Александр
Александр г. Москва 16.06.2006, 10:31

В ходе спора между подростками, один из них нанес удар ногой по голове другому, сидящему около стены.

Вследствие чего, тот ударился правой стороной головы о стену и получил тяжелую черепно-мозговую травму (Диагноз: Тяжелая ЗЧМТ. Ушиб головного мозга со сдавливанием острой эпидуральной гематомой в височной области справа. Линейный перелом височной кости справа. Перелом основания черепа.), о чем свидетельствуют выписка из больницы и заключение судебно-медицинской экспертизы.

Согласно какой статье УК РФ квалифицировать степень вины первого подростка: ст.25, ст.26 или ст.27?.

ответы юристов
Матвеева Т.Г. адвокат Матвеева Т.Г. 16.06.2006, 11:02

Если органами следствия будет правильно установлена объективная сторона преступления, то действия подростка с большей степенью вероятности будут квалифицированы по статья 118 часть 1 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). Уголовная ответственность по этой статье наступает с 16 лет. Преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести.

Упомянутый состав преступления предполагает неосторожную форму вины.

Но в подобных случаях уголовное дело чаще всего возбуждается по статья 111 часть 1 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Это преступление тяжкое, и ответственность за него наступает с 14 лет. Поэтому необходимо доказывать, что в действительности преступление совершено по неосторожности, умысла на причинение тяжкого вреда здоровью не было. Обратитесь к адвокату!

Удачи!

Матвеев В.Б. адвокат Матвеев В.Б. 17.06.2006, 21:53

Дело будет возбуждено по ч.1 ст.111 УК РФ.

Обратите особое внимание на заключение эксперта. При необходимости заявляйте ходатайство или о повторной экспертизе. Или о допросе эксперта. В таких делах есть одна тонкость. Есть ЧМТ и есть МТ, есть удар и есть контр удар, который возникает в мозге при смещении вещества мозга.

Я направляю Вам выдержки из двух жалоб:

1.

Суд неправильно квалифицировал действия Кузьменкова М.Н. по ч.4 ст.111 УК РФ, т.к. в его действиях имеются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ:

- все свидетели – очевидцы события показали, что Кузьменков М.Н. нанес потерпевшему два удара в лицо, от которых последний падал, ударяясь затылочно-теменной частью головы о твердую поверхность (это установлено и в приговоре: при падении Муравчик ударялся затылочной частью, как следует из показаний очевидцев.);

- аналогичные показания дал Кузьменков М.Н., показывая при этом, что у него не было умысла на причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему, что от его ударов Муравчик не мог получить такую травму, что он не исключает, что она была получена при падении последнего (это отражено в приговоре);

- согласно истории болезни №13732 Буравчика В.Б. и материалам судебно-медицинского вскрытия №1570 у последнего был обнаружен линейный перелом, идущий с теменной области через контекст к основанию передней черепной ямки. Стоит обратить особое внимание на то, что в момент проведения экспертизы у эксперта был стаж работы в должности эксперта несколько месяцев, что отражено в протоколе допроса (л.д.135). Это привело к тому, что эксперт неправильно установил место перелома черепа, направление приложения травмирующей силы, перепутал последствия удара с последствиями контрудара (который возникает с противоположной удара стороне), ошибся в установлении причины и следствия, описанная им черепно-мозговая травма является последствием контрудара, а не – удара, сделанные им выводы не соответствуют медицинским документам.

- согласно заключению одного из лучших специалистов в России в области нейрохирургии Нагаева Н.А., сделанного им после изучения истории болезни потерпевшего, травма черепа потерпевшего находилась в теменно-затылочной области (вероятнее всего она образовалась при падении Буравчика В.Б. теменно-затылочной областью на тупую твердую поверхность с неограниченной плоскостью).

2.

В ходе судебного заседания после оглашения протокола допроса эксперта мною было заявлено мотивированное ходатайство о вызове для допроса эксперта в суд для разъяснения и дополнения данного им заключения (ч.1 ст. 282 УПК РФ). Однако суд необоснованно отказал мне в его удовлетворении.

