Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Р судьи октябрьского районного суда г.

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

29 июля 2011 года судья Октябрьского районного суда г. Томска Салманова Т.Ф., с участием государственного обвинителя - помощника прокурора Октябрьского района г. Томска Ильиной А.А., подсудимого Павлова Н.В., защитника Юрина М.Л., представившего удостоверение № 694 и ордер № 24 от 04 мая 2011 года, при секретарях Барабаш О.В., Уколовой Е.Н. и Барбарис Е.В., а также потерпевшей В.К., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении.

ПАВЛОВА Н.В., ... судимого:

1. 30 декабря 2002 года Октябрьским районным судом г. Томска по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком в 2 года;

2. 09 марта 2004 года Октябрьским районным судом г. Томска по ч. 5 ст. 33, п. «г, д» ч. 2 ст. 161, ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ (с приговором от 30 декабря 2002 года) к 3 годам 2 месяцам лишения свободы; освободившегося 18 июля 2006 года по отбытии наказания;

3. 20 декабря 2010 года Октябрьский районным судом г. Томска (с учетом кассационного определения Судебной коллегии Томского областного суда от 28 апреля 2011 года) по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, содержащегося под стражей с 17 июня 2011 года, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, у с т а н о в и л:

Павлов Н.В. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В период времени с 23.30 часов 20 февраля 2010 года до 3.00 часов 21 февраля 2010 года Павлов Н.В., находясь в лесном массиве, на участке дороги около 350 метров от её пересечения с ул. Угрюмова в г. Томске, в 300 метрах от автозаправочной станции № 35 по ул. Вилюйский проезд 10/1, действуя умышленно, с целью убийства Э.В., на почве личных неприязненных отношений к последнему, возникших по поводу не признания Э.В. и не желанием возврата долга в сумме 400000 рублей, нанес ему не менее двух ударов отрезком металлической трубы по голове и не менее четырёх ударов ножом в грудную клетку и поясничную область, причинив Э.В. проникающие ножевые ранения с повреждением передней и боковой поверхностей верхней доли левого лёгкого и мягких тканей левой поясничной области: (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по передней подмышечной линии, на уровне 5 межреберья (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по средней подмышечной линии, на уровне 5 межреберья (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по задней подмышечной линии, на уровне 6 межреберья (1) в левой поясничной области, по задней подмышечной линии, на 9 см ниже края реберной дуги, относящиеся к категории тяжкого вреда здоровью, как опасные для жизни и повлекшие через развитие смертельного осложнения (внутриполостной кровопотери) смерть Э.В. на месте происшествия.

Кроме того, действиями подсудимого Э.В. были причинены телесные повреждения, относящиеся к категории легкого вреда здоровью и не повлекших вреда здоровью, не имеющие отношения к причине смерти.

В судебном заседании подсудимый Павлов Н.В. вину не признал, пояснив, что убийство Э.В. он не совершал и никакого отношения к его смерти не имеет. Никаких неприязненных отношений у них с Э.В. никогда не было, видел его последний раз в один из дней февраля 2010 года, а потом, не дозвонившись до него, узнал, что он исчез. Не отрицает, что действительно в феврале 2010 года забирал Э.В. в районе пр. Комсомольского г. Томске и довозил его до дома 24 по ул. С. Лазо г. Томске, после чего больше его не видел.

Считает, что С.Ю. в ходе следствия указал на него, как на убийцу, не только на почве личных неприязненных отношений, которые сложились последнее время между ними, но и под воздействием сотрудников правоохранительных органов, которые оказывали физическое воздействие не только на него, пытаясь добиться от него признания в убийстве Э.В., но и на С.Ю.

Несмотря на то, что вину свою подсудимый Павлов Н.В. не признал, его вина в умышленном причинении смерти Э.В. полностью нашла своё подтверждение в ходе судебного следствия.

Потерпевшая В.К. пояснила, что проживая в другом городе, последний раз общалась с сыном Э.В. по телефону 10 февраля 2010 года, а потом он исчез и его труп был найден в конце мая 2010 года. От О.В. ей стало известно, что вечером 20 февраля 2010 года он уехал от нее, надев куртку ее сына и больше не вернулся. По её просьбе в первых числах июня 2011 года на опознание тела сына ходил их знакомый С.С.

Просит суд взыскать с подсудимого компенсацию материального вреда по расходам, затраченным на погребение сына, в сумме 47987 рублей и морального вреда в сумме 1000000 рублей, указав, что тяжело перенесла гибель сына, находясь до сего времени в психологически стрессовом состоянии.

