соответствии безграмотного Буцика занимаемой должности. Добился от спец. Части СИЗО-1 г.Кемерово исходящий № - Г-6752. Все это при свидетелях (предоставлю Европейскому Суду). Затем я неоднократно обращался в Кемеровский обл. суд с ходатайствами о рассмотрении моей апелляционной жалобы в установленный Законом срок (т.к. считал, что меня снова этапируют в ИК-44 г. Белово для рассмотрения 2-х моих судебных дел - Приложения 25 и 29), с моим, моего защитника и необходимых свидетелей участием.
На 1 е из моих обращений мне пришел ответ за подписью Заместителя Председателя Кемеровского областного суда Т.И. Булатовой №01-18/85 от 06.03.2013 г. (Приложение 24 в) о том, что моя апелляционная жалоба получена Кемеровским областным судом…
На 2 е мое обращение пришел ответ судьи Буцик Е.П. №8459 от 30.04.2013 г. (Приложение 24 г), что данное дело с моей апелляционной жалобой находится в Кемеровском обл. суде.
После чего мне пришла бумага (Приложение 24 д), извещающая меня, что в Кемеровский обл. суд поступала только апелляционная жалоба от ГУФСИН, а от меня апелляция «не поступала» ! Я добился приема к начальнику спец. Части СИЗО-1, которая подтвердила отправку моей апелляционной жалобы 26 февраля 2013 г. и ее исходящий № Г-6752, показала мне соответствующее сопроводительное письмо, подшитое в мое личное дело. Но… сделать мне его ксерокопию и заверить ее отказалась: «Нет приказа начальника СИЗО-1…».
На протяжении всего срока незаслуженного заключения я многократно, систематически (21 раз!) подавал администрации ИК заявления с просьбой о моем трудоустройстве в соответствии (хотя бы отдаленном) с моим высшим гуманитарном образованием (юр.фак КемГУ я окончил с отличием, ранее поступал на исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова…), т.е. : в библиотеке, в школе, в училище, в мед. части… Иногда мне давали эту работу, но, к большому сожалению, ненадолго – до моего 1-го вынужденного обращения на многочисленные грубые нарушения Закона или до моего отказа на предложение администрации стать «стукачем». Также с моими письменными заявлениями и копиями диплома… - дважды обращалась и моя мать к начальниками ГУФСИН по Кемеровской обл. (генералам Должанцеву В.С. и Антонкину К.Г.). В связи с приближающимися сроком условно-досрочного освобождения (УДО) и привычкой (тысячи примеров!) руководства ИК ЛГАТЬ на неугодных заключенных, якобы, «не работал, не обращался по трудоустройству…» - при решении судом вопроса об УДО, ко мне в ИК-44 г.Белово дважды приезжала из г.Кемерово мой защитник. Что бы, в частности, добиться, наконец, письменного ответа на мои систематические 21 заявления о моем трудоустройстве. В 1-й приезд защитника ко мне вообще противозаконно не пустили (в сентябре 2012 г.). Во 2-й приезд заставили 5 часов простоять под дверью начальства ИК-44 (которое все куда-то «ушло»).
Но защитник все же добилась наконец, письменного ответа (отказа - Приложение 29 а) на 19-е мое заявление о трудоустройстве. Правда, только в трудоустройстве меня поваром, солгав при этом, якобы, «в личном деле нет информации о моем высшем образовании». Хотя и я, и мать предъявляли с заявлениями о трудоустройстве копии диплома. Указано мое высшее образование и в моем приговоре, который также хранится в моем личном деле…
Что бы не допустить моего приближающегося УДО (сфабриковав на меня «злостное нарушение») администрация ИК-44 нанесла мне особо тяжкое оскорбление - приказом приступить к работе ассенизатором (говночистом). В «зоне», где, к сожалению, царят «зоновские законы», это оскорбление несопоставимо более тяжкое, чем на свободе. Человек прикоснувшийся к такой работе, переводится в «зоне» в касту «петухов» («обиженных», рабов). Теряет, по «зоновским законам», право на человеческое и мужское достоинство (даже право называться мужчиной), побоями и истязаниями принуждается к самой грязной работе и т. д… Это явилось грубым нарушением ст. 3 и ст. 4 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
За мой естественный отказ приступить к работе говночиста (подвергнуться этим унижениям и издевательствам) я был противозаконно наказан 7 раз!
1. 15 суток холодного темного карцера (ШИЗО - где писать и читать с моим испорченным в заключении зрением практически невозможно) - с 04 по 19 декабря 2012 г.. По состоянию здоровья я не мог содержаться в холодном карцере (одежда, в т. ч. теплое белье была отобрано, выдана только холодная «форма ШИЗО») из - за обострения шейного остеохондроза, простуды… Но, в грубое нарушение Закона, во всех ИК, где я содержался, «врач», при помещении в карцер, даже не осматривает. Просто фабрикует ЛОЖНУЮ запись в медкарте, якобы: «Осмотрен врачом, в ШИЗО содержаться может» (более 30 свидетелей я предоставлю ЕСЧП). Сразу после этого карцера я на полмесяца попал в больницу ИК-44.
2. На 10-е декабря 2012 г. я добился включения меня в официальный график 3-х дневных свиданий с родными (что «по традиции» и стало одной из причин фабрикования этого «нарушения». Но и на это свидание (уже в 3 й раз) меня из карцера, как всегда, не выпустили.
3. Я был переведен на строгие условия содержания.
4. Я был объявлен «злостным нарушителем» режима.