Была нарушена ст.15 УПК РФ, в которой закреплен принцип состязательности сторон: у стороны обвинения была возможность и поставить вопросы перед экспертом, и допросить его, а у защиты – нет. Суд не создал стороне защиты необходимые условия для исполнения своих процессуальных обязанностей и осуществлению предоставленных им прав. Показания эксперта, данные им в ходе предварительного следствия, были положены в основу обвинительного приговора. Был нарушен п.3 ст. 123 Конституции РФ: судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Были нарушены п. «д» ст.5 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод»: каждый обвиняемый имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.

Только допрос эксперта в суде мог устранить имеющиеся в заключении эксперта противоречия.

3.

В судебном заседании, в соответствии с ч.1 ст.240 УК РФ, все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. В ч.2 ст.240 УПК РФ сказано, что оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 УПК РФ. Ст.276 УПК РФ регламентирует оглашение показаний подсудимого, ст. 281 УПК РФ – показаний потерпевшего и свидетеля. Т.о., фактически УПК РФ не только не регламентирует порядок оглашения показаний эксперта, данных на предварительном следствии, но и вообще не предусматривает возможность их оглашения в судебном заседании.

Т.о., можно утверждать, что в основу обвинительного приговора положено недопустимое доказательство – допрос эксперта, полученный в ходе предварительного следствия, оглашенный в нарушении УПК РФ в судебном заседании.

4.

Изучая судебную практику по уголовным делам (М. АНО «Юридические программы», 2004 г., под редакцией Председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М., составленную судьями Верховного Суда РФ) я обратил внимание на Определение СК ВС РФ от 9 апреля 2003 г. № 36-003-4, которым приговор был отменен за нарушением принципа состязательности, поскольку председательствующий судья отклонил ходатайство защиты о вызове дополнительных свидетелей, экспертов при наличии к тому оснований.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 402 – 408 УПК прошу: приговор и определение кассационной инстанции отменить и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Из-за неопытности эксперта произошла судебная ошибка, в настоящее время ее можно устранить без последствий для всех участников процесса, поскольку ч.1 ст.109 УК РФ предусматривает санкцию до 2-х лет лишения свободы (к настоящему времени Кузьменков провел в местах л/с полтора года). мою жалобу по одному делу (я вступил в него уже после вступления приговора в законную силу), из нее видно: на что стоит обратить внимание.

КРАТКО: Для осуждения Молитвы на по ч.4 ст.111 УК РФ необходимо было установить, как минимум, наличие ряда обстоятельств:

1.Сколько ударов Молитвин нанес Соснину?

2.Куда были нанесены Молитвенным Соснину удары?

3.Где находится место приложение травмирующей силы, повлекшей тяжкий вред здоровью Соснину Д.В. и его смерть?

4.Имеется ли причинно-следственная связь между ударами Молитвы на и травмой Соснина, повлекшей тяжкие последствия?

Суд первой инстанции не мог выйти за пределы предъявленного обвинения, следовательно, Молитвин нанес только один удар (ответ на первый вопрос) Соснину в лицо, если говорить более точно - в нос (ответ на второй вопрос).

Согласно протокола осмотра трупа (1), заключения судебно-медицинской экспертизы трупа (2), допроса эксперта (3) местом приложения травмирующей силы является сосцевидный отросток височной кости, расположенный в заушной области черепа (ответ на третий вопрос).

Четвертое обстоятельство, самое главное для правильного разрешения дела, осталось вообще непроверенным, поскольку, вместо того, чтобы устанавливать наличие или отсутствие причинно-следственной связи между ударом Молитвы на Соснину в лицо и полученной травмой в заушной области, было установлено, что «смерть Соснина наступила в результате тупой черепно-мозговой травмы» (например, из ответа председателя Вологодского областного суда Бараева И.Н.).

При таких обстоятельствах можно утверждать, что Молитвин А.В. осужден незаконно, поскольку, причинно-следственная связь между ударом Молитвы на и последствиями не установлена.

__________________________________________________________________________________

ПОДРОБНО:

1.

Вывод суда о том, что Молитвин А.В. ударил потерпевшего в сосцевидный отросток левой височной кости, причинив последнему тяжкий вред здоровью и повлекшего смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ), - не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, что, в соответствии со ст.379 УПК РФ и ст.380 УПК РФ, является основанием для отмены приговора.

