О протестах в России

205 просмотров
95 дочитываний
21 комментариев

В связи с приближающимися выборами депутатов в Государственную Думу VIII созыва в сентябре 2021 года хотелось бы поговорить о смысле и значении гражданских протестов в России.

Общая оценка протестов России различными исследовательскими изданиями и Комитетом гражданских инициатив

По данным уличной активности протестного движения в России 2011-2013 годов на примере мюнхенской газеты «Süddeutsche Zeitung» в статье от 7 декабря отмечается, что назвать происходящие события «революцией» нельзя: "Пока все это не назовешь русской революцией. Даже десятитысячные демонстрации могут утонуть в городе, который значительно больше Лондона, Парижа и Берлина. В куда меньшей по размерам Грузии даже 200 тыс. человек не смогли добиться смещения президента. Так что, Россия стоит не столько на пороге падения режима, сколько в начале длительного периода перемен".

Шон Уолкер из британского интернет-издания «The Independent» написал 10 декабря: "Масштаб сегодняшних митингов в Москве и других городах России делает 10 декабря крупнейшим днем гражданского протеста с начала путинской эпохи. Но главный вопрос теперь: что дальше? Хотя все участники митингов в России выступают за отмену статус-кво, лишь небольшая их часть готова поддержать маргинальных лидеров оппозиции, таких как Борис Немцов, а у Алексея Навального, единственного человека, который пользуется широкой народной поддержкой, нет никакого политического опыта".

Профессор политологии из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса Даниел Трейсман отметил, что не существует какой-либо общей идеи, группирующей в рамках «революции ожиданий» представителей среднего класса вокруг себя. Отсутствуют общие лидеры и общая политическая программа. На митинги приходили «либералы, коммунисты, националисты, анархисты, антифашисты, экологи, регионалисты, социалисты, гомосексуалисты и прочие "представители партий и движений"». По мнению Тони Хэлпин из британской газеты «The Times», хотя демонстранты и едины в стремлении настоять на справедливых выборах, они не имеют общего мнения относительно того, как должно называться это движение.

«Российская газета» делает вывод, что влияние внесистемной оппозиции на митинги сильно преувеличено и к президентским выборам достигнет минимума. «Российская газета» также отмечает, что оппозиция крайне деморализована, не имеет харизматичных лидеров и не способна идти дальше декларативных заявлений.

Американская ежедневная газета «The Washington Post» отметила, что на митинг 24 декабря 2011 года вышли очень разные люди. Газета привела несколько мнений людей из толпы и отметила, что большинство из них раньше никогда не интересовались политикой. Итальянская ежедневная газета «La Repubblica» также это отметила, написав: "Это самая разнообразная толпа, в которой есть представители мелкой буржуазии, экологи, национал-патриоты, коммунисты, проевропейские демократы, автомобилисты, выступающие против наглости правительственных автомобилей, защитники архитектурного наследия города и прав человека". Американский еженедельник «New Yorker» заметил, что "протест был скорее фестивалем классического русского остроумия, чем чем-либо ещё", приведя примеры плакатов протестующих. Американская «The Wall Street Journal» по поводу протестов заметила: "Это больше похоже на уличную вечеринку, чем на революцию".

Российский Комитет гражданских инициатив в своей исследовательской работе «Признаки изменения общественных настроений и их возможные последствия», проведенной по материалам «Левада-центра» в 2018 году, разработал анализ личностных профилей оппонентов государственной политики, в основу которого положен анализ личностных профилей пользователей на основе открытых данных социальных сетей.

Данное пилотное исследование ГКИ было проведено более чем за месяц до объявления о повышении пенсионного возраста, которое привело к существенному снижению рейтингов одобрения институтов власти и к резкому усилению протестных настроений. Для профилирования использовались данные пятифакторного личностного опросника и социальных шкал Висбаденского опросника для всех исследуемых пользователей.

