Допустимость доказательств в уголовном процессе (часть 1)

1 218 просмотров
416 дочитываний
8 комментариев

Условия допустимости доказательств

Допустимость доказательства – это свойство доказательства, характеризующее его пригодность с точки зрения законности источников, способов получения и фиксации соответствующих фактических данных надлежащими субъектами доказывания. По-другому, допустимость доказательства – это позволительность в силу положений уголовно-процессуального права использовать его в качестве доказательства. Допустимость относится только к форме доказательства и не касается его содержания. Допустимость определяется соблюдением формальных правил, указанных в уголовно-процессуальном законе. Только факт нарушения уголовно-процессуального закона является критерием признания любого доказательства недопустимым.

Допустимость доказательства выполняет свои функции:

1) охранительную, которая гарантирует права и свободы личности, вовлечённой в сферу уголовного судопроизводства;

2) регулятивную, которая упорядочивает процесс получения информации в соответствии с законом;

3) удостоверительную, которая обеспечивает достоверность доказательства.

Для того чтобы доказательство было признано допустимым, оно должно отвечать 4 условиям:

1) получение фактических данных из надлежащего источника;

2) получение их надлежащим субъектом доказательственной деятельности;

3) получение их в надлежащем процессуальном порядке;

4) надлежащее оформление источника фактических данных.

Нарушение любого из 3 первых условий допустимости всегда порождает сомнение в достоверности, которое не может быть устранено, и поэтому доказательство с одним из таких недостатков в любом случае должно признаваться недопустимым и не имеющим юридической силы в качестве средства доказывания по уголовному делу. А недостатки 4 критерия (которые касаются оформления доказательства) устраняются путём проведения дополнительных процессуальных действий, позволяющих получить уточняющие сведения относительно данного доказательства, которое впоследствии совместно с этими сведениями признаётся допустимым.

Допустимость доказательств обусловлена следующими требованиями к источнику:

1) Во-первых, фактические данные должны быть получены только из точно и исчерпывающе предусмотренных законом источников. Как уже указывалось выше, доказательствами по уголовному делу могут служить: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.

Недопустимо использовать в процессе доказывания фактические данные, не закреплённые и не приобщённые к делу в виде одного из источников (например, перехваченная в следственном изоляторе записка арестованного) или использовать в качестве доказательства фактические данные, содержащиеся в источниках, не предусмотренных процессуальным законом (например, оперативные материалы, без их проверки и оценки соответствующими средствами доказывания).

Анонимные письма сами по себе не могут считаться доказательствами, хотя внешне и имеют форму документа. Согласно ч. 7 ст. 141 УПК РФ «анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела». Но анонимное письмо может стать поводом для проведения оперативно-розыскных мероприятий; поводом же к возбуждению уголовного дела впоследствии может стать что-то иное, например, рапорт сотрудника милиции об обнаружении признаков преступления.

Материалы, полученные с использованием результатов оперативно-розыскной или частной детективной деятельности, допускаются в качестве доказательств только в том случае, если они собраны:

1) без ограничения прав человека и гражданина или с дозволенным судом их ограничением;

2) без нарушений законодательства, регулирующего осуществление оперативно-розыскной и частной детективной деятельности;

3) закреплены дознавателем или следователем в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

2) Во-вторых, должно быть известно происхождение доказательства. Сведения, полученные из источников, происхождение которых неизвестно, не отвечают требованию допустимости и поэтому не являются доказательствами (например, показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также, если свидетель не может указать источник своей осведомлённости). Когда показания невозможно получить из первоисточника в силу объективных причин, обстоятельства, обусловившие это, должны быть исключительными, т. е. делать невозможным, а не затруднять, обращение к первоисточнику сведений.

