Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Дмитровский городской суд судьи

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

28 сентября 2012 года Дмитровский городской суд под председательством НЕПЛЕКОВОЙ Т.Н. рассмотрев административное дело о привлечении к административной ответственности по ч.1 ст.12.24 КоАП РФ СИДОРОВА Михаила Юрьевича, постановил привлечь к административной ответственности СИДОРОВА М.Ю. по части 1 ст.12.24 КоАП РФ и назначить ему наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год.

Не согласившись с данным постановлением по причине его необоснованности и незаконности, я подал жалобу в Московский областной суд.

16 октября 2012 года судья Московского областного суда МАГОНЯ Е.Г., рассмотрев в судебном заседании мою жалобу на вышеуказанное постановление Дмитровского городского суда от 28 сентября 2012 года, решил постановление Дмитровского суда Московской области от 28 сентября 2012 года по административном уделу 5-684/2012 оставить без изменения, мою жалобу без удовлетворения.

С данным решением не согласен, считаю его незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям:

В соответствии со ст.1.2 КоАП РФ, задачами законодательства об административных правонарушениях являются защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защита общественной нравственности, охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти, общественного порядка и общественной безопасности, собственности, защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений, а также предупреждение административных правонарушений.

Из ч.1 ст.1.5 КоАП РФ следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело (ч.2 ст.1.5 КоАП РФ).

Статьей 26.1 КоАП РФ определено, что по делу об административном правонарушении выяснению подлежат:

1) наличие события административного правонарушения;

2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность;

3) виновность лица в совершении административного правонарушения;

4) обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность;

5) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;

6) обстоятельства исключающие производство по делу об административном правонарушении;

7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Таким образом, наличие вины в действиях лица привлекаемого к административной ответственности является основным условием для его привлечения к административной ответственности.

Постановление о привлечении лица к административной ответственности, вынесенное без установления виновности лица привлекаемого к ответственности не может быть признанно законным и подлежит отмене.

В обжалуемых судебных актах Дмитровский городской суд и судья Московского областного суда указали, что факт совершения СИДОРОВЫМ М.Ю. административного правонарушения подтверждается имеющимися в деле документами, в том числе и план-схемой осмотра места совершения административного правонарушения (л.д.15).

Данное утверждение обоих судов опровергается материалами дела и не соответствует действительности.

Согласно п.214 Приказа МВД РФ от 2 марта 2009 г. N 185 Об утверждении административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (далее по тексту – Приказ) после проведения первоначальных действий на месте дорожно-транспортного происшествия, предусмотренных пп. 210,211 и 213 и настоящего Административного регламента, в случае оформления материалов сотрудником, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ст.264 и 268 Уголовного кодекса Российской Федерации, и наличии признаков административного правонарушения, предусмотренного ст.12.24 или ч.2 ст.12.30 Кодекса, составляется протокол осмотра места совершения административного правонарушения (п.220 настоящего Административного регламента), к которому прилагается схема места совершения административного правонарушения. В схеме отражается место дорожно-транспортного происшествия (участок дороги, улицы, населенного пункта, территории или местности); ширина проезжей части, количество полос движения для каждого из направлений, наличие дорожной разметки и дорожных знаков, действие которых распространяется на участок дороги, где произошло дорожно-транспортное происшествие, а также технические средства регулирования дорожного движения; ограждения, островки безопасности, остановки общественного транспорта, тротуары, газоны, зеленые насаждения, строения (при их наличии); положение транспортных средств после дорожно-транспортного происшествия, следы торможения и волочения, расположение поврежденных деталей и осколков транспортных средств, груза, осыпи грязи с автомобилей и других предметов, относящихся к дорожно-транспортному происшествию, с их привязкой к стационарным объектам, дорожным и другим сооружениям, тротуарам, обочинам, кюветам и иным элементам дороги; направление движения участников дорожно-транспортного происшествия до момента его наступления.