Результаты анализа профилей противников государственной политики (далее также - оппонентов власти) показали, что оппоненты власти не имеют структурированных идей и сложившейся идеологии. Их протестный потенциал отличается рядом особенностей: противники государственной политики не способны объединиться в политическую организацию; могут осуществлять в основном коллективные локальные протесты ограниченного масштаба по конкретным поводам; распространяемая ими информация носит преимущественно эмоциональный характер; оппонентам власти важно демонстрировать масштаб и размеры движения (отмечено стремление к привлечению внимания).

Для противников государственной политики само выражение протеста становится формой самореализации, безотносительно к содержательным поводам для протестов. Поскольку смысл и самореализация всегда оказываются индивидуальны, это ведет к фрагментации протестной активности и препятствует консолидации протестной деятельности вокруг какой-либо единой содержательной платформы, способной привлечь широкие слои населения.

Заключение Комитета также показало, что протестные акции становятся локальными и ситуативными и часто конкурируют между собой, что не позволяет протестным инициативам добиваться массового успеха. Организаторы акций, как правило, довольствуются сильно схематизированным и упрощенным представлением проблемы и выставляют свою инициативу в качестве реакции на невыносимые обстоятельства, но не ищут реалистичных и реализуемых решений.

При этом, как бы парадоксально это ни звучало, оппоненты власти провозглашают себя ответственными за общество, но на самом деле оказываются направленными против него. Парадокс заключается в том, что протест сам по себе отрицает общую ответственность за решение поставленной проблемы и всецело возлагает его на тех, кому адресованы протесты. При этом никто даже не пытается понять тех, против кого направлен протест.

Таким образом, исследование ГКИ показало, что протестные инициативы не нацелены на реалистичное решение проблем, поскольку руководствуются в основном тревожными ожиданиями и попытками противостоять тому, что угрожает ценностным ориентациям. Оппоненты государственной власти, по большому счету, не готовы принять на себя управление или участвовать в нем. Более того, сами по себе протестные настроения они относят к влиянию внешних обстоятельств, а не к наличию внутренней мотивации на решение существующих проблем.

В итоге, с учетом неспособности к объединению протестные движения оказываются гетерархичными, а не иерархичными, полицентричными и не контролирующими процесс собственного изменения. Это ведет к фрагментации протестной активности и препятствует ее консолидации в массовые движения с консолидирующим набором требований.

Из статьи председателя Федерального политкомитета партии «Яблоко» Г.А. Явлинского «Активизм и политика»

Еще 10 августа 2019 года на тот же проспект Академика Сахарова в г. Москве выразить свое недовольство действиями властей вышли больше 50 тысяч человек. И эта тенденция на понижение понятна: у митинга нет содержания, никто не говорит о программе и стратегии действий, вместо этого – только лозунги «Отпускай», «Допускай», «Путин плохой». Поэтому многие приходят лишь для того, чтобы пообщаться с друзьями, глотнуть «воздуха свободы» и разойтись до появления следующего такого же «окна».

Таким образом, протест превращается в субкультуру, которая властям особенно не мешает. Кстати, на предвыборной уличной акции на проспекте Сахарова официальные данные МВД о численности митинга впервые совпали с информацией независимого «Белого счетчика» (вероятно, с точки зрения властей, сегодня 20 тысяч человек вполне себе безвредная цифра). Со сцены митинга пришедших продолжали убеждать в том, что «нас много», говорили об освобождении отдельных заключенных как о победе. Заодно кричали и о «победе» так называемого «умного голосования», и о разгроме «Единой России» на последних выборах в Мосгордуму (хотя большинство в нынешней МГД в итоге получила именно «Единая Россия», и председателем снова избран тот же единоросс). Такие мотивационные заявления позволяют, вероятно, подпитывать микроклимат субкультуры, удерживать сторонников в зоне комфорта, но эти «пропагандистские неточности» быстро вскрываются, и тогда наступает еще большее разочарование.

Протестный митинг на Болотной в 2011 году – самый массовый за многие годы, кстати, был типичным проявлением гражданского активизма: люди требовали положить конец фальсификациям на выборах и наказать виновных. Требовали то ли у Центризбиркома, то ли у Президента, то ли у абстрактных чиновников, то есть у тех, кто был больше всех заинтересован в фальсификациях.

