Саляхудинов Юрий Фазильевич
Автор публикации
Саляхудинов Ю.Ф.Подписчиков: 295
РейтингРейтингРейтингРейтингРейтинг9480

Дело о врачебной ошибке врача-акушера-гинеколога пятнадцатилетней давности

1 891 просмотр
1 372 дочитывания
57 комментариев
На сегодня эта публикация уже заработала 68,95 рублей за дочитывания Зарабатывать

Дело о врачебной ошибке врача-акушера-гинеколога пятнадцатилетней давности

В моей практике медицинского адвоката, занимающегося защитой прав пациентов, пострадавших от врачебных ошибок и халатности докторов, дело, о котором пойдёт рассказ, является особенным.

Суть в том, что пострадавшие, как правило, обращаются за моей помощью спустя непродолжительное время от момента, когда случилась врачебная ошибка. А здесь потерпевшие все-таки решились восстановить справедливость спустя пятнадцать лет...

На первый взгляд казалось, что доказать вину врача не удастся. Посудите сами, на момент начала моей работы по делу прошло без малого пятнадцать лет. Медицинское учреждение, где состоялись неудачные роды, было уже реорганизовано. Один из врачей, допустивших ошибку, умер. История родов «утеряна». Нормативные акты, регламентировавшие действия врачей, изменились.

Но вера в справедливость у доверителей была! Были и отдельные, особые обстоятельства, указывающие на хорошую судебную перспективу, а значит, нужно было воспользоваться шансом призвать к ответу виновную сторону!

Две тысячи шестой

18.01.2006 г. Лариса встала на учет по беременности и родам в женской консультации на сроке 17 недель.

В период с 18.01.2006 г. по 16.06.2006 г. беременность протекала без осложнений, девушка посещала врача-акушера-гинеколога и других специалистов.

16.06.2006 г. Ларису госпитализировали в стационар с диагнозом «Беременность 39 недель, головное предлежание. Возрастная первородящая. Преэклампсия лёгкая», откуда выписали утром 23.06.2006 г. в «удовлетворительном состоянии».

23.06.2006 г. в 23.40 девушку вновь госпитализируют в стационар перинатального центра с диагнозом «Беременность 39—40 недель, головное предлежание, прелиминарный период. Возрастная первородящая. Преэклампсия лёгкая».

На следующий день, 24.06.2006 г., в 12.40 родился мальчик. По медицинским документам новорожденный был доношенный, вес – 3450 гр. Вот только состояние его было тяжёлым:

Рефлексы новорожденного отсутствуют. Асфиксия 3—-5 баллов. Гиповолемический синдром. Аспирационный синдром. РДС (респираторный дистресс-синдром) тяжелой степени. Болевой синдром. Гематома мягких тканей головы. Диагноз: «Перинатальная гипоксически-ишемическая энцефалопатия. Церебральная ишемия III степени. Синдром угнетения. Двусторонний пирамидный синдром. Парез лицевого нерва справа».

10.07.2006 г. Ларису вместе с сыном перевели в другую больницу, а потом в третью, четвертую, пятую...

В общем, не буду подробно останавливаться на всех медицинских учреждениях и организациях, где мама и ребенок находились... Мальчик — глубокий инвалид, и никаких шансов на его выздоровление не было, нет и не будет... Он не говорит, не сидит и не ходит... Перечислю лишь некоторые его болезни и состояния:

"Двусторонний спастический церебральный паралич —GMFCS V. Тетраплегия. Мышечно-дистонические спазмы. Структурно-метаболическая эпилепсия в форме тонических аксиальных спазмов, рефрактерное течение. Наружная и внутренняя атрофическая гидроцефалия. Нейрогенный грудо-поясничный правосторонний сколиоз 3—4 ст. Паралитический вывих левого бедра. Эквино-варусная деформация стоп. Эпилептическая энцефалопатия. В двигательной сфере — активные движения значительно ограничены в руках и ногах, тонус изменен по пирамидальному типу в сгибателях рук, ног, разгибателях и аддукторах бедер. Сила мышц снижена в руках и ногах до 1—2 баллов. Общая моторика — голову держит неуверенно, не переворачивается, не сидит, опоры нет. Умственная отсталость глубокая с незначительным нарушением поведения вследствие раннего органического поражения головного мозга".

