Спросить бесплатно

Нужна помощь, мне ее вчера вернулиВ Конституционный Суд Российской ФедерацииСенаторская площадь, д.

Нужна помощь, мне ее вчера вернули

В Конституционный Суд Российской Федерации

Сенаторская площадь, д.1, Санкт-Петербург, 190000

ЗАЯВИТЕЛЬ: осужденный Сесту Владимир Александрович,

20 мая 1968 года рождения, по ч.4 ст.159.1, ч.4 ст.159 УК РФ

к 9 годам 10 месяцам, содержащийся, в колонии-поселения

при ФКУ ИК-17 ГУ ФСИН России по Нижегородской области

606707, Нижегородская область, Краснобаковский район,

пос. Пруда, ул. Лесная, д.6

Адрес Государственного органа издавшего акты,

которые подлежат проверке, либо участвующего в споре

о компетенции: Государственная Дума Российской Федерации,

103265, Москва, Охотный ряд, дом 1

Жалоба на нарушение конституционных прав и свобод гражданина статьей 90 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.

И частью 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

1.Источник официального опубликования обжалуемого акта:

Текст Уголовного Кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года № 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П)

Текст Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным Законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Источники информации:

Серия: профессиональный комментарий к УК РФ, под редакцией, заслуженного деятеля наук РФ, доктора юридических наук, профессора В.Т. Томина, кандидата юридических наук, доцента В.В.Сверчкова, 6 издание, переработанное и дополненное, Юрайт, 2010;

Научно-практический комментарий к УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий;

Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова;

§ 6. Законная сила судебного решения; Гражданский процесс: Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное М,:ОАО «Издательский Дом «Городец»,-784 с. 2007, Треушников М.К.

2. Нормы Конституции и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Нормативным основанием для обращения в Конституционный суд являются положения ч.2 ст.45 и ч.4 ст. 125 Конституции РФ и положения ч.2 ст. 36 и ч.1 ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года « О Конституционном суде Российской Федерации». прошу признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, нормы статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ), поскольку они не воспринимаются должностными лицами, как обязанность к исполнению, а также, нормы части 5 статьи 69 УК РФ, противоречащие Конституции в конкретном уголовном деле, чем были нарушены мои конституционные права и свободы.

3. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.

Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации….. (Постановление Конституционного суда от 24 апреля 1996 года №17-П).

Согласно статье 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если обжалуемый закон, во-первых, затрагивает конституционные права и свободы граждан и, во-вторых применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого в суде завершено либо начато. По смыслу названного Закона для признания жалобы допустимой не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу судами общей юрисдикции, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации лишь в том случае, если он полагает, что имеет место неопределенность в вопросе, соответствует ли Конституции Российской Федерации затрагивающий его права закон. (Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 года № 3-П)

“Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность …. Могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права”. (Определение Конституционного суда от 4 декабря 1995 года № 116-О)

Статья 90 УПК РФ “Преюдиция’ - Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)

“1. Комментируемая статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопризводства. Такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Например, когда решением суда по гражданскому делу установлены определенные события, то в дальнейшем, если они попадут в предмет доказывания по уголовному делу, суду, прокурору, следователю и дознавателю следует рассматривать их как уже установленные. Точно также должен решаться вопрос и в случае отказа и в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу

3. Статья 90 УПК, в прежней редакции допускала возможность дополнительной проверки судом, рассматривающим уголовное дело, обстоятельств ранее установленных вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу, если они вызывали сомнения у суда. Теперь такая возможность не предусмотрена как в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором, так и в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. ”. (см. пункты 1-3 научно-практический комментарий к ст.90 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).

Данные требования закона не возымели действия при постановке обвинительного приговора, чем были нарушены мои права гарантированные статьей 54 Конституции, в соответствии с которой: а) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; б) никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; в) если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

4. В качестве примера приведу краткое описание сути обстоятельств дела повлекших нарушение моих прав, свобод и законных интересов.

В 2007 году клиенты моей компании Гладышев В.М., его жена Гладышева Т.А. и Золотцев А.А. в период с 13 по 16 апреля 2007 года получили кредиты в ООО Славинвестбанк, с которым я сотрудничал по договору, на покупку квартир в строящемся доме в ЗАО “Бизнес Олимп” ЖК “Дубовая роща”, и добросовестно исполняли условия кредитных договоров, в части погашения ежемесячных платежей по кредиту.

30 августа 2007 года представитель Банка, действующая по доверенности Гуданова И.Е. подала исковое заявление в Ногинский городской суд Московской области о расторжении кредитных договоров с Гладышевыми и Золотцевым, в связи с их нецелевым использованием и одновременно обратилась с заявлением в СК РФ ГСУ по гор. Москве в связи с хищением кредитных средств указанными заемщиками. (см. приг. Стр.33)

4 сентября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 151099 на Гладышева В.М., по факту хищения кредитных средств, и в отношении его соучастников Гладышеву Т.А. и Золотцева А.А. и соответственно в отношении меня, в дальнейшем представленного в обвинительном заключении, как организатора получения кредитных средств (хищения). При этом следственные органы не интересовало, что кредитные договора исполнялись еще 6 (шесть) месяцев, после привлечения заемщиков к уголовной ответственности. Вместе с тем, со слов представителя банка Гудановой И.Е. озвученных в ходе судебного следствия, выплаты кредитов перестали поступать с декабря 2007 - января 2008 года, т.е. после расторжения Банком кредитных договоров по судебным решениям. Следовательно, уголовное дело было возбуждено без наличия квалифицирующих признаков хищения, следователь руководствовалась лишь предположением, что они должны быть похищены и желанием повысить “раскрываемость”. (см. приг. Стр.33)

Таким образом, уголовное дело было возбуждено на заведомо невиновных лиц с целью, в последствии, создать квалифицирующие признаки состава преступления, что и было сделано. (ст.299 и ст.303 УК РФ) Объективная сторона составов преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого. Подобные действия заключаются в вынесении соответствующего постановления (о привлечении в качестве обвиняемого) при наличии оснований для признания либо гражданина невиновным, либо деяние непреступным. Основания налицо, если: а) установлено отсутствие события преступления, по поводу которого лицо привлекается в качестве обвиняемого; б) не установлены доказательства участия в совершении преступления, а возможности их дальнейшего собирания исчерпаны, или, напротив, установлены доказательства непричастности лица к совершению преступления; в) установлено отсутствие признаков состава преступления, в том числе свойств, характеризующих субъект посягательства. Иные процессуальные препятствия для продолжения производства по делу в качестве подобных оснований рассматриваться не могут. (комментарий п.3 к ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий.)

19 декабря 2007 года и 20 марта 2008 года решениями Ногинского городского суда Московской области обстоятельства были установлены, спор между хозяйствующими субъектами, ООО “Славинвестбанк” и указанными заемщиками был разрешен. Денежные средства полученные заемщиками на покупку жилых помещений в строящемся доме ЖК “Дубовая Роща” были использованы нецелевым образом, поскольку, без одобрения банка заемщики вложили их в строительство ЖК “Корона”, т.е. суд установил, что кредитные средства не похищены, а использованы нецелевым образом. (см. приг. Стр.33)

Как только указанные судебные решения Ногинского городского суда Московской области вступили в законную силу, договора с указанными заемщиками были расторгнуты, а денежные средства в сумме выданных кредитов с заемщиков были взысканы в полном объеме. (см. приг. Стр.33)

Обязательность судебного решения закреплена в ст. 6 Закона о судебной системе, а также в ст. 392 УПК РФ, ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ. В соответствии с данными нормами вступившие в законную силу судебные акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации..

Уважаемый Суд прошу Вас принять во внимание именно обстоятельства с неисполнением должностными лицами, судебных решений вступивших в законную силу принятых по моему уголовному делу, не взирая, на наличие в законе ответственности за такие действия. Следовательно, требования закона, об обязательном исполнении судебного решения вступившего в законную силу не обладают той юридической силой позволяющей охранять права и свободы граждан гарантированные Конституцией Российской Федерации.

Законная сила судебного решения есть его неизменяемость, обеспеченная недопустимостью его обжалования (опротестования) и вынесения нового решения по тому же иску, одновременно являющаяся моментом, с которого осуществляется действие решения - подтверждение, изменение или прекращение спорного правоотношения

Законная сила судебного решения - это его обязательность. Обязательность решения вытекает из самого его существа, т.е. императивного подтверждения судом наличия (отсутствия) спорного правоотношения сторон в результате применения норм права к установленным фактам. В законной силе решения проявляется и общеобязательность применяемого судом закона, и авторитет судебной власти, разрешившей окончательно на законной и объективной основе спор о праве.

Тем не менее, в прежней редакции статья 90 УПК позволяла суду усомниться в ранее установленных обстоятельствах, вступившим в законную силу решением суда и это обстоятельство позволило следственным органам осуществить поставленную цель. Уголовное дело продолжало расследоваться, но в ином формате, изначально меня привлекли как соучастника хищения кредитных средств, а затем после вступления в силу судебных решений, 13 августа 2008 года мне предъявили обвинение как организатору похищения кредитных средств. При этом не приняли во внимание, что и с Банком и с заемщиками я сотрудничал на основе договора, а следовательно мой интерес был обусловлен получением заработка в виде процента со сделки (см. приг. Стр.41). Моя компания не признавалась незаконной, напротив судом было установлено, что я награжден за модернизацию финансовой системы Российской Федерации в области кредитования орденами Гордость России и Профессионал России.

В приговоре суда, вопреки фактическим установленным обстоятельствам в ходе судебного разбирательства, суд необоснованно пришёл к выводу, что обман как способ хищения со стороны участников преступной группы выразился: в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений и умолчании об истинных фактах, искажении действительного положения вещей относительно платёжеспособности, реальной возможности и намерениях Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. приобрести жилые помещения, в сознательном убеждении банка в наличии, якобы, благоприятных факторов для одобрения выдачи им кредита.

Таким образом, в приговоре суд установил, что противоправные действия участников преступной группы, выразившиеся в обмане, являвшимся способом хищения, осуществлялись и были необходимы для получения одобрения выдачи кредита Гладышеву В.М., Гладышевой Т.А. и Золотцеву А.А., денежные средства по каждому из которых, были похищены, при этом о решениях Ногинского городского суда Московской области, которые указывают не на хищение, а на нецелевое использование кредитных средств, в приговоре указывается лишь то, что по решению суда кредитные средства взысканы в полном объеме. (приг. Стр.33)

Однако суд не принял во внимание, установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, как наличие всех денежных средств полученных Гладышевыми и Золотцевым А.А. в кредит, на банковском счете Гладышева В.М., что подтверждалось предоставленными, на последнем судебном заседании, официальными банковскими выписками со счета Гладышева В.М., а следовательно, я не мог похитить указанных кредитных средств. Вернуть их Банку, находясь в тюрьме с 6 апреля 2008 года, Гладышев В.М. не мог физически.

Суд не принял во внимание тот факт, установленный в ходе судебного заседания, что недостоверная информация в виде заведомо ложных сведений, была о хозяйственном положении ООО “Приоритет” и предоставлена банку Генеральным директором этой организации Гладышевым В.М., где его жена и гражданин Золотцев А.А. являлись там заместителем и начальником материально бытового обеспечения, соответственно, то есть Гладышев В.М. подал заявку на целевой кредит по договору соинвестирования, как руководитель организации. И предоставил сведения о финансовом состоянии своей компании ООО “Приоритет”.

Согласно комментариям к части 2 статьи 176 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) – “Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению имеет место, когда заемщик обращает кредитные суммы на нужды, не указанные в кредитном договоре. Например, деньги, выданные на строительство жилья, используются заемщиком на расширение производства, выдачу заработной платы, погашение кредитов, уплату налогов, помещаются на депозитные счета в коммерческие банки, передаются в уставной капитал и т.п.” (комментарий к ст.176 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,-1306, с. Профессиональный комментарий)

То есть в принципе, на тот период времени, к заемщикам можно было предъявить претензии, но лишь в незаконном получении кредитных средств, с учетом установленных обстоятельств в суде гражданской юрисдикции.

Суд при постановке приговора проигнорировал нормы статьи 10 УК РФ, не принял во внимание, внесенные изменения 29 декабря 2009 года, в статью 90 УПК РФ, согласно которым, в новой редакции статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопризводства.

Тот факт, что решением Ногинского городского суда Московской области по гражданскому делу с участием Гладышевых и Золотцева А.А. по иску ООО “Славинвестбанк” были установлены все события по полученным ими целевым кредитам, и в дальнейшем, эти обстоятельства попали в предмет доказывания по уголовному делу, и суду, прокурору, следователю и дознавателю следовало рассматривать их как уже установленные, но суд этого не сделал, что существенно повлияло на исход дела.

При производстве по настоящему уголовному делу имело место быть ещё одно грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона, а именно нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора, что привело к нарушению моих прав на справедливое правосудие и ставит под сомнение законность приговора в отношении всех осуждённых по данному делу лиц.

Согласно положениям ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с п.8 ч.2 ст.389.17; ч.1 ст.401.15 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.

Статья 389.17. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

Согласно статьям 295; 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, при этом во время постановления приговора суд вправе сделать перерыв для отдыха по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня.

В статье 310 УПК РФ установлено, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.

Таким образом, жесткий правовой регламент тайны совещания судей направлен на обеспечение условий для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Этот регламент не предусматривает какого-либо участия судьи, постановляющего приговор, в каком-либо ином судопроизводстве.

Однако, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены, о чём свидетельствует следующее.

Из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу видно, что 11 января 2010 года, выслушав последнее слово подсудимых Золотцева А.А. и Гладышевой Т.А., суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, а 21 января 2010 года приговор в отношении Сесту В.А., Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. и Филатова В.В. был провозглашён.

Таким образом, председательствующий судья Солодкова Надежда Викторовна в период с 11 по 21 января 2010 года находилась в совещательной комнате для постановления приговора по настоящему уголовному делу.

Вместе с тем, согласно информации, опубликованной в сети Интернет на официальном сайте Хорошевского районного суда города Москвы, судье Солодковой Н.В. 11 января 2010 года в рабочее время были переданы материалы следующих уголовных дел:-№1-60/2010 по обвинению Карпычевой Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ;-№1-62/2010 по обвинению Попова А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ;-№1-66/2010 по обвинению Исраилова Б.Б. и Саларбекова С.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ;-№1-73/2010 по обвинению Кадуцкова Д.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.

В период нахождения в совещательной комнате для постановления приговора по уголовному делу № 151099 судьёй Солодковой Н.В. в рабочее время были приняты процессуальные решения – вынесены постановления о назначении судебных заседаний по иным уголовным делам, а именно: 15 января 2010 года вынесено постановление по делу №1-60/2010; 18 января 2010 года вынесены постановления по делам №1-62/2010, №1-66/2010 и №1-73/2010.

Исходя из норм, содержащихся в главе 33 УПК РФ, при подготовке уголовного дела к судебному заседанию судье надлежит, детально изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания и т.д.

Таким образом, находясь в совещательной комнате для постановления приговора в отношении осуждённых по данному уголовному делу лиц, председательствующий судья Солодкова Н.В. изучала материалы иных уголовных дел и принимала по ним процессуальные решения, что является недопустимым и безусловно свидетельствует о нарушении тайны совещания судей при постановлении приговора, что в соответствии с требованиями закона влечет отмену приговора в любом случае..

Обратите внимание, в статью 90 УПК РФ, внесены изменения 29 декабря 2009 года, т.е. до постановки приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, но никаких действий суд по данному вопросу не предпринял, поскольку находясь в совещательной комнате, в период с 11 по 21 января 2010 года судья Н.В. Солодкова, вынесла еще 4 (четыре) процессуальных решения по другим уголовным делам,

Следовательно, судья Солодкова Н.В., находясь в совещательной комнате, при постановке приговора нарушив требования ст. 295; ст. 298 УПК РФ, проигнорировала, внесенные изменения в статью 90 УПК РФ, а вместе с тем ей не был решен вопрос, о выделении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное судопроизводство, что и послужило постановкой самостоятельного приговора суда, при наличии оснований для назначения наказания за совершение преступления в совокупности с другим преступлением.

