8 800 505-92-64

Дизайнер-антисемит отрекся от меха и мяса

Автор публикации
Пользователь Любовь Николаевна
Россия, г. Невинномысск Рейтинг:  4222623 1 место
1
просмотров: 100 | комментариев: 4

Дизайнер бренда Maison Margiela Джон Гальяно отказался от использования натурального меха в своих коллекциях. Об этом сообщает Dazed.

«Сегодня мы не хотим просто продукт. Нам нужны нравственность и фирма, защищающая наши ценности», — прокомментировал модельер свои действия. Он также признался, что решение далось непросто: во время работы в компании Christian Dior меховая одежда Гальяно участвовала в большинстве показов.

Кроме того, после отказа от меха дизайнер решил стать вегетарианцем. «Моя жизнь стала более сбалансированной. Давление в модной индустрии осталось прежним, но теперь я знаю, как абстрагироваться», — рассказал Гальяно.

В 2011 году Гальяно уволили из модного дома Christian Dior после антисемитских высказываний во время ссоры в парижском баре. Пьяного Гальяно вывела из себя компания за соседним столиком, и он начал комментировать их разговор. Когда соседи спросили о причине его раздражения, модельер ответил грубыми антисемитскими оскорблениями в адрес женщин.

В марте глава итальянского бренда Versace Донателла Версаче тоже отказалась от использования натурального меха при создании одежды и аксессуаров. "Мех? Я больше в этом не участвую. Я не хочу убивать животных, чтобы создавать моду. Это кажется мне неправильным", — пояснила она свою позицию.

Подпишитесь на 9111.ru в «Яндекс.Дзен» и «Яндекс.Новостях»
Поделитесь этой статьёй:
Автор публикации
Пользователь Любовь Николаевна
Россия, г. Невинномысск Рейтинг:  4222623 1 место
1

Правильное решение?

Проголосуйте, чтобы увидеть результаты

+16 / -1

Его дело. Хочет, пусть не ест мясо и не использует мех.

Каждому своё.

Заставьте льва есть траву.

Представляю вегетарианца чукчу в искусственной шубе. Вымрут за одно поколение...

Интересно а как-бы Гальяно вместе с Версаче прокомментировали насчет обуви из кожи которую они выпускают под своим брендом.

И как это его так осенило то, делал делал из меха и вдруг не захотел