Согласно заключению СМИ №50 от 9.04.04 г. тяжкий вред здоровью и смерть потерпевшего, явились следствием удара в область сосцевидного отростка левой височной кости. Суд не разобрался с медицинскими терминами и не понял, что сосцевидный отросток левой височной кости находится в заушной области, а не – в области лица. Суд не установил наличие причинно-следственной связи (и не мог установить, поскольку, не устанавливал) между ударом Молитвы на потерпевшему в лицо и черепной травмой потерпевшего в заушной области.

Суд допустил ошибку. Причины:

1.Суд не обратил должного внимания на протокол осмотра трупа от 17 марта 2004 года (т.1 л.д.12), в котором уже были описаны все видимые повреждения на голове потерпевшего, и было прямо указано, что они находятся в заушной области (данный протокол судом был исследован).

2.Суд не понял разъяснение эксперта по поводу механизма образования гематомы под твердой мозговой оболочкой справа и очага ушиба правой лобной доли головного мозга, о котором сказано в заключении СМИ №50 и в допросе эксперта Соколова Е.В. в ходе судебного заседания (т.2 л.д.98). Эксперт показал, что между травмой головы в области сосцевидного отростка левой височной кости и черепно-мозговой травмой в виде гематомы под твердой мозговой оболочкой справа и очагом ушиба правой лобной доли головного мозга имеется прямая связь. Эксперт разъяснил суду, что в момент нанесения удара происходит смещение головного мозга при его сотрясении, несколько кровяных сосудов разрывается, из них вытекает кровь и образуется гематома. Т.о., при вынесении приговора суду не было понятно, что ЧМТ является следствием травмы головы, и представляют собой проявление, так называемого, «контрудара». «Контрудар» возникает строго по прямой линии от наносимого удара. С учетом вышеизложенного можно утверждать: травмирующая сила была направлена в левую заушную область головы потерпевшего слева на право и сзади наперед.

3.Суд, в нарушении ст.87 УПК РФ, положил в основу обвинительного приговора два взаимоисключающих доказательства (без сопоставления их между собой): из показаний эксперта следовало, что удар был нанесен потерпевшему сзади наперед, а из показаний свидетеля Проворова А.А. – спереди назад (от удара Молитвы на Соснин наклонился назад, а затем опустил голову вперед). (Фактически, суд сделал не вывод, а – предположение. Более того, данное предположение суда противоречит заключению эксперта: суд установил причину ЧМТ в ударе в лицо; эксперт – в ударе в сосцевидный отросток височной кости. Подчеркиваю, что суд ничем не мотивировал свое утверждение о том, что тяжкий вред потерпевшему наступил от удара в лицо. Суд ничем не мотивировал и свое несогласие с выводами эксперта.)

2.

Фактический вывод суда о том, что Молитвин А.В. ударил потерпевшего в лицо, причинив последнему тяжкий вред здоровью и повлекшего смерть по неосторожности (ч.4 ст.111 УК РФ), также не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, что, в соответствии со ст.379 УПК РФ и ст.380 УПК РФ, является основанием для отмены приговора.

Суд признал, что Молитвин А.В. нанес потерпевшему удар кулаком в лицо (л.4 приговора). (Обращаю внимание на то, что сказано об ударе - в единственном в числе.) В приговоре сказано, что суд за основу принял показания очевидцев преступления Денисова А.В., Соколкина А.С., Кутлиева О., Проворова А.А., показания данные Дунаевой Э.В. в ходе предварительного следствия.

•Денисов А.В.: «мужчина, зашедший в комнату первым, нанес Соснину удар рукой, от которого тот, возможно, упал. Сам факт падения он не видел, определив это только по характерному звуку падающего тела» (пр-р, л.2);

•Денисов А.В.: Один из мужчин ударил Соснина кулаком в лицо, отчего Соснин упал на пол (т.1 л.д.26).

•Соколкин А.С.: Слышал шум в комнате Соснина, видел, как у Соснина после ухода мужчин из носа текла кровь, со слов Соснина знает, что того опять избили (т.1 л.д.)