Свидетель З.М. в ходе предварительного следствия (л.д. 1-3 том 2) пояснил, что его сын Э.В., ранее отбывавший наказание в местах лишения свободы, в 2010 году исчез.

Свидетель О.В. пояснила, что вечером 20 февраля 2010 года у нее был в гостях Э.В., который пришел вместе с незнакомым ранее О.В., а когда последний ушёл, Э.В. должен был остаться у неё ночевать, но примерно в 23 часа ему на телефон позвонил парень по имени Николай, попросив его выйти на улицу. Э.В. не хотел идти, но потом, надев куртку ее сына, ушел, пообещав вернуться через час, но не вернулся и больше она его не видела. Уточнила, что на момент ухода Э.В. от нее, у последнего никаких видимых телесных повреждений не было.

Свидетель О.В. показал аналогично в части нахождения его с Э.В. у О.В., дополнив, что через несколько дней О.В. сообщила ему, что Э.В. ушёл на встречу с Павловым Н.В. и не вернулся. Также ему известно, что Э.В. проживал с женщиной по имени Марина, которая занималась операциями с недвижимостью.

Свидетель Б.Н. показал, что Э.В. и М.Ю. в 2009-10 годах обманули его, не отдав деньги за продажу его недвижимости в сумме 400000 рублей и он обратился за помощью к С.Н., который вместе с парнем по имени Николай разговаривали с Э.В. по этому поводу, но деньги он так и не получил.

Свидетель С.Н. показал, что Э.В. с М.Ю. обманули его знакомого Б.Н., присвоив себе его деньги от проданной недвижимости в сумме около 400000 рублей и он предупредил Э.В. о том, что у него могут возникнуть по этому поводу проблемы и Э.В. пообещал вернуть деньги. Последний раз он видел его в начале января 2010 года и дополнил, что никогда с Павловым Н.В. они никаких совместных дел не имели.

Вместе с тем, свидетель М.Ю. в ходе предварительного следствия (85-89 том 2, л.д.35-37 том 7) по этому поводу дала несколько иные показания, указав, что получив от продажи недвижимости Б.Н. деньги в сумме 400000 рублей, хранила их у себя дома, но после того, как С.Н. стал по этому поводу предъявлять претензии к Э.В., с которым они проживали вместе, требуя передачи денег ему, она их вернула Б.Н. под расписку, а Э.В. стал требовать эту расписку у неё, даже применив к ней насилие. Считает, что Э.В. могли убить именно из-за этих денег, т.к. Павлов Н.В. с С.Н. работали вместе, обманывая граждан по деньгам.

Свидетель Г.Е. на предварительном следствии (л.д. 109-114 том 2) показала, что знает Э.В., который периодически проживал у нее, как человека, занимавшегося незаконными сделками с недвижимостью и автомобилями. Ей было известно, что летом 2009 года он собирался продать квартиру на сумму около 500000 рублей.

Свидетель А.Н. в ходе предварительного следствия (л.д. 93-94 том 2) показал, что знает о том, что знакомая Э.В. – М.Ю. обманула знакомых С.Н., не вернув им деньги от продажи недвижимости и он разговаривал по этому поводу с Э.В. Уточнил, что С.Н. помогал Павлову Н.В., когда последний отбывал наказание в местах лишения свободы.

Свидетель М.Н. в ходе предварительного следствия (л.д. 61-64 том 2) показала, что сожительствовала с Павловым Н.В. с 2009 года, который общался с.Ю. и ей известно, что он зарабатывал деньги незаконным способом. 20 февраля 2010 года около 3 часов ночи он забрал ее от подруги, у которой она была на дне рождения в клубе «Остап», а спустя несколько дней его вызвали в милицию по факту исчезновения человека, где он находился целый день. При этом, вернувшись, он сказал, что пропавшего человека она не знает, а он его в тот вечер просто довёз до Авангарда и попросил ее на всякий случай записать телефон адвоката. В судебном заседании М.Н. полностью подтвердила свои показания.