Я не раз обжаловал наличие в деле безусловных обстоятельств преюдиционной силы, но Верховный Суд РФ, рассматривая мои и других осужденных, по данному делу, жалобы, посчитал нецелесообразным отменять приговор по столь несущественным основаниям.

Вышеуказанные обстоятельства послужили постановке несправедливого приговора суда и неправильному применению уголовного закона при постановке второго в отношении меня приговора Кузьминским районным судом гор. Москвы 20 июля 2010 года.

Тот факт, что я виновен в совершении еще одного преступления, после вынесения приговора по первому делу должна была установить судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., поскольку ей достоверно было известно, что постановлением Кузьминского районного суда гор. Москвы от 17 ноября 2009 года я был взят под стражу, но в резолютивной части приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы указано, что я взят под стражу в зале суда 21 января 2010 года.

В процессе предварительного и судебного следствия я находился под подпиской о невыезде, и только тогда, когда мне предъявили обвинение в другом преступлении по ч.4 ст.159 УК РФ, за неполный возврат, денежных средств по договору займа, я был арестован по решению Кузьминского районного суда гор. Москвы 17 ноября 2009 года, и прибыл на судебное заседание под конвоем 21 ноября 2009 года.

У судьи Хорошевского районного суда гор. Москвы и участвующего в деле прокурора были все основания для принятия решения, в порядке ст. ст. 153-155 УПК РФ, о выделении и объединении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное производство.

В результате допущенных нарушений приговор Хорошевского суда гор. Москвы от 21 января 2010 года вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, как самостоятельный приговор суда, но не был исполнен, поскольку 20 июля 2010 года я был осужден вторым приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по ч.4 ст.159 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к окончательному наказанию, путем частичного сложения было присоединено наказание в виде 5 лет, назначенное по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, и окончательно по совокупности преступлений, мне было определено к отбытию 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, в колонии общего режима, со штрафом в размере 1 500 000 рублей, в доход государства.

Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ, следует: - “По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда”.

Согласно части 1 статья 14 (Презумпция невиновности), следует: - Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно части 1 статье 17 УК РФ (Совокупность преступлений), следует: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК” (в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 №73-ФЗ)

Формулировка – “виновен”, в части 5 статьи 69 УК, с учетом норм части 1 статьи 14 УПК РФ противоречит части 1 статьи 17 УК РФ и ее конституционно правовому смыслу, и дает основание суду, при назначении окончательного наказания считать, что приговор, вступивший в законную силу можно квалифицировать как деяние, совершенное в совокупности с другим преступлением.

Однако в комментариях к нормам части 5 статьи 69 УК РФ, дается исчерпывающее разъяснение по данному вопросу, а именно: - “В практике имеют место случаи, когда после осуждения лица за совершение определенного преступления выясняется, что это лицо до осуждения по первому приговору совершило еще одно или несколько преступлений, подпадающих под одну и ту же статью УК либо под различные статьи (части статей) Особенной части УК. В этом случае имеет место множественность преступлений, за которое лицо еще не подвергалось осуждению (совокупность преступлений)”…….в рассматриваемых случаях в окончательное наказание засчитывается наказание, ОТБЫТОЕ по первому приговору суда ко времени назначения окончательного наказания по последнему приговору суда. Зачет производится путем вычета отбытого наказания из срока или размера окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. (см. приложение, п.16; п.18 серия проф. Коммент. К ч.5 ст. 69 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

Следовательно, с учетом требований предусмотренных ч. 1 ст. 17 Общей части УК РФ (Понятие совокупности преступлений), согласно которым: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено…..” - во взаимосвязи с нормами ст. 69 УК РФ (Назначение наказания по совокупности преступлений), по смыслу ее части 5 законодатель, указывая в тексте - что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу…,., не имеет ввиду ранее судимого, другим судом, приговор которого вступил в законную силу.

Однако приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы мне назначено окончательное наказание, по совокупности преступлений, и вовсе в соответствии с нормами ч. 3 ст.69 УК РФ, как за совершенные преступления, ни за одно из которых я не был осужден. Данное обстоятельство отражено и в постановлении президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года, - “Наказание, с учетом внесенных изменений, осужденному Сесту В.А., назначено с соблюдением требований ст. ст. 60, 69 ч.3 УК РФ и смягчению не подлежит”. (см. постановление стр. 4)

Вместе с тем, в резолютивной части приговора Кузьминского районного суда города Москвы от 20 июля 2010 года, Вы увидите, что: - “На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к назначенному Сесту В.А. наказанию по настоящему приговору присоединить наказание, НАЗНАЧЕННОЕ Сесту В.А. по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, частично в виде ПЯТИ лет лишения свободы……..” (извлечение из приговора от 20.07.2010 года).

Такое назначение наказания было бы возможным, если бы именно Кузьминский районный суд гор. Москвы выносил приговор по первому делу и до вступления его в законную силу, установил, что я совершил еще и другое преступление, при условии объединения уголовных дел, в установленном законом порядке. Но я, уже был юридически ранее судимым, другим судом, приговор которого вступил в законную силу до начала судебного разбирательства по второму делу.

“Наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление по совокупности преступлений и в соответствующих случаях приговоров” (см. практику применения УПК РФ, 6-е издание, в ред. Председателя ВС РФ В.М. Лебедева)

Квалификация содеянного, по совокупности приговоров, в моем случае также была не применима, поскольку согласно профессиональным комментариям к ч.1 ст. 70 УК РФ, следует: - “Совокупностью приговоров признаются случаи совершения лицом НОВОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ПО ПЕРВОМУ ДЕЛУ, но до полного отбытия, назначенного по нему наказания. Совокупность приговоров – это вид множественности преступлений”. (см. п.1, серия проф. Коммент., к ч.1 ст. 70 УК РФ, 6-е изд. 2010, в ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).

“Если в ходе исполнения приговора, в частности выявляются один или несколько ранее вынесенных и вступивших в законную силу, но неисполненных приговоров, причем во время исполнения приговоров один из них отменяется в порядке кассации, надзора, суд в связи с этим должен исключить из совокупности меру наказания, назначенную отмененным приговором.”

Неприсоединение наказания по предыдущему приговору, о котором суду было известно, к наказанию, назначенному за новое преступление, рассматривается в судебной практике как неправильное применение уголовного закона, влекущее отмену приговора.

При решении вопроса о применении к осужденному наказания по всем неисполненным приговорам суду следует руководствоваться общими правилами назначения наказания по совокупности приговоров.”… (см. пункты 35 - 37, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).

Таким образом установить, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, что я виновен в совершении еще и другого преступления, после вынесения приговора по первому делу была обязана судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., при постановке приговора и у нее на это были все основания. Судья Кузьминского районного суда гор. Москвы Самохина Л.Д., знала до начала судебного процесса, что я уже был судим, другим судом, по аналогичной статье предусмотренной Особенной частью УК РФ и приговор вступил в законную силу, но наказание по нему не отбывал, что исключало применение правил ч.5 ст.69 УК РФ.

Такого порядка назначения окончательного наказания по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора как в моем случае, в уголовном законе не предусмотрено.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

1. Неправильным применением уголовного закона являются:

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;

3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора.

1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

2. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года не основан на законе, поскольку при назначении окончательного наказания был неправильно применен уголовный закон при квалификации содеянного по совокупности преступлений, что прямо противоречит нормам ч.5 ст.69 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела. Более того при таких обстоятельствах суд не имел законного права квалифицировать содеянное, как совокупность преступлений.

К сожалению, суды при обжаловании указанных нарушений отказывают в судебной защите и восстановлению моих прав, игнорируя все доводы, представленные в жалобах, требования Конституции и других законов Российской Федерации.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, по делу о проверке конституционности ряда положений УПК РСФСР, Конституционный Суд установил, что ст. 46 Конституции, гарантирующая право на судебную защиту, требует справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах и что “ошибочное судебное решение не может рассматриваться, как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено”. Кроме того, Суд указал, что “Международный пакт о гражданских и политических правах¸ исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов”…..Таким образом, Конституционный суд четко стоит на позиции, что нет таких судебных решений, которые являлись бы окончательными и не могли бы быть обжалованы.

Право осужденных на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право по смыслу статьи 50 (части 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам….. Лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления судебных ошибок, допущенных судом при постановке приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). (Постановление Конституционного суда от 6 июля 1998 года №21-П)

Право на судебную защиту не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. (п.1,глава 2,стр. 168, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова).

Вместе с тем, - “Возобновление дел и пересмотр судебных решений в порядке главы 49 УПК, возможен также в целях новой оценки уже полученных ранее судебное подтверждение обстоятельств. Как вытекает из положений постановления Конституционного Суда РФ, основанием к возобновлению производства по делу может служить, в частности, неправосудность вынесенного по делу решения, если оно являлось результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона” (Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.1996 № 4-П).

Неправильное применение уголовного закона при назначении окончательного наказания приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года привело к нарушению моего конституционного права на амнистию.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваль В.С. от 05 марта 2014 года, по делу 9-УД 14-2, при рассмотрении кассационной жалобы, на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.03.2013 года, об отказе в приведении приговора Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, в соответствие с новым федеральным законом, установлено следующее: - “Вместе с тем, отказывая осужденному в переквалификации его действий по приговору от 21.01.2010 года на ст. 159-1 ч.4 УК РФ (в редакции от 29.11.2012 года), при наличии к тому оснований, суд не принял во внимание, что в соответствии с п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренные ст. 159-1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

В силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного подлежит применению.

Таким образом, учитывая, что применение нового уголовного закона позволит, соответственно, применить к осужденному Постановление Государственной Думы от 02.07.2013 года № 2559-6 ГД “Об объявлении амнистии”……. (стр.3 пост.).

Согласно правовому смыслу текста постановления Судьи Верховного Суда Российской Федерации, условием для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, являлось приведение его в соответствие с новым федеральным законом и применение акта амнистии, в порядке ст.397 УПК РФ.

Из ответа, Судьи Верховного Суда Российской Федерации В. М. Кулябина от 20 августа 2014 года, следует: - “Каких - либо сомнений или неясностей постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года не содержит” (см. приложение)

Судья Верховного Суда Российской федерации, изучив материалы уголовного дела, и ранее принимаемые в отношении меня судебные решения, установил, что Хорошевским районным судом 21 января 2010 года был вынесен самостоятельный приговор, который вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, что отражено в описательно мотивировочной части, постановления президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года – “Сесту Владимир Александрович, родившийся 20 мая 1968 года, …..РАНЕЕ СУДИМЫЙ 21 января 2010 года, по ч.4 ст.159 УК РФ, к 8 годам лишения свободы”. (см. приложение стр.1 пост. МГС от 15.04.2011 года).

Верховным Судом Российской Федерации были установлены фактические обстоятельства дела в том, что именно приговором Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, я впервые осужден за одно преступление по ч.4 ст.159-1 УК РФ, ранее не судим, гражданский иск по приговору суда не заявлен (приг. Стр.149), обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков не имею, (приг. Стр.83), что соответствует требованиям п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 2559 – 6 ГД « Об объявлении амнистии» и подлежит исполнению всеми органами государственной власти.

“Обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков может возникнуть только в силу приговора или решения суда, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством, либо такое обязательство может быть исполнено только при признании его причинителем вреда в добровольном порядке”.

При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации законно и обоснованно пришел к выводу, в том, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, который в соответствии с законом исполняется самостоятельно, позволяет применить к нему акт амнистии, в данном случае в судебном порядке, в соответствии с нормами ст. 397 УПК РФ.

Из взаимосвязанных положений статьи 15 (часть 1), 71 (пункт “о”), 103 и 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации следует, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу. Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам. (статья 105, часть 1, Конституции Российской Федерации, извлечение, п.17, глава 1, стр. 31, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008,-480 с, в ред. С.Э. Несмеянова)

Акт об амнистии – это документ высшего органа государственной власти, содержащий юридические нормы, освобождения от наказания…..

Принятие акта об амнистии относится к компетенции высшего органа государственной власти (см. ст.10, 11, п. «е» ч.1 ст. 103 Конституции), поскольку нормы акта являются обязательными к исполнению всеми соответствующими органами дознания, следствия, суда, ведающими исполнением наказания» (п.3, п. 9 серия проф. Ком. к ст. 84 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

“Прекращение уголовного преследования, вследствие акта амнистии, специфично в том, отношении, что акт амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу…….Возможности суда шире: он вправе применить акт амнистии не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращение его или замены более мягким наказанием.” (см. пункт 9, научно-практический комментарий к ст. 27 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).

При этом Судья Верховного Суда РФ Коваль В.С., несомненно, зная об ограничениях в п. 7 Постановления ГД РФ “Об объявлении амнистии”, демонстративно указал, что я осужден 20 июля 2010 года, приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ. делая, таким образом, посыл в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации нижестоящим судам о неисполненном приговоре суда и неправильном применении уголовного закона при назначении окончательного наказания данным приговором суда.

“Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других приговоров, рассматриваются судом, постановивший последний по времени приговор. Если эти вопросы возникнут вне района деятельности суда, постановившего последний по времени приговор, они разрешаются судом того же уровня по месту исполнения приговора.

Указанные вопросы могут быть решены по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением приговора, и по усмотрению суда.

Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, производится судьей по месту отбывания наказания, а если приговор не был обращен к исполнению – по месту заключения под стражу”. (см. пункты 38– 40, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).

Согласно научно-практическим комментариям к УПК РФ Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедева - “В случае если вопрос об освобождении от наказания или смягчении наказания рассматривается по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением наказания, судья извещает их о времени и месте рассмотрения представления. В судебное заседание вызывается осужденный. Для проверки и уточнения данных, изложенных в представлении об освобождении осужденного или смягчении наказания, судья может истребовать соответствующее уголовное дело, а также иные документы.

Закон не раскрывает содержания и характера сомнений и неясностей, которые судья вправе разрешать в порядке исполнения приговора. Пленум ВС РФ в постановлении от 20.11.2011 № 21 (п.22) дал примерный перечень сомнений и неясностей, подлежащих устранению судом при их возникновении при исполнении приговора, если они не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного:

а) о применении акта амнистии, если его применение является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; … (см. пункты 41 – 43, научно-практический комментарий к ст. 397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий).

В моем случае основания для освобождения от наказания назначенного приговором Хорошевского районного суда города Москвы в связи с актом об амнистии установил Верховный Суд Российской Федерации.

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года на основании моего ходатайства приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года был приведен в соответствие с новым законодательством (в ред. Федерального Закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 года), в части переквалификации ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст.1591 УК РФ, однако, суд опять же на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений снизил срок наказания до 9 лет 10 месяцев со штрафом в размере 1.000.000 рублей в доход государства с отбыванием наказания (с учетом постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 20.12.2012 года) в колонии поселения.

Из постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года следует, что «суд принимает во внимание п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии» от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ч.4 ст.159.1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества, и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Однако в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам, которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы”

Хочу сразу отметить решения администрации ФКУ ИК-9 об отказе в применении акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, признаны постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 января 2015 года, незаконными, и по мнению судьи Нижегородского областного суда изложенного в постановлении от 17 июня 2015 года, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии препятствий для реализации моего права по данному вопросу. (см. приложение)

Вместе с тем, постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2014 года, и решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года, президиумом Нижегородского областного суда в постановлениях от 23 апреля 2014 года и 17 июня 2015 года, постановлениями Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года, от 16 января 2015 года, от 15 июля 2015 года и постановлением Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года, так или иначе, установлено, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года должен быть применен акт амнистии от 2 июля 2013 года № 2559-6 ГД. (см. приложение)

Все указанные судебные решения вступили в законную силу, ни кем не опротестовывались и не отменялись, в связи с чем, 26 января 2016 года я обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в порядке ст.46 Конституции РФ.