3) В третьих, доказательство должно подвергаться проверке путём его сопоставления с другими, подтверждающими его соответствие реальной действительности. Однако, проверяемость присуща не всем сведениям, попавшим в поле зрения правоохранительных органов. Объективной проверке не поддаются, например, анонимные письма, поведение служебно-розыскной собаки, данные оперативно-розыскной деятельности, полученные из источника, который не представляется возможным рассекретить, данные, полученные на основе мистических представлений, предрассудков, экстрасенсорных восприятий. Вышеперечисленное является предметом многолетних споров, но большинством процессуалистов такие средства доказывания отвергнуты.

4) В четвертых, источник доказательственной информации должен отвечать требованиям надёжности. Уголовно-процессуальное законодательство исключает использование в доказывании показаний, полученных с нарушением принципа свидетельского иммунитета, под воздействием гипноза или наркоанализа (введение одурманивающих средств – скополамина, «сыворотки правды»), а также с применением полиграфа («детектора лжи»). Например, согласно ч. 3 ст. 56 УПК «не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу (п. 1); священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п. 4)».

Гипноз очень эффективен как приём лечебного воздействия, т. к. в состоянии гипноза врач внушает пациенту мысль об излечении недуга. Однако он абсолютно неприемлем в судопроизводстве, поскольку превращает загипнотизированного из субъекта уголовного процесса в беспомощный объект испытаний.

Использование полиграфа является разновидностью оперативно-розыскного мероприятия, а не уголовно-процессуальных действий, так как информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение, почему не может применяться в качестве доказательств.

Доказательство будет допустимым лишь в том случае, если оно получено надлежащим субъектом доказывания, то есть лицом, занимающим процессуальное положение, дающее ему право на собирание доказательств, и, если совершённые им действия не выходят за пределы его полномочий. Полномочия конкретного лица определяются следующими юридическими фактами:

1) Лицо должно служить в органе государства, на который прямым указанием закона возложена обязанность по сборке, проверке и оценке доказательств (это, например, суд, прокуратура, органы внутренних дел, ФСБ, органы налоговой полиции), и обладать соответствующим должностным статусом (судья, прокурор, следователь, дознаватель). Документы, полученные защитником, не могут являться доказательствами, а становятся ими лишь после их принятия и проверки следователем или судом, так как «адвокатура не входит в систему органов государственной власти» и так как не закреплённое в материалах уголовного дела доказательство нельзя считать доказательством в уголовно-процессуальном смысле.

2) Должны быть соблюдены правила подследственности и подсудности, а также порядок уголовного преследования.

3) Лицо должно принять дело к производству или должно быть включено в следственную группу, или проводить конкретное следственное действие по отдельному поручению. Например, оперативный работник органа дознания приобретает право на производство следственного действия в силу специального процессуального полномочия, определённого только отдельным поручением. Доказательства могут быть получены компетентным органом иностранного государства по запросу суда.

4) Должны отсутствовать обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве (ст. 61 УПК РФ). Доказательства, добытые или оцениваемые лицом, подлежащим отводу, также признаются недопустимыми.

Важнейшим критерием допустимости доказательства является получение его в надлежащем процессуальном порядке, которое определяют нижеуказанные условия:

I. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, прежде всего (принципы неприкосновенности личности, жилища и др.). Например, осмотр жилища как следственное действие производится только с согласия проживающих в нём лиц или на основании судебного решения, полученного в порядке, установленном ст. 165 УПК.

II. Использование надлежащих средств доказывания:

1) Если используются ненадлежащие средства, не соответствующие характеру следов преступления и предусмотренному законом порядку их изъятия (например, очная ставка, проведённая вместо опознания), это влечёт за собой недопустимость полученных доказательств.

2) Использование одних и тех же доказательств и из одинаковых источников под видом различных и самостоятельных, создаёт превратное впечатление о наличии совокупности доказательств там, где в действительности имеется лишь одно. Речь идёт о различных модификациях показаний обвиняемого, признающего свою вину (показания, которые даны обвиняемым на допросе, на очной ставке, в ходе проверки на месте). Результаты подобных следственных действий могут приобрести значение самостоятельных доказательств лишь при условии, если при этом получены какие-либо новые данные, либо подтвердились прежние из других источников.