5. На этих «основаниях» я был лишен условно - досрочного освобождения (УДО). Местный Беловский городской суд «рассматривал» мое ходатайство об УДО от 01 февраля 2013 г. почти год (!) до 22 января 2014 г. несмотря на 5 моих ходатайств о скорейшем рассмотрении 2 х моих дел (Приложения № 25 и № 29) Также и мое ходатайство о приведении моего приговора (по сфабрикованному на меня уголовному делу) в соответствие с изменениями в УК РФ, поданное мною 05 января 2012 года было незаконно «рассмотрено» Беловским городским судом только 26 декабря 2012 года (Приложение 28 а). А приведен в соответствие мой приговор еще позже - 21 марта 2013 года (Приложение 28 б) Кемеровским обл. судом. Мой срок снижен до 08 лет ровно. Т.е. ходатайство на УДО (Приложение 29)… я должен был подавать не 01 февраля 2013 года, а еще 01 октября 2012 г.-до фабрикования на меня «нарушения» от 04 декабря 2012 г, ставшего поводом для отказа мне в УДО.
6. На этом же «основании» (отказ от выхода на работу говночистом) мне было 3-жды отказано и в замене оставшегося срока наказания исправительными работами в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК» (Приложение 15 г)
7. Так же отказано и в переводе меня в колонию - поселение.
В тот же день, 04 декабря 2012 г. я был вынужден подать из нечеловеческих условий карцера в местный Беловский гор. суд заявление об оспаривании ряда БЕЗЗАКОНИЙ администрации ИК-44 г. Белово (Приложение 25):
1. Нарушение ч.2 ст.37 и ст.21 Конституции РФ, ст.3 и ст.4 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод назначением меня на работу говночистом.
2. Фабрикование (также за мою правозащитную деятельность) на меня взыскания 31 июля 2012 года (1 сутки карцера) за несуществующее в действительности «нарушение» с моей стороны (как обычно, с помощью наркоманов - лжесвидетелей).
3. Систематическое нарушение ст.89 УИК РФ (право на 3 х-дневные свидания, которых мне не дают по 2,5 года!). Также просил суд восстановить и 3 х-дневные свидания, которых я был противозаконно лишен (под предлогом моего «нахождения в карцере» по сфабрикованным «нарушениям») ранее - 03 января и 02 сентября 2009 года (см. выше). Кроме того, в сентябре 2012 г. в ИК-44 г.Белово меня противозаконно лишили 4 х-часового свидания с защитником, приехавшим из г.Кемерово. А в его следующий приезд, грубое нарушение ч.4 ст.89 УИК РФ, нас лишили встречи без разделительного стекла и телефона - прослушки, как мы просили в своих заявлениях. Лишили возможность передать друг другу документы без цензуры... Фактически это лишало защитника возможности оказывать мне эффективную помощь от СИСТЕМАТИЧЕСКИХ БЕЗЗАКОНИЙ, подорвало веру защитника (не желающего воевать с силовыми структурами) в возможность эффективной борьбы со всеми этими БЕЗЗАКОНИЯМИ...
4. Систематическое нарушение ст. 92 УИК РФ – право на телефонные переговоры с семьей и защитником.
5. Систематическое нарушение ч. 2 ст. 24 Конституции РФ и ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод - мне и моему защитнику отказывают в ознакомлении с документами и материалами, непосредственно затрагивающими мои права и свободы, находящимися в моем личном деле. В т. ч. с сфабрикованными на меня взысканиями за несуществующие в действительности «нарушения», что препятствует мне в их эффективном обжаловании в суде. Ведь фабрикование взысканий на меня и других неугодных граждан (десятки свидетелей и пострадавших от таких фабрикований я предоставлю в ЕСПЧ) вообще не связанно ни с какими реальными «нарушениями». А фабрикуются по принципу: «Ах, ты жалобу написал! Ну иди в карцер! Обоснование тебе?! Потом придумаем что-нибудь… Пошел!» Поэтому для обжалования сфабрикованных «нарушений» совершенно необходимо ознакомление с сфабрикованными документами, в чем мне систематически отказывают.
6. Также систематически мне отказывали в письменном ответе на 21 (двадцать одном!) моих заявлений (+2 раза моя мать Дударева Т. А. … + мой защитник также обращались … - подробнее см. выше) с просьбами о моем трудоустройстве в соответствии с моим высшем гуманитарным образованием (копию диплома я предъявлял администрации, предъявлю и суду). Это делается чтобы администрация ИК могла и меня оболгать (как до этого – тысячи других неугодных заключенных) перед судом в, якобы, «отсутствии оснований для УДО» - нежелании трудоустроится и т. п.… Что затем и произошло!
Просил, как всегда, рассмотреть данное заявление (Приложение 25) в суде с моим, моего защитника, и при необходимости (в зависимости от ЛЖИ сотрудников ИК) – свидетелей участием. Как всегда, 1-е заявление в суд не было принято на «основании» игнорирования администрацией ИУ всех 25-ти заявлений (в т.ч. при свидетелях) о перечислении гос. пошлины 200 рублей с моего лицевого счета. Но я, несмотря на грубейшее нарушение администрацией ИК ст. 92 и ст. 89 УИК РФ, сумел исхитриться и передать из больницы ИК-44 (куда я попал из этого карцера) весточку через освобождающегося моему защитнику и требуемая судом гос. пошлина была уплачена. Тогда Беловский городской суд «рассматривал» мое 2-е заявление (Приложение 25) тоже почти год (!), как и 2 вышеуказанных ходатайства (Приложение 28 и 29). Несмотря на 5 моих ходатайств о скорейшем рассмотрении этого дела и моего ходатайства о моем условно-досрочном освобождении от 01 февраля 2013 г. (Приложение 29) - «рассмотрено» 22 января 2014 г. !. Во всех 3-х случаях было грубо нарушено мое право на справедливый и беспристрастный суд в разумные сроки, установленное ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…
Но и 25 октября 2013 г. «рассматривая» мое заявление об оспаривании действий (решений) администрации ИК-44 г. Белово (Приложение 25) в отсутствии меня (что превратило этот «суд» в фарс, в пародию на суд), моего защитника и необходимых свидетелей (о чем я настойчиво 5 раз ходатайствовал). Судья Шпирнов А.В. вынес « решение суда» , где «не усмотрел» никакого нарушения Закона в грубейшем нарушении администрации ИК-44 г.Белово ч.2 ст. 37,ст. 21,ч.2 ст. 24 Конституции РФ, ст. 3, ст. 4, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (при наказании меня за отказ от выхода на работу говночистом) !... А по всем остальным нарушениям Закона администрации ИК-44 написал в «в решении суда» еще проще (дословно): «Представитель ИК-44 Саяпина Е.Г. пояснила, что не располагает сведениями о возложенном на Галле Ю.Н. взыскании от 31.07.2012 г., а так же об остальных указанных Галле Ю.Н. нарушениях со стороны администрации ИК-44…». Вот и все «решение суда» !