•Кутлиев О.: В комнате Соснина звуков борьбы не слышал, слышал только топот, возню какую-то, со слов Соколкина знает, что Соснина ударили по челюсти, по разговорам – 1 раз (т.2 л.д.75).

•Кутлиев О.: Со слов Соснина знает, что ему те двое сотрудников милиции нанесли несколько ударов, один из которых был в область челюсти (т.1 л.д.23).

•Проворов А.А.: Удар Молитвы на был достаточно сильный, так как послышался какой-то хлопок, но не как от пощечины. От удара кулаком в лицо Соснин наклонился назад, а затем опустил голову вперед (т.1 л.д.90).

•Дунаева Э.В.: Услышала в комнате Соснина шум, похожий на то, что как будто в комнате Соснина кого-то избивают. Под носом у Соснина увидела кровь. Соснин рассказал, что его опять избил «рыжий» (т.1 л.д.35).

(И сам Молитвин А.В. показывал, что отбивая руки Соснина, он ударил того вскользь по носу.)

Следует особо подчеркнуть, что и в обвинительном заключении Молитвину А.В. вменялся только один удар. Удар потерпевшему (если он был) был нанесен именно в область носа-челюсти. Это подтверждено также и заключением СМИ №50: имело место носовое кровотечение (т.1 л.д.143).

Суд был обязан исходить из этого и считать установленным, что других ударов со стороны Молитвы на А.В. потерпевшему нанесено не было.

Выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на законность, обоснованность и мотивированность вынесенного приговора.

1.Суд установил, что Молитвин нанес Соснину только один удар. На основании показаний свидетелей, отраженных в приговоре, суд фактически установил, что данный удар был нанесен в лицо: в область носа-челюсти.

2.В приговоре, с ссылками на показания эксперта Соколова Е.В., сказано, что в результате удара в нос, если таковой имел место, гематома под твердой мозговой оболочкой справа, очаг ушиба права лобной доли головного мозга, кровоподтек в проекции сосцевидного отростка левой височной кости возникнуть не могли (л.4 приговора). Т.о., эксперт показал, что между ударом Соснину в лицо (в нос) и черепной и черепно-мозговой травмами Соснина отсутствует причинно-следственная связь.

3. Вывод суда о том, что имеется причинно-следственная связь между ударом Молитвы на А.В. и ЧМТ Соснина Д.В., - ничем не подтвержден. Ни один свидетель не показал, что Молитвин нанес удар Соснину в заушную область, тем более, - в сосцевидный отросток левой височной кости. Следовательно, у суда не было оснований считать, что Молитвин нанес удар именно в эту область. Следовательно, если установлено, что Молитвин не наносил удара в эту область, а согласно заключению СМИ №50 тяжкий вред Соснину, повлекший его смерть, наступил от удара в эту область, можно утверждать, что тяжкие последствия для Соснина наступили не от действий Молитвы на, следовательно, причинно-следственная связь между ними отсутствует, следовательно, в действиях Молитвы на отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.4 ст.111 УК РФ. (Более того, стоит заметить, что суд в приговоре (даже декларативно) не указал, что Молитвин нанес удар Соснину в область сосцевидного отростка левой височной кости.) Более того, данный вывод суда противоречит выводу эксперта. Суд был обязан в приговоре привести мотивы: почему он отверг выводы эксперта.

3.

В ходе судебного заседания было установлено, фактически было установлено, что потерпевший получил вред здоровью и в комнате, и в коридоре.