В общем, врачи уже ничем помочь не могли. Неоднократно предлагали Ларисе отказаться от сына и оставить его в больнице...

Мама ребенка не бросила и предприняла самостоятельные попытки разобраться в произошедшем и найти виновника.

Уголовное дело

На день описываемых событий Следственного комитета как самостоятельного ведомства ещё не было, и полиции не было. Были милиция и Следственный комитет при прокуратуре. В последнюю Лариса обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела на врача, принимавшего роды.

Было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 118 Уголовного кодекса РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Провели и судебно-медицинскую экспертизу по уголовному делу. Выводы экспертов полностью подтверждали претензии Ларисы к врачам, а врачебная ошибка имела место быть.

Экспертами установлено:

"Согласно представленным медицинским документам у ребенка установлена сочетанная родовая краниоспинальная травма в виде перинатального повреждения центральной нервной системы смешанного гипоксически-травматического генеза и повреждения (вывиха) 2 шейного позвонка с исходом в посттравматическую эпилепсию. Данные повреждения относятся к категории причинивших ТЯЖКИЙ вред здоровью по признаку опасности для жизни. Вероятными причинами возникновения краниоспинальной травмы с исходом в посттравматическую эпилепсию являются внутриутробная гипоксия в сочетании с грубым механическим воздействием на голову и шейный отдел позвоночника, возникшего перинатально 24.06.06 г. (в процессе родового акта у матери).

Имеющиеся у ребенка гипоксически-травматические повреждения центральной нервной системы с повреждением (вывихом) 2-го шейного позвонка могли являться результатом неправильных действий врачей при ведении родов. При поступлении в родильный дом врачом не установлен диагноз анатомически узкого таза, не указана предполагаемая масса плода (выше средней), составлен формальный план ведения родов без учета необходимости функциональной оценки таза роженицы (высокий риск возникновения клинически узкого таза).

Ведение родов осуществлялось на низком профессиональном уровне: отсутствует объективный контроль за характером сократительной деятельности матки и внутриутробным состоянием плода (КТГ записано однократно, отсутствует ее интерпретация), изменение клинической ситуации при преждевременном излитии околоплодных вод не оценивается, лекарственная терапия (рибоксин, папаверин, 40% раствор глюкозы) назначается необоснованно. При передаче роженицы по смене отсутствуют какой-либо клинический анализ акушерской ситуации и план лечебных мероприятий.


Врачом необоснованно назначено проведение родостимуляции внутривенным капельным введением раствора энзапроста при отсутствии объективного контроля за состоянием плода, сократительной деятельности матки, динамикой раскрытия маточного зева, вставлением головки в малый таз и ее поступательным движением по родовому каналу.

Применение с целью родостимуляции более опасного по своим побочным неблагоприятным влиянием препарата, которым является окситоцин. Чрезмерная стимуляция сократительной деятельности матки могла обусловить возникновение или прогрессирование внутриутробной гипоксии плода (продолжительность активной фазы раскрытия шейки матки, фазы замедления и периода изгнания плода у первородящей женщины составила менее 5 часов при норме 1.5—2 раза больше). Наряду с интенсивными схватками и быстрым поступательным движением плода по родовому каналу механическое сопротивление при прохождении крупной головки плода через малый таз с его выраженным поперечным сужением могло обусловить травматизацию плода (в том числе шейного отдела позвоночника).