Причем, чуть позже, при «рассмотрении» в том же Беловском гор. суде 22 января 2014 г. моего ходатайства от 01 февраля 2013 г. об УДО (Приложение 29), администрация ИК-44 очень даже «располагала в суде сведениями» о сфабрикованных ею на меня взысканиях. Т.е.: как противозаконно садить невиновного человека в нечеловеческие условия карцера за то, что правдиво написал жалобу о творящихся в ИК-44 СИСТЕМАТИЧЕСКИХ БЕЗЗАКОНИЯХ, как не отпускать условно-досрочно (УДО) добропорядочного, интеллигентного человека, не допустившего в действительности НИ ОДНОГО «нарушения»… - так администрация ИК располагает лживыми сведениями. А как отвечать по Закону за вытворяемые БЕЗЗАКОНИЯ в суде – так «не располагает сведениями»! Такой ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ судью Шпирнова А.В. устроил т. к. «позволил» ему не нарушать основополагающего принципа работы местных «судов»: «Прокуратура и ГУФСИН в спорах с заключенными ВСЕГДА «правы», даже, если по Закону они совсем не правы». Отмечу, что 31 октября 3013 г. «судья» Шпирнов А.В. был лишен, наконец, судейских полномочий Квалификационной Коллегией Судей Кемеровской области, а в отношении его жены мировой судьи Шпирновой Е.В. дано разрешение Следственному Комитету РФ на возбуждение уголовного дела за взяточничество…
07 ноября 2013 г. я получил эту отписку Шпирнова А.В. (Приложение 25 а) и, как всегда, в тот же день отправил аппеляционную жалобу (Приложение 24 б). Протокола «судебного» заседания я сумел добиться (как обычно) только через 2 месяца! В нем были вымараны: мои ссылки на ст.3, ст.4, ст.10…Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод…, ходатайства о моем личном участии и вызове 7-ми свидетелей… 21 февраля 2014 г. (с обычной 3-х недельной задержкой) я получил определение судьи Макаровой Е.В. (Приложение 25 в) о том, что моя апелляционная жалоба оставлена без движения и мне «предоставлен» срок до 17 февраля 2014 г. (!) для «устранения недостатков» – оплаты 100 рублей гос. пошлины. К этому времени я уже убедился, что мне (правозащитнику) придется вообще не иметь денег на моем лицевом счету. Т.е. поголодать и пообходиться без самого необходимого. Иначе каждое мое обращение в суд упиралось в игнорирование администрацией всех моих заявлений (25-ти - свидетелей я предоставлю Европейскому Суду) об оплате этой гос. пошлины в суд. Таким образом я СИСТЕМАТИЧЕСКИ лишался доступа к Правосудию. В СИЗО-1 г. Кемерово с помощью защитника я сумел добиться справки (Приложение 27) об отсутствии денег на моем лицевом счету, которую и приложил к моей жалобе на эту отписку Макаровой Е.В…
Но в итоге 24 апреля 2014 г. судья Шпирнов А.В. (видимо, снова восстановивший свои полномочия судьи) по просьбе Саяпиной Е.Г. (представителя ИК-44), снова в отсутствии меня и моего защитника (на участии которых я, как всегда, настаивал) вынес определение об отказе мне в восстановлении «пропущенного» срока подачи апелляционной жалобы (Приложение 25 г). Из которого можно понять, что моя справка (Приложение 27 а), отправленная из ИК-44 при 5-ти свидетелях, как всегда, «потерялась». Получил определение от 24 апреля только 03 июня 2014 г. ! В этот же день я обжаловал его в Кемеровский областной суд (Приложении 25 д). Вновь приложил к жалобе (в заказном письме) справку и апелляционную жалобу (Приложение 27 а и 25 б) со штампом отправки на (07 ноября 2013 г.). Много месяцев нет никакого ответа, несмотря на мои: дополнительную жалобу от 16 августа 2014 г. и жалобу Председателю Кемеровского областного суда от 23 октября 2014 г. на длительное нерассмотрение...
Только в марте 2015 г. я добился, наконец, апелляционное определение Кемеровского областного суда о признании незаконным взыскания (15 суток карцера) за мой отказ от выхода на работу говночистом. Таким образом, на подтверждение действия в Системе ГУФСИН ч.2 ст. 37, ст. 21 Конституции РФ, ст. 3, ст. 4, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод у меня ушло более 2 х лет! В течение которых меня подвергали систематическим ПЫТКАМ и издевательствам (см. также ниже – Приложение 33). А ч.2 ст. 24 Конституции РФ, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод … так и продолжают грубо нарушаться…
В СИЗО-1 г. Кемерово, куда меня вновь привезли 24 января 2013 г., количество БЕЗЗАКОНИЙ и издевательств после такого «суда» Буцика (Приложение 24)... не только не уменьшилось, а наоборот, резко возросло. Поэтому 07 февраля 2013 г. я был вынужден обратиться в Заводской районный суд г. Кемерово со 2-м заявлением об оспаривании продолжающихся БЕЗЗАКОНИЙ и издевательства со стороны администрации СИЗО-1 (Приложение 26). Во всех моих заявлениях в суды (января 2009 г.) я ВСЕГДА просил освободить меня от оплаты гос. пошлины или отсрочить ее оплату (до встречи меня с моим защитником в суде, так как мне не давали созвониться и встретиться с моим защитником). Так как администрация ИУ ВСЕГДА игнорировала мои 25 (двадцать пять!) моих заявлений об оплате гос. пошлины с моего лицевого счета. Несмотря на это «суд», как всегда, воспользовался БЕЗЗАКОНИЯМИ администрации ИУ, чтобы отказать мне в приеме этого заявления к рассмотрению (Приложение 26 а). От администрации СИЗО-1 на мое 26-е заявление об оплате гос. пошлины с моего лицевого счета и ксерокопировании документов за мой счет, на основании п.104 Правил внутреннего распорядка ИУ, я сумел добиться только вот этого ответа - (Приложение 26 б). Из этого документа совершенно очевидно, что оба моих законных права игнорируются администрацией ИУ (как и права всех других заключенных, чьи показания я представлю ЕСПЧ...).