Свидетель С.Ю. в судебном заседании показал, что в апреле или мае 2010 года со слов Павлова Н.В. ему стало известно о смерти Э.В., но причину смерти он не знал. Э.В. он видел в последний раз зимой 2010 года. В ночь с 30 мая 2010 года на 31 мая 2010 года они с Павловым Н.В. были задержаны сотрудниками милиции за кражу колес автомобиля. При этом, они были на автомобиле Павлова Н.В. ВАЗ 2108 и в ходе осмотра машины, из неё были изъяты какие-то предметы. Ему известно, что Э.В. и Павлов Н.В. были знакомы и находились в нормальных отношениях. До весны 2010 года у них с Павловым Н.В. также были приятельские отношения, они вместе работали в юридическом коллекторском агентстве «Грифон», где занимались истребованием долгов и на этой почве у них произошел конфликт, переросший в дальнейшем в неприязненные отношения.

При этом, уточнил, что действительно в ходе следствия дал ложные показания в отношении Павлова Н.В., якобы совершившего убийство Э.В., т.к. испытывал к нему неприязнь, а также на него оказывалось физическое давление со стороны оперуполномоченного А.В., который требовал, чтобы он оговорил Павлова Н.В., последним видевшего Э.В. Кроме того, сотрудники пообещали ему, что за кражу колёс он получит условный срок наказания, но ему дали реальное лишение свободы. На самом же деле, события данного преступления ему стали известны со слов оперативников УВД, которым при допросе, он лишь кивал головой, отвечая на их вопросы. По факту применения к нему физического насилия, он обращался в следственный комитет при прокуратуре РФ, но в возбуждении уголовного дела ему было отказано. Он также участвовал при проверке показаний на месте, куда они прибыли вместе с сотрудниками милиции З.Р. и А.В., которые ему предоставили план местности и от которых он и узнал о месте обнаружения трупа Э.В., а также от них он получил информацию о ноже и количестве якобы нанесенных Павловым Н.В. ударов. Заявление от 31 мая 2010 года он писал под диктовку сотрудников милиции, то есть по принуждению. При проведении экспертизы на детекторе лжи он был в неадекватном состоянии, не отдавая отчет своим действиям. До кражи колёс, не смотря на то, что у них с Павловым Н.В. сложились неприязненные отношения, они продолжали встречаться, т.к. вместе работали, а в феврале 2010 года он работал на ЖБК-100 и в это время в связи с травмой позвоночника находился на больничном, но передвигаться мог и не исключает, что в период больничного мог встретиться с Павловым Н.В. где-нибудь на улице.

Аналогичные показания были даны им и в ходе следствия при допросе 29 апреля 2011 года (л.д. 7-15 том 7).

Вместе с тем, будучи допрошенным 31 мая 2010 года, 23 июня 2010 года (л.д. 17-20, 25-27, 28-31 том 2) С.Ю. дал совершенно иные показания, пояснив, что около 20-21 часов 20 февраля 2010 года, встретившись с Павловым Н.В., они на его автомобиле «ВАЗ-2108» заехали за Э.В., у которого Павлов Н.В. стал спрашивать по поводу передачи ему денег, но что ответил Э.В., он не помнит. Затем они проехали на участок местности около ул. Угрюмова в г. Томске, где Павлов Н.В. с Э.В. выйдя из машины, отошли на несколько метров, а он остался около автомобиля. Неожиданно Павлов Н.В. нанес Э.В. удар по голове металлической трубой, отчего последний упал, а Павлов Н.В., достав нож, нанес ему несколько ножевых ранений, а затем оттащил Э.В. в сугроб и что-то там еще минут 5-10 с ним делал. В машину Павлов Н.В. вернулся с пуховиком Э.В. и после этого отвез его домой. Свои действия Павлов Н.В. никак не комментировал. Труба, которой Павлов Н.В. наносил удары, была металлическая, поскольку при ударах слышался звук металла. Трубу Павлов Н.В. возил у себя за водительским сидением в автомобиле, она хранилась вместе с битой. Откуда Павлов Н.В. достал нож, он не видел. В момент нанесения ударов Э.В.он видел что блестит лезвие. Ранее в машине у Павлова Н.В. он видел нож в ножнах, который лежал между передними сидениями. Когда они сели обратно в машину, Павлов Н.В. положил нож об­ратно в черные кожаные ножны. При осмотре автомобиля Павлова Н.В. был обнаружен и изъят именно тот отрезок металлической трубы, которым Павлов Н.В. бил Э.В.