3) Недопустимы доказательства, полученные на основании других незаконно добытых доказательств. Доказательства, производные от других, полученных с нарушениями закона, американские юристы окрестили «плодами отравленного дерева». Например, были признаны недопустимыми доказательствами протокол изъятия и осмотра одежды потерпевшей, поскольку эти действия совершены не уполномоченным на эти действия лицом и совершены до возбуждения уголовного дела. Соответственно недопустимым стало признано и заключение эксперта о происхождении пятен на этой одежде.

III. Соблюдение процессуального порядка закрепления доказательств:

1) Доказательственная деятельность ограничена временными рамками. Она должна производиться с момента принятия уголовного дела к производству (или с момента выполнения неотложных следственных действий) до момента принятия решения об окончании производства следственных или судебных действий (или же по истечении срока производства предварительного или судебного следствия), в том числе и до момента прекращения или приостановления производства по делу. Например, ч. 3 ст. 209 УПК РФ гласит: «после приостановления предварительного следствия производство следственных действий не допускается», а ч. 3 ст. 164 УПК – «производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства».

2) Безотлагательность закрепления сведений. Например, согласно ч. 1 ст. 166 УПК «протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания».

3) Разъяснение участникам уголовного судопроизводства их прав и обязанностей, а также предупреждение их о том, что будут применяться технические средства. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 278 УПК перед допросом свидетеля председательствующий разъясняет ему права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 56 настоящего Кодекса; ч. 5 ст. 166 исходит из недопустимости тайного применения технических средств. Если, например, права свидетеля не разъяснены, то неизбежно сомнение в достоверности его показаний. Так часто происходит, когда при наличии достаточных доказательств для предъявления обвинения, лицо допрашивается не в качестве обвиняемого, а как свидетель. Фактические данные, записанные в протоколах допросов таких свидетелей, недопустимы, поскольку они вынуждены давать показания под угрозой уголовной ответственности за отказ и за дачу заведомо ложных показаний.

Надлежащее оформление источника доказательства:

1) Отражение в протоколах содержания и результатов получения доказательственной информации. Ч. 4 ст. 166 УПК РФ требует, чтобы в протоколе излагались действия следователя в том порядке, в каком они производились. В протоколе осмотра и освидетельствования отражаются последовательно все действия следователя и все предметы, обнаруженные в ходе следственного действия.

2) Сохранение формы словесного сообщения. Закон предписывает следователю записывать показания допрашиваемого от первого лица и по возможности дословно с тем, чтобы не допустить утраты существенной информации, содержащейся в показаниях.

3) Особый порядок удостоверения протоколов. Лица, участвующие в ходе проведения следственного действия, вправе делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол. Все участники следственных действий (кроме вспомогательных) должны подписать протокол, тем самым удостоверить правильность отражения в нём фактических данных. Допрашиваемый обязан подписать каждую страницу протокола. При производстве некоторых следственных действий, предусмотренных УПК, понятые также вызываются для удостоверения факта производства следственного действия.

Часть 2 настоящей статьи читать по ссылке: Подробнее >>>

Приветствую, дорогие товарищи! Если вам понравилась одна из моих публикаций, прошу по возможности ее оценить, если не понравилась - поставить дизлайк. Любая оценка для меня важна. Если есть какие-либо дополнения, пишите в комментариях.
да
35 / 0
нет
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
да
35 / 0
нет

Обсуждают (6): Обсуждение

Комментарии (8)

Отписаться от обсужденияПодписаться на обсуждения
ПопулярныеНовыеСтарые
Показать ещё комментарии (8)

Читайте также

Помощь юристов и адвокатов
Спроси юриста! Ответ за5минут
спросить
Администратор печатает сообщение