История пятая. Василий Петрович знакомится с дедушкой.

760 просмотров
478 дочитываний
5 комментариев

Когда-то я написал цикл юмористических рассказов про собирательный образ советского мужика и назвал его Василий Петрович. Сегодня, отряхнув рассказ от пыли, вашему вниманию предлагаю пятую историю из его жизни))

История пятая. Василий Петрович знакомится с дедушкой.

Василий Петрович знакомится с дедушкой.

В этот день, такой же пасмурный, как и все предыдущие, ничто не предвещало беды для Василия Петровича. Он наслаждался последними летними деньками, девушками в мини-юбках и запахом шавермы у метро.

Уже перед заходом в свою скромную квартиру Василий Петрович почувствовал неладное: из квартиры доносилось бренчание гитары и незнакомый голос, выводящий странные мотивы.

Недоумевая, Василий Петрович, открыл дверь (мотивы стали громче) и вошел в квартиру.

– Уи олл лив ин э еллоу сабмарин! Еллоу сабмарин! Еллоу сабмарин! – визжал кто-то дребезжащим голосом в спальне Василия Петровича.

Василий Петрович не на шутку перепугался. Может быть, он перепутал квартиры и попал не к себе домой, а в какой-нибудь притон? Или – еще хуже – в квартиру Василия Петрович забрались грабители, упились до состояния нестояния и теперь поют песни? Странно, правда, что на английском языке. Или это любовник его, Василия Петровича, жены? Да нет, не может быть.

Он даже еще раз открыл входную дверь и посмотрел на номер квартиры: сорок второй. Нет, квартира была явно его.

Внезапно песнопения прекратились и из спальни, смеясь и хохоча, посыпались люди: это были жена Василия Петровича и неопределенного вида заросший субъект в короткой майке и с гитарой. Судя по его визгливому смеху, концерт устраивал именно он.

–О, Василий Петрович пришел! - обрадованно сказала жена. – Василий Петрович, познакомься с моим дедушкой. Дедушка, это Василий Петрович, мой законный муж. Василий Петрович – дедушка.

Дедушка был кудряв, морщинист и до неприличия волосат.

– Привет, Вася! – жизнерадостно сказал дедушка и крепко пожал руку Василию Петровичу, – Меня зовут Джонни, а тебя как?

– Дедуля, не смущай Василия Петровича, он и так уже бледный, как привидение, – заметила жена и пояснила Василию Петровичу, – вообще-то моего дедушку звать Петр Алексеевич, но он любит, когда его зовут по-простому – Джонни.

– Внученька, ты ни черта не понимаешь! – заявил дедуля. – Я назвал так себя в честь величайшего музыканта всех времен и народов – Джона Леннона! А Петры Алексеичи пусть остаются для твоих недальновидных родителей и прочих надоедливых родственников!

–Хорошо, дедушка, – успокаивающе сказала жена. – Василию Петровичу нужно поужинать, поэтому поговоришь с ним после ужина. Я как раз гратен дофинуа приготовила.

– Да-да! – еще более жизнерадостно сказал дедушка, – моя внучка великолепно готовит гратен дофинуа, обязательно попробуй, если еще не пробовал!

– Дедуля, мы женаты пятнадцать лет, если ты забыл, – заметила жена.

На протяжении всего этого диалога Василий Петрович стоял как скульптура Церетели и переводил взгляд с жены на дедушку-Джонни и обратно.

–Василий Петрович, а ты что тут делаешь? – вдруг заметила его жена, – иди на кухню, а то гратен дофинуа совсем остынет!

–А что он тут делает? – наконец спросил Василий Петрович, наверняка имея ввиду дедушку.

– Дедушка? Да в гости он приехал, – ответила жена, – никогда в Питере не был, вот ему и интересно... город посмотреть.

– Да-да, – вставил дедушка-Джонни, – у вас такой потрясный город! Я так давно хотел его посмотреть, да все никак не удавалось...

– А... ну тогда пожалуйста, живите, – вздохнул Василий Петрович и отправился на кухню: есть гратен дофинуа.