Однако, по мнению Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, оснований для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года нет, в связи с наличием в деле совокупности преступлений, но каких либо опровержений или указаний на нормы закона которыми это подтверждается, судья не привел, он просто дословно переписал в свое письмо, адресованное начальнику исправительного учреждения, где я содержусь, текст, противоречащий нормам закона и фактическим установленным обстоятельствам, из обжалуемого решения судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года. При этом о наличии 8 (восьми) судебных решений, вступивших в законную силу, так или иначе указывающих, на применение акта амнистии к приговору от 21 января 2010 года, Судья умолчал. (см. приложение)

Уважаемый Суд, я считаю, что Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдов, используя служебное положение, не желая исправлять судебные ошибки, с целью сокрытия должностных преступлений, принял очередное заведомо неправосудное решение, в котором сфальсифицировал фактические установленные обстоятельства, игнорируя при этом нормы Конституции Российской Федерации, указания в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, и нормы действующего законодательства.

Решение Судьи ВС РФ В. А. Давыдова является не чем иным как прямым препятствием моему доступу к правосудию, лишением меня всех прав гарантированных Конституцией Российской Федерации, оказанием давления на должностных лиц субъекта РФ и прямым указанием администрации исправительного учреждения и далее безнаказанно совершать должностные преступления.

По данному факту, руководствуясь ст. 19 Конституции РФ, ст.4 УК РФ, п.4 ч. 2.1 ст. 448 УПК РФ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 25.12.2008 N 280-ФЗ, от 29.11.2010 N 318-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ), я обратился к Председателю Следственного Комитета Российской Федерации, г-ну А. И. Бастрыкину, о привлечении к уголовной ответственности Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, по признакам преступлений предусмотренных ч.3 ст.285; ч.3. ст.303; ч.2 ст.305; ст.315 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Статья 285 УК РФ - Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать такие действия лица, которые непосредственно вытекали из его полномочий и являлись осуществлением прав и обязанностей, которыми наделялось это лицо в связи с занимаемой должностью, т.е. составляющими его служебную компетенцию (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 №4). Момент окончания преступления (составом, закрепленным в ч.1 ст.285) связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов граждан. С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями это умышленное преступление”. (см. п.3.2, п. 3.4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 303 УК РФ –Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств повлекшая тяжкие последствия.

Сам термин “фальсификация” (от латыни Falsificare – подделывать) обозначает подделывание чего либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым.

Фальсификация доказательств будет как фальсификация фактических данных, имеющих существенное значение по делу, так и фальсификация источников доказательств. Субъективная сторона фальсификации доказательств характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Виновный осознает, что он изменяет посредством подмены или видоизменения содержания или объем доказательной информации, и желает совершить подобное действие” (см. п.3, п. 4, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 305 УК РФ - Под заведомо-неправосудным судебным актом следует понимать противоречащий закону письменный акт - документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу….Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что выносит неправосудный акт, но и желает его постановления. (см. п.2, серия проф. Ком. к ст. 305 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 315 УК РФ - Воспрепятствование исполнению судебного акта, предполагает деяние, непосредственно направленное на создание препятствий для исполнения судебных актов. Указанные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. При неисполнении судебного акта субъект осознает, что на нем лежит обязанность по исполнению судебного акта и имеются возможности для реализации этой обязанности и желает уклониться от её исполнения.” (см. п.5, п. 7, серия проф. Ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

В данном случае, действия Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации указывают на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. (Глава 30 УК РФ)

В целом, в моем случае суды, не желая исправлять судебные ошибки, принимают заведомо неправосудные решения, игнорируют требования Конституции России, указания вышестоящих судов и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, нарушают мои права, свободы и законные интересы, что прямо указывает на злоупотребление служебным положением вопреки интересам службы и посягательством на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия. В следствии таких действий я уже 20 месяцев незаконно содержусь в местах лишения свободы, а если по существу дела, то все 6,5 лет.

“Сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.” (см. п.2, проф. Коммент. К ч.1 ст. 305 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

“В силу своей преюдициальности (предрешимости) факты и правоотношения, установленные судом и зафиксированные в решении, не могут подвергаться сомнению и вторичному исследованию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица”.

Термин “преюдиция” (от латыни “praejudicialis” - относящийся к предыдущему судебному решению) традиционно применяется для обозначения совокупности обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Также в юридической литературе упоминается о преюдициальности судебных актов, об их преюдициальном значении.

Эти обстоятельства “переносятся” в новый судебный акт (“реципиент”) без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения. Таким образом, преюдициальность - это такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем по времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему иного судебного акта.

Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвовавших в деле при вынесении первоначального судебного акта – “донора”, в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом. В данном случае преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обусловливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.

Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Объективные пределы преюдициальной связи судебных актов - это тот круг обстоятельств, который установлен вступившим в законную силу судебным актом и не подлежит доказыванию или опровержению вновь при вынесении другого судебного акта.

Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ (с учетом его истолкования КС РФ в Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070 ГК РФ (ВКС РФ.2001№31) вред, причиненный в процессе осуществления правосудия, если он не связан с принятием актов, разрешающих дело по существу, подлежит возмещению, во всяком случае, установления вины судьи, рассматривающего дело. Любые виновные незаконные действия (или бездействие) судьи, (в том числе, незаконное наложение ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов,, приведших к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения судебного решения) должны, исходя положения п.2 ст.1070 ГК РФ в его конституционно – правовом смысле и во взаимосвязи ст.6 и ст.41 Конвенции о защите прав человека 1950 г., рассматриваются как нарушение на справедливое судебное разбирательство и, следовательно, как основание для решения о справедливой компенсации лицу, которому причинен вред, нарушением этого права. (научно-практический комментарий к ст.11 УПК РФ, под общей редакцией В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851 с.-Серия: Профессиональный комментарий)

На основании, вышеизложенного, в соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 3; статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации,

прошу:

- признать неисполнение требований статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также не соответствие Конституции норм части 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, ограничением моих прав на справедливое правосудие не соответствующего Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (части 1), 21 (части 1), 45 (части 2), 46 (части 1, части 2), 50 (части 3), 54 (части 2), 56 (части 3), 103, 120 (части 2).

- дать правовую оценку вышеизложенным обстоятельствам основанную на Конституции Российской Федерации

Приложение на 166-ти листах.

1. Копия приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года

2. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 26 апреля 2010 года.

3. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 26 марта 2008 года о взыскании материального ущерба с Золотцева А.А.

4. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 19 декабря 2007 года о взыскании материального ущерба с Гладышевых

5. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2013 года.

6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2014 года.

7. Копия приговора Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года

8. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 25 октября 2010 года.

9. Копия постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2012 года

10. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года.

11. Копия Постановления президиума Нижегородского областного суда от 23 апреля 2014 года.

12. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 30 мая 2014 года

13. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года.

14. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 16 января 2015 года

15. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года

16. Копия постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года

17. Копия постановления Нижегородского областного суда от 17 июня 2015 года

18. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15 июля 2015 года

19. Копия постановления Нижегородского областного суда от 21 сентября 2015 года

20. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 года.

21. Копия постановления Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года

22. Решение Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 года.

23. Копия ответа Управления администрации Президента РФ от 18 апреля 2-15 года

24. Справка Хорошевского районного суда города Москвы от 13.03.2015 года №№ 523,598 об отсутствии исковых требований по приговору от 21.01.2010 года

25. Копия обращения в Конституционный Суд Российской Федерации от 29 марта 2016 года

26. Копии статей 17 и 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

27. Копия квитанции об оплате госпошлины.

/В.А. Сесту/

“29” марта 2016 года

3883/15-01/2016 СЕСТУ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ Находится на предварительном изучении в порядке статьи 40 Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации.

вопрос №10412916
прочитан 12 раз

это бесплатно читать едва ли кто-то станет

Вы можете обратиться к адвокату лично. Необходимо изучать документы, после первичной консультации.

Спасибо, что бы я без Вас делал!

В Конституционный Суд Российской Федерации

Сенаторская площадь, д.1, Санкт-Петербург,121260

ЗАЯВИТЕЛЬ: осужденный Сесту Владимир Александрович,

20 мая 1968 года рождения, по ч.4 ст.159.1, ч.4 ст.159 УК РФ

к 9 годам 10 месяцам, содержащийся, в колонии-поселения

при ФКУ ИК-17 ГУ ФСИН России по Нижегородской области

606707, Нижегородская область, Краснобаковский район,

пос. Пруда, ул. Лесная, д.6

Адрес Государственного органа издавшего акты,

которые подлежат проверке, либо участвующего в споре

о компетенции: Государственная Дума Российской Федерации,

103265, Москва, Охотный ряд, дом 1

Жалоба на нарушение конституционных прав и свобод гражданина статьей 90 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.

и частью 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

1.Источник официального опубликования обжалуемого акта:

Текст Уголовного Кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года № 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П)

Текст Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным Законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Источники информации:

Серия: профессиональный комментарий к УК РФ, под редакцией, заслуженного деятеля наук РФ, доктора юридических наук, профессора В.Т. Томина, кандидата юридических наук, доцента В.В.Сверчкова, 6 издание, переработанное и дополненное, Юрайт, 2010;

Научно-практический комментарий к УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий;

Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова;

§ 6. Законная сила судебного решения; Гражданский процесс: Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное М,:ОАО «Издательский Дом «Городец», -784 с. 2007, Треушников М.К.

2. Нормы Конституции и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Нормативным основанием для обращения в Конституционный суд являются положения ч.2 ст.45 и ч.4 ст. 125 Конституции РФ и положения ч.2 ст. 36 и ч.1 ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года « О Конституционном суде Российской Федерации». прошу признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, нормы статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ), поскольку они не воспринимаются должностными лицами, как обязанность к исполнению, а также, нормы части 5 статьи 69 УК РФ, противоречащие Конституции в конкретном уголовном деле, чем были нарушены мои конституционные права и свободы.

3. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.

Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации….. (Постановление Конституционного суда от 24 апреля 1996 года №17-П).

Согласно статье 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если обжалуемый закон, во-первых, затрагивает конституционные права и свободы граждан и, во-вторых применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого в суде завершено либо начато. По смыслу названного Закона для признания жалобы допустимой не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу судами общей юрисдикции, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации лишь в том случае, если он полагает, что имеет место неопределенность в вопросе, соответствует ли Конституции Российской Федерации затрагивающий его права закон. (Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 года № 3-П)

“Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность …. Могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права”. (Определение Конституционного суда от 4 декабря 1995 года № 116-О)

Статья 90 УПК РФ “Преюдиция’ - Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)

“1. Комментируемая статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопризводства. Такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Например, когда решением суда по гражданскому делу установлены определенные события, то в дальнейшем, если они попадут в предмет доказывания по уголовному делу, суду, прокурору, следователю и дознавателю следует рассматривать их как уже установленные. Точно также должен решаться вопрос и в случае отказа и в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу

3. Статья 90 УПК, в прежней редакции допускала возможность дополнительной проверки судом, рассматривающим уголовное дело, обстоятельств ранее установленных вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу, если они вызывали сомнения у суда. Теперь такая возможность не предусмотрена как в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором, так и в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. ”. (см. пункты 1-3 научно-практический комментарий к ст.90 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Данные требования закона не возымели действия при постановке обвинительного приговора, чем были нарушены мои права гарантированные статьей 54 Конституции, в соответствии с которой: а) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; б) никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; в) если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

4. В качестве примера приведу краткое описание сути обстоятельств дела повлекших нарушение моих прав, свобод и законных интересов.

В 2007 году клиенты моей компании Гладышев В.М., его жена Гладышева Т.А. и Золотцев А.А. в период с 13 по 16 апреля 2007 года получили кредиты в ООО Славинвестбанк, с которым я сотрудничал по договору, на покупку квартир в строящемся доме в ЗАО “Бизнес Олимп” ЖК “Дубовая роща”, и добросовестно исполняли условия кредитных договоров, в части погашения ежемесячных платежей по кредиту.

30 августа 2007 года представитель Банка, действующая по доверенности Гуданова И.Е. подала исковое заявление в Ногинский городской суд Московской области о расторжении кредитных договоров с Гладышевыми и Золотцевым, в связи с их нецелевым использованием и одновременно обратилась с заявлением в СК РФ ГСУ по гор. Москве в связи с хищением кредитных средств указанными заемщиками.(см. приг.стр.33)

4 сентября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 151099 на Гладышева В.М., по факту хищения кредитных средств, и в отношении его соучастников Гладышеву Т.А. и Золотцева А.А. и соответственно в отношении меня, в дальнейшем представленного в обвинительном заключении, как организатора получения кредитных средств (хищения). При этом следственные органы не интересовало, что кредитные договора исполнялись еще 6 (шесть) месяцев, после привлечения заемщиков к уголовной ответственности. Вместе с тем, со слов представителя банка Гудановой И.Е. озвученных в ходе судебного следствия, выплаты кредитов перестали поступать с декабря 2007 - января 2008 года, т.е. после расторжения Банком кредитных договоров по судебным решениям. Следовательно, уголовное дело было возбуждено без наличия квалифицирующих признаков хищения, следователь руководствовалась лишь предположением, что они должны быть похищены и желанием повысить “раскрываемость”. (см. приг. стр.33)

Таким образом, уголовное дело было возбуждено на заведомо невиновных лиц с целью, в последствии, создать квалифицирующие признаки состава преступления, что и было сделано. (ст.299 и ст.303 УК РФ)

Объективная сторона составов преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого. Подобные действия заключаются в вынесении соответствующего постановления (о привлечении в качестве обвиняемого) при наличии оснований для признания либо гражданина невиновным, либо деяние непреступным. Основания налицо, если: а) установлено отсутствие события преступления, по поводу которого лицо привлекается в качестве обвиняемого; б) не установлены доказательства участия в совершении преступления, а возможности их дальнейшего собирания исчерпаны, или, напротив, установлены доказательства непричастности лица к совершению преступления; в) установлено отсутствие признаков состава преступления, в том числе свойств, характеризующих субъект посягательства. Иные процессуальные препятствия для продолжения производства по делу в качестве подобных оснований рассматриваться не могут. (комментарий п.3 к ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,- 1306,с. Профессиональный комментарий.)

19 декабря 2007 года и 20 марта 2008 года решениями Ногинского городского суда Московской области обстоятельства были установлены, спор между хозяйствующими субъектами, ООО “Славинвестбанк” и указанными заемщиками был разрешен. Денежные средства полученные заемщиками на покупку жилых помещений в строящемся доме ЖК “Дубовая Роща” были использованы нецелевым образом, поскольку, без одобрения банка заемщики вложили их в строительство ЖК “Корона”, т.е. суд установил, что кредитные средства не похищены, а использованы нецелевым образом. (см. приг.стр.33)

Как только указанные судебные решения Ногинского городского суда Московской области вступили в законную силу, договора с указанными заемщиками были расторгнуты, а денежные средства в сумме выданных кредитов с заемщиков были взысканы в полном объеме. (см. приг.стр.33)

Обязательность судебного решения закреплена в ст. 6 Закона о судебной системе, а также в ст. 392 УПК РФ, ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ. В соответствии с данными нормами вступившие в законную силу судебные акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации..

Уважаемый Суд прошу Вас принять во внимание именно обстоятельства с неисполнением должностными лицами, судебных решений вступивших в законную силу принятых по моему уголовному делу, не взирая, на наличие в законе ответственности за такие действия. Следовательно, требования закона, об обязательном исполнении судебного решения вступившего в законную силу не обладают той юридической силой позволяющей охранять права и свободы граждан гарантированные Конституцией Российской Федерации.