Несмотря на грубейшее нарушение администрации ИУ ст.92 и ст. 89 УИК РФ, мне случайно удалось исхитриться и передать весточку моему защитнику, который оплатил требуемую гос. пошлину и предоставил ее в суд. Но я об этом еще не знал. Никаких извещений о предстоящем суде не было. 18 апреля 2013 г. днем меня вызвали «по СИЗО», как можно было понять – по моим заявлениям к начальнику спец. Части или к главному бухгалтеру. Т.к. на суды всегда вывозили по утрам и сообщали: «На суд». Меня повели в административный корпус СИЗО-1, завели в актовый зал и... я неожиданно оказался в зале «суда» без списка свидетелей (20 человек), необходимых документов, а главное - без защитника (который по нашей договоренности должен был вести видеозапись).
Суд снова превратился в фарс, пародию на суд. Моего защитника Лежанкина Д.В. (как я узнал много позднее) с которым мы договорились о видеозаписи им судебного процесса, администрация СИЗО-1 в этот внутренний актовый зал попросту не пропустила под предлогом, что «защитники в СИЗО-1 имеют право заходить только в комнаты адвокатов (защитников), а не во внутренний актовый зал». А о допуске моих свидетелей (в т.ч. освободившихся из СИЗО-1..) в такой «суд» уже и говорить не приходиться. Представитель администрации СИЗО-1 и не скрывала на этом «суде», что ни защитника, ни свидетелей со свободы в этот «суд» администрация, конечно, не запустит…
Но судья Иванов С.В. на все эти ЯВНЫЕ БЕЗЗАКОНИЯ «не обращал внимания». Отказал мне в переносе судебных заседаний в здание Заводского рай. суда г. Кемерово, чтобы обеспечить доступ моего защитника с видеокамерой и освободившихся заключенных - свидетелей. Не скрывал, что для него главное - не нарушить основополагающий принцип его «работы» : «ГУФСИН в споре с заключенными всегда «прав», даже если по Закону совсем не прав». Беспричинно отказал мне в вызове даже тех свидетелей, фамилию, имя и отчество которых я помнил по памяти. В протоколе уменьшил количество свидетелей до 7-ми человек и резко сократил мою мотивировку, совершенно не скрывая, что здесь не суд, а лишь фарс, жалкая пародия на суд... Огромное количество ФАКТОВ, в т.ч. признание должностных лиц СИЗО-1 в СИСТЕМАТИЧЕСКИХ нарушениях Закона (подробнее см. Приложение 26 д) в протоколе судебного заседания (которого мне пришлось добиваться 3 месяца!) вообще не отражено!... Иванов отказал мне в рассмотрении почти всех моих требований под надуманным предлогом, якобы «эти требования уже были рассмотрены судом (Буцик Е.П. - Приложение 24) 11.01.2013 г.» Хотя судья Буцик «рассматривал» только БЕЗЗАКОНИЯ администрации СИЗО-1 до 28 октября 2012 г... А сейчас предметом рассмотрения были БЕЗЗАКОНИЯ администрации СИЗО-1 продолжающиеся после 28 октября 2012 года... Т.е. по мнению судьи Иванова получается, что судья Буцик своим «решением» от 11. 01. 2013 г. дал администрации СИЗО-1 индульгенцию на эти БЕЗЗАКОНИЯ в будущем! Как вообще судья Буцик мог 11. 01. 2013 г. знать, а уж тем более разрешать вопрос законности - незаконности действий администрации СИЗО-1 в феврале 2013 г., т. е. в будущем?! Не говоря уже о том, как можно исследовать в судебном заседании вопрос о выдаче - невыдачи установленных норм питания (яиц, молока, мяса...) администрацией СИЗО, не опросив в «суде» ни одного из более тысячи (!) пострадавших от этого многолетнего воровства администрации СИЗО свидетелей, и даже заявителя?! Согласно Приказа Мин Юста РФ № 125 заключенным положено: 2 яйца в неделю, ежедневно молоко, мясо... А за более чем 6 лет (!) моего не заслуженного заключения в СИЗО-1 г. Кемерово не выдали ни одного яйца, как и положенных норм мяса, молока... Это подтвердят в суде (раз этот ОЧЕВИДНЫЙ ФАКТ заворовавшаяся администрация СИЗО-1 отрицает) более 1000 (тысячи!) свидетелей (показания более 50 из которых я предоставлю ЕСПЧ), прошедших за эти годы через нечеловеческие условия содержания в СИЗО-1. Туберкулезом и другими хроническими заболеваниями заболел в СИЗО-1 не только я, но также и многие другие заключенные. Даже положенного мне - туберкулезнику (кроме того, я нередко отказываюсь в камере с больным открытой формы туберкулеза, что по Закону, также обязывает администрацию назначить диет. Питание) диет. Питание мне не выдают, несмотря на многократные обращения...