Однако указанные требования при составлении схемы дорожно-транспортного происшествия в полном объеме не выполнены: в план-схеме места совершения административного правонарушения (л.д.15) не отражены направления движения участников ДТП до момента его наступления.

Кроме того, в соответствии с ст.225 Приказа МВД РФ от 2 марта 2009 г. N 185 Об утверждении административного регламента МВД РФ исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения делается запись о применении фото-и киносъемки, видеозаписи, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств. Материалы, полученные при производстве осмотра с применением фото-и киносъемки, видеозаписи, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств, прилагаются к протоколу.

На л.д.11 в Протоколе осмотра места совершения административного правонарушения инспектором сделана запись, что при проведении осмотра было сделано 5 снимков фотоаппаратом.

В нарушении требования ст.225 Приказа к материалам административного дела, указанные в протоколе снимки к протоколу приложены не были. Имеющиеся в материалах дела фотографии были представлены суду представителем потерпевшего в ходе судебного разбирательства в Дмитровском городском суде.

Только тот факт, что в материалах дела не представлены фотографии, являющиеся неотъемлемой частью протокола осмотра, при наличии противоречий в объяснениях лица, привлекаемого к административной ответственности и свидетеля ДТП в части изложения механизма совершения ДТП, учитывая, что СИДОРОВЫМ М.Ю. оспаривается наличия в его действиях вины в совершении вменяемого ему административного правонарушения, вызывает необходимость вызова в суд инспектора, составившего вышеназванный протокол для устранения возникающих сомнений и выяснения вопроса, куда делась часть доказательств.

Таким образом обоими судами обстоятельства дорожно-транспортного происшествия в полном объеме не установлены.

Вывод же судьи Московского областного суда о том, что количество фотографий, сделанных при фиксации обстоятельств ДТП, не может влиять на доказанность вины и выводы суда не основан на законе т.к. явно противоречит положению ч.3 ст.26.2 КоАП РФ, запрещающей использовать доказательства полученные с нарушением закона. Этот вывод мне не понятен т.к. фотографии с места ДТП к делу не были приложены вообще.

Кроме того, согласно ч.1 ст.26.2 КоАП РФ определено, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а так же иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Суды не дали оценки тому факту, что по вышеизложенным основаниям протокол осмотра места совершения административного происшествия не соответствует требованиями закона, но и не предприняли мер для истребования из ГИБДД фотоматериалов о которых имеется запись в протоколе, для всестороннего и полного исследования всех обстоятельств административного правонарушения и исключения сомнений в виновности СИДОРОВА.

Как следует из обоих обжалуемых судебных актов, как для Дмитровского городского суда, так и для судьи Московского областного суда МАГОНЯ Е.Г., важным для определения наличия вины СИДОРОВА во вмененном ему правонарушении является не всесторонний анализ причин и следствия на основе имеющихся доказательств в строгом соответствии с требованиями закона, а тот факт, что ребенок получил повреждения.

Простым языком это означает то, что достаточно наличие потерпевшего, а виновного мы назначим, даже если все обстоятельства будут говорить об обратном.

При этом ни один из судов даже не исследовал характер повреждений полученных ребенком, как была повреждена его одежда, механизм получения этих повреждений.

И это также необходимо было устанавливать в ходе предварительного разбирательства еще до суда, а если этого не было сделано должностными лицами ГИБДД, то уже суд должен был предпринять меры для разрешения этих вопросов или же отсутствие на них ответов истолковать не из чувства жалости и сострадания, а как того требует закон: беспристрастно и с учетом требования ч.4 ст.1.5 КоАП РФ, обязывающего суд неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности.

Доводы СИДОРОВА М.Ю. об отсутствии его вины в ДТП и о соблюдении им всех требований Правил дорожного движения, по существу никем ни в одной из инстанций суда так и не опровергнуты.