Аналогичные показания даны им и при проверке его показаний на месте 31 мая 2010 года (л.д. 21-24 том 2), где он указал место совершения убийства Э.В. (участок местности, находящийся на расстоянии около 350 м от пересечения улиц Угрюмова и Вилюйский проезд слева от ул. Угрюмова) и показал, что Павлов Н.В. нанес потерпевшему несколько ударов металлической трубой по голове, бил, при этом, сверху вниз в теменную область, после чего Э.В. упал на спину и Павлов Н.В. около пяти раз ударил его ножом в область грудной клетки, сердца, туловища. Затем Павлов Н.В. оттащил Э.В., который признаков жизни не подавал, с дороги в сторону и вернулся к автомобилю через 5-7 минут.

В ходе судебного следствия при просмотре видеозаписей дачи им приведенных выше показаний и проверки его показаний на месте, установлено, что С.Ю., будучи предупрежденный об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, в свободном рассказе излагает обстоятельства причинения телесных повреждений Павловым Н.В. Э.В., а также уверенно показывает на манекене, как Павлов Н.В. наносит стоящему Э.В. удар металлической трубой по голове, а затем, уже лежащему на земле, несколько ударов ножом в область грудной клетки слева.

Согласно заявлению С.Ю. от 31 мая 2010 года он стал свидетелем убийства Павловым Н.В. мужчины в феврале 2010 года в районе ул. Угрюмова в г. Томске, которому Павлов Н.В. нанёс несколько ударов металлической трубой по голове и несколько ударов ножом по телу, после чего снял с него пуховик, оттащив тело от дороги в кусты метров на десять (л.д. 15-16 том 2).

Изменение им показаний в судебном заседании суд расценивает желанием последнего оградить подсудимого Павлова Н.В., с которым находится в дружеских отношениях, от ответственности за совершенное им особо тяжкое преступление и считает необходимым положить в основу приговора первоначальные показания С.Ю., данные им в ходе следствия, которые согласуются с приведенными выше доказательствами.

При этом, доводы С.Ю. о применении в отношении его насилия со стороны сотрудников милиции опровергаются показаниями сотрудников ОРЧ КМ по ТОА. В. и З.Р., пояснивших, что получив сообщение о задержании С.Ю. и Павлова Н.В. по подозрению в совершении кражи, они, одновременно работая по розыскному делу об исчезновении Э.В., которого последним видел Павлов Н.В., узнали от С.Ю. об обстоятельствах убийства Э.В. При этом, С.Ю.добровольно написал заявление о том, что был свидетелем данного убийства, которое совершил Павлов Н.В., указав место совершения преступления, то есть того места, где незадолго до их с Павловым Н.В. задержания, был обнаружен неопознанный труп.

Свидетели С.С. (л.д. 42-44 том 7), М..С (л.д. 45-47 том 7) и Р.В. (л.д. 51-53 том 7) в ходе предварительного следствия показали, что 31 мая 2010 года ими по подозрению в краже колес с автомобиля были задержаны Павлов Н.В. и С.Ю. При этом, зная, что Павлов Н.В. подозревается в причастности к убийствуЭ. В., об его задержании были поставлены в известность сотрудники ОРЧ КМ по РУ УВД Томской области З.Р. и А.В., которые, прибыв в здание ОСО УР УВД по г. Томску, общались с С.Ю., сообщившим им, что убийство Э.В. совершил Павлов Н.В. и проявил готовность сотрудничать с правоохранительными органами, собственноручно написав заявление, где изложил известные ему обстоятельства данного убийства.

Не доверять показаниям данных сотрудников у суда оснований нет, поскольку первое заявление о якобы примененном в отношении него физического насилия, в результате которого он оговорил Павлова Н.В. в убийстве Э.В., подано было им 21 октября 2010 года, то есть спустя более 4 месяцев после его сообщения об этом правоохранительным органам.

При этом, его доводы о применении насилия не нашли своего подтверждения и постановлением следователя от 08 ноября 2010 года в возбуждении уголовного дела по его заявлению было отказано (л.д. 209-213 том 7).

Кроме того, согласно заключению эксперта № 70/2011/01/05/Э от 06 мая 2011 года (л.д. 61-72 том 7) с большой долей вероятности можно утверждать, что С.Ю. является очевидцем убийства Э.В. и он не оговаривал Павлова Н.В. в ранее данных им показаниях (протоколы допросов от 31 мая 2010 года, 23 июня 2010 года.

