Спросить бесплатно

Меня зовут Анна. Помогите, пожалуйста. Мой родной брат был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.

3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ.

Для понимая дела, прикладываю кассационную Жалобу (составлена моим адвокатом). Нами пройдены уже все инстанции, все доводы адвоката отклонены и проигнорированы. Следствие не брало во внимание доказательства подтвержденные документально.

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. Коняхин И.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2 ст.228 УК РФ и ему назначено наказание:

- по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 6 (шесть) лет лишения свободы.

- по ч.2 ст.228 УК РФ 3 (три) года 3 (три) месяца лишения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию определить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Коняхину И.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу, взять под стражу в зале суда и до вступления приговора в законную силу содержать в ФКУ СИЗО-3 ГУФСИН РФ по РБ.

Срок наказания исчислять с 22.07.2014 г.

Не согласившись с указанным приговором, осужденный и прокурор обжаловали его в апелляционном порядке.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29 января 2015 г. приговор Стерлитамакского городского суда РБ от 22 июля 2014 г. изменен, частично удовлетворена апелляционная жалоба осужденного. Постановлено назначить Коняхину И.А. наказание по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 2 лет 11 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по ч.3 ст.30 – п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ и ч.2 ст.228 УК РФ, окончательно назначить наказание в виде 6 лет 8 месяцев без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставлен без изменения, апелляционные представление и жалобы без удовлетворения.

Не согласившись с вышеуказанными судебными актами, адвокат осужденного обжаловал его в кассационном порядке.

Постановлением судьи Верховного Суда РБ Кадырова Р.А. по делу № 4 у-1850 /2015 от 09 июня 2015 г. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

Не согласившись с данным постановлением, мною была подана жалоба в Верховный суд РФ.

Постановлением судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22 сентября 2015 года в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано.

Данные судебные акты являются незаконными и подлежат отмене, поскольку они постановлены с нарушением норм материального и процессуального права, а также не соответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и подлежат отмене по следующим основаниям:

В соответствии с ч.1 ст. 412.9.УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

1.При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции имело место грубое нарушение прав осужденного Коняхина И.А. на защиту.

Как следует из вводной части приговора от 22 июля 2014 г. интересы осужденного в процессе защищал адвокат Чернов (к сожалению по тексту приговора без инициалов) представившего удостоверение № 756 ордер № 166355 от 14 марта 2014 года.

Указанные во вводной части приговора сведения не соответствуют материалам дела.

Так, как следует из материалов дела ордер № 166355 от 14 марта 2014 года (т.2 л.д.89) действительно имеется и в этом ордере действительно указан номер удостоверения № 756, но выдан он на имя адвоката Тукаевой Светланы Владимировны, а не адвоката Чернова (без инициалов).

Кроме того, письмом №4 60 от 04 марта 2016 г. за подписью помощника Председателя Президиума Башкирской республиканской Коллегии адвокатов Г.С. Галимова сообщено, что Чернов С.А. является членом Башкирской республиканской коллегии адвокатов с 28.05.2008 года по настоящее время. Удостоверение 03/1493 за регистрационным номером 03/1435.

Защиту интересов осуществлял на основании заключенного с Коняхиным И.А. соглашения № 82 от 07.11.2014 г. и выданного ордера №012471 от 07.05.2014 г.

Помимо этого, согласно материалов дела адвокат Чернов С.А. вступил в рассмотрение дела лишь 07 мая 2014 года. Об этом свидетельствует его письменное заявление от 07 мая 2014 года. (л.д.121 т.2). При этом к заявлению ордер адвокатского образования не приложен, в материалах уголовного дела ордер отсутствует.

В соответствии с Методическими рекомендациями о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами от 10 декабря 2004 г. (п. 2.1.) основаниями для выдачи ордера адвокату являются, в том числе соглашение адвоката с доверителем. Подлежащее регистрации в документации адвокатского образования. Строки «поручается» и «основание выдачи ордера» заполняются только после заключения адвокатом соглашения с доверителем.

Пунктом 2.3. вышеуказанных Методических рекомендаций о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатами, адвокат не вправе использовать не полностью заполненный ордер.

Согласно ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения об оказании юридической помощи адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре; ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре в соглашении с клиентом существенным условием является указание на адвоката или адвокатов, принявших исполнение поручения в качестве поверенных, а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.