Законная сила судебного решения есть его неизменяемость, обеспеченная недопустимостью его обжалования (опротестования) и вынесения нового решения по тому же иску, одновременно являющаяся моментом, с которого осуществляется действие решения - подтверждение, изменение или прекращение спорного правоотношения

Законная сила судебного решения - это его обязательность. Обязательность решения вытекает из самого его существа, т.е. императивного подтверждения судом наличия (отсутствия) спорного правоотношения сторон в результате применения норм права к установленным фактам. В законной силе решения проявляется и общеобязательность применяемого судом закона, и авторитет судебной власти, разрешившей окончательно на законной и объективной основе спор о праве.

Тем не менее, в прежней редакции статья 90 УПК позволяла суду усомниться в ранее установленных обстоятельствах, вступившим в законную силу решением суда и это обстоятельство позволило следственным органам осуществить поставленную цель. Уголовное дело продолжало расследоваться, но в ином формате, изначально меня привлекли как соучастника хищения кредитных средств, а затем после вступления в силу судебных решений, 13 августа 2008 года мне предъявили обвинение как организатору похищения кредитных средств. При этом не приняли во внимание, что и с Банком и с заемщиками я сотрудничал на основе договора, а следовательно мой интерес был обусловлен получением заработка в виде процента со сделки (см. приг. стр.41). Моя компания не признавалась незаконной, напротив судом было установлено, что я награжден за модернизацию финансовой системы Российской Федерации в области кредитования орденами Гордость России и Профессионал России.

В приговоре суда, вопреки фактическим установленным обстоятельствам в ходе судебного разбирательства, суд необоснованно пришёл к выводу, что обман как способ хищения со стороны участников преступной группы выразился: в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений и умолчании об истинных фактах, искажении действительного положения вещей относительно платёжеспособности, реальной возможности и намерениях Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. приобрести жилые помещения, в сознательном убеждении банка в наличии, якобы, благоприятных факторов для одобрения выдачи им кредита.

Таким образом, в приговоре суд установил, что противоправные действия участников преступной группы, выразившиеся в обмане, являвшимся способом хищения, осуществлялись и были необходимы для получения одобрения выдачи кредита Гладышеву В.М., Гладышевой Т.А. и Золотцеву А.А., денежные средства по каждому из которых, были похищены, при этом о решениях Ногинского городского суда Московской области, которые указывают не на хищение, а на нецелевое использование кредитных средств, в приговоре указывается лишь то, что по решению суда кредитные средства взысканы в полном объеме. (приг. стр.33)

Однако суд не принял во внимание, установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, как наличие всех денежных средств полученных Гладышевыми и Золотцевым А.А. в кредит, на банковском счете Гладышева В.М., что подтверждалось предоставленными, на последнем судебном заседании, официальными банковскими выписками со счета Гладышева В.М., а следовательно, я не мог похитить указанных кредитных средств. Вернуть их Банку, находясь в тюрьме с 6 апреля 2008 года, Гладышев В.М. не мог физически.

Суд не принял во внимание тот факт, установленный в ходе судебного заседания, что недостоверная информация в виде заведомо ложных сведений, была о хозяйственном положении ООО “Приоритет” и предоставлена банку Генеральным директором этой организации Гладышевым В.М., где его жена и гражданин Золотцев А.А. являлись там заместителем и начальником материально бытового обеспечения, соответственно, то есть Гладышев В.М. подал заявку на целевой кредит по договору соинвестирования, как руководитель организации. И предоставил сведения о финансовом состоянии своей компании ООО “Приоритет”.

Согласно комментариям к части 2 статьи 176 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) – “Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению имеет место, когда заемщик обращает кредитные суммы на нужды, не указанные в кредитном договоре. Например, деньги, выданные на строительство жилья, используются заемщиком на расширение производства, выдачу заработной платы, погашение кредитов, уплату налогов, помещаются на депозитные счета в коммерческие банки, передаются в уставной капитал и т.п.” (комментарий к ст.176 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,- 1306,с. Профессиональный комментарий)

То есть в принципе, на тот период времени, к заемщикам можно было предъявить претензии, но лишь в незаконном получении кредитных средств, с учетом установленных обстоятельств в суде гражданской юрисдикции.

Суд при постановке приговора проигнорировал нормы статьи 10 УК РФ, не принял во внимание, внесенные изменения 29 декабря 2009 года, в статью 90 УПК РФ, согласно которым, в новой редакции статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопризводства.

Тот факт, что решением Ногинского городского суда Московской области по гражданскому делу с участием Гладышевых и Золотцева А.А. по иску ООО “Славинвестбанк” были установлены все события по полученным ими целевым кредитам, и в дальнейшем, эти обстоятельства попали в предмет доказывания по уголовному делу, и суду, прокурору, следователю и дознавателю следовало рассматривать их как уже установленные, но суд этого не сделал, что существенно повлияло на исход дела.

При производстве по настоящему уголовному делу имело место быть ещё одно грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона, а именно нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора, что привело к нарушению моих прав на справедливое правосудие и ставит под сомнение законность приговора в отношении всех осуждённых по данному делу лиц.

Согласно положениям ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с п.8 ч.2 ст.389.17; ч.1 ст.401.15 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.

Статья 389.17. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

Согласно статьям 295; 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, при этом во время постановления приговора суд вправе сделать перерыв для отдыха по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня.

В статье 310 УПК РФ установлено, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.

Таким образом, жесткий правовой регламент тайны совещания судей направлен на обеспечение условий для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Этот регламент не предусматривает какого-либо участия судьи, постановляющего приговор, в каком-либо ином судопроизводстве.

Однако, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены, о чём свидетельствует следующее.

Из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу видно, что 11 января 2010 года, выслушав последнее слово подсудимых Золотцева А.А. и Гладышевой Т.А., суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, а 21 января 2010 года приговор в отношении Сесту В.А., Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. и Филатова В.В. был провозглашён.

Таким образом, председательствующий судья Солодкова Надежда Викторовна в период с 11 по 21 января 2010 года находилась в совещательной комнате для постановления приговора по настоящему уголовному делу.

Вместе с тем, согласно информации, опубликованной в сети Интернет на официальном сайте Хорошевского районного суда города Москвы, судье Солодковой Н.В. 11 января 2010 года в рабочее время были переданы материалы следующих уголовных дел:

-№1-60/2010 по обвинению Карпычевой Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ;

-№1-62/2010 по обвинению Попова А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ;

-№1-66/2010 по обвинению Исраилова Б.Б. и Саларбекова С.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ;

-№1-73/2010 по обвинению Кадуцкова Д.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.

В период нахождения в совещательной комнате для постановления приговора по уголовному делу № 151099 судьёй Солодковой Н.В. в рабочее время были приняты процессуальные решения – вынесены постановления о назначении судебных заседаний по иным уголовным делам, а именно: 15 января 2010 года вынесено постановление по делу №1-60/2010; 18 января 2010 года вынесены постановления по делам №1-62/2010, №1-66/2010 и №1-73/2010.

Исходя из норм, содержащихся в главе 33 УПК РФ, при подготовке уголовного дела к судебному заседанию судье надлежит, детально изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания и т.д.

Таким образом, находясь в совещательной комнате для постановления приговора в отношении осуждённых по данному уголовному делу лиц, председательствующий судья Солодкова Н.В. изучала материалы иных уголовных дел и принимала по ним процессуальные решения, что является недопустимым и безусловно свидетельствует о нарушении тайны совещания судей при постановлении приговора, что в соответствии с требованиями закона влечет отмену приговора в любом случае..

Обратите внимание, в статью 90 УПК РФ, внесены изменения 29 декабря 2009 года, т.е. до постановки приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21января 2010 года, но никаких действий суд по данному вопросу не предпринял, поскольку находясь в совещательной комнате, в период с 11 по 21 января 2010 года судья Н.В. Солодкова, вынесла еще 4(четыре) процессуальных решения по другим уголовным делам,

Следовательно, судья Солодкова Н.В., находясь в совещательной комнате, при постановке приговора нарушив требования ст. 295; ст. 298 УПК РФ, проигнорировала, внесенные изменения в статью 90 УПК РФ, а вместе с тем ей не был решен вопрос, о выделении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное судопроизводство, что и послужило постановкой самостоятельного приговора суда, при наличии оснований для назначения наказания за совершение преступления в совокупности с другим преступлением.

Я не раз обжаловал наличие в деле безусловных обстоятельств преюдиционной силы, но Верховный Суд РФ, рассматривая мои и других осужденных, по данному делу, жалобы, посчитал нецелесообразным отменять приговор по столь несущественным основаниям.

Вышеуказанные обстоятельства послужили постановке несправедливого приговора суда и неправильному применению уголовного закона при постановке второго в отношении меня приговора Кузьминским районным судом гор. Москвы 20 июля 2010 года.

Тот факт, что я виновен в совершении еще одного преступления, после вынесения приговора по первому делу должна была установить судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., поскольку ей достоверно было известно, что постановлением Кузьминского районного суда гор. Москвы от 17 ноября 2009 года я был взят под стражу, но в резолютивной части приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы указано, что я взят под стражу в зале суда 21 января 2010 года.

В процессе предварительного и судебного следствия я находился под подпиской о невыезде, и только тогда, когда мне предъявили обвинение в другом преступлении по ч.4 ст.159 УК РФ, за неполный возврат, денежных средств по договору займа, я был арестован по решению Кузьминского районного суда гор. Москвы 17 ноября 2009 года, и прибыл на судебное заседание под конвоем 21 ноября 2009 года.

У судьи Хорошевского районного суда гор. Москвы и участвующего в деле прокурора были все основания для принятия решения, в порядке ст. ст. 153-155 УПК РФ, о выделении и объединении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное производство.

В результате допущенных нарушений приговор Хорошевского суда гор. Москвы от 21 января 2010 года вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, как самостоятельный приговор суда, но не был исполнен, поскольку 20 июля 2010 года я был осужден вторым приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по ч.4 ст.159 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к окончательному наказанию, путем частичного сложения было присоединено наказание в виде 5 лет, назначенное по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, и окончательно по совокупности преступлений, мне было определено к отбытию 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, в колонии общего режима, со штрафом в размере 1 500 000 рублей, в доход государства.

Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ, следует: - “По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда”.

Согласно части 1 статья 14 (Презумпция невиновности), следует: - Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно части 1 статье 17 УК РФ (Совокупность преступлений), следует: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК” (в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 №73-ФЗ)

Формулировка – “виновен”, в части 5 статьи 69 УК , с учетом норм части 1 статьи 14 УПК РФ противоречит части 1 статьи 17 УК РФ и ее конституционно правовому смыслу, и дает основание суду, при назначении окончательного наказания считать, что приговор, вступивший в законную силу можно квалифицировать как деяние, совершенное в совокупности с другим преступлением.

Однако в комментариях к нормам части 5 статьи 69 УК РФ, дается исчерпывающее разъяснение по данному вопросу, а именно: - “В практике имеют место случаи, когда после осуждения лица за совершение определенного преступления выясняется, что это лицо до осуждения по первому приговору совершило еще одно или несколько преступлений, подпадающих под одну и ту же статью УК либо под различные статьи (части статей) Особенной части УК. В этом случае имеет место множественность преступлений, за которое лицо еще не подвергалось осуждению (совокупность преступлений)”…….в рассматриваемых случаях в окончательное наказание засчитывается наказание, ОТБЫТОЕ по первому приговору суда ко времени назначения окончательного наказания по последнему приговору суда. Зачет производится путем вычета отбытого наказания из срока или размера окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. ( см. приложение, п.16; п.18 серия проф. коммент. к ч.5 ст. 69 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

Следовательно, с учетом требований предусмотренных ч. 1 ст. 17 Общей части УК РФ (Понятие совокупности преступлений), согласно которым: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено…..” - во взаимосвязи с нормами ст. 69 УК РФ (Назначение наказания по совокупности преступлений), по смыслу ее части 5 законодатель, указывая в тексте - что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу…,., не имеет ввиду ранее судимого, другим судом, приговор которого вступил в законную силу.

Однако приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы мне назначено окончательное наказание, по совокупности преступлений, и вовсе в соответствии с нормами ч. 3 ст.69 УК РФ, как за совершенные преступления, ни за одно из которых я не был осужден. Данное обстоятельство отражено и в постановлении президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года, - “Наказание, с учетом внесенных изменений, осужденному Сесту В.А., назначено с соблюдением требований ст. ст. 60, 69 ч.3 УК РФ и смягчению не подлежит”. (см. постановление стр. 4)

Вместе с тем, в резолютивной части приговора Кузьминского районного суда города Москвы от 20 июля 2010 года, Вы увидите, что: - “На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к назначенному Сесту В.А. наказанию по настоящему приговору присоединить наказание, НАЗНАЧЕННОЕ Сесту В.А. по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21января 2010 года, частично в виде ПЯТИ лет лишения свободы……..”(извлечение из приговора от 20.07.2010 года).

Такое назначение наказания было бы возможным, если бы именно Кузьминский районный суд гор. Москвы выносил приговор по первому делу и до вступления его в законную силу, установил, что я совершил еще и другое преступление, при условии объединения уголовных дел, в установленном законом порядке. Но я, уже был юридически ранее судимым, другим судом, приговор которого вступил в законную силу до начала судебного разбирательства по второму делу.

“Наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление по совокупности преступлений и в соответствующих случаях приговоров” ( см. практику применения УПК РФ, 6-е издание, в ред. Председателя ВС РФ В.М. Лебедева)

Квалификация содеянного, по совокупности приговоров, в моем случае также была не применима, поскольку согласно профессиональным комментариям к ч.1 ст. 70 УК РФ, следует: - “Совокупностью приговоров признаются случаи совершения лицом НОВОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ПО ПЕРВОМУ ДЕЛУ, но до полного отбытия, назначенного по нему наказания. Совокупность приговоров – это вид множественности преступлений”. (см. п.1, серия проф. коммент., к ч.1 ст. 70 УК РФ, 6-е изд. 2010, в ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).

“Если в ходе исполнения приговора, в частности выявляются один или несколько ранее вынесенных и вступивших в законную силу, но неисполненных приговоров, причем во время исполнения приговоров один из них отменяется в порядке кассации, надзора, суд в связи с этим должен исключить из совокупности меру наказания, назначенную отмененным приговором.”

Неприсоединение наказания по предыдущему приговору, о котором суду было известно, к наказанию, назначенному за новое преступление, рассматривается в судебной практике как неправильное применение уголовного закона, влекущее отмену приговора.

При решении вопроса о применении к осужденному наказания по всем неисполненным приговорам суду следует руководствоваться общими правилами назначения наказания по совокупности приговоров.”…(см. пункты 35 - 37, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Таким образом установить, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, что я виновен в совершении еще и другого преступления, после вынесения приговора по первому делу была обязана судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., при постановке приговора и у нее на это были все основания. Судья Кузьминского районного суда гор. Москвы Самохина Л.Д., знала до начала судебного процесса, что я уже был судим, другим судом, по аналогичной статье предусмотренной Особенной частью УК РФ и приговор вступил в законную силу, но наказание по нему не отбывал, что исключало применение правил ч.5 ст.69 УК РФ.

Такого порядка назначения окончательного наказания по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора как в моем случае, в уголовном законе не предусмотрено.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

1. Неправильным применением уголовного закона являются:

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;

3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора.

1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

2. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года не основан на законе, поскольку при назначении окончательного наказания был неправильно применен уголовный закон при квалификации содеянного по совокупности преступлений, что прямо противоречит нормам ч.5 ст.69 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела. Более того при таких обстоятельствах суд не имел законного права квалифицировать содеянное, как совокупность преступлений.