Более подробно о событиях, которые были в коридоре (из дела Молитвы на): -показания Молитвы на в приговоре отражены следующим образом: из своей комнаты вышел Соснин (т.е., дальнейшие действия проходили в коридоре), Молитвин «зашел в комнату и услышал грохот в коридоре, обернувшись, увидел, что Соснин поднимается с пола (т.е., Проворов Соснина ударил в коридоре, от удара последний упал); -показания Дунаевой в приговоре отражены следующим образом: «от удара молодого Соснин упал в коридоре, Молитвин стоял рядом»; -в ходе судебного заседания 13.07.04 г. Денисов показал, что «они (т.е., Молитвин и Проворов), зашли в коридор … и тот, который повыше (примечание: Проворов, согласно материалов дела выше Молитвы на), в ходе судебного заседания 30.07.04 г. Денисов показал, что «один стоял передо мной в комнате, а второй был в коридоре с Сосниным, тот был повыше, он и ударил Соснина»; -в ходе судебного заседания Кутлиев показал, что в ходе происшествия, когда он выходил из комнаты, то видел, что Соснин стоял в коридоре; -в ходе предварительного следствия (протокол допроса от 20 марта 2004 г.) Дунаева показала, что «из любопытства я выглянула в коридор и увидела, как высокий мужчина выгоняет Денисова Андрея… Увидев, что я наблюдаю за происходящим наш бывший участковый мне сказал, чтобы я ушла к себе в комнату» (т.о., и в ходе предварительного следствия она говорила о том, что она наблюдала за происходящим в коридоре). В ходе судебного заседания Дунаева также показывала, что «сначала вытащили Денисова из его комнаты, молодой в кепке (в кепке был Проворов – показания Жданова, Кутлиева, Молитвиной) стукнул Денисова и сказал «Забирай шмотки и вали», потом вытащили Соснина, его ударил молодой и у него пошла кровь из носа». -В приговоре также отражено, что в судебном заседании Проворов показал, что «Молитвин разговаривал с узбеком, а когда вышел Соснин переключился на него, из комнаты Соснина вышел Денисов, которого он (Проворов) прогнал из комнаты…» (т.о., и Проворов показал, что Соснин выходил в коридор, и что в коридоре происходил конфликт). -в приговоре есть ссылка на протокол опознания от 23.03.04 г., где Денисов А.В. среди статистов не опознал Молитвы на А.В., как лицо, ударившего Соснина кулаком по лицу. -в приговоре имеется ссылка на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Соснина и показания эксперта, проводившего данную экспертизу, из которых следует, тяжкий вред здоровью Соснина был причинен в результате удара предметом в сосцевидный отросток заушной области (расположен в заушной области) или в результате удара этим местом головы о предмет.

(Согласно приговора Молитвы на последний был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, суд установил, что Молитвин нанес Соснину один (1) удар в лицо (2), когда они находились в комнате (3) Соснина, что при этом Соснин не падал, и, следовательно, не ударялся задней части головы (4).

Выводы: -имеются доказательства виновности сотрудника милиции Проворова в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, причем, эти доказательства никем не опровергнута, и им не дана юридическая оценка;

- в основу приговора были положены только показания Проворова.

4.

17 марта 2004 года по месту жительства был обнаружен труп Соснина Д.В. Следователь прокуратуры г. Вологды Шепринский Е.П., получив сообщение дежурного ОМ-1 УВД г. Вологды, прибыл по указанному дежурным адресу, и с участием понятых и специалиста Соколова Е.В. составил протокол осмотра трупа и протокол осмотра места происшествия. Труп Соснина Д.В. был направлен в ВОБСМИ.

18 марта 2004 г. в прокуратуру г. Вологды из ВОБСМИ телефонограммой поступило сообщение о преступлении.

19 марта 2004 года следователем прокуратуры г. Вологды Шепринским Е.П. по факту обнаружения 17 марта 2004 года трупа Соснина Д.В. было возбуждено уголовное дело.

19 марта 2004 г. следователь вынес постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа Соснина Д.В., в котором, в частности, постановил предоставить в распоряжения эксперта: акт судебно-медицинского исследования трупа Соснина Д.В.

В акте судебно-медицинского исследования трупа Соснина Д.В. №468, выполненного специалистом Соколовым Е.В., сказано, что исследование выполнено в период с 18.03.04 г. по 05.04.04 г. на основании направления следователя (без даты и исходящего номера). К акту №468 приложен акт №443 от 29 марта 2004 г. судебно-гистологического исследования. Следовательно, акт был изготовлен не ранее 5.04.04 г.

8 апреля 2004 года эксперту Соколову Е.В. была разъяснена ст.57 УПК РФ, он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. В исследовательской части заключения имеется ссылка на акт судебно-медицинского исследования трупа Соснина Д.В. №468 от 18.03.04 г.