Из материалов дела усматривается, что показания свидетеля ШАРАФУТДИНОВОЙ Н.Д. (л.д. 26 и 49), ШАРАФУТДИНОВА Д.В. (со слов его матери ШАРАФУТДИНОВОЙ Н.Д. (л.д.48) находятся в противоречии с показаниями СИДОРОВА М.Ю. (л.д. 24,47) и опровергаются Протоколом осмотра места совершения административного правонарушения (л.д.11-14).

Так, Протокол осмотра места совершения административного правонарушения составленный 07 мая 2012 года (л.д.11-14) на листе 13 в графе «Осмотр транспортного средства» имеется указание на наличие повреждения в виде потертости обеих левых дверей.

Данное обстоятельство опровергает показания свидетеля ШАРАФУТДИНОВОЙ Н.Д., которая утверждала, что столкновение произошло в момент, когда она с внуком (потерпевшим) шли из магазина. Учитывая, что следы соприкосновения находятся не с правой стороны, а на левом боку (сторона водителя), то при указанных ШАРАФУТДИНОВОЙ Н.Д. обстоятельствах по всем законам физики столкновения с пешеходами удаляющимися в перпендикулярном направлении от линии траектории движения автомобиля вообще не могло быть.

Вопросы каким образом ребенок столкнулся с автомобилем и оказался под движущейся машиной между передним и задним колесами и при этом через него автомобиль не переезжал, так и остался судом не изученным. Данное обстоятельство порождает сомнение в том, что был ли совершен наезд на пешехода или было столкновение пешехода с движущимся автомобилем. Доводы представителя лица, привлекаемого к административной ответственности и самого СИДОРОВА М.Ю. о том, что СИДОРОВ М.Ю. при совершении маневра движения транспортным средством задним ходом убедился в безопасности данного маневра и не предвидел и не мог предвидеть, что в центральную часть левого бока движущегося задним ходом транспортного средства врежется бегущий за своей игрушечной машинкой четырехлетний ребенок, которого в силу небольшого роста водитель не мог видеть и не мог предвидеть вообще так как место совершения маневра водителем исключало возможность нахождения малолетних детей без присмотра взрослых.

Согласно п.8.12 ПДД, движение транспортного средства задним ходом разрешается при условии, что этот маневр будет безопасен и не создаст помех другим участникам движения. При необходимости водитель должен прибегнуть к помощи других лиц.

В обжалуемом постановлении суд указал, что СИДОРОВ М.Ю. при движении задним ходом не убедился в безопасности маневра и совершил наезд на пешехода.

При этом суд оставил без внимания наличие вышеуказанного обоснованного и не устранимого материалами дела сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности.

Из анализа показаний свидетелей ШАРАФУТДИНОВОЙ Н.Д. и ШАРАФУТДИНОВА Д.В., равно как из всех доказательств, перечисленных судом в обжалуемом постановлении, не представляется возможным однозначно определить, было ли допущено СИДОРОВЫМ М.Ю. нарушение пункта 8.12 Правил дорожного движения, вмененное ему в вину должностным лицом при составлении протокола об административном правонарушении.

При вышеизложенных обстоятельствах суду надлежало вызвать и допросить сотрудников ГИБДД, осуществлявших осмотр места совершения административного правонарушения и составление план-схемы к протоколу осмотра места совершения административного правонарушения, истребовать в полном объеме фотоматериалы, указанные в протоколе от 07 мая 2012 года, поставить перед сторонами вопрос о необходимости назначения трасологической экспертизы, в соответствии с требованиями закона.

Я не знаю, откуда судья МАГОНЯ Е.Г. пришла к выводу, что при рассмотрении дел по административным правонарушениям применяется норма гражданского процессуального законодательства о том, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства на которые ссылается, в то время, как все другие суды применяют ч.3 ст.1.5 КоАП РФ, освобождающую лицо, привлекаемое к административной ответственности, от обязанности доказывать свою невиновность.

Именно из этой нормы следует, что обязанность принимать меры для устранения возникших в судебном разбирательстве сомнений в виновности привлекаемого лица ложится непосредственно на суд, так как при рассмотрении дел об административных правонарушениях нет ни частного, ни государственного обвинителя.