К сожалению, суды при обжаловании указанных нарушений отказывают в судебной защите и восстановлению моих прав, игнорируя все доводы, представленные в жалобах, требования Конституции и других законов Российской Федерации.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, по делу о проверке конституционности ряда положений УПК РСФСР, Конституционный Суд установил, что ст. 46 Конституции, гарантирующая право на судебную защиту, требует справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах и что “ошибочное судебное решение не может рассматриваться, как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено”. Кроме того, Суд указал, что “Международный пакт о гражданских и политических правах¸ исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов”…..Таким образом, Конституционный суд четко стоит на позиции, что нет таких судебных решений, которые являлись бы окончательными и не могли бы быть обжалованы.

Право осужденных на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право по смыслу статьи 50 (части 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам….. Лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления судебных ошибок, допущенных судом при постановке приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). (Постановление Конституционного суда от 6 июля 1998 года №21-П)

Право на судебную защиту не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. ( п.1,глава 2,стр. 168, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова).

Вместе с тем, - “Возобновление дел и пересмотр судебных решений в порядке главы 49 УПК, возможен также в целях новой оценки уже полученных ранее судебное подтверждение обстоятельств. Как вытекает из положений постановления Конституционного Суда РФ, основанием к возобновлению производства по делу может служить, в частности, неправосудность вынесенного по делу решения, если оно являлось результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона” (Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.1996 № 4-П).

Неправильное применение уголовного закона при назначении окончательного наказания приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года привело к нарушению моего конституционного права на амнистию.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваль В.С. от 05 марта 2014 года, по делу 9-УД14-2, при рассмотрении кассационной жалобы, на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.03.2013 года, об отказе в приведении приговора Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, в соответствие с новым федеральным законом, установлено следующее: - “Вместе с тем, отказывая осужденному в переквалификации его действий по приговору от 21.01.2010 года на ст. 159-1 ч.4 УК РФ (в редакции от 29.11.2012 года), при наличии к тому оснований, суд не принял во внимание, что в соответствии с п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренные ст. 159-1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

В силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного подлежит применению.

Таким образом, учитывая, что применение нового уголовного закона позволит, соответственно, применить к осужденному Постановление Государственной Думы от 02.07.2013 года № 2559-6ГД “Об объявлении амнистии”…….(стр.3 пост.).

Согласно правовому смыслу текста постановления Судьи Верховного Суда Российской Федерации, условием для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, являлось приведение его в соответствие с новым федеральным законом и применение акта амнистии, в порядке ст.397 УПК РФ.

Из ответа, Судьи Верховного Суда Российской Федерации В. М. Кулябина от 20 августа 2014 года, следует: - “Каких - либо сомнений или неясностей постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года не содержит” (см. приложение)

Судья Верховного Суда Российской федерации, изучив материалы уголовного дела, и ранее принимаемые в отношении меня судебные решения, установил, что Хорошевским районным судом 21 января 2010 года был вынесен самостоятельный приговор, который вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, что отражено в описательно мотивировочной части, постановления президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года – “Сесту Владимир Александрович, родившийся 20 мая 1968 года, …..РАНЕЕ СУДИМЫЙ 21 января 2010 года, по ч.4 ст.159 УК РФ, к 8 годам лишения свободы”. (см. приложение стр.1 пост. МГС от 15.04.2011 года).

Верховным Судом Российской Федерации были установлены фактические обстоятельства дела в том, что именно приговором Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, я впервые осужден за одно преступление по ч.4 ст.159-1 УК РФ, ранее не судим, гражданский иск по приговору суда не заявлен (приг.стр.149), обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков не имею, (приг.стр.83), что соответствует требованиям п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 2559 – 6 ГД « Об объявлении амнистии» и подлежит исполнению всеми органами государственной власти.

“Обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков может возникнуть только в силу приговора или решения суда, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством, либо такое обязательство может быть исполнено только при признании его причинителем вреда в добровольном порядке”.

При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации законно и обоснованно пришел к выводу, в том, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, который в соответствии с законом исполняется самостоятельно, позволяет применить к нему акт амнистии, в данном случае в судебном порядке, в соответствии с нормами ст. 397 УПК РФ.

Из взаимосвязанных положений статьи 15 (часть 1), 71 (пункт “о”), 103 и 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации следует, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу. Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам. (статья 105, часть 1, Конституции Российской Федерации, извлечение, п.17, глава 1, стр. 31, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова)

Акт об амнистии – это документ высшего органа государственной власти, содержащий юридические нормы, освобождения от наказания…..

Принятие акта об амнистии относится к компетенции высшего органа государственной власти (см. ст.10, 11, п. «е» ч.1 ст. 103 Конституции ), поскольку нормы акта являются обязательными к исполнению всеми соответствующими органами дознания, следствия, суда, ведающими исполнением наказания» (п.3, п. 9 серия проф. ком. к ст. 84 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

“Прекращение уголовного преследования, вследствие акта амнистии, специфично в том, отношении, что акт амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу…….Возможности суда шире: он вправе применить акт амнистии не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращение его или замены более мягким наказанием.” (см. пункт 9, научно-практический комментарий к ст. 27 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

При этом Судья Верховного Суда РФ Коваль В.С., несомненно, зная об ограничениях в п. 7 Постановления ГД РФ “Об объявлении амнистии”, демонстративно указал, что я осужден 20 июля 2010 года, приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ. делая, таким образом, посыл в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации нижестоящим судам о неисполненном приговоре суда и неправильном применении уголовного закона при назначении окончательного наказания данным приговором суда.

“Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других приговоров, рассматриваются судом, постановивший последний по времени приговор. Если эти вопросы возникнут вне района деятельности суда, постановившего последний по времени приговор, они разрешаются судом того же уровня по месту исполнения приговора.

Указанные вопросы могут быть решены по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением приговора, и по усмотрению суда.

Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, производится судьей по месту отбывания наказания, а если приговор не был обращен к исполнению – по месту заключения под стражу”. (см. пункты 38– 40, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Согласно научно-практическим комментариям к УПК РФ Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедева - “В случае если вопрос об освобождении от наказания или смягчении наказания рассматривается по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением наказания, судья извещает их о времени и месте рассмотрения представления. В судебное заседание вызывается осужденный. Для проверки и уточнения данных, изложенных в представлении об освобождении осужденного или смягчении наказания, судья может истребовать соответствующее уголовное дело, а также иные документы.

Закон не раскрывает содержания и характера сомнений и неясностей, которые судья вправе разрешать в порядке исполнения приговора. Пленум ВС РФ в постановлении от 20.11.2011 № 21(п.22) дал примерный перечень сомнений и неясностей, подлежащих устранению судом при их возникновении при исполнении приговора, если они не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного:

а) о применении акта амнистии, если его применение является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; …(см. пункты 41 – 43, научно-практический комментарий к ст. 397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

В моем случае основания для освобождения от наказания назначенного приговором Хорошевского районного суда города Москвы в связи с актом об амнистии установил Верховный Суд Российской Федерации.

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года на основании моего ходатайства приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года был приведен в соответствие с новым законодательством (в ред. Федерального Закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 года), в части переквалификации ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст.1591 УК РФ, однако, суд опять же на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений снизил срок наказания до 9 лет 10 месяцев со штрафом в размере 1.000.000 рублей в доход государства с отбыванием наказания (с учетом постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 20.12.2012 года) в колонии поселения.

Из постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года следует, что «суд принимает во внимание п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии» от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ч.4 ст.159.1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества, и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Однако в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам, которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы”

Хочу сразу отметить решения администрации ФКУ ИК-9 об отказе в применении акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, признаны постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 января 2015 года, незаконными, и по мнению судьи Нижегородского областного суда изложенного в постановлении от 17 июня 2015 года, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии препятствий для реализации моего права по данному вопросу. (см. приложение)

Вместе с тем, постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2014 года, и решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года, президиумом Нижегородского областного суда в постановлениях от 23 апреля 2014 года и 17 июня 2015 года, постановлениями Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года, от 16 января 2015 года, от 15 июля 2015 года и постановлением Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года, так или иначе, установлено, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года должен быть применен акт амнистии от 2 июля 2013 года № 2559-6ГД. (см. приложение)

Все указанные судебные решения вступили в законную силу, ни кем не опротестовывались и не отменялись, в связи с чем, 26 января 2016 года я обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в порядке ст.46 Конституции РФ.

Однако, по мнению Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, оснований для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года нет, в связи с наличием в деле совокупности преступлений, но каких либо опровержений или указаний на нормы закона которыми это подтверждается, судья не привел, он просто дословно переписал в свое письмо, адресованное начальнику исправительного учреждения, где я содержусь, текст, противоречащий нормам закона и фактическим установленным обстоятельствам, из обжалуемого решения судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года. При этом о наличии 8 (восьми) судебных решений, вступивших в законную силу, так или иначе указывающих, на применение акта амнистии к приговору от 21 января 2010 года, Судья умолчал. (см. приложение)

Уважаемый Суд, я считаю, что Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдов, используя служебное положение, не желая исправлять судебные ошибки, с целью сокрытия должностных преступлений, принял очередное заведомо неправосудное решение, в котором сфальсифицировал фактические установленные обстоятельства, игнорируя при этом нормы Конституции Российской Федерации, указания в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, и нормы действующего законодательства.

Решение Судьи ВС РФ В. А. Давыдова является не чем иным как прямым препятствием моему доступу к правосудию, лишением меня всех прав гарантированных Конституцией Российской Федерации, оказанием давления на должностных лиц субъекта РФ и прямым указанием администрации исправительного учреждения и далее безнаказанно совершать должностные преступления.

По данному факту, руководствуясь ст. 19 Конституции РФ, ст.4 УК РФ, п.4 ч. 2.1 ст. 448 УПК РФ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 25.12.2008 N 280-ФЗ, от 29.11.2010 N 318-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ), я обратился к Председателю Следственного Комитета Российской Федерации, г-ну А. И. Бастрыкину, о привлечении к уголовной ответственности Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, по признакам преступлений предусмотренных ч.3 ст.285; ч.3. ст.303; ч.2 ст.305; ст.315 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Статья 285 УК РФ - Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать такие действия лица, которые непосредственно вытекали из его полномочий и являлись осуществлением прав и обязанностей, которыми наделялось это лицо в связи с занимаемой должностью, т.е. составляющими его служебную компетенцию (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 №4). Момент окончания преступления (составом, закрепленным в ч.1ст.285) связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов граждан. С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями это умышленное преступление”.(см. п.3.2, п. 3.4, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 303 УК РФ –Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств повлекшая тяжкие последствия.

Сам термин “фальсификация” (от латыни Falsificare – подделывать) обозначает подделывание чего либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым.

Фальсификация доказательств будет как фальсификация фактических данных, имеющих существенное значение по делу, так и фальсификация источников доказательств. Субъективная сторона фальсификации доказательств характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Виновный осознает, что он изменяет посредством подмены или видоизменения содержания или объем доказательной информации, и желает совершить подобное действие”(см. п.3, п. 4, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 305 УК РФ - Под заведомо-неправосудным судебным актом следует понимать противоречащий закону письменный акт - документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу….Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что выносит неправосудный акт, но и желает его постановления. (см. п.2, серия проф. ком. к ст. 305 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 315 УК РФ - Воспрепятствование исполнению судебного акта, предполагает деяние, непосредственно направленное на создание препятствий для исполнения судебных актов. Указанные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. При неисполнении судебного акта субъект осознает, что на нем лежит обязанность по исполнению судебного акта и имеются возможности для реализации этой обязанности и желает уклониться от её исполнения.” (см. п.5, п. 7, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

В данном случае, действия Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации указывают на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. (Глава 30 УК РФ)

В целом, в моем случае суды, не желая исправлять судебные ошибки, принимают заведомо неправосудные решения, игнорируют требования Конституции России, указания вышестоящих судов и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, нарушают мои права, свободы и законные интересы, что прямо указывает на злоупотребление служебным положением вопреки интересам службы и посягательством на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия. В следствии таких действий я уже 20 месяцев незаконно содержусь в местах лишения свободы, а если по существу дела, то все 6,5 лет.

“Сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.” (см. п.2, проф. коммент. к ч.1 ст. 305 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

“В силу своей преюдициальности (предрешимости) факты и правоотношения, установленные судом и зафиксированные в решении, не могут подвергаться сомнению и вторичному исследованию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица”.

Термин “преюдиция” (от латыни “praejudicialis” - относящийся к предыдущему судебному решению) традиционно применяется для обозначения совокупности обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Также в юридической литературе упоминается о преюдициальности судебных актов, об их преюдициальном значении.

Эти обстоятельства “переносятся” в новый судебный акт (“реципиент”) без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения. Таким образом, преюдициальность - это такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем по времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему иного судебного акта.

Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвовавших в деле при вынесении первоначального судебного акта – “донора”, в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом. В данном случае преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обусловливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.

Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Объективные пределы преюдициальной связи судебных актов - это тот круг обстоятельств, который установлен вступившим в законную силу судебным актом и не подлежит доказыванию или опровержению вновь при вынесении другого судебного акта.

Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ (с учетом его истолкования КС РФ в Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070ГК РФ (ВКС РФ.2001№31) вред, причиненный в процессе осуществления правосудия, если он не связан с принятием актов, разрешающих дело по существу, подлежит возмещению, во всяком случае, установления вины судьи, рассматривающего дело. Любые виновные незаконные действия (или бездействие) судьи, ( в том числе, незаконное наложение ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов,, приведших к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения судебного решения) должны, исходя положения п.2 ст.1070 ГК РФ в его конституционно – правовом смысле и во взаимосвязи ст.6 и ст.41 Конвенции о защите прав человека 1950 г., рассматриваются как нарушение на справедливое судебное разбирательство и, следовательно, как основание для решения о справедливой компенсации лицу, которому причинен вред, нарушением этого права. (научно-практический комментарий к ст.11 УПК РФ, под общей редакцией В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий)

На основании, вышеизложенного, в соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 3; статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации,

прошу:

- признать неисполнение требований статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также не соответствие Конституции норм части 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, ограничением моих прав на справедливое правосудие не соответствующего Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (части 1), 21 (части 1), 45 (части 2), 46 (части 1, части 2), 50 (части 3), 54 (части 2), 56 (части 3), 103, 120 (части 2).

- дать правовую оценку вышеизложенным обстоятельствам основанную на Конституции Российской Федерации

Приложение на 166-ти листах.

1. Копия приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года

2. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 26 апреля 2010 года.

3. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 26 марта 2008 года о взыскании материального ущерба с Золотцева А.А.

4. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 19 декабря 2007 года о взыскании материального ущерба с Гладышевых

5. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2013 года.

6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2014 года.

7. Копия приговора Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года

8. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 25 октября 2010 года.

9. Копия постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2012 года

10. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года.

11. Копия Постановления президиума Нижегородского областного суда от 23апреля 2014 года.

12. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 30 мая 2014 года

13. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года.

14. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 16 января 2015 года

15. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года

16. Копия постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года

17. Копия постановления Нижегородского областного суда от 17 июня 2015 года

18. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15 июля 2015 года

19. Копия постановления Нижегородского областного суда от 21 сентября 2015 года

20. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 года.

21. Копия постановления Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года

22. Решение Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 года.

23. Копия ответа Управления администрации Президента РФ от 18 апреля2-15 года

24. Справка Хорошевского районного суда города Москвы от 13.03.2015 года №№ 523,598 об отсутствии исковых требований по приговору от 21.01.2010 года

25. Копия обращения в Конституционный Суд Российской Федерации от 29 марта 2016 года

26. Копии статей 17 и 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

27. Копия квитанции об оплате госпошлины.