Также несостоятельны доводы С.Ю. о неприязненных в последнее время отношениях с Павловым Н.В., поскольку это опровергается как приведенными выше показаниями свидетелей, так и распечаткой телефонных соединений (л.д. 42-209 том 4), где отражено многочисленное количество звонков между ними за период с 01 февраля 2010 года по 31 мая 2010 года, а также их совместными действиями по краже автомобильных колес 31 мая 2010 года, за что оба отбывают наказание по приговору Октябрьского районного суда г. Томска от 20 декабря 2010 года (л.д. 136-143 том 7).

При этом, состояние здоровья С.Ю., на которое он ссылается, якобы не позволявшее ему в то время встречаться с Павловым Н.В. и Э.В., опровергается его же показаниями, где он говорит, что, находясь на больничном, он выезжал в город на машине, а значит и в ночь убийства Э.В. он мог быть с ними и, как установлено, был с ними, что подтверждено детализацией телефонных соединений и протоколом ее осмотра, где зафиксированы 20 февраля 2010 года телефонные соединения С.Ю. и Павлова Н.В. с другими абонентами при нахождении обоих в одном и том же месте базовой станции (л.д. 73-74, 211-214 том 4).

Свидетель С.С. на предварительном следствии (л.д. 90-92 том 2) показал, что по просьбе матери Э.В. ездил в 2010 году на опознание тела ее сына Э.В., а от знакомой последнего слышал, что его убили за то, что он не поделился деньгами от продажи недвижимости.

Показания данного свидетеля подтверждают показания потерпевшей В.К. в части опознания трупа ее сына в начале июня 2010 года и опровергают показания Павлова Н.В., что на момент допроса С.Ю., то есть 31 мая 2010 года, сотрудникам милиции уже было известно, что это труп Э.В., а также опровергают показания С.Ю., утверждавшего, что сотрудникам уже было известна личность обнаруженного трупа мужчины.

Свидетель Е.М. в ходе предварительного следствия (л.д. 98-101 том 2) показал, что в мае 2010 года в лесу, в районе ул. Угрюмова в г. Томске он обнаружил труп, после чего вызвал сотрудников милиции.

Свидетель В.В. в ходе предварительного следствия 15 февраля 2011 года (л.д. 141-143 том 2) показал, что Павлов Н.В. в ночь с 20 на 21 февраля 2010 года увозил его с ул. Говорова 46 г. Томске на ул. Иркутский тракт 214 г. Томске, но был ли он один, не помнит.

А также вина подсудимого подтверждается заявлением В.К. об исчезновении её сына Э.В. 20 февраля 2010 года (л.д. 44 том 1); протоколом осмотра от 26 мая 2010 года участка местности, прилегающего к ул. Угрюмова в г. Томске, где в лесном массиве, на расстоянии около 350 м от пересечения улиц Угрюмова и Вилюйский проезд обнаружен труп мужчины с телесными повреждениями, похожими на колото-резаные и признаками гниения. Верхняя одежда на трупе отсутствует (л.д. 107-121 том 1); протоколом осмотра от 31 мая 2011 года автомобиля «ВАЗ 2108» ... (л.д. 154-162 том 2) и протоколом повторного осмотра в тот же день, с участием свидетеля С.Ю. автомобиля «ВАЗ 2108» ... в салоне которого обнаружены и изъяты отрезок металлической трубы, ножны, два складных ножа (л.д.128-132 том 1); заключением эксперта № 244 от 02 августа 2010 года, согласно которому мужчина, фрагмент бедра трупа которого представлен на исследование является биологическим сыном пары В.К. и З.М., т.е. Э.В. (л.д. 109-115 том 3).

Согласно заключению эксперта № 30/369-10 Э от 02 августа 2010 года причина смерти Э.В. не установлена в виду резко выраженного, универсального гниения трупа. Смерть наступила в конце февраля, весной 2010 г.

При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружены следующие повреждения: (а) Раны: (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по передней подмышечной линии, на уровне 5 межреберья (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по средней подмышечной линии, на уровне 5 межреберья (1) на левой боковой поверхности грудной клетки, по задней подмышечной линии, на уровне 6 межреберья (1) в левой поясничной области, по задней подмышечной линии, на 9 см ниже края реберной дуги, все раны с буро-красным окрашиванием мягких тканей по ходу раневых каналов; три линейных повреждения передней и боковой поверхностей верхней доли левого легкого и мягких тканей левой поясничной области, с буро-красным окрашиванием легкого в окружности повреждений. Данные телесные повреждения образовались и были причинены от не менее 4-рех кратного воздействия колюще-режущего орудия типа ножа с клинком шириной около 25.0 мм в пределах погружения.