Утверждение судьи Московского областного суда о том, что раз не было письменного ходатайства лица привлекаемого к административной ответственности о проведении экспертизы, то и не надо устранять пробелы в доказательственной базе обвинения свидетельствует о допущенном при судебном разбирательстве грубом нарушении норм установленных ст. 1.5 КоАП РФ, что привлекло к незаконному привлечению к административной ответственности в виде лишения права не виновного лица.

Так же, при вышеизложенных обстоятельствах, вывод судьи Московского областного суда о том, что имеющейся совокупности доказательств достаточно было для принятия решения о виновности СИДОРОВА М.Ю. в совершении вмененного ему административного правонарушения поспешен и не обоснован.

Из всей совокупности допустимых доказательств, имеющихся в материалах дела, можно только сделать вывод, что потерпевший получил вред здоровью легкой тяжести.

Из-за противоречивости позиций стороны потерпевшего (опровергающийся материалами дела и фактическими обстоятельствами дела) и лица привлекаемого к административной ответственности установить механизм совершения правонарушения и наличие вины, основываясь лишь на показаниях сторон, при условии беспристрастности, не возможно.

Оба суда уклонились от дачи ответа на самый главный вопрос: «Как СИДОРОВ М.Ю. совершил наезд на потерпевшего, если потерпевший оказался под машиной между передним и задними колесами и при этом ни передними, ни задними колесами автомобиль потерпевшего не касался?».

Если не закрывать на данное обстоятельство глаза, то вывод может быть только один – потерпевший двигался в перпендикулярном направлении к автомобилю СИДОРОВА М.Ю. и столкнулся с движущимся автомобилем в середине его кузова со стороны водителя, что исключает не только сам наезд на потерпевшего, но и причинно-следственную связь между действиями водителя и наступившими последствиями.

Из чего следует, что СИДОРОВ М.Ю. при совершении движения задним ходом не должен был и не мог предположить, что во время его передвижения на автомобиле не в пешеходной зоне, а на территории проезжей части, предназначенной для движения и парковки автомобилей, в левыйй бок управляемого им автомобиля врежется пешеход, который от столкновения с автомобилем упадет между передним и правым колесами.

По результатам исследования и оценки перечисленных в постановлении документов, письменных и устных объяснений упомянутых лиц, принимая во внимание положения ст.1.5 КоАП РФ, предусматривающей, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу, суд надлежало было установить механизм ДТП, опросить сотрудником ГИБДД участвовавших в составлении процессуальных документов, опросить свидетелей о действиях и месте нахождения потерпевшего и иных участников ДТП непосредственно перед столкновением и тем самым всесторонне установить виновность либо невиновность СИДОРОВА М.Ю., т.е. устранить имеющиеся сомнения в его виновности.

Суд не принял вышеперечисленных мер для устранения сомнений и при таких обстоятельствах обязан был следовать положениям ч.4 ст.1.5 КоАП РФ, согласно которой неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Так же, при рассмотрении данной надзорной жалобы, прошу обратить внимание на то, что:

- я и мой защитник пытались доказать суду, что машина не может совершить наезд боком.

- в Дмитровском городском суде мой представитель СИДОРОВ Ю.И. ходатайствовал перед судом либо не ИСПОЛЬЗОВАТЬ слово наезд или говорить наезд ЧЕМ (бампером колесом и тд.). В ходе слушания судья Дмитровского городского суда избегал слово наезд, а использовал слова контакт и столкновения, но в постановлении суда снова появилось слово наезд. Так же я и мой представитель СИДОРОВ Ю.И. просили принять во внимание тот факт, что согласно протоколу инспектора ГИБДД место контакта ТС и пешехода находится в р-не средней стойки на высоте 30 см. Все вышеперечисленное доказывает, что не ТС двигалось в сторону пешехода, а пешеход стремительно приближался в автомобилю.