Конечно, требования не были выполнены. А зачем? Ведь власти жульничали умышленно. И никакая Болотная Кремлю была не страшна: Болотная не боролась за власть, не имела своей фракции в Госдуме, не поддерживала своего кандидата в президенты. В итоге протест на Болотной был объявлен «неполитическим», а главной функцией гражданского общества на предстоящих через три месяца выборах было названо наблюдение… Вот так и пронаблюдали за оформлением очередного президентского срока Путина в марте 2012-го. В результате наступило разочарование, и активность надолго угасла.

Но если на Болотной в 2011 году события развивались по схеме «возмущение-протест-разочарование», то условная схема протестных акций лета 2019 года выглядит уже как «возмущение-протест-стабилизация и рутинизация протеста». При этом если раньше власть старалась вообще не допускать массовых выступлений, то теперь, на фоне очевидного роста недовольства положением дел по всей стране, Кремлю скорее на руку превращение протеста в банальность, в изолированную субкультуру. В условиях роста народного недовольства, при непрочности власти накануне «транзита» такая субкультура может казаться режиму полезной – в качестве клапана для выпуска пара: мол, пусть люди с большим активистским потенциалом возмущаются внутри этой резервации в свое удовольствие.

За прошедшие годы после Болотной изменения едва ли заметны: основной проблемой протеста сегодня, как и в 2011-2012 годах, остается отсутствие перспективного содержания и модели роста и невозможность превращения во всероссийское оппозиционное движение.

На московском митинге летом 2019 года протестующие возмущались не сутью системы, а скорее ее видимыми производными – тем, что чиновники и силовики «зарвались», «перешли границы», «совсем уже…» В таком недовольстве заложена предпосылка к тому, чтобы, «выпустив пар», вернуться к прежней жизни.

Тем не менее, очередные фальсификации на выборах и репрессии полиции способствуют формированию гражданской позиции у людей. Многие хотели бы сознательно и активно участвовать в политике. Однако протест не становится политикой. Людям не предлагают ни программы, ни плана действий, ни лидеров, ни даже каких-либо среднесрочных целей. Но, не предлагая ничего, кроме посредственно организованного митинга или прогулки по бульварам, людей по большому счету оставляют в рамках давней отечественной традиции – либо терпеть до конца, либо, когда предел терпения будет пройден, бунтовать, ничего не меняя по существу.

"Активисты, организующие митинги и пикеты, в абсолютном большинстве своем смелые, благородные и честные люди, многих из них я знаю лично. Они бескорыстно делают свое дело. Их деятельность вызывает глубокое уважение и благодарность за гражданственность и борьбу с несправедливостью. Но, повторю, этого недостаточно: по такому же сценарию развивались протесты в 2011-2012 годах и закончились глубоким разочарованием и поисками виновных в «сливе» ", – пишет Григорий Явлинский.

И тогда, и сейчас протестующие хорошо знали и знают, против чего выступали. Но ни тогда, ни сейчас не было ни малейшего представления, как заставить власть слушать, разговаривать и, главное, менять неприемлемое положение дел в стране. В этом особенность московских гражданских протестов: благородный протест и активизм есть, а политики нет.

Продолжение этой публикации читайте в статье "Активизм и политика" по ссылкеПодробнее >>>.

Источники:

1) Подробнее >>>;

2) https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D0%B4%D0;

3) Подробнее >>>.

Приветствую, дорогие товарищи! Если вам понравилась одна из моих публикаций, прошу по возможности ее оценить, если не понравилась - поставить дизлайк. Любая оценка для меня важна. Если есть какие-либо дополнения, пишите в комментариях.
да
53 / 0
нет
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
Поделиться в социальных сетях:
да
53 / 0
нет

Комментарии (21)

Отписаться от обсужденияПодписаться на обсуждения
ПопулярныеНовыеСтарые
Показать ещё комментарии (21)
Помощь юристов и адвокатов
Спроси юриста! Ответ за5минут
спросить
Администратор печатает сообщение