(б) Ушибленные раны: (1) в затылочной области справа, (1) в лобной области слева, локальное буро-красное окрашивание мягких тканей головы в окружности ран. Данные телесные повреждения образовались и были причинены от не менее 2-х кратного воздействия тупым, неровным ребром, краем тупого твердого предмета, орудия с длиной участка контакта около 50.0 мм.

Категорично высказаться о прижизненном или посмертном нанесении повреждений, степени тяжести вреда здоровью и отношения их к причине смерти, не представляется возможным, в виду резко выраженного универсального гниения трупа.

Обнаруженные при исследовании повреждения, были причинены от не менее 7-ми кратного воздействия.

Так как причина смерти не установлена (в виду резко выраженного гниения трупа), установить какое из повреждений вызвало смерть пострадавшего, либо смерть наступила в следствии причиненных ему повреждений в совокупности, не представляется возможным.

Вероятней всего, во время нанесения телесных повреждений, потерпевший и нападавший находились лицом друг к другу, при этом они могли находиться как в вертикальном, так и в горизонтальном положении.

При исследовании трупа обнаружены четыре проникающих ножевых ранения, из которых два ранения начинаются кожными ранами на левой боковой поверхности грудной клетки, по передней подмышечной линии, на уровне 5 межреберья, повреждают мышцу 5-го межреберья, пристеночную и легочную плевру, переднюю поверхность верхней доли левого легкого и слепо заканчиваются в нем на глубину до 1.5 см., длина раневого канала около 6 см. Направление спереди назад, сверху вниз, слева направо.

Третье ранение начинается кожной раной на левой боковой поверхности грудной клетки, по задней подмышечной линии, на уровне 6 межреберья, повреждает межреберную мышцу 6-го межреберья, пристеночную и легочную плевру, боковую поверхность верхней доли левого легкого и слепо заканчивается в нем на глубину до 1,5 см., длина раневого канала около 6 см. Направление спереди назад, сверху вниз, слева направо.

Четвертое ранение начинается кожной раной в левой поясничной области, повреждает мягкие ткани поясничной области на глубину до 5 см и слепо заканчиваются в них, длина раневого капала около 5 см. Направление сзади наперед, сверху вниз, слева направо (л.д. 71-78 том 3).

Согласно дополнительному заключению эксперта № 5/30/369-Э-10 от 27 февраля 2011 года (л.д. 86-91 том 3) обнаружены те же телесные повреждения, указанные в экспертном заключении за № 30/369-10 Э от 02 августа 2010 года, из которых ножевые ранения, при установлении их прижизненности, как в отдельности, так и в совокупности относились бы к категории тяжкого вреда здоровью, как опасные для жизни и вероятнее всего явились бы причиной смерти через развитие смертельного осложнения (внутри полосной кровопотери), так как по ходу раневых каналов сопровождались повреждением внутренних органов. Кроме того, заключением эксперта определена тяжесть иных обнаруженных телесных повреждений, не имеющих отношения к причине смерти (легкий вред здоровью).

Согласно заключению эксперта № 176 от 28 июня 2010 года (л.д. 150-183 том 3) резано-рваные повреждения переда и спинки футболки в части своей могли быть образованы действием твердого предмета, имеющего плоское сечение, острие и острую кромку лезвия, чем мог быть, в том числе клинок ножа, в другой части - также клинок ножа, но продолжавший свое действие на материал в направлении близком к поперечному относительно своего первоначального направления воздействия, таким образом, сформировав рваную часть соответствующего повреждения.

Рваные повреждения переда, правого рукава и спинки футболки Э.В. образованы действием твердого, тупого предмета, воздействовавшего на материал в поперечном относительно длинника повреждения направлении (применительно к углообразным - по условной линии близкой к биссектрисе между «плечами» повреждения).

Согласно заключению эксперта от 20 декабря 2010 года (л.д. 201-208 том 3) с большой долей вероятности можно утверждать, что Павлов Н.В., возможно, причастен к совершению убийства Э.В., владеет скрываемой информацией о деталях совершенного преступления, присутствовал и возможно участвовал при совершении убийства Э.В. 20-21 февраля 2010 года.

Согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертной комиссии от 14 октября 2010 года № 586 (л.д. 191-193 том 3) Павлов Н.В. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает, а обнаруживает признаки эмоционально неустойчивого расстройства личности, которые не столь глубоко выражены и в момент совершения правонарушений не лишали его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. При этом, в период времени, относящийся к моменту совершения правонарушений, какого-либо временного болезненного расстройства, в том числе и патологического аффекта психической деятельности у него не было, он правильно ориентировался в окружающем, его действия носили последовательный и целенаправленный характер, а в поведении отсутствовали признаки бреда, галлюцинаций, расстроенного сознания.

Суд, с учетом позиции государственного обвинителя, квалифицирует действия подсудимого Павлова Н.В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ - убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, исключив из обвинения нанесение не менее одного удара в шею, поскольку, как установлено выше приведенными доказательствами, Павлов Н.В. в указанное выше время, на почве личных неприязненных отношений, из-за не передачи ему Э.В. денежных средств, полученных от продажи квартиры, вызвав последнего в позднее время суток, отвез его в лесной массив в районе ул. Угрюмова г. Томске, где нанес ему не менее двух ударов металлической трубой по голове, а затем не менее 4 ударов ножом в левую область грудной клетки, причинив тяжкий вред здоровью, отчего Э.В. скончался на месте.

У суда нет сомнений в том, что умысел подсудимого был направлен именно на убийство потерпевшего Э.В., поскольку им целенаправленно наносились множественные удары в жизненно важные органы: ножом - в грудную клетку слева, то есть в место расположения сердца и металлической трубой по голове.

Несмотря на то, эксперт не назвал причину смерти Э.В., суд в совокупности с другими исследованными в ходе судебного следствия доказательствами, считает, что смерть потерпевшего наступила именно от указанных выше ударов Павлова Н.В. и сразу же, после их нанесения последним, поскольку, как указал свидетель С.Ю., оценка показаниям которого уже судом дана, Э.В. после полученных ударов ножом, признаков жизни не подавал, а согласно приведенному выше заключению эксперта, в случае прижизненности получения ножевых ранений, смерть Э.В. могла наступить через развитие смертельного осложнения (внутриполостной кровопотери).

О наступлении смерти Э.В. именно на месте совершения преступления, а не позже, свидетельствует и само положение трупа, обнаруженного уже спустя несколько месяцев, которое соответствует именно тому положению тела потерпевшего, о котором говорил свидетель С.Ю., дававший уличающие подсудимого показания по факту убийства Э.В.

О том, что на встречу с Павловым Н.В. Э.В. поехал абсолютно здоровым, без каких-либо телесных повреждений подтвердила в судебном заседании свидетель О.В.

При назначении наказания подсудимому Павлову Н.В. суд учитывает личность подсудимого, который по месту учебы, жительства и работы характеризуется положительно, однако ранее неоднократно судим, по месту отбывания характеризуется отрицательно, совершил преступление, относящееся к категории особо тяжких, представляющих повышенную общественную опасность, в его действиях усматривается особо опасный рецидив преступлений, что в соответствии со ст. 63 УК РФ является обстоятельством, отягчающим наказание и при отсутствии смягчающих наказание обстоятельств, суд считает, что цели его исправления могут быть достигнуты лишь при назначении наказания в виде реального лишения свободы, но с учетом положительных характеристик, не в максимальных пределах санкции статьи и без дополнительного наказания в виде ограничения свободы, не усматривая, при этом, оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Гражданский иск, заявленный потерпевшей В.К. о взыскании с Павлова А.Н. компенсации морального вреда в сумме 1 млн. рублей, расходов по погребению и судебные издержки на общую сумму 47987 рублей подлежит удовлетворению в соответствии со ст. 250 УПК РФ, 151 ГК РФ и ст.ст. 1064, 1094 ГК РФ.

При этом суд исходит из следующего.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ в случае причинения физических и нравственных страданий, суд может возложить на нарушителя, с учетом степени его вины и характера причиненных страданий, обязанность денежной компенсации этого вреда.

Исходя из принципа разумности и справедливости, принимая во внимание материальное положение подсудимого, а также учитывая характер физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред потерпевшей, потерявшей по вине Павлова Н.В. самого близкого и родного ей человека-сына, суд считает, что иск В.К. о компенсации морального вреда подлежит полному удовлетворению в сумме 1 млн. рублей.

Вместе с тем, суд считает, что исковые требования потерпевшей В.К. в части взыскания с Павлова Н.В. расходов на погребение подлежат частичному удовлетворению в сумме 42965 рублей.