Помимо этого как следует из материалов дела первое судебное заседание с участием адвоката Чернова С.А. состоялось именно 07 мая 2014 года, тогда как согласно вышеуказанного заявления адвокат ознакомился с материалами дела лишь 16 мая 2014 года. Таким образом адвокат участвует в процессе не изучая материалов дела.

В соответствии с требованиями п.1 ч. 1 ста. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката (с изм. и доп, утвержденными третьим Всероссийским съездом адвокатов 5 апреля 2007 г.) при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

Пункт 1 ч.1 ст. 9 вышеуказанного кодекса предписывает, что адвокат не вправе: действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне.

Указанные положения закона при расследовании данного уголовного дела нарушены.

2. Согласно ФЗ от 3 февраля 2015 г. N 7-ФЗ в УК РФ внесены изменения, согласно которым курительные смеси («спайсы») отнесены в отдельную группу психоактивных веществ, ответственность за которые предусмотрена ст. 234.1 УК РФ, следовательно при кассационном рассмотрении дела в отношении Коняхина И.А. его действия подлежали переквалификации.

Согласно постановления Правительства РФ № 681 от 02.07.2015 г. «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ обнаруженный у осужденного Коняхина И.А. курительные смеси –«спайс» не входят в указанный список и не содержат перечисленных в данном списке веществ.

3.При судебном разбирательстве судами всех инстанций не принято во внимание, что самим осуждённым неоднократно отмечено, что в его действиях усматривается добровольная выдача наркотического средства, что согласно примечаниям к ст. 228 УК РФ, исключает уголовную ответственность, в то время как данное обстоятельство не было учтено ни следствием, ни судом.

Согласно п.1 примечаний к ст.228 лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Между тем материалами дела данное обстоятельство подтверждается более чем достаточно.

Так согласно расшифровке аудиозаписи протокола досмотра автомобиля и Коняхина И.А. (т.1 л.д. 168) следует, что до начала его досмотра и досмотра автомобиля. Которым он управлял на вопрос оперативного сотрудника имеются ли запрещенные препараты и деньги добытые преступным путем Коняхин И.А. отвечает: «Да, есть деньги тысяча рублей и спайс».

Указанные обстоятельства и материалы дела при вынесении обжалуемых судебных актов не учитывались.

4. Согласно п.31 постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 года N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» учитывая, что диспозиция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака объективной стороны данного преступления наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, их незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, веществ, растений независимо от их фактического получения приобретателем, в том числе когда данные действия осуществляются в ходе проверочной закупки или иного оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с ФЗ от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Изъятие в таких случаях сотрудниками правоохранительных органов из незаконного оборота указанных средств, веществ, растений не влияет на квалификацию преступления как оконченного.

Полагаю также, что суд убедился в том, что основную массу доказательств составляют материалы ОРМ, которые составляют 99 % всех имеющихся доказательств данного уголовного дела.

При допросе свидетелей и исследовании письменных доказательств суд смог убедиться в их несостоятельности.

В нашем конкретном случае говорить о представленных материалах ОРМ, как о соответствующих требованиям УПК РФ не приходится.

Как указывают сами оперативные работники, непонятным процессуальным образом ставшие свидетелями по делу, и понятые, указанные в уголовном деле свидетелями, никаких протоколов в ходе ОРМ ими не составлялось.

Считаю недопустимыми и добытыми с нарушением УПК РФ все материалы ОРМ, и другие доказательства представленные стороной государственного обвинения.

В соответствии с требованиям закона, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного лица умысла на незаконные действия, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Это уточнение имеет принципиальное значение, так как позволяет ограничивать правомерные действия, осуществляемые в рамках конкретного оперативно-розыскного мероприятия – проверочной закупки, от провокации.

Последняя имеет место в том случае, если умысел на совершение преступления отсутствовал и в дальнейшем сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть когда имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего преступных намерений.

Главный вопрос здесь – от кого исходит инициатива. Если заподозренное лицо само прямо предлагает оказать содействие в незаконных действиях, либо опосредованно даёт понять о своей возможности оказания подобной услуги, то последующая деятельность оперативных работников по проведению данного ОРМ не противоречит закону.

В соответствии с материалами дела все данные о якобы имевшем место намерении моего подзащитного осуществить продажу якобы незаконного устройства были СПРОВОЦИРОВАНЫ оперативными сотрудниками.

ОРМ «проверочная закупка» правомерно, когда субъект сам, без какой-либо инициативы со стороны лиц, пытающихся его уличить, начинает предварительную преступную деятельность, в которой его обоснованно подозревают и которую путём проведения ОРМ стремятся пресечь и этим же образом выявить преступника, пресечь подготавливаемое либо раскрыть уже совершившееся или совершаемое преступление.