_______________ /В.А. Сесту/

“29” марта 2016 года

3883/15-01/2016 СЕСТУ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ Находится на предварительном изучении в порядке статьи 40 Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации

вопрос №10413151

В Конституционный Суд Российской Федерации

Сенаторская площадь, д.1, Санкт-Петербург,121260

ЗАЯВИТЕЛЬ: осужденный Сесту Владимир Александрович,

20 мая 1968 года рождения, по ч.4 ст.159.1, ч.4 ст.159 УК РФ

к 9 годам 10 месяцам, содержащийся, в колонии-поселения

при ФКУ ИК-17 ГУ ФСИН России по Нижегородской области

606707, Нижегородская область, Краснобаковский район,

пос. Пруда, ул. Лесная, д.6

Адрес Государственного органа издавшего акты,

которые подлежат проверке, либо участвующего в споре

о компетенции: Государственная Дума Российской Федерации,

103265, Москва, Охотный ряд, дом 1

Жалоба на нарушение конституционных прав и свобод гражданина статьей 90 Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации.

и частью 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

1.Источник официального опубликования обжалуемого акта:

Текст Уголовного Кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года № 63-ФЗ (с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П)

Текст Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным Законом от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Источники информации:

Серия: профессиональный комментарий к УК РФ, под редакцией, заслуженного деятеля наук РФ, доктора юридических наук, профессора В.Т. Томина, кандидата юридических наук, доцента В.В.Сверчкова, 6 издание, переработанное и дополненное, Юрайт, 2010;

Научно-практический комментарий к УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий;

Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова;

§ 6. Законная сила судебного решения; Гражданский процесс: Учебник, 2-е издание, переработанное и дополненное М,:ОАО «Издательский Дом «Городец», -784 с. 2007, Треушников М.К.

2. Нормы Конституции и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном суде Российской Федерации», дающие право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации:

Нормативным основанием для обращения в Конституционный суд являются положения ч.2 ст.45 и ч.4 ст. 125 Конституции РФ и положения ч.2 ст. 36 и ч.1 ст. 96 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года « О Конституционном суде Российской Федерации». прошу признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, нормы статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ), поскольку они не воспринимаются должностными лицами, как обязанность к исполнению, а также, нормы части 5 статьи 69 УК РФ, противоречащие Конституции в конкретном уголовном деле, чем были нарушены мои конституционные права и свободы.

3. Конкретные основания к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации.

Нарушение законом конституционных прав и свобод служит основанием для обращения за их защитой в Конституционный Суд Российской Федерации….. (Постановление Конституционного суда от 24 апреля 1996 года №17-П).

Согласно статье 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если обжалуемый закон, во-первых, затрагивает конституционные права и свободы граждан и, во-вторых применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого в суде завершено либо начато. По смыслу названного Закона для признания жалобы допустимой не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу судами общей юрисдикции, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации лишь в том случае, если он полагает, что имеет место неопределенность в вопросе, соответствует ли Конституции Российской Федерации затрагивающий его права закон. (Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 1995 года № 3-П)

“Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность …. Могут являться основанием проверки конституционности закона по жалобе гражданина лишь при условии, что приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права”. (Определение Конституционного суда от 4 декабря 1995 года № 116-О)

Статья 90 УПК РФ “Преюдиция’ - Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле. (в ред. Федерального закона от 29.12.2009 N 383-ФЗ)

“1. Комментируемая статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопризводства. Такой приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвующих ранее в рассматриваемом уголовном деле. Например, когда решением суда по гражданскому делу установлены определенные события, то в дальнейшем, если они попадут в предмет доказывания по уголовному делу, суду, прокурору, следователю и дознавателю следует рассматривать их как уже установленные. Точно также должен решаться вопрос и в случае отказа и в иске в порядке гражданского судопроизводства, если он в дальнейшем вторично предъявлен по уголовному делу

3. Статья 90 УПК, в прежней редакции допускала возможность дополнительной проверки судом, рассматривающим уголовное дело, обстоятельств ранее установленных вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу, если они вызывали сомнения у суда. Теперь такая возможность не предусмотрена как в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу приговором, так и в отношении обстоятельств, установленных вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. ”. (см. пункты 1-3 научно-практический комментарий к ст.90 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Данные требования закона не возымели действия при постановке обвинительного приговора, чем были нарушены мои права гарантированные статьей 54 Конституции, в соответствии с которой: а) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; б) никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; в) если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

4. В качестве примера приведу краткое описание сути обстоятельств дела повлекших нарушение моих прав, свобод и законных интересов.

В 2007 году клиенты моей компании Гладышев В.М., его жена Гладышева Т.А. и Золотцев А.А. в период с 13 по 16 апреля 2007 года получили кредиты в ООО Славинвестбанк, с которым я сотрудничал по договору, на покупку квартир в строящемся доме в ЗАО “Бизнес Олимп” ЖК “Дубовая роща”, и добросовестно исполняли условия кредитных договоров, в части погашения ежемесячных платежей по кредиту.

30 августа 2007 года представитель Банка, действующая по доверенности Гуданова И.Е. подала исковое заявление в Ногинский городской суд Московской области о расторжении кредитных договоров с Гладышевыми и Золотцевым, в связи с их нецелевым использованием и одновременно обратилась с заявлением в СК РФ ГСУ по гор. Москве в связи с хищением кредитных средств указанными заемщиками.(см. приг.стр.33)

4 сентября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 151099 на Гладышева В.М., по факту хищения кредитных средств, и в отношении его соучастников Гладышеву Т.А. и Золотцева А.А. и соответственно в отношении меня, в дальнейшем представленного в обвинительном заключении, как организатора получения кредитных средств (хищения). При этом следственные органы не интересовало, что кредитные договора исполнялись еще 6 (шесть) месяцев, после привлечения заемщиков к уголовной ответственности. Вместе с тем, со слов представителя банка Гудановой И.Е. озвученных в ходе судебного следствия, выплаты кредитов перестали поступать с декабря 2007 - января 2008 года, т.е. после расторжения Банком кредитных договоров по судебным решениям. Следовательно, уголовное дело было возбуждено без наличия квалифицирующих признаков хищения, следователь руководствовалась лишь предположением, что они должны быть похищены и желанием повысить “раскрываемость”. (см. приг. стр.33)

Таким образом, уголовное дело было возбуждено на заведомо невиновных лиц с целью, в последствии, создать квалифицирующие признаки состава преступления, что и было сделано. (ст.299 и ст.303 УК РФ)

Объективная сторона составов преступления выражается в действиях, направленных на привлечение заведомо невиновного в качестве обвиняемого. Подобные действия заключаются в вынесении соответствующего постановления (о привлечении в качестве обвиняемого) при наличии оснований для признания либо гражданина невиновным, либо деяние непреступным. Основания налицо, если: а) установлено отсутствие события преступления, по поводу которого лицо привлекается в качестве обвиняемого; б) не установлены доказательства участия в совершении преступления, а возможности их дальнейшего собирания исчерпаны, или, напротив, установлены доказательства непричастности лица к совершению преступления; в) установлено отсутствие признаков состава преступления, в том числе свойств, характеризующих субъект посягательства. Иные процессуальные препятствия для продолжения производства по делу в качестве подобных оснований рассматриваться не могут. (комментарий п.3 к ст. 299 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,- 1306,с. Профессиональный комментарий.)

19 декабря 2007 года и 20 марта 2008 года решениями Ногинского городского суда Московской области обстоятельства были установлены, спор между хозяйствующими субъектами, ООО “Славинвестбанк” и указанными заемщиками был разрешен. Денежные средства полученные заемщиками на покупку жилых помещений в строящемся доме ЖК “Дубовая Роща” были использованы нецелевым образом, поскольку, без одобрения банка заемщики вложили их в строительство ЖК “Корона”, т.е. суд установил, что кредитные средства не похищены, а использованы нецелевым образом. (см. приг.стр.33)

Как только указанные судебные решения Ногинского городского суда Московской области вступили в законную силу, договора с указанными заемщиками были расторгнуты, а денежные средства в сумме выданных кредитов с заемщиков были взысканы в полном объеме. (см. приг.стр.33)

Обязательность судебного решения закреплена в ст. 6 Закона о судебной системе, а также в ст. 392 УПК РФ, ст. 13 ГПК РФ и ст. 16 АПК РФ. В соответствии с данными нормами вступившие в законную силу судебные акты федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации..

Уважаемый Суд прошу Вас принять во внимание именно обстоятельства с неисполнением должностными лицами, судебных решений вступивших в законную силу принятых по моему уголовному делу, не взирая, на наличие в законе ответственности за такие действия. Следовательно, требования закона, об обязательном исполнении судебного решения вступившего в законную силу не обладают той юридической силой позволяющей охранять права и свободы граждан гарантированные Конституцией Российской Федерации.

Законная сила судебного решения есть его неизменяемость, обеспеченная недопустимостью его обжалования (опротестования) и вынесения нового решения по тому же иску, одновременно являющаяся моментом, с которого осуществляется действие решения - подтверждение, изменение или прекращение спорного правоотношения

Законная сила судебного решения - это его обязательность. Обязательность решения вытекает из самого его существа, т.е. императивного подтверждения судом наличия (отсутствия) спорного правоотношения сторон в результате применения норм права к установленным фактам. В законной силе решения проявляется и общеобязательность применяемого судом закона, и авторитет судебной власти, разрешившей окончательно на законной и объективной основе спор о праве.

Тем не менее, в прежней редакции статья 90 УПК позволяла суду усомниться в ранее установленных обстоятельствах, вступившим в законную силу решением суда и это обстоятельство позволило следственным органам осуществить поставленную цель. Уголовное дело продолжало расследоваться, но в ином формате, изначально меня привлекли как соучастника хищения кредитных средств, а затем после вступления в силу судебных решений, 13 августа 2008 года мне предъявили обвинение как организатору похищения кредитных средств. При этом не приняли во внимание, что и с Банком и с заемщиками я сотрудничал на основе договора, а следовательно мой интерес был обусловлен получением заработка в виде процента со сделки (см. приг. стр.41). Моя компания не признавалась незаконной, напротив судом было установлено, что я награжден за модернизацию финансовой системы Российской Федерации в области кредитования орденами Гордость России и Профессионал России.

В приговоре суда, вопреки фактическим установленным обстоятельствам в ходе судебного разбирательства, суд необоснованно пришёл к выводу, что обман как способ хищения со стороны участников преступной группы выразился: в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений и умолчании об истинных фактах, искажении действительного положения вещей относительно платёжеспособности, реальной возможности и намерениях Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. приобрести жилые помещения, в сознательном убеждении банка в наличии, якобы, благоприятных факторов для одобрения выдачи им кредита.

Таким образом, в приговоре суд установил, что противоправные действия участников преступной группы, выразившиеся в обмане, являвшимся способом хищения, осуществлялись и были необходимы для получения одобрения выдачи кредита Гладышеву В.М., Гладышевой Т.А. и Золотцеву А.А., денежные средства по каждому из которых, были похищены, при этом о решениях Ногинского городского суда Московской области, которые указывают не на хищение, а на нецелевое использование кредитных средств, в приговоре указывается лишь то, что по решению суда кредитные средства взысканы в полном объеме. (приг. стр.33)

Однако суд не принял во внимание, установленные в ходе судебного следствия обстоятельства, как наличие всех денежных средств полученных Гладышевыми и Золотцевым А.А. в кредит, на банковском счете Гладышева В.М., что подтверждалось предоставленными, на последнем судебном заседании, официальными банковскими выписками со счета Гладышева В.М., а следовательно, я не мог похитить указанных кредитных средств. Вернуть их Банку, находясь в тюрьме с 6 апреля 2008 года, Гладышев В.М. не мог физически.

Суд не принял во внимание тот факт, установленный в ходе судебного заседания, что недостоверная информация в виде заведомо ложных сведений, была о хозяйственном положении ООО “Приоритет” и предоставлена банку Генеральным директором этой организации Гладышевым В.М., где его жена и гражданин Золотцев А.А. являлись там заместителем и начальником материально бытового обеспечения, соответственно, то есть Гладышев В.М. подал заявку на целевой кредит по договору соинвестирования, как руководитель организации. И предоставил сведения о финансовом состоянии своей компании ООО “Приоритет”.

Согласно комментариям к части 2 статьи 176 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) – “Использование государственного целевого кредита не по прямому назначению имеет место, когда заемщик обращает кредитные суммы на нужды, не указанные в кредитном договоре. Например, деньги, выданные на строительство жилья, используются заемщиком на расширение производства, выдачу заработной платы, погашение кредитов, уплату налогов, помещаются на депозитные счета в коммерческие банки, передаются в уставной капитал и т.п.” (комментарий к ст.176 Уголовного кодекса Российской Федерации, под ред. В.Т. Томина; В.В. Сверчкова, - 6-е издание, переработанное и дополненное, - М. Издат. Юрайт, 2010,- 1306,с. Профессиональный комментарий)

То есть в принципе, на тот период времени, к заемщикам можно было предъявить претензии, но лишь в незаконном получении кредитных средств, с учетом установленных обстоятельств в суде гражданской юрисдикции.

Суд при постановке приговора проигнорировал нормы статьи 10 УК РФ, не принял во внимание, внесенные изменения 29 декабря 2009 года, в статью 90 УПК РФ, согласно которым, в новой редакции статья определяет преюдицию как обязанность для всех судов, рассматривающих уголовное дело, признавать без дополнительной проверки обстоятельства, ранее установленные вступившими в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопризводства.

Тот факт, что решением Ногинского городского суда Московской области по гражданскому делу с участием Гладышевых и Золотцева А.А. по иску ООО “Славинвестбанк” были установлены все события по полученным ими целевым кредитам, и в дальнейшем, эти обстоятельства попали в предмет доказывания по уголовному делу, и суду, прокурору, следователю и дознавателю следовало рассматривать их как уже установленные, но суд этого не сделал, что существенно повлияло на исход дела.

При производстве по настоящему уголовному делу имело место быть ещё одно грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона, а именно нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора, что привело к нарушению моих прав на справедливое правосудие и ставит под сомнение законность приговора в отношении всех осуждённых по данному делу лиц.

Согласно положениям ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признаётся таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с п.8 ч.2 ст.389.17; ч.1 ст.401.15 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.

Статья 389.17. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

Согласно статьям 295; 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор, при этом во время постановления приговора суд вправе сделать перерыв для отдыха по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня.

В статье 310 УПК РФ установлено, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор.

Таким образом, жесткий правовой регламент тайны совещания судей направлен на обеспечение условий для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Этот регламент не предусматривает какого-либо участия судьи, постановляющего приговор, в каком-либо ином судопроизводстве.

Однако, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции были нарушены, о чём свидетельствует следующее.

Из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу видно, что 11 января 2010 года, выслушав последнее слово подсудимых Золотцева А.А. и Гладышевой Т.А., суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, а 21 января 2010 года приговор в отношении Сесту В.А., Гладышева В.М., Гладышевой Т.А., Золотцева А.А. и Филатова В.В. был провозглашён.

Таким образом, председательствующий судья Солодкова Надежда Викторовна в период с 11 по 21 января 2010 года находилась в совещательной комнате для постановления приговора по настоящему уголовному делу.

Вместе с тем, согласно информации, опубликованной в сети Интернет на официальном сайте Хорошевского районного суда города Москвы, судье Солодковой Н.В. 11 января 2010 года в рабочее время были переданы материалы следующих уголовных дел:

-№1-60/2010 по обвинению Карпычевой Н.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.2 ст.291 УК РФ;

-№1-62/2010 по обвинению Попова А.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ;

-№1-66/2010 по обвинению Исраилова Б.Б. и Саларбекова С.С. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ;

-№1-73/2010 по обвинению Кадуцкова Д.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.183 УК РФ.