Нельзя исключить, что врачом в периоде изгнания плода применялся прием Кристеллера (давление на дно матки рукой), что также могло явиться дополнительным травмирующим фактором для плода. Указанный прием в современном акушерстве не применяется. Риск возникновения сочетанных гипоксически-травматических повреждений ЦНС у ребенка в процессе родового акта мог быть уменьшен при современной диагностике внутриутробной гипоксии, адекватной регуляции сократительной деятельности матки, правильном определении соответствия размеров таза роженицы размерам плода, объективной оценке поступательного движения плода по родовому каналу, отсутствия агрессивных медикаментозных и иных родоразрешающих пособий, своевременном родоразрешении путем кесарева сечения. Неблагоприятные последствия для ребенка в этой ситуации являются предсказуемыми.

В общем, состав преступления есть. Но уголовное дело прекратили...

Дело в том, что эксперты пришли к выводу о том, что имеет место:

«сочетанная родовая краниоспинальная травма в виде перинатального повреждения центральной нервной системы смешанного гипоксически-травматического генеза и повреждения (вывиха) 2 шейного позвонка с исходом в посттравматическую эпилепсию».

Медицинскую помощь при беременности и родах оказывали два врач акушера-гинеколога. И оба допустили нарушения:

  • один не предпринял должных мер при наличии признаков гипоксии плода,
  • а другой травмировал шейный позвонок.

Однако эксперты затруднились разграничить, чьи действия внесли решающий вклад в развитие перинатального повреждения центральной нервной системы...

Иными словами, эксперты не смогли указать врача, причинившего тяжкий вред здоровью...

А та статья, по которой было возбуждено уголовное дело, не предусматривает возможности привлечения группы лиц...

Объясню на примере. Два, три, четыре, пять хулиганов избили человека и причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего. Если злодеев задержали, то следователь особо не будет разбираться, кто конкретно чем конкретно и куда конкретно наносил удары.

Били? Били!

Тяжкий вред здоровью есть? Есть! Тогда и статья есть — п. "а" ч. 3 ст. 111 Уголовного кодекса РФ (причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц...).

А по уголовным делам о преступлениях врачей такая возможность отсутствует... Да, тяжкий вред здоровью есть, врачебная ошибка есть, а состава нет...

В моей адвокатской практике подобные случаи встречались. Лежит, например, пациент в стационаре пять дней, а на шестой умирает. Начинаем разбираться. Пять дней пациента наблюдали пять дежурных врачей. И каждый, как эстафетную палочку, передавал пациента по окончании смены своему коллеге. И выясняется, что каждый из дежурных врачей действовал неправильно. На следствии один говорит, да, вину признаю, лечил не правильно, но в смерти не виноват, т.к. после меня больного наблюдали коллеги и они могли исправить мою ошибку. А коллеги говорят, да, мы виноваты, вину признаём, но в смерти не виноваты, т.к. ошибка предыдущего коллеги лишила нас возможности спасти пациента... И всё, за смерть пациента в таком случае к уголовной ответственности никого не привлекут...

В общем, дело прекратили, а Лариса на четырнадцать лет отпустила эту ситуацию...

Суд первой инстанции

В 2020-м Лариса обратилась ко мне за юридической помощью. Изучив документы, я пришёл к выводу, что шансы восстановить справедливость хорошие. Да, роддом, где состоялись неудачные роды, ликвидирован. Однако его ликвидация произошла вследствие реорганизации, а значит есть правопреемник и отвечать рублём должен он.

Нормативные акты, регламентировавшие действия врачей изменились. Однако содержание прав пациента и объём обязанностей медицинских организаций существенных изменений не претерпели.

Исчезновение карты наблюдения за беременной и истории родов – основных доказательств неправильных действий врачей, существенным препятствием на нашем пути стать не могли. Дело в том, что заключение судебно-медицинской экспертизы по уголовному делу содержало подробное описание «утраченных» медицинских документов.

Ну а прошедшие годы не умаляли права потерпевшей стороны требовать компенсации морального вреда, поскольку срок исковой давности на такие требования не распространяется.

Подготовил исковое заявление. Истцами выступали мальчик, пострадавший от халатности врачей, его мама и бабушка.