Проведение ОРМ «проверочная закупка» должно быть продиктовано стремлением поставить под контроль, под непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном итоге прервать их развитие. Данное ОРМ должно производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер.

Решение о проведении проверочной закупки должно приниматься не только и исключительно, как в данном случае, на основании заявления о желании помочь изобличить преступника, но и должно быть подкреплено опросом заявителя, выполнением других проверочных действий.

В судебном заседании оперативные работники не смогли даже сообщить, кто проинформировал их о якобы имевшем место намерении Коняхина И.А. совершить продажу. В материалах дела такие данные также отсутствуют. То есть нет элементарного заявления о желании помочь изобличить преступника, не говоря уже о еще каких-либо материалах.

Тем более что «контрольный покупатель» Журавлев Д.И. сам является распространителем наркотических веществ, о чем сообщил суду в заседании суда апелляционной инстанции.

Когда в ходе проведения ОРМ лицу, заподозренному в преступной деятельности, различными способами предлагают либо даже навязывают вознаграждение за незаконные действия, даже если лицо само никаких действий, направленных на оказание данной преступной услуги, не совершает. В подобных случаях оперативно-розыскное мероприятие незаконно, а добытые с его помощью доказательства суд также должен рассматривать как полученные с нарушением закона.

Между тем, ФЗ от 05 июля 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» достаточно определённо исключает провокацию в работе оперативных подразделений.

Оперативно-розыскная деятельность основывается на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3). Задачами оперативно-розыскной деятельности является: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших…» (ст. 2).

Такой задачи, как искусственное создание преступления, с целью его последующего выявления, указанным ФЗ не предусмотрено.

Однако в соответствии с п. 2 ст. 7 Закона «Об ОРД» основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим ОРД, сведения о «признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших…». Как следует из представленных суду доказательств, никаких сведений о том, что Коняхин И.А. готовится к совершению преступления, либо его совершает у правоохранительного органа не было. Тем не менее, в нарушение Закона «Об ОРД» было принято решение о проведении в отношении него оперативно-розыскного мероприятия.

Таким образом, оперативно-розыскное мероприятие, проведённое в отношении Коняхина И.А., коренным образом противоречило задачам оперативно-розыскной деятельности, и, следовательно, должно считаться не оперативно-розыскным мероприятием, а провокацией, облечённой в форму оперативно-розыскного мероприятия с целью придания ей видимости легитимности.

Провокация со стороны государственных органов, отвечающих за борьбу с преступностью, не должна быть допустима в принципе.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, в том числе, регулирующего уголовное судопроизводство.

Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод является одним из основополагающих международных договоров.

Пункт 1 ст.6 указанной Конвенции, ратифицированный РФ без каких либо оговорок, устанавливает, что «каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Отвечая на вопрос, каким образом уголовное преследование за преступление, совершённое в результате провокации со стороны правоохранительных органов, нарушило право гражданина на «справедливое судебное разбирательство», суд руководствуется толкованием ст.6 Конвенции, данной Европейским Судом по правам человека.

Возможность и необходимость использования толкования Конвенции, данного Европейским судом, вытекает из ст.1 ФЗ от 30. 03. 1998 г. № 54-ФЗ: "Российская Федерация в соответствии со ст. 46 Конвенции признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней".

Как указано Европейским судом, осуждение за преступление, совершённое в результате провокации со стороны милиции, нарушает п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при этом при разрешении вопроса о справедливости судебного разбирательства необходимо отвечать и на вопрос о справедливости способа получения доказательств.

Требования справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, содержащиеся в ст.6 Конвенции, по мнению Европейского Суда, ведут к тому, что публичные интересы в сфере борьбы с оборотом наркотических средств не могут служить основанием для использования доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции. Если преступление было спровоцировано действиями тайного агента, и ничто не предполагает, что оно было бы совершено и без какого-либо вмешательства, то эти действия агента уже представляют собой подстрекательство к совершению преступления.

Подобные действия сотрудников милиции и использование их результатов в уголовном процессе приводят к тому, что непоправимо подрывается принцип справедливости судебного разбирательства.

Всё уголовное преследование является в таком случае логическим продолжением провокации, поскольку, не будь провокации, не было бы и самого деяния и, следовательно, не было бы и уголовного преследования. Ситуация, когда лицо подталкивается представителями государства, призванными не допускать совершение преступлений, к совершению преступления, а потом привлекается к уголовной ответственности за это, ни в коей мере не соответствует справедливому судебному разбирательству.