Те дни, которые дедушка жил у них, обернулись для Василия Петровича сплошным кошмаром. То, что дедушка-Джонни целыми днями бренчал на гитаре и распевал «Битлз» – это еще полбеды. Хуже всего было то, что по вечерам спальню Василия Петровича и его жены заполняли неизвестные личности разного возраста и внешности, а Василию Петровичу с женой приходилось спать в гостиной. Личности распевали Битлз полночи, курили травку и совершали разные другие необдуманные действия.

На четвертый день пребывания дедушки в доме Василий Петрович взбунтовался и поставил категоричное условие: или он, или Джонни. Жена повздыхала немного и обещала спровадить дедушку в ближайшие несколько дней.

Прошла неделя, а дедушка спроваживаться совершенно не желал. У Василия Петровича под глазами нарисовались нездорового цвета круги, взгляд стал туманным и непредсказуемым, и в довершение ко всему он стал разговаривать сам с собой. На работе Василия Петровича сторонились, а секретарша Моисея Робертовича, Екатерина Ильинична, крутила пальцем у виска и всем рассказывала, что Василий Петрович спятил на нервной почве, так как его жена постоянно смотрит по телевизору отечественные сериалы про бандитов, а от них у кого угодно крыша съедет.

И в один прекрасный для человечества, но несчастливый для дедушки день, Василий Петрович решил избавиться от утомительного родственника насильственным путем, потому что доведен был уже до помешательства: даже тетя Дося в кафе с неохотой выдавала Василию Петровичу заказы в кафе, опасаясь за свою посуду.

Василий Петрович тряс головой, разговаривал с макаронами и указывал мясу на его существенные недостатки.

Так вот, в один прекрасный день, а точнее вечер пятницы, Василий Петрович поднимался по лестнице на свой восьмой этаж, уже на пятом приготовившись услышать дедушкины завывания. Но на пятом почему-то было тихо, что очень удивило Василия Петровича. Он решил, что разучился считать и поднял на шестой этаж. Тишина сохранялась.

Василий Петрович удивился еще больше, набрался храбрости, смело поднялся на восьмой этаж, приложил ухо к двери и прислушался. В квартире было непривычно тихо, доносилось лишь еле слышное бормотание телевизора.

Василий Петрович с величайшей осторожностью открыл дверь и зашел в прихожую. Первое, что он увидел, так это то, что следы присутствия дедушки таинственным образом исчезли.

– А, Василий Петрович, – жена вышла из комнаты. – С возвращением. А дедушка уехал. Сегодня днем.

– Не может быть, – изумился Василий Петрович, снимая куртку и ботинки.

– У него турне по городам России, – объяснила жена, – родственников навещает. Мы были восьмыми.

– Тогда понятно, – с облегчением вздохнул Василий Петрович и положил портфель на тумбочку.

– Иди ужинать, я утку по-пекински приготовила, – сказала жена и ушла обратно к телевизору.

Василий Петрович ужинал уткой по-пекински и вспоминал дедушку. Он уже привык к нему за несколько последних дней и даже немного жалел, что дедушки не будет. Джонни принес существенное разнообразие в монотонную и размеренную жизнь Василия Петровича и даже, сам того не заметив, изменил отношение к нему коллег на работе. И неважно, что в худшую сторону.

– Перемены – они всегда к лучшему, – вслух высказал свою мысль Василий Петрович, достал из холодильника кетчуп и щедро полил им утку.

15 лет назад я опубликовал это тут: https://proza.ru/2016/09/12/1866

Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
21 / -7
нет
Поделиться в социальных сетях:
Показать комментарии (5)
Поделиться в социальных сетях:
+1717
Новое
Интересное Добавить +1
Поделиться

Читайте также

26.06.2021, 13:01 - 502 просмотрa
46 комментариев
Подробнее
01.11.2021, 13:02 - 197 просмотров
53 комментария
Подробнее
Мы используем файлы cookie. Продолжив работу с сайтом, вы соглашаетесь с Политикой обработки персональных данных и Правилами пользования сайтом.