В пользу каждого из истцов я просил взыскать компенсацию морального вреда. Также в пользу мальчика я просил взыскать утраченный заработок по достижению четырнадцатилетнего возраста с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством до достижения 18 лет, а по достижении 18 лет исходя из величины прожиточного минимума, установленного для трудоспособного населения с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством.

Как я говорил, мальчику был присвоен статус ребёнок-инвалид. Государством ему выплачивается пенсия. Однако если трудоспособность ребёнка, достигшего четырнадцати лет утрачена по вине другого лица, то виновник в силу требований ст. 1085, ст. 1087, ст. 1091 Гражданского кодекса РФ обязан возместить вред, связанный с утратой или уменьшением трудоспособности потерпевшего.

Судом первой инстанции выступал Черемховский городской суд Иркутской области, а ответчиком являлось ОГБУЗ «Черемховская городская больница № 1».

Больница отрицала вину в причинении вреда новорожденному. Доводы ответчика сводились к фантастическим гипотезам:

У мальчика были врожденные пороки развития, которые привели к его сегодняшнему тяжелейшему состоянию! И да, травма шейного позвонка произошла из-за неведомых науке генетических мутаций организма!

Шейный позвонок был повреждён у ребёнка при его транспортировании из роддома в другое медицинское учреждение, где он в последующем наблюдался!

Мои попытки уличить представителя больницы в противоречивости и непоследовательности позиции успеха не возымели. Ответчик, не смотря на взаимоисключаемость каждой версии, настаивал на состоятельности обеих версий причин возникновения травмы...

Суд счёл наши требования обоснованными. Однако суммы компенсаций назвать справедливыми было никак нельзя...

Взыскано:

В пользу мальчика в счёт компенсации морального вреда – 150 000 рублей.
В пользу мамы мальчика в счёт компенсации морального вреда – 100 000 рублей.
В пользу бабушки мальчика в счёт компенсации морального вреда – 80 000 рублей.
Удовлетворены требования о взыскании утраченного заработка в пользу мальчика.

Не получив удовлетворения от присужденных сумм, принесли апелляционную жалобу в Иркутский областной суд.

В суде апелляционной инстанции

Как обычно проходит рассмотрение дел в судах апелляционной инстанции? Если коротко, то «сели-встали — все свободны», но не в нашем случае.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда подошла к рассмотрению апелляционной жалобы очень внимательно. Никакой спешки. Коллегия сочла возможным назначить и провести по делу ещё одну судебно-медицинскую экспертизу, выводы которой в очередной раз доказывали правомерность наших требований – имела место врачебная ошибка!

Всего в суде апелляционной инстанции состоялось пять судебных заседаний, по итогам которых наша жалоба была удовлетворена.

30.08.2021 г. решение суда первой инстанции было изменено, а размер взыскиваемых сумм увеличен:

В пользу мальчика в счёт компенсации морального вреда взыскан 1 000 000 рублей.
В пользу мамы мальчика в счёт компенсации морального вреда взыскано 700 000 рублей.
В пользу бабушки мальчика в счёт компенсации морального вреда взыскано 300 000 рублей.

В пользу мальчика в счёт возмещения утраченного заработка взыскано единовременно 235 029 рублей 34 копейки.
В пользу мальчика в счёт возмещения утраченного заработка больница будет выплачивать 16 512 рублей 60 копеек ежемесячно, с последующей индексацией, пожизненно.
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
159 / -2
нет

Если у вас возникли вопросы по теме данной публикации, вы всегда можете написать мне в мессенджеры или позвонить:

C Уважением, адвокат Саляхудинов Юрий Фазильевич
Показать комментарии (57)
Заработали сегодня
Посмотреть
Ежедневный конкурс лучших постов Подробнее

Читайте также

10.09.2021, 02:24 - 1 618 просмотров
23 комментария
Подробнее
04.07.2019, 19:47 - 3 767 просмотров
2 комментария
Подробнее
22.01.2019, 22:43 - 1 278 просмотров
4 комментария
Подробнее
15.06.2019, 11:00 - 2 420 просмотров
26 комментариев
Подробнее