Я прямо в суде второпях написал и подал судье Иванову С.В. ходатайство о дополнении моих требований, которое заканчивалось словами: «Прошу признать вышеуказанные действия администрации СИЗО-1 незаконными, прекратить эти БЕЗЗАКОНИЯ». Иванов С.В. зацепился за последние 3 слова и, утверждая, что я, якобы, «изменил не только основания, но и предмет иска» - отказал мне в принятии дополнений под этим совершенно надуманным предлогом... Судебное заседание он перенес на 24 апреля 2013 г.. Я подготовил к этому дню дополнение к заявлению «под вкус» Иванова (т.е. без последних 3-х слов - Приложение 26 в). Вписал ходатайство о вызове 20-ти необходимых свидетелей... Но к этому дню меня вновь увезли из СИЗО-1 в больницу ИК-5 (по состоянию моего здоровья, подорванного длительными издевательствами, ПЫТКАМИ, ТОТАЛЬНЫМ БЕЗЗАКОНИЕМ...). Больница ИК-5 находиться в этом же Заводском районе г. Кемерово, поэтому я тут же отправил через почтовый ящик ИК-5 ходатайство о моем, защитника Лежанкина Д.В. и 20-ти необходимых свидетелей... участии в данном судебном заседании в здании Заводского районного суда г. Кемерово. Тут выяснилось, что в больнице ИК-5 почту из почтового ящика не забирают месяцами!
24 апреля 2013 г. суд, таким образом, не состоялся. Однако, с задержкой, как всегда, на месяц я получил незаконное и необоснованное решение Иванова С.В. от 24 апреля 2013 г. (Приложение 26 г.), вынесенное, в грубейшее нарушение Определения Конституционного Суда РФ №488 от 14 октября 2003 г. … - без: меня, моего защитника и необходимых свидетелей - о чем я неоднократно ходатайствовал. Большая часть моих требований была вообще не рассмотрена! А меньшая «рассмотрена» (как и судьей Буцик) вопреки юридической логике и здравому смыслу, но зато - в пользу ГУФСИН, что для Иванова, очевидно главное.
Например, на стр. 6 решения верно указаны нормы ст.89 УИК РФ, по которым я (осужденный) имею право на 3-х дневное свидание с родными (которого меня противозаконно лишают 2.5 года!). Но… затем Иванов зачем - то воспроизводит еще и нормы ФЗ «О содержании подозреваемых и обвиняемых», которые не имеют ко мне абсолютно никакого отношения, т.к. я не подозреваемый и не обвиняемый, а осужденный (т.е. подпадающий по нормы УИК РФ). Но Иванов «путает» меня с подозреваемым или обвиняемым и на этом «основании» делает «вывод» (дословно) : «доводы Галле Ю.Н. о нарушении его прав в части не предоставления телефонных переговоров с родственниками, отсутствие длительных свиданий судом не установлено». Вот такая «грамотность» судьи: «Доводы … судом не установлено» - складывается впечатление, что в местных «судах» нет юридически или хотя бы просто грамотных судей (см. также «решение» Буцика - Приложение 24 б), или желание любой ценой не отступить от основополагающего принципа: «ГУФСИН ВСЕГДА прав, даже если по Закону совсем не прав» - сильнее не только норм юридической логики, но даже норм русского языка…
Я в тот же день написал и отправил апелляционную жалобу (Приложение 26 д). Но и она, как всегда, была мне возвращена под предлогом игнорирования администрацией ИУ всех моих заявлений (см. в частности, Приложение 26 б) о гос. пошлине… Хотя деньги на моем лицевом счету закончились (я решил не ложить больше деньги на мой лицевой счет, т.к. это превращалось в непреодолимое препятствие на пути доступа к Правосудию – см. Приложения 22 а, 22 б…). Я при свидетелях подал гл. бухгалтеру СИЗО-1 ряд заявлений о выдаче мне справки о том, что денег на лицевом счету нет. Но ВСЕ мои заявления также игнорировались, а БЕЗЗАКОНИЯ и издевательства администрации СИЗО-1, ввиду полнейшей безнаказанности, продолжались.
В частности, администрацией СИЗО-1 были похищены мои документы (включая почти написанную эту Жалобу в Европейский Суд по правам человека и более 20-ти документов – Приложений к ней) и личные вещи, которые при очередной моей поездке на суд я оставил в больничной камере № 51. После этого суда меня издевательски отказались вернуть в камеру № 51 (хотя врачами был назначен 3-х недельный курс лечения в этой больничной камере) и не давали забрать мои вещи более 1,5 месяцев, пока они не «потерялись». Вновь обострилась ПЫТКА зубной болью (7 моих заявлений при свидетелях, как и заявления всех других заключенных, об оказании стоматологической помощи в связи с СИЛЬНОЙ зубной болью, 3-мя выпавшими за эти годы пломбами…-игнорировались). Все мои жалобы и заявления в Генеральную прокуратуру РФ (в т. ч. по новым обстоятельствам в сфабрикованным на меня уголовном деле - см. Раздел III), в Следственный Комитет РФ..., отправленные мною при свидетелях (их показания я предоставлю ЕСПЧ) «терялись»… Другие БЕЗЗАКОНИЯ см. в Приложении 27.
Все это вынудило меня в 3-й раз обратиться 12.07.2013 г. в суд с заявлением об оспаривании действий администрации СИЗО-1. Но мне, как всегда, суд (тот же судья Иванов С.В.) отказал в приеме моего заявления к рассмотрению на «основании» игнорирования администрацией СИЗО-1 всех моих заявлений, в т.ч. о выдаче мне справки об отсутствии средств на моем лицевом счету. С огромным трудом я сумел исхитриться и передать моему защитнику весточку о творящихся в СИЗО-1 БЕЗЗАКОНИЯХ. С его помощью я 06 августа 2013 г. добился (по 8-му моему заявлению!) справки главного бухгалтера СИЗО-1 об отсутствии средств на моем лицевом счету (Приложение 27 а), требуемую от меня судом. Эту справку и копии я прилагал к 4-м последующим моим заявлениям об оспаривании… (Приложение 27) в Заводский районный суд г. Кемерово:
1. 12 июля 2013 г.
2. 08 августа 2013 г.
3. 20 сентября 2013 г.
4. 30 января 2014 г.
5. 30 июня 2014 г. (последний раз был вынужден отправить заказным письмом с уведомлением о вручении в Заводский районный суд г.Кемерово). Я всегда добиваюсь (и получаю) от спец. Части ИУ исходящие № . Но обращения в суд все равно «теряются» (хотя я ВСЕГДА отправляю при свидетелях – предоставлю ЕСПЧ).