На основании ст. 1094 ГК РФ и Федерального закона О погребении и похоронном деле от 12 января 1996 года N 8-ФЗ подлежат удовлетворению требования В.К. о взыскании с подсудимого расходов на погребение в сумме 11965 рублей, подготовке тела к захоронению 2200 рублей, на памятник и фото на него 23300 рублей, поминальный обед 5500 рублей, что подтверждено квитанциями по оплате этих расходов (л.д. 181-184, 188 том 7).

Вместе с тем, суд считает необходимым отказать в иске по расходам на приобретение товара по кассовому чеку на сумму 1308 рублей 17 коп. (л.д. 188 том 7) и расходы на услуги агента похоронного бюро в сумме 456 рублей (л.д. 181 том 7), поскольку представленные документы не оформлены надлежащим образом и не могут расцениваться судом, как понесенные расходы с погребением.

На основании ст. 131 УПК РФ с подсудимого в пользу потерпевшей подлежат взысканию процессуальные издержки по проезду в связи с состоявшимися судебными заседаниями 17, 21 июня, 08 июля 2011 года и обратно к месту жительства - в общей сумме 1104 рублей с учетом стоимости проезда Юрга - Томск - 184 рубля, и Томск - Юрга - 184 рубля (л.д. 186-188, 189-190 том 7).

При этом, суд считает необходимым отказать В.К. в части взыскания судебных расходов за проезде вместе с ней ее мужа в сумме 1104 руб., т.к. он не имеет никакого отношения к данному судебному процессу, не являясь его участником.

Руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд.

П Р И Г О В О Р И Л:

Павлова Н.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и назначить ему десять лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Октябрьского районного суда г. Томска от 20 декабря 2010 года окончательно к отбытию назначить одиннадцать лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчислять с 29 июля 2011 года.

Меру пресечения оставить прежней - содержание под стражей в ИЗ-70/1 г. Томска, где содержать до вступления приговора в законную силу.

Зачесть в срок отбытия наказания содержание под стражей с 17 июня 2011 года по 28 июля 2011 года и по приговору Октябрьского районного суда г. Томска от 20 декабря 2010 года с 31 мая 2010 года по 16 июня 2011 года.

Взыскать с Павлова Н.В. в пользу В.К. в счет компенсации морального вреда один миллион рублей и расходы по погребению в сумме сорок две тысячи девятьсот шестьдесят пять рублей и судебные издержки в сумме одна тысяча сто четыре рубля.

В остальной части в иске отказать.

Вещественные доказательства: кофта (футболка), толстовка (куртка), брюки, шапка и полуботинок, принадлежащие Э.В. - уничтожить.

Спортивный костюм (куртка, брюки) «Адидас», спортивный костюм (куртка и брюки), кепку-бейсболку, вязаную шапку, полотенце и чехол от сидения, принадлежащие Павлову Н.В., возвратить последнему, а биту, нож, два отрезка трубы, складной нож, ножны уничтожить, CD-R диск с детализацией телефонных соединений Павлова Н.В. – хранить при уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Томский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а для осужденного в тот же срок со дня получения копии приговора.

В случае подачи кассационной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать перед судом о своем участии при рассмотрении дела судом кассационной инстанцией.

Председательствующий Салманова

А вопрос таков.. можно ли что либо предпринять по данному делу?

вопрос №3048014
прочитан 1386 раз

Знаете, заблуждением будет считать, что кто-то из адвокатов сейчас бросит все дела, и в ущерб своему времени и интересам станет вникать в приговор, а потом - рассуждать на тему перспектив его обжалования. Не видя материалов дела и - бесплатно. Одно дело - краткая консультация и завязывание отношений с клиентом для дальнейшей обоюдовыгодной работы, и другое - тратить колоссальное время на изучение приговора и давать бесплатные консультации... В конце концов - в суде у осужденного был адвокат, что мешает обратиться к нему? Он и дело знает, и вообще...

Вам помог ответ: ДаНет

право осужденного на обжалование приговоров закреплено законодательно, и он-осужденный может этим правом воспользоваться сам, так и через своего адвоката(ходатайствовать о том, что бы ему назначили адвоката) как видно из даты приведенного приговора срок для кассации(по УПК действовавшему до 2012 года) срок обжалования пропущен. Восстанавливайте сроки и т.д. действуйте согласно УПК РФ.

Вам помог ответ: ДаНет

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет:
Бесплатно с мобильных и городских
0 X