В период нахождения в совещательной комнате для постановления приговора по уголовному делу № 151099 судьёй Солодковой Н.В. в рабочее время были приняты процессуальные решения – вынесены постановления о назначении судебных заседаний по иным уголовным делам, а именно: 15 января 2010 года вынесено постановление по делу №1-60/2010; 18 января 2010 года вынесены постановления по делам №1-62/2010, №1-66/2010 и №1-73/2010.

Исходя из норм, содержащихся в главе 33 УПК РФ, при подготовке уголовного дела к судебному заседанию судье надлежит, детально изучив материалы дела, выяснить, соблюдены ли органами дознания и предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона, регулирующего досудебное производство, нет ли обстоятельств, препятствующих либо исключающих его рассмотрение судом, не имеется ли подлежащих разрешению ходатайств и жалоб сторон, оснований для проведения предварительного слушания и т.д.

Таким образом, находясь в совещательной комнате для постановления приговора в отношении осуждённых по данному уголовному делу лиц, председательствующий судья Солодкова Н.В. изучала материалы иных уголовных дел и принимала по ним процессуальные решения, что является недопустимым и безусловно свидетельствует о нарушении тайны совещания судей при постановлении приговора, что в соответствии с требованиями закона влечет отмену приговора в любом случае..

Обратите внимание, в статью 90 УПК РФ, внесены изменения 29 декабря 2009 года, т.е. до постановки приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21января 2010 года, но никаких действий суд по данному вопросу не предпринял, поскольку находясь в совещательной комнате, в период с 11 по 21 января 2010 года судья Н.В. Солодкова, вынесла еще 4(четыре) процессуальных решения по другим уголовным делам,

Следовательно, судья Солодкова Н.В., находясь в совещательной комнате, при постановке приговора нарушив требования ст. 295; ст. 298 УПК РФ, проигнорировала, внесенные изменения в статью 90 УПК РФ, а вместе с тем ей не был решен вопрос, о выделении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное судопроизводство, что и послужило постановкой самостоятельного приговора суда, при наличии оснований для назначения наказания за совершение преступления в совокупности с другим преступлением.

Я не раз обжаловал наличие в деле безусловных обстоятельств преюдиционной силы, но Верховный Суд РФ, рассматривая мои и других осужденных, по данному делу, жалобы, посчитал нецелесообразным отменять приговор по столь несущественным основаниям.

Вышеуказанные обстоятельства послужили постановке несправедливого приговора суда и неправильному применению уголовного закона при постановке второго в отношении меня приговора Кузьминским районным судом гор. Москвы 20 июля 2010 года.

Тот факт, что я виновен в совершении еще одного преступления, после вынесения приговора по первому делу должна была установить судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., поскольку ей достоверно было известно, что постановлением Кузьминского районного суда гор. Москвы от 17 ноября 2009 года я был взят под стражу, но в резолютивной части приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы указано, что я взят под стражу в зале суда 21 января 2010 года.

В процессе предварительного и судебного следствия я находился под подпиской о невыезде, и только тогда, когда мне предъявили обвинение в другом преступлении по ч.4 ст.159 УК РФ, за неполный возврат, денежных средств по договору займа, я был арестован по решению Кузьминского районного суда гор. Москвы 17 ноября 2009 года, и прибыл на судебное заседание под конвоем 21 ноября 2009 года.

У судьи Хорошевского районного суда гор. Москвы и участвующего в деле прокурора были все основания для принятия решения, в порядке ст. ст. 153-155 УПК РФ, о выделении и объединении в отношении меня материалов уголовного дела в отдельное производство.

В результате допущенных нарушений приговор Хорошевского суда гор. Москвы от 21 января 2010 года вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, как самостоятельный приговор суда, но не был исполнен, поскольку 20 июля 2010 года я был осужден вторым приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по ч.4 ст.159 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к окончательному наказанию, путем частичного сложения было присоединено наказание в виде 5 лет, назначенное по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, и окончательно по совокупности преступлений, мне было определено к отбытию 11 (одиннадцать) лет лишения свободы, в колонии общего режима, со штрафом в размере 1 500 000 рублей, в доход государства.

Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ, следует: - “По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда”.

Согласно части 1 статья 14 (Презумпция невиновности), следует: - Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Согласно части 1 статье 17 УК РФ (Совокупность преступлений), следует: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух и более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК” (в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 №73-ФЗ)

Формулировка – “виновен”, в части 5 статьи 69 УК , с учетом норм части 1 статьи 14 УПК РФ противоречит части 1 статьи 17 УК РФ и ее конституционно правовому смыслу, и дает основание суду, при назначении окончательного наказания считать, что приговор, вступивший в законную силу можно квалифицировать как деяние, совершенное в совокупности с другим преступлением.

Однако в комментариях к нормам части 5 статьи 69 УК РФ, дается исчерпывающее разъяснение по данному вопросу, а именно: - “В практике имеют место случаи, когда после осуждения лица за совершение определенного преступления выясняется, что это лицо до осуждения по первому приговору совершило еще одно или несколько преступлений, подпадающих под одну и ту же статью УК либо под различные статьи (части статей) Особенной части УК. В этом случае имеет место множественность преступлений, за которое лицо еще не подвергалось осуждению (совокупность преступлений)”…….в рассматриваемых случаях в окончательное наказание засчитывается наказание, ОТБЫТОЕ по первому приговору суда ко времени назначения окончательного наказания по последнему приговору суда. Зачет производится путем вычета отбытого наказания из срока или размера окончательного наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. ( см. приложение, п.16; п.18 серия проф. коммент. к ч.5 ст. 69 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

Следовательно, с учетом требований предусмотренных ч. 1 ст. 17 Общей части УК РФ (Понятие совокупности преступлений), согласно которым: - “Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено…..” - во взаимосвязи с нормами ст. 69 УК РФ (Назначение наказания по совокупности преступлений), по смыслу ее части 5 законодатель, указывая в тексте - что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу…,., не имеет ввиду ранее судимого, другим судом, приговор которого вступил в законную силу.

Однако приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы мне назначено окончательное наказание, по совокупности преступлений, и вовсе в соответствии с нормами ч. 3 ст.69 УК РФ, как за совершенные преступления, ни за одно из которых я не был осужден. Данное обстоятельство отражено и в постановлении президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года, - “Наказание, с учетом внесенных изменений, осужденному Сесту В.А., назначено с соблюдением требований ст. ст. 60, 69 ч.3 УК РФ и смягчению не подлежит”. (см. постановление стр. 4)

Вместе с тем, в резолютивной части приговора Кузьминского районного суда города Москвы от 20 июля 2010 года, Вы увидите, что: - “На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, к назначенному Сесту В.А. наказанию по настоящему приговору присоединить наказание, НАЗНАЧЕННОЕ Сесту В.А. по приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21января 2010 года, частично в виде ПЯТИ лет лишения свободы……..”(извлечение из приговора от 20.07.2010 года).

Такое назначение наказания было бы возможным, если бы именно Кузьминский районный суд гор. Москвы выносил приговор по первому делу и до вступления его в законную силу, установил, что я совершил еще и другое преступление, при условии объединения уголовных дел, в установленном законом порядке. Но я, уже был юридически ранее судимым, другим судом, приговор которого вступил в законную силу до начала судебного разбирательства по второму делу.

“Наказание в приговоре во всех случаях должно быть обозначено таким образом, чтобы при его исполнении не возникало никаких сомнений относительно его вида и размера. В резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны: вид и размер не только основного, но и дополнительного наказания, назначенного осужденному за каждое преступление по совокупности преступлений и в соответствующих случаях приговоров” ( см. практику применения УПК РФ, 6-е издание, в ред. Председателя ВС РФ В.М. Лебедева)

Квалификация содеянного, по совокупности приговоров, в моем случае также была не применима, поскольку согласно профессиональным комментариям к ч.1 ст. 70 УК РФ, следует: - “Совокупностью приговоров признаются случаи совершения лицом НОВОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫНЕСЕНИЯ ПРИГОВОРА ПО ПЕРВОМУ ДЕЛУ, но до полного отбытия, назначенного по нему наказания. Совокупность приговоров – это вид множественности преступлений”. (см. п.1, серия проф. коммент., к ч.1 ст. 70 УК РФ, 6-е изд. 2010, в ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”).

“Если в ходе исполнения приговора, в частности выявляются один или несколько ранее вынесенных и вступивших в законную силу, но неисполненных приговоров, причем во время исполнения приговоров один из них отменяется в порядке кассации, надзора, суд в связи с этим должен исключить из совокупности меру наказания, назначенную отмененным приговором.”

Неприсоединение наказания по предыдущему приговору, о котором суду было известно, к наказанию, назначенному за новое преступление, рассматривается в судебной практике как неправильное применение уголовного закона, влекущее отмену приговора.

При решении вопроса о применении к осужденному наказания по всем неисполненным приговорам суду следует руководствоваться общими правилами назначения наказания по совокупности приговоров.”…(см. пункты 35 - 37, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Таким образом установить, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, что я виновен в совершении еще и другого преступления, после вынесения приговора по первому делу была обязана судья Хорошевского районного суда гор. Москвы Солодкова Н.В., при постановке приговора и у нее на это были все основания. Судья Кузьминского районного суда гор. Москвы Самохина Л.Д., знала до начала судебного процесса, что я уже был судим, другим судом, по аналогичной статье предусмотренной Особенной частью УК РФ и приговор вступил в законную силу, но наказание по нему не отбывал, что исключало применение правил ч.5 ст.69 УК РФ.

Такого порядка назначения окончательного наказания по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора как в моем случае, в уголовном законе не предусмотрено.

Статья 389.18. Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

1. Неправильным применением уголовного закона являются:

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;

3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора.

1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

2. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Приговор Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года не основан на законе, поскольку при назначении окончательного наказания был неправильно применен уголовный закон при квалификации содеянного по совокупности преступлений, что прямо противоречит нормам ч.5 ст.69 УК РФ и фактическим обстоятельствам дела. Более того при таких обстоятельствах суд не имел законного права квалифицировать содеянное, как совокупность преступлений.

К сожалению, суды при обжаловании указанных нарушений отказывают в судебной защите и восстановлению моих прав, игнорируя все доводы, представленные в жалобах, требования Конституции и других законов Российской Федерации.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года № 4-П, по делу о проверке конституционности ряда положений УПК РСФСР, Конституционный Суд установил, что ст. 46 Конституции, гарантирующая право на судебную защиту, требует справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах и что “ошибочное судебное решение не может рассматриваться, как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено”. Кроме того, Суд указал, что “Международный пакт о гражданских и политических правах¸ исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов”…..Таким образом, Конституционный суд четко стоит на позиции, что нет таких судебных решений, которые являлись бы окончательными и не могли бы быть обжалованы.

Право осужденных на пересмотр приговора предполагает предоставление ему возможности по своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право по смыслу статьи 50 (части 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федеральный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных приговоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам….. Лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления судебных ошибок, допущенных судом при постановке приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обязательность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), устанавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантируют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2). (Постановление Конституционного суда от 6 июля 1998 года №21-П)

Право на судебную защиту не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах. ( п.1,глава 2,стр. 168, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова).

Вместе с тем, - “Возобновление дел и пересмотр судебных решений в порядке главы 49 УПК, возможен также в целях новой оценки уже полученных ранее судебное подтверждение обстоятельств. Как вытекает из положений постановления Конституционного Суда РФ, основанием к возобновлению производства по делу может служить, в частности, неправосудность вынесенного по делу решения, если оно являлось результатом либо игнорирования собранных доказательств, нашедших отражение в материалах дела, либо их ошибочной оценки, либо неправильного применения закона” (Постановление Конституционного Суда РФ от 02.02.1996 № 4-П).

Неправильное применение уголовного закона при назначении окончательного наказания приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года привело к нарушению моего конституционного права на амнистию.

Постановлением Судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваль В.С. от 05 марта 2014 года, по делу 9-УД14-2, при рассмотрении кассационной жалобы, на постановление Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15.03.2013 года, об отказе в приведении приговора Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, в соответствие с новым федеральным законом, установлено следующее: - “Вместе с тем, отказывая осужденному в переквалификации его действий по приговору от 21.01.2010 года на ст. 159-1 ч.4 УК РФ (в редакции от 29.11.2012 года), при наличии к тому оснований, суд не принял во внимание, что в соответствии с п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии” от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступление, предусмотренные ст. 159-1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего Постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшим.

В силу положений ч. 1 ст. 10 УК РФ, новый уголовный закон, улучшающий положение осужденного подлежит применению.

Таким образом, учитывая, что применение нового уголовного закона позволит, соответственно, применить к осужденному Постановление Государственной Думы от 02.07.2013 года № 2559-6ГД “Об объявлении амнистии”…….(стр.3 пост.).

Согласно правовому смыслу текста постановления Судьи Верховного Суда Российской Федерации, условием для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года, являлось приведение его в соответствие с новым федеральным законом и применение акта амнистии, в порядке ст.397 УПК РФ.

Из ответа, Судьи Верховного Суда Российской Федерации В. М. Кулябина от 20 августа 2014 года, следует: - “Каких - либо сомнений или неясностей постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года не содержит” (см. приложение)

Судья Верховного Суда Российской федерации, изучив материалы уголовного дела, и ранее принимаемые в отношении меня судебные решения, установил, что Хорошевским районным судом 21 января 2010 года был вынесен самостоятельный приговор, который вступил в законную силу 26 апреля 2010 года, что отражено в описательно мотивировочной части, постановления президиума Московского городского суда от 15 апреля 2011 года – “Сесту Владимир Александрович, родившийся 20 мая 1968 года, …..РАНЕЕ СУДИМЫЙ 21 января 2010 года, по ч.4 ст.159 УК РФ, к 8 годам лишения свободы”. (см. приложение стр.1 пост. МГС от 15.04.2011 года).

Верховным Судом Российской Федерации были установлены фактические обстоятельства дела в том, что именно приговором Хорошевского районного суда города Москвы от 21.01.2010 года, я впервые осужден за одно преступление по ч.4 ст.159-1 УК РФ, ранее не судим, гражданский иск по приговору суда не заявлен (приг.стр.149), обязательств по возврату имущества и (или) возмещению убытков не имею, (приг.стр.83), что соответствует требованиям п.1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 2559 – 6 ГД « Об объявлении амнистии» и подлежит исполнению всеми органами государственной власти.

“Обязательство по возврату имущества и (или) возмещению убытков может возникнуть только в силу приговора или решения суда, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством, либо такое обязательство может быть исполнено только при признании его причинителем вреда в добровольном порядке”.

При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Федерации законно и обоснованно пришел к выводу, в том, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, который в соответствии с законом исполняется самостоятельно, позволяет применить к нему акт амнистии, в данном случае в судебном порядке, в соответствии с нормами ст. 397 УПК РФ.

Из взаимосвязанных положений статьи 15 (часть 1), 71 (пункт “о”), 103 и 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации следует, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является нормативно - правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерации, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и, таким образом, они имеют особую конституционную природу. Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам. (статья 105, часть 1, Конституции Российской Федерации, извлечение, п.17, глава 1, стр. 31, Судебная практика Конституционного Суда РФ с комментариями, - М, : Проспект, 2008, -480с, в ред. С.Э. Несмеянова)

Акт об амнистии – это документ высшего органа государственной власти, содержащий юридические нормы, освобождения от наказания…..