Так же эту справку об отсутствии средств (Приложение 27 а) я отправил и к моей апелляционной жалобе на решение судьи Иванова С.В. (Приложение 26 д), которую, как всегда, просил рассмотреть с моим и защитника участием. Кемеровский областной суд 27 ноября 2013 г. вынес (вновь без моего и защитников участия) апелляционное определение (Приложение 26 е), в котором согласился с моими доводами, что часть моих исковых требований Иванов С.В. вообще не рассматривал и вернул дело Иванову С.В. на дорассмотрение. Но и при «дорассмотрении» Иванов С.В., как всегда грубо нарушил мои права на участие меня и моих защитников… Вынес, как я недавно узнал, 16 декабря 2013 г. очередное противозаконное решение по принципу: «ГУФСИН всегда прав…» которое я до сего (более 1,5 лет!) дня не получил на руки, как и окончательного апелляционного определения! Как только 21 февраля 2014 г. я получил на руки промежуточное апелляционное определение от 26-го ноября 2013 г. (Приложение 26 е), я, как всегда, в тот же день подал дополнительную апелляционную жалобу (Приложение 26 ж), где указал и на эту почти 3-х месячную задержку, повторно ходатайствовал о вызове в суд 20-ти свидетелей, их допросе с моим и моих защитников участием… Через месяц мне мою апелляционную жалобу вернул Иванов С.В., с указанием, что все «вступило в законную силу», хотя я ничего так и не получил! Все эти БЕЗЗАКОНИЯ (у других осужденных, чьи показания я предоставлю Европейскому суду, все происходит аналогично) является грубейшим нарушением ст.6 и ст.13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Аналогичная ситуация тотального БЕЗЗАКОНИЯ происходит и с «рассмотрением» судами моих ходатайств:
- об условно - досрочном освобождении.
- о замене мне оставшегося срока наказания исправительными работами в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК» (Приложение 15 г).
- о переводе меня на колонию - поселение
В течение всего незаслуженного срока наказания (за самозащиту от мошенников), я прилагал очень большие усилия для моего трудоустройства в ИК, пытался заработать поощрения и всеми иными способами, не противоречащими моим принципам Чести и Совести. Подавал 21 (двадцать одно!) заявление при свидетелях о трудоустройстве в соответствии с моим высшим гуманитарным образованием (т.е. в библиотеке, в школе, в училище, в мед. части ИК…) + 2 раза с моими заявлениями о трудоустройстве моя мать ездила на прием к начальникам ГУФСИН по Кемеровской области (генералам Должанцеву В.С. и Антонкину К.Г.). В моем личном деле имеется ответ (как минимум – один, т. к. с большей частью дела мне не дают ознакомиться, в нарушение ч. 2 ст. 24 Конституции РФ и ст.10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) на эти обращения с отказом мне в трудоустройстве (подробнее Приложение 30). Кроме того, с письменной просьбой дать письменный ответ на мои 21 заявление о трудоустройстве приезжала из г.Кемерово в ИК-44 г. Белово мой защитник Дугинова Я.В. и сумела добиться этого письменного отказа в трудоустройстве – Приложение 29 а, хотя ее издевательски вынудили простоять много часов для встречи с руководством ИК-44… Таким образом, во всех 4-х ИК, где меня содержали, я очень упорно систематически добивался моего трудоустройства и очень добросовестно трудился, зарабатывал поощрения, необходимые для моего УДО. Это могут подтвердить более 1000 (тысячи!) свидетелей, 20 (затем 22) из которых я настойчиво ходатайствовал вызвать на эти «суды» - подробнее Приложение 30.
Итак, 01 февраля 2013 г. (с опозданием на 4 месяца из-за того, что мое ходатайство о приведении моего приговора в соответствии с изменениями в УК РФ – Приложение 28 «рассматривалось» с 05 января 2012 г. до 21 марта 2013 г. ! Мой срок снижен до 8-ми лет ровно) я подал в Беловский городской суд ходатайство о моем условно-досрочное освобождение ( (Приложение 29) с 26-ю Приложениями - документами доказывающие явную ЛЖИВОСТЬ негативной информации обо мне, незаконность и необоснованность в сфабрикованных на меня «нарушений»... Несмотря на 5 моих ходатайств о скорейшем рассмотрение этого ходатайства, оно было «рассмотрено» только через год (!) 22 января 2014 г. в ИК-44 г. Белово.
Приступившими закон и человеческую Совесть сотрудниками ГУФСИН я был оклеветан во всей ГРЯЗНОЙ ЛЖИ, какую только они смогли против меня выдумать! Явно были абсолютно уверены, что судья у них будет «свой», который никакой проверки ЯВНОЙ ЛЖИ не допустит. Якобы, я «не обращался с просьбами о трудоустройстве» (см. выше). Якобы «не работал» - хотя во всех ИК, где я был, я добивался работы (см. Приложения 29 а и 29 б) и работал (см. Приложение 30) добросовестно. Официальный (по трудовой книжке), трудовой стаж у меня с 16-ти лет (Приложение 6 и), т. е. еще до поступления в университет.
Якобы, не участвую в культурно – массовых мероприятиях. Хотя только за несколько дней до этой КЛЕВЕТЫ я в очередной раз победил в шахматно – шашечном турнире по ИК-44 г. Белово. Администрация ИК-44 публично обещала поощрение победителю, но в очередной раз (так как победителем снова оказался я - неугодный администрации правозащитник) нарушила свое «офицерское» слово. Соответствующую грамоту (Приложение 29 в) я добился только через 10 месяцев, умудрившись через освобождающегося передать жалобу Генеральному прокурору РФ. Также я сумел добиться и грамоты (Приложение 29 г) о моих выступлениях на концертах, проводимых в ИК с моей поэмой собственного сочинения… Все это подтвердят суду в (т.ч. Европейскому суду) десятки и сотни свидетелей. Якобы, я имею нарушения, в т.ч. не погашенное – от 04 декабря 2012 г. за отказ от выхода на работу «говночистом» (см. Приложение 25), хотя по действующему законодательству (ч. 8 ст. 117 УИК РФ), даже это, выдуманное и сфабрикованное ими с грубыми нарушениями ст.3 и ст.4 Европейской Конвенции..., «нарушение» погашено, и с 04 декабря 2013 г. я считаюсь не имеющим взысканий. В эту КЛЕВЕТУ были включены даже те 5 «нарушений» за мой отказ вернуться на добивание в СУС, которые были отменены судом и прокуратурой (Приложение 20 и 21) !