Более того, подобные меры «борьбы с преступностью» входят в противоречие с п. 1 ст.1 Конституции РФ, провозглашающей, что «Российская Федерация – есть демократическое правовое государство». Правовое государство не может осуществлять борьбу с преступностью путём провокационного подстрекательства со стороны государственных служащих нравственно нестойких людей. Борьба с преступностью по определению не должна увеличивать количество совершаемых преступлений.

Таким образом, поскольку деяние якобы было совершено Коняхиным И.А. в результате провокации со стороны сотрудников полиции, то дальнейшее уголовное преследование в отношении него нарушает предусмотренное п.1 ст.6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» право гражданина на справедливое разбирательство дела судом, то есть уголовное преследование Коняхина И.А. было незаконным.

Доказательства же, полученные в результате незаконного уголовного преследования и, как следствие, незаконного привлечения к уголовной ответственности, являются недопустимыми.

Необходимость признания всех доказательств по данному делу недопустимыми следует и из требований ст. 75 УПК РФ, согласно которым недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушениями требований Кодекса. В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п.3 ст.1 УПК РФ международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ и имеют приоритет над УПК РФ.

В связи с этим нарушение п.1 ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» в каждом случае с безусловностью должно влечь за собой признание всех доказательств, полученных в результате такого уголовного преследования, недопустимыми. Только при данном подходе нарушение указанного права на справедливое судебное разбирательство не станет непоправимым.

Таким образом, преступление, ставшее предметом исследования настоящего судебного разбирательства, совершено в результате провокации со стороны сотрудников полиции.

В соответствии с п. 1 ст. 75 УПК РФ, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Кроме того, совершение уголовно-наказуемого деяния в условиях провокации со стороны полиции позволяет сделать вывод об отсутствии вины Коняхина И.А.. При данных обстоятельствах он подлежит оправданию.

На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ст. 15 Конституции РФ, пункта 1 ст. 6 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 14 ноября 1950 г (в ред. от 01 сентября 1998 г), ратифицированной ФЗ РФ № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г, ст. 302, 305 и 306 УПК РФ, суд обязан был истолковать все эти сомнения в пользу подсудимого. Однако, как следует из обжалуемого приговора этого сделано не было.

Пунктом 14 вышеуказанного постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 30 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» предписывается, что тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-розыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в ст. 2 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно ст. 7 и 8 указанного ФЗ. Исходя из этих норм, в частности, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность".

Согласно требованиям ст.14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

При вышеуказанных обстоятельствах, обжалуемые судебные акты не могут являться законными и обоснованными и подлежат безусловной отмене.

На основании вышеизложенного,

ПРОШУ:

1. Постановление судьи Верховного суда РФ Червоткина А.С. от 22.09.2015 г. об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отменить.

2.Истребовать из Стерлитамакского городского суда РБ данное уголовное дело.

3.Передать его на рассмотрение Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан, где ставить вопрос об отмене незаконных приговора Стерлитамакского городского суда РБ от 22.07.2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РБ от 29.01.2015 г.

В случае отказа в удовлетворении моей жалобы подлинные судебные акты прошу вернуть по вышеуказанному адресу.

В ЭТОЙ ЖАЛОБЕ, КОНЕЧНО, НАМ ТОЖЕ ОТКАЗАНО.

К КОМУ МНЕ ОБРАТИТЬСЯ, БРАТ СИДИТ НЕЗАКОННО (ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ТОМУ ЕСТЬ).

вопрос №10841860
прочитан 3 разa

Если Вы прошли все инстанции вплоть до Верховного скда РФ, то, к сожалению, теперь только на удо рассчитывать.

Похожие вопросы

адвокат Агешин Андрей Ефимович:

Другого решения просто не могло быть. Закон есть закон.


юрист Крюков Максим Анатольевич:

Дмитрий, необходимо ознакомиться с документами по Вашему делу (решением суда, если таковое есть) для надлежащего ответа. Совет обратиться к юристам местным и оспаривать скорее всего ЗАОЧНОЕ решение по Вам.


юрист Лякушин Дмитрий Александрович:

Самое простое что можно сделать - посмотреть на кадастровой карте правоприемственность участка. Если он тот же, в тех же границах, а изменение кадастрового номера носила технический характер - проблем нет.


адвокат Пугачева Ирина Александровна:

Здравствуйте! предъявляйте претензию магазину -


Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских
0 X