С учетом вышеизложенного, прихожу к следующим выводам:

1.Протокол осмотра трупа (в котором указано, что труп направлен в ВОБСМИ) был получен с нарушением п.4 ст.146 УПК РФ, п.1 ст.156 УПК РФ, п.1 ст.164 УПК РФ, ст.178 УПК РФ, он должен быть признан недопустимым доказательством. В соответствии с п.1 ст.156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела. Согласно п.2 ст.176 УПК РФ в случаях, не терпящих отлагательства, до возбуждения уголовного дела может быть произведен осмотр места происшествия. П.4 ст.146 УПК РФ позволяет следователю к постановлению о возбуждении уголовного дела прилагать протоколы и постановления о производстве отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы). Из ст.ст.164, 176 и 178 УПК РФ вытекает, что осмотр трупа – это самостоятельное следственное действие. Кроме того, осмотр трупа, как самостоятельное следственное действие, может быть произведен только после возбуждения уголовного дела (поскольку он не упомянут в п.2 ст.176 УПК РФ).

2.Акт суд.-мед. исследования трупа №468 должен быть признан недопустимым доказательством, т.к.:

•До возбуждения уголовного дела назначение судебно-медицинского исследования трупа УПК РФ не предусмотрено. В ч.4 ст.146 УПК РФ сказано, что до возбуждения уголовного дела допустимо только следующее: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы.

•Следователь не назначал производство данного следственного действия (ни «до», ни «после» возбуждения уголовного дела). Следовательно, это сделало ненадлежащее лицо, что является незаконным: в соответствии с ч.1 ст.38 УПК РФ только следователь уполномочен осуществлять предварительное следствие по уголовному делу;

•Следователь не привлекал к выполнению данного следственного действия специалиста Соколова Е.В. Более того, в соответствии со ст.ст.57 и 58 УПК РФ, он и не мог этого сделать, поскольку, исследовать труп в рамках уголовного дела может только эксперт, только эксперт вправе произвести судебную экспертизу и дать заключение, будучи предупрежденным об уголовной ответственности по ст.310 УК РФ. Т.е., исследование трупа в рамках уголовного дела в соответствии с УПК РФ возможно только в виде судебной экспертизы.

•Следователь, возбудив уголовное дело и приняв его к производству, был обязан выяснить: было ли произведено на тот момент судебно-медицинское исследование трупа. Если оно было произведено (естественно, что - не в рамках уголовного дела), следователь должен был вынести постановление о производстве выемки данного документа в ВОБСМИ и только после этого назначить проведение экспертизы, предоставив эксперту данный документ (если в этом была необходимость) и труп. Если оно не было произведено, то следователь должен был назначить экспертизу, предоставив эксперту труп, а не - несуществующий документ (на тот момент надо было проводить экспертизу, а не – исследование).

•Можно утверждать, что имеются два акта судебно-медицинского исследования трупа Соснина Д.В.: один - от 18.03.04 г., другой – от 5.04.04 г (один акт исключает другой). В деле есть две ссылки на акт от 18.03.04 г., но он в деле отсутствует.

3.Заключение эксперта №50 от 9 апреля 2004 года:

•Поскольку оно было получено на основе акта №468, который был получен с нарушением УПК РФ;

•Поскольку оно было получено (как прямо указано в исследовательской части экспертизы) на основе акта №468 от 18.03.04 г., которого в настоящий момент нет в уголовном деле (замечу, что если и существует какое-то противоречие, связанное с датами акта, то в ходе судебного заседания оно не было устранено);

•Следователь не предоставлял эксперту труп для производства экспертизы. В ст.57 УПК РФ сказано, что эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования

В п.2 ст.50 Конституции РФ закреплено: при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В нашем случае такие доказательства были положены в основу обвинительного приговора.

5.

Боритель за ст.109 УК РФ! (Я предполагаю, чт оу нас в стране несколько десятков тысяч человек, совершивших ст.109 Ук РФ, осужденв п ост.111.)

Похожие вопросы
Помощь юристов и адвокатов
Спроси юриста! Ответ за5минут
спросить
Администратор печатает сообщение