- в постановлении указано, что проезжая часть покрыта асфальтом, чистая. При выезде на место мой представитель СИДОРОВ Ю.И. произвел фотосъемку дорожного покрытия на которой видно, что покрытие - асфальто-каменная смесь, камни диаметром 2-3 см выступают на высоту 3-5 мм (фотографии прилагаются).

Считаю что наступившие последствия наступили не от наезда автомобиля на пешехода, а являются результатом падения на землю пешехода который в последний момент увидел препятствие и либо ударившись об него, либо оттолкнувшись от него упал. Единственное, что мог сделать водитель в данной ситуации - резко остановиться, что я и сделал!

Считаю что своими действиями я не совершил наезд, а ПРЕДОТВРАТИЛ.

- так же не согласен, что оба суда в обжалуемых судебных актах указали, что считают данное ДТП повторным совершением мной однородного административного правонарушения (глава 12 КоАП РФ)

По моему мнению, превышение скорости на 20 КМ/ч (зафиксированное средствами видео фиксации и не доказывающими, что за рулем был именно СИДОРОВ М. Ю.) и ДТП с участием пешехода не может являться однородными.

- не могу согласиться с выводами судов, что мною не предпринимались действию на заглаживание причиненного вреда потерпевшему. Я предпринял все для своевременного оказания медицинской помощи ребенку непосредственно после ДТП. Кроме того, согласно действующему законодательству заглаживание вреда есть добровольное уменьшение вредных последствий происшедшего. Насколько мне известно мед помощь была оказана пешеходу в центральной городской больнице города Дмитрова БЕСПЛАТНО. Требования имущественного характера со стороны потерпевшего мне не предъявлялись. Учитывая, что я не доктор и не мог заниматься лечением истца, я не понимаю каким образом я мог загладить причиненный вред. Все что я мог сделать, я сделал, кроме того, я неоднократно звонил в травматологическое отделение Дмитровской городской больницы и интересовался здоровьем ребенка.

- Не может остаться без вашего внимания, что в постановлении суда первой инстанции указано, что телесные повреждения ВОЗМОЖНО образовались в условиях ДТП 07,05,2012. Это свидетельствует о том, что в ходе судебного заседания и при вынесении обжалуемого постановления у суда имелись сомнения в причинах наступивших последствий, но данные сомнения не были истолкованы в пользу ответчика, как того требует закон.

- еще раз обращаю ваше внимание на тот факт, что в своих показаниях свидетель ШАРАФУТДИНОВА Н.Д. заявила, что гуляя с внуком напротив магазина «Пятерочка» услышала треск и увидела внука лежащего под машиной. Согласно схемы составленной инсп. ГИБДД, до столкновения с пешеходом машина какое-то время уже двигалась задом, а магазин «Пятерочка» находился справа от машины.

При вышеизложенных обстоятельствах обжалуемое постановление Дмитровского городского суда от 28 сентября 2012 года и решение судьи Московского областного суда МАГОНЯ Е.Г. от 16 октября 2012 года не могут быть признаны обоснованными и законными, подлежит отмене.

Руководствуясь ст.30.12 КоАП РФ, ПРОШУ:

1. Постановление Дмитровского городского суда о привлечении СИДОРОВА М.Ю. к административной ответственности по ч.1 ст.12.28 КоАП РФ от 28 сентября 2012 года и решение судьи Московского областного суда МАГОНЯ Е.Г. от 16 октября 2012 года - отменить.

2. Прекратить производство по административному делу по ч.1 ст.12.24 КоАП РФ в отношении СИДОРОВА М.Ю. в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

вопрос №2194444
прочитан 666 раз

Уважаемый Михаил, Вы хотите, что бы в рамках бесплатной заочной консультации мы ознакомились со всем делом, которое шло на протяжении, я так понимаю, нескольких месяцев? И сказали какие у Вас шансы? Это невозможно. Вам рекомендую обратиться на очную консультацию, но и в этом случае определять шансы в процентном соотношении никто не будет.

Спасибо за ответ!

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских
0 X