Принятие акта об амнистии относится к компетенции высшего органа государственной власти (см. ст.10, 11, п. «е» ч.1 ст. 103 Конституции ), поскольку нормы акта являются обязательными к исполнению всеми соответствующими органами дознания, следствия, суда, ведающими исполнением наказания» (п.3, п. 9 серия проф. ком. к ст. 84 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

“Прекращение уголовного преследования, вследствие акта амнистии, специфично в том, отношении, что акт амнистии Государственной Думы выносится в отношении индивидуально неопределенного круга лиц, а применяется он органами расследования или судом к конкретным лицам в связи с производством по уголовному делу…….Возможности суда шире: он вправе применить акт амнистии не только в указанных случаях, но и тогда, когда этот акт ориентирует на возможность освобождения от наказания, сокращение его или замены более мягким наказанием.” (см. пункт 9, научно-практический комментарий к ст. 27 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

При этом Судья Верховного Суда РФ Коваль В.С., несомненно, зная об ограничениях в п. 7 Постановления ГД РФ “Об объявлении амнистии”, демонстративно указал, что я осужден 20 июля 2010 года, приговором Кузьминского районного суда гор. Москвы, по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ. делая, таким образом, посыл в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации нижестоящим судам о неисполненном приговоре суда и неправильном применении уголовного закона при назначении окончательного наказания данным приговором суда.

“Вопросы, связанные с исполнением приговора при наличии других приговоров, рассматриваются судом, постановивший последний по времени приговор. Если эти вопросы возникнут вне района деятельности суда, постановившего последний по времени приговор, они разрешаются судом того же уровня по месту исполнения приговора.

Указанные вопросы могут быть решены по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением приговора, и по усмотрению суда.

Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, производится судьей по месту отбывания наказания, а если приговор не был обращен к исполнению – по месту заключения под стражу”. (см. пункты 38– 40, научно-практический комментарий к ст.397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

Согласно научно-практическим комментариям к УПК РФ Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедева - “В случае если вопрос об освобождении от наказания или смягчении наказания рассматривается по представлению прокурора, органа, ведающего исполнением наказания, судья извещает их о времени и месте рассмотрения представления. В судебное заседание вызывается осужденный. Для проверки и уточнения данных, изложенных в представлении об освобождении осужденного или смягчении наказания, судья может истребовать соответствующее уголовное дело, а также иные документы.

Закон не раскрывает содержания и характера сомнений и неясностей, которые судья вправе разрешать в порядке исполнения приговора. Пленум ВС РФ в постановлении от 20.11.2011 № 21(п.22) дал примерный перечень сомнений и неясностей, подлежащих устранению судом при их возникновении при исполнении приговора, если они не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного:

а) о применении акта амнистии, если его применение является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; …(см. пункты 41 – 43, научно-практический комментарий к ст. 397 УПК РФ, под общей редакцией Председателя Верховного Суда России В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий).

В моем случае основания для освобождения от наказания назначенного приговором Хорошевского районного суда города Москвы в связи с актом об амнистии установил Верховный Суд Российской Федерации.

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года на основании моего ходатайства приговор Хорошевского районного суда города Москвы от 21 января 2010 года был приведен в соответствие с новым законодательством (в ред. Федерального Закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 года), в части переквалификации ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.4 ст.1591 УК РФ, однако, суд опять же на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений снизил срок наказания до 9 лет 10 месяцев со штрафом в размере 1.000.000 рублей в доход государства с отбыванием наказания (с учетом постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 20.12.2012 года) в колонии поселения.

Из постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года следует, что «суд принимает во внимание п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии» от 2 июля 2013 года лица, впервые осужденные за преступления, предусмотренные ч.4 ст.159.1 УК РФ освобождаются от наказания независимо от назначенного срока, если до окончания срока исполнения настоящего постановления эти лица выполнили обязательства по возврату имущества, и (или) возмещению убытков потерпевшим.

Однако в отношении осужденных к лишению свободы, приговоры по делам, которых вступили в законную силу, возложено на исправительные учреждения и следственные изоляторы”

Хочу сразу отметить решения администрации ФКУ ИК-9 об отказе в применении акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года, признаны постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 января 2015 года, незаконными, и по мнению судьи Нижегородского областного суда изложенного в постановлении от 17 июня 2015 года, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии препятствий для реализации моего права по данному вопросу. (см. приложение)

Вместе с тем, постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 05 марта 2014 года, и решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года, президиумом Нижегородского областного суда в постановлениях от 23 апреля 2014 года и 17 июня 2015 года, постановлениями Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 мая 2014 года, от 16 января 2015 года, от 15 июля 2015 года и постановлением Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года, так или иначе, установлено, что к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года должен быть применен акт амнистии от 2 июля 2013 года № 2559-6ГД. (см. приложение)

Все указанные судебные решения вступили в законную силу, ни кем не опротестовывались и не отменялись, в связи с чем, 26 января 2016 года я обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в порядке ст.46 Конституции РФ.

Однако, по мнению Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, оснований для применения акта амнистии к приговору Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года нет, в связи с наличием в деле совокупности преступлений, но каких либо опровержений или указаний на нормы закона которыми это подтверждается, судья не привел, он просто дословно переписал в свое письмо, адресованное начальнику исправительного учреждения, где я содержусь, текст, противоречащий нормам закона и фактическим установленным обстоятельствам, из обжалуемого решения судьи Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года. При этом о наличии 8 (восьми) судебных решений, вступивших в законную силу, так или иначе указывающих, на применение акта амнистии к приговору от 21 января 2010 года, Судья умолчал. (см. приложение)

Уважаемый Суд, я считаю, что Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдов, используя служебное положение, не желая исправлять судебные ошибки, с целью сокрытия должностных преступлений, принял очередное заведомо неправосудное решение, в котором сфальсифицировал фактические установленные обстоятельства, игнорируя при этом нормы Конституции Российской Федерации, указания в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, и нормы действующего законодательства.

Решение Судьи ВС РФ В. А. Давыдова является не чем иным как прямым препятствием моему доступу к правосудию, лишением меня всех прав гарантированных Конституцией Российской Федерации, оказанием давления на должностных лиц субъекта РФ и прямым указанием администрации исправительного учреждения и далее безнаказанно совершать должностные преступления.

По данному факту, руководствуясь ст. 19 Конституции РФ, ст.4 УК РФ, п.4 ч. 2.1 ст. 448 УПК РФ (в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 25.12.2008 N 280-ФЗ, от 29.11.2010 N 318-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ), я обратился к Председателю Следственного Комитета Российской Федерации, г-ну А. И. Бастрыкину, о привлечении к уголовной ответственности Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. А. Давыдова, по признакам преступлений предусмотренных ч.3 ст.285; ч.3. ст.303; ч.2 ст.305; ст.315 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Статья 285 УК РФ - Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий следует понимать такие действия лица, которые непосредственно вытекали из его полномочий и являлись осуществлением прав и обязанностей, которыми наделялось это лицо в связи с занимаемой должностью, т.е. составляющими его служебную компетенцию (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 30.03.1990 №4). Момент окончания преступления (составом, закрепленным в ч.1ст.285) связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов граждан. С субъективной стороны злоупотребление должностными полномочиями это умышленное преступление”.(см. п.3.2, п. 3.4, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 303 УК РФ –Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств повлекшая тяжкие последствия.

Сам термин “фальсификация” (от латыни Falsificare – подделывать) обозначает подделывание чего либо, искажение, подмену подлинного ложным, мнимым.

Фальсификация доказательств будет как фальсификация фактических данных, имеющих существенное значение по делу, так и фальсификация источников доказательств. Субъективная сторона фальсификации доказательств характеризуется виной в форме умысла, причем прямого. Виновный осознает, что он изменяет посредством подмены или видоизменения содержания или объем доказательной информации, и желает совершить подобное действие”(см. п.3, п. 4, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 305 УК РФ - Под заведомо-неправосудным судебным актом следует понимать противоречащий закону письменный акт - документ, являющийся итогом рассмотрения дела в соответствующей судебной стадии, так или иначе определяющий его судьбу….Указание законодателя на заведомость неправосудности судебного акта исключает вывод о возможности совершения данного преступления по неосторожности. В данных составах преступления вина характеризуется прямым умыслом. Субъект не только осознает, что выносит неправосудный акт, но и желает его постановления. (см. п.2, серия проф. ком. к ст. 305 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

Статья 315 УК РФ - Воспрепятствование исполнению судебного акта, предполагает деяние, непосредственно направленное на создание препятствий для исполнения судебных актов. Указанные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом. При неисполнении судебного акта субъект осознает, что на нем лежит обязанность по исполнению судебного акта и имеются возможности для реализации этой обязанности и желает уклониться от её исполнения.” (см. п.5, п. 7, серия проф. ком. к ст. 315 УК РФ, 6-е издание под редакцией В.Т. Томина, В.В. Сверчкова).

В данном случае, действия Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации указывают на преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. (Глава 30 УК РФ)

В целом, в моем случае суды, не желая исправлять судебные ошибки, принимают заведомо неправосудные решения, игнорируют требования Конституции России, указания вышестоящих судов и постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, нарушают мои права, свободы и законные интересы, что прямо указывает на злоупотребление служебным положением вопреки интересам службы и посягательством на самую сердцевину деятельности по осуществлению задач правосудия. В следствии таких действий я уже 20 месяцев незаконно содержусь в местах лишения свободы, а если по существу дела, то все 6,5 лет.

“Сущность посягательства выражается в осуществлении судебной деятельности с серьезным отклонением от функций правосудия и вопреки стоящим перед ним задачам, результатом чего является неправосудный судебный акт. Иначе говоря, она состоит в вынесении неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.” (см. п.2, проф. коммент. к ч.1 ст. 305 УК РФ,6-е издание, 2010, в ред. В.Т.Томина, В.В. Сверчкова, “Консультант Плюс”)

“В силу своей преюдициальности (предрешимости) факты и правоотношения, установленные судом и зафиксированные в решении, не могут подвергаться сомнению и вторичному исследованию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица”.

Термин “преюдиция” (от латыни “praejudicialis” - относящийся к предыдущему судебному решению) традиционно применяется для обозначения совокупности обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Также в юридической литературе упоминается о преюдициальности судебных актов, об их преюдициальном значении.

Эти обстоятельства “переносятся” в новый судебный акт (“реципиент”) без дополнительного доказывания, проверки и возможности опровержения. Таким образом, преюдициальность - это такая характеристика судебного акта, которая может в полной мере раскрыться и реализоваться лишь при позднейшем по времени рассмотрении другого дела и вынесении по нему иного судебного акта.

Именно поэтому преюдиция не существует сама по себе, а возникает лишь в тех случаях, когда у лиц, участвовавших в деле при вынесении первоначального судебного акта – “донора”, в новом процессе может возникнуть желание либо возможность пересмотра и повторного установления обстоятельств, ранее уже установленных судом. В данном случае преюдициальность первоначального судебного акта, приобретаемая со вступлением его в законную силу, обусловливает содержание вновь выносимого судебного акта в той части, которая касается обстоятельств, ранее уже установленных судом при разбирательстве другого дела с участием тех же лиц.

Правила о преюдиции направлены не только на запрет пересмотра установленных судом во вступившем в законную силу судебном акте фактов и правоотношений. Объективные пределы преюдициальной связи судебных актов - это тот круг обстоятельств, который установлен вступившим в законную силу судебным актом и не подлежит доказыванию или опровержению вновь при вынесении другого судебного акта.

Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ (с учетом его истолкования КС РФ в Постановлении от 25.01.2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения п.2 ст.1070ГК РФ (ВКС РФ.2001№31) вред, причиненный в процессе осуществления правосудия, если он не связан с принятием актов, разрешающих дело по существу, подлежит возмещению, во всяком случае, установления вины судьи, рассматривающего дело. Любые виновные незаконные действия (или бездействие) судьи, ( в том числе, незаконное наложение ареста на имущество, нарушение разумных сроков судебного разбирательства, несвоевременное вручение лицу процессуальных документов,, приведших к пропуску сроков обжалования, неправомерная задержка исполнения судебного решения) должны, исходя положения п.2 ст.1070 ГК РФ в его конституционно – правовом смысле и во взаимосвязи ст.6 и ст.41 Конвенции о защите прав человека 1950 г., рассматриваются как нарушение на справедливое судебное разбирательство и, следовательно, как основание для решения о справедливой компенсации лицу, которому причинен вред, нарушением этого права. (научно-практический комментарий к ст.11 УПК РФ, под общей редакцией В.М. Лебедева, научная редакция В.П. Божьева - 9 издание переработано и дополнено – М; Издательство Юрайт, 2014-851с.- Серия: Профессиональный комментарий)

На основании, вышеизложенного, в соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 3; статьи 100 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации,

прошу:

- признать неисполнение требований статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также не соответствие Конституции норм части 5 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, ограничением моих прав на справедливое правосудие не соответствующего Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (части 1), 21 (части 1), 45 (части 2), 46 (части 1, части 2), 50 (части 3), 54 (части 2), 56 (части 3), 103, 120 (части 2).

- дать правовую оценку вышеизложенным обстоятельствам основанную на Конституции Российской Федерации

Приложение на 166-ти листах.

1. Копия приговора Хорошевского районного суда гор. Москвы от 21 января 2010 года

2. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 26 апреля 2010 года.

3. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 26 марта 2008 года о взыскании материального ущерба с Золотцева А.А.

4. Копия решения Ногинского городского суда Московской области от 19 декабря 2007 года о взыскании материального ущерба с Гладышевых

5. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2013 года.

6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2014 года.

7. Копия приговора Кузьминского районного суда гор. Москвы от 20 июля 2010 года

8. Копия определения Судебной коллегии Московского городского суда от 25 октября 2010 года.

9. Копия постановления Лысковского районного суда Нижегородской области от 24 апреля 2012 года

10. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года.

11. Копия Постановления президиума Нижегородского областного суда от 23апреля 2014 года.

12. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 30 мая 2014 года

13. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2014 года.

14. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области 16 января 2015 года

15. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 26 февраля 2015 года

16. Копия постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года

17. Копия постановления Нижегородского областного суда от 17 июня 2015 года

18. Копия постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 15 июля 2015 года

19. Копия постановления Нижегородского областного суда от 21 сентября 2015 года

20. Копия Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2015 года.

21. Копия постановления Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 1 февраля 2016 года

22. Решение Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 года.

23. Копия ответа Управления администрации Президента РФ от 18 апреля2-15 года

24. Справка Хорошевского районного суда города Москвы от 13.03.2015 года №№ 523,598 об отсутствии исковых требований по приговору от 21.01.2010 года

25. Копия обращения в Конституционный Суд Российской Федерации от 29 марта 2016 года

26. Копии статей 17 и 69 Уголовного кодекса Российской Федерации

27. Копия квитанции об оплате госпошлины.

_______________ /В.А. Сесту/

“29” марта 2016 года

3883/15-01/2016 СЕСТУ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ Находится на предварительном изучении в порядке статьи 40 Федерального конституционного закона О Конституционном Суде Российской Федерации

вопрос №10413156

В связи с большим объемом вопроса и прилагаемых (имеющихся) документов, Вам рекомендовано обратиться к адвокату лично.

Я все понял, благодарю!

Нужна возмездная помощь в подготовке жалобы в КС РФ. Текс с изложением нарушений моих прав прилагается

вопрос №10413299

Повторюсь, обратитесь лично.

Готов оказать необходимую помощь.

Похожие вопросы

юрист Белоусов Сергей Николаевич:

Здравствуйте. Можете обратиться в личные сообщения к любому юристу.


адвокат Шляго Сергей Станиславович:

по линии судов скорее всего больше надежды, а вот нужна Вам помощь или нет - думаю Вам решать.


адвокат Сальников Анатолий Александрович:

Здравствуйте, Федор! Вы можете обратиться к любому из юристов, зарегистрированных на сайте, он поможет Вам подготовить жалобу.


юрист Малых Андрей Аркадьевич:

Как раз на этом основании и можете обжаловать отказ в назначении пенсии. Текст Постановления КС РФ прилагаю. "Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г.


юрист Паутина Елена Юрьевна:

Лилия Михайловна, ДА УСПОКОЙТЕ ВЫ УЖЕ. Если апелляционная инстанция оставила постановление мирового суда без изменения, то не имело смысл обращаться в дальнейшие инстанции, увы, но такова практика.


Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских
0 X