Я был оклеветан ими даже в том, что я, якобы, «имею гражданский иск по приговору 1 миллион 450 тысяч рублей, который злостно не выплачиваю». Хотя, в действительности, по сфабрикованному на меня приговору я не имею ни одной копейки иска. Наоборот, мошенники по возбужденным на них уголовным делам № 6013283, № 7130155... похитили у моей семьи значительные суммы денег которые мошенники нам не возвращают... Обвинили меня даже в том, что я «не написал извинительные письма» обокравшим меня мошенникам. Но наркоманка Деменёва А.А. умерла от передозировки (на похищенные ею у меня и у других потерпевших деньги) за день до неминуемого разоблачения её заведомо ложного доноса (по которому я незаконно осужден) в суде (см. Раздел I) в октябре 2007 года. Кому же я должен писать извинительные письма?! Апостолу Петру? Но судья, не задумываясь (не говоря уже о проверке, исследовании судом) переписал всю эту ЯВНУЮ ЧУШЬ и ЛОЖЬ в «постановление суда» !
В грубейшее нарушение ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод..., несмотря на мои настойчивые многократные ходатайства, мои защитники (с которыми я несмотря на то противозаконное противодействие администрации, сумел заключить соглашение об оказании юридических услуг - Приложения 17 п, 24 а, 29 б...) не были допущены на этот «суд». Мне даже не дали возможность сообщить моим защитником о дате суда (о нарушение ст.92 и ст.89 УИК РФ см. выше). Суд по моим предварительным ходатайствам (и на самом суде) отказал мне не только вызове, но и в допуске моих защитников. Вместо защитников судья Кеер А.В. (и др. судьи) попытался навязать мне казенного «адвоката» Хилькевич Е.И., которая заявила мне, что не окажет мне никакой адвокатской помощи, необходимой мне:
2. получить на свободе мои деньги за адвокатскую работу (т.к. мне не давали ни созвониться, ни встретиться с родными)
3. вызов на основании ч.4 ст. 271 УПК РФ, 20-ти (затем 22-х) свидетелей защиты (о содержании ч.4 ст. 271 УПК РФ, предусматривающей право вызова в суд свидетелей без согласия суда, казенные «адвокаты» даже не знали и знать не желали…
4. сбор необходимых документов (см. Приложение 30),
5. истребование необходимых вещественных доказательств (cм. Приложение 30),
6. вести видеозапись судебного процесса...
Казенные «адвокаты» заходят в суд просто посидеть с отсутствующим видом. При всех судах Кемеровской области сложилась прикормленная каста этих казенных «адвокатов» - бездельников, совершенно невежественных (не знающих и не желающих знать даже УПК РФ!) и ленивых, приуроченных получать деньги за своё никчемное сидение с тупым и безразличным видом. А добропорядочных юристов (защитников, не входящих в эту касту обленившихся негодяев, в суды, в нарушение ч.2 ст.49 УПК РФ, не пускают (Приложения 17 о, 21 ж, 29 з, 29 и, 29 к, 32 у...), особенно, если дело, как у меня – «заказное». Я, конечно, от такого «адвоката» сразу же отказался, трижды настаивал на вызове моих защитников, на основании ч.2 ст.49 УПК РФ. Но судья Кеер, не скрывая приятельских отношений с руководством ИК-44, заявил, что ни моих защитников, ни 20 (двадцать) свидетелей защиты в этот «суд» не допустит. Отказал так же, в нарушение ч.2 ст.24 Конституции РФ, и ст.10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и в ознакомлении меня с моим личным делом (ранее я добился ознакомления лишь с первой 1\5 частью моего личного дела, после чего дальнейшее ознакомление мне запретили) и даже с материалами «рассматриваемого» им дела. Не захотел меня даже выслушать, оборвав на полуслове. Не было в этой жалкой пародии на суд ни прений, ни последнего слова. Кеер не скрывал, что ВСЕ по моему «заказному» делу уже давно предрешено...
Кеер просто переписал, без всякой проверки, исследования судом (в грубое нарушение п. 20... Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 21 апреля 2009 г. «О судебной практики условно - досрочного освобождения от отбытия наказания...») в постановления суда (Приложение 29 в) всю ту ЯВНУЮ НЕПРИКРЫТУЮ ЛОЖЬ, не выдерживающую даже самой элементарной проверки (см. Приложения 30, 29 г), выдуманную преступившими Закон и человеческую совесть сотрудниками ГУФСИН. Даже «мой» срок у них переписал, якобы: «8 лет 06 месяцев». Несмотря на то, что в действительности, согласно кассационному определению от 21 марта 2013 года (Приложение 28 б)-8 лет ровно. Протоколы судебных заседаний (при «рассмотрении» им УДО и переводы на колонию-поселение). Кеер полностью исказил и «сократил» таким образом, что я, якобы, «не заявлял» 3 жды ходатайства:
о вызове моих защитников,
об отказе от казенного «адвоката» Хилькевич Е.И.,
о вызове 20-ти свидетелей защиты полностью опровергающих всю эту ЯВНУЮ ГРЯЗНУЮ ЛОЖЬ… (см. Приложения 30 и 29 ж),
об ознакомлении с моим личным делом и материалами данного дела (в т.ч. с сфабрикованными на меня «нарушениями»…).
Получения этих сфальсифицированных протоколов мне пришлось добиваться около 3 х месяцев… Вся эта жалкая пародия на суд, в грубейшее нарушение ст.6 и ст.13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод… многократно повторилась и при «рассмотрении» всех моих ходатайств о переводе меня:
- на исправительные работы в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК» (см. Приложение 15 г).
- на колонию - поселение
- а также при «рассмотрении» всех моих апелляционных жалоб (Приложение 28 г), где я также многократно подавал эти ходатайства. Также я многократно ходатайствовал суду, на основании ч. 4 ст. 29 УПК РФ, вынести частные определения суда по ФАКТАМ:
- нарушений ч. 7 ст.49 УПК РФ казенными «адвокатами» (сидельцами), нарушающими мое право на защиту, отказывающими мне в какой – либо адвокатской помощи, заявляющимися в «суд» просто посидеть с отсутствующим видом, что вынуждает меня на каждом «судебном» процессе отказываться от таких «адвокатов», по 3 раза настаивать на вызове моих защитников (юристов), с которыми у меня заключены соглашения об оказании юридических услуг (Приложение 17 о, 24 а, 29 д)
- нарушения администрацией ИК-44 г.Белово ст. 92 («Телефонные переговоры осужденных»), ст. 89 (свидания мне противозаконно не дают по 2,5 года, не пропускают ко мне защитников)
- п. 104 УИК РФ Правил внутреннего распорядка ИУ (лишают права на платное ксерокопирование документов)
Все эти вопиющие БЕЗЗАКОНИЯ полностью лишают меня возможности защищаться от БЕЗЗАКОНИЙ ГУФСИН, поддерживать необходимую связь с моими защитниками (в т.ч. найти и нанять нормального добропорядочного адвоката, а не казенного «сидельца»), эффективно защищать мои права от всего БЕЗЗАКОНИЯ, обратиться в суды и в Европейский Суд по правам человека…
В грубейшее нарушение ст. 6 и ст. 13 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, «суды» стараются «не замечать» всех моих ходатайств, фальсифицируя, в отсутствие защиты, протоколы судебных заседаний. Многократно противозаконно отказывают мне в защите (Приложения 29 з, 29 и, 29 к…). Мои ходатайства, апелляционные жалобы тоже (см. Приложения 22, 24, 25, 26, 27…) стараются «утерять». Например, мои подробнейшие апелляционные жалобы (Приложение 29 ж) со всеми вышеуказанными ходатайствами, на незаконный и необоснованный отказ в переводе меня на колонию - поселение 17 февраля 2014 г. мне пришлось отправлять 3 жды (!) :
1. 18 февраля 2014 г.
2. 01 марта 2014 г.
3. 11 июля 2014 г. – при 8-ми свидетелях, последний раз заказным письмом с уведомлением. В ИК-44 мне наотрез отказывались давать исходящий № и дату этих 3 х и др. апелляционных жалоб, стремясь их, как обычно, «утерять». Я был вынужден еще 5 раз отправлять (в т.ч. заказными письмами при свидетелях!) ходатайства и жалобы (в т.ч. Председателю Кемеровского обл. суда, затем Председателю Верховного Суда РФ В.М. Лебедеву). Только после этого моя апелляционная жалоба (Приложение 29 ж) все же «нашлась» и была, наконец, рассмотрена» 23-го июля 2014 года (т.е. «рассматривалась более 5 ти месяцев!) с теми же вышеуказанными грубейшими нарушениями Закона (права на защиту, на вызов 22-х свидетелей…). Из 11-ти моих ходатайств судья удовлетворила лишь одно - согласилась, что мой срок действительно 8 лет, а не 8 лет 06 месяцев (Приложение 29 л). Другие же «судьи» «рассматривавшие», не рассматривая, мои апелляционные и кассационные жалобы, согласились с выдумкой преступивших Закон и человеческую Совесть сотрудников ГУФСИН о том, что мой срок, якобы, «8 лет 06 месяцев» (Приложения 29 ж, 29 з..), не говоря уже обо всех остальных их ГРЯЗНЫХ ИЗМЫШЛЕНИЯХ, не выдерживающих даже самой элементарной проверки (см. Приложения 29 ж, 30), на которой я очень настаиваю… Из-за этого ТОТАЛЬНОГО нарушения вышеуказанных прав (на защиту, на вызов 22-х необходимых свидетелей…) я был вынужден почти на каждом (кроме 2 х) из 8-ми судебных процессов заявлять обоснованные (мотивированные) отводы судьям. Но они их также незаконно и необоснованно отклоняли…
Кемеровский областной суд только 2-жды (25 июля 2014 г. и 05 декабря 2014 г.) отменял ЯВНО ПРОТИВОЗАКОННЫЕ решения Беловского городского суда об отказе в переводе меня на исправительные работы в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК». Но при этом не выносил решения по существу (отказывая мне во всех вышеуказанных ходатайствах), а возвращал дело в Беловский городской суд, погрязший в БЕЗЗАКОНИЯХ. Чтобы не выносить законного и обоснованного решения о переводе меня на исправительные работы в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК», Беловский городской суд, вместо того, чтобы оказать мне необходимое содействие (о чем я многократно ходатайствовал суду на основании ч.3 ст.15 УПК РФ) в пресечении тотального БЕЗЗАКОНИЯ ГУФСИН и казенных «адвокатов» (см. выше) многократно противозаконно переносил рассмотрение моего ходатайства:
1. на 11 января 2015 г.
2. на 13 февраля 2015 г.
3. на 12 марта 2015 г.
4. на 06 апреля 2015 г.
5. на 05 мая 2015 г.
6. на 08 июня 2015 г. (т.е. после моего освобождения 05 июня 2015 г. !)
Это издевательство привело к тому, что за 2 года мое ходатайство о переводе меня на исправительные работы в должности зам. Генерального директора ООО «Доктор ПК» так и не было рассмотрено справедливым и беспристрастным судом. Также и с моими ходатайствами об УДО и переводе в колонию – поселение... Все это является грубейшим нарушением права на справедливый и беспристра