Гришко Артур Игоревич
Автор публикации
Гришко А. И.Подписчиков: 3635
РейтингРейтингРейтингРейтингРейтинг990.6к

Турция против вступления Швеции и Финляндии в НАТО - Турция не согласится на вступление в НАТО Финляндии и Швеции

42 просмотрa
8 дочитываний
1 комментарий
На сегодня эта публикация уже заработала 0,40 рублей за дочитывания Зарабатывать

Президент Эрдоган: Турция не может сказать «да» членству Финляндии и Швеции в НАТО

Позиция Турции по вступлению Швеции и Финляндии связана с отсутствием у них «недвусмысленной позиции» по отношению к курдам, которых Анкара считает террористами. В этих странах помимо них проживают члены движения (ФЕТО)

Турция не согласится на вступление в НАТО Финляндии и Швеции, заявил президент республики Реджеп Тайип Эрдоган, передает Anadolu.

«Мы не можем сказать «да» присоединению к НАТО тех, кто вводил санкции против Турции», — сказал Эрдоган.

Он отметил, что страны заявляли о нежелании выдавать Турции террористов. TRT писал, что Швеция и Финляндия отказались экстрадировать членов Рабочей партии Курдистана и ФЕТО, которых турецкие власти считают террористами. Эрдоган добавил, что эти страны четко не выразили свою позицию в отношении членов указанных организаций.

Эрдоган может помешать членству Финляндии и Швеции в НАТО


В начале апреля на фоне спецоперации Российской Федерации на Украине по защите населения Донбасса Финляндия и Швеция решили воспользоваться моментом и подняли вопрос о присоединении к НАТО.

Пока члены Североатлантического альянса рукоплескали, а остальные страны переваривали последствия подобного решения, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 13 мая заявил, что Анкара негативно оценивает вероятность вступления Финляндии и Швеции в структуру.

По его словам, обе страны служат убежищем для организаций, признанных террористическими в Турции, а потому им не место в военном блоке. Вслед за ним тему подхватил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, который сказал, что Швеция и Финляндия открыто скрывают у себя членов запрещенной в Турции «Рабочей партии Курдистана» (РПК), и большинство турок выступает против принятия этих стран в НАТО.

Позже пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын дал интервью международным СМИ, в котором дал более конкретные объяснения. Он отметил, что Анкара не закрывает двери перед Хельсинки и Стокгольмом.

«Мы хотим провести переговоры с этими странами, чтобы они пресекали "террористическую деятельность" представителей запрещенных в Турции организаций. Это вопрос национальной безопасности Турции. К примеру, «Рабочая партия Курдистана» участвовала в сборе средств и вербовке новых членов в Европе, и ее присутствие является сильным и открытым, в частности, в Швеции. В первую очередь в этих странах должна быть запрещена деятельность отдельных лиц, СМИ, организаций, а также другим формам присутствия РПК, существующим в этих странах», — сказал он.

Между тем, согласно Минюсту Турции, Финляндия и Швеция ранее отказались выдавать 33 турецких граждан, причастность которых к деятельности террористических группировок была доказана властями Анкары. Но ни одно из государств не удовлетворило запрос, проигнорировав обращение Турции.

Шантаж или торг

Учитывая то, что заявка той или иной страны на членство в НАТО должна быть одобрена единогласно всеми государствами-членами, реакцию Турции невозможно проигнорировать. Анкара учитывает этот фактор и использует его в своих целях.

С другой стороны, внешняя политика Турции очень предсказуема, и многие эксперты предвидели подобные действия Анкары и критиковали ее за это. Более того, они тогда же предсказывали то, что турецкие власти безусловно одобрят членство Швеции и Финляндии. Хотя ради достоинства государства делать этого бы не стоило.

Об этом, к примеру, говорит известный политолог Фатих Алтайлы. По его словам, крупные страны НАТО не видят в заявлениях Эрдогана «непреодолимое препятствие» и не воспринимают эти слова слишком серьезно. А в самой Швеции обсуждают не вето Турции, а то, что, вступив в НАТО, им придется защищать турок.

«И если Турция не наложит вето на вступление Швеции и Финляндии в Североатлантический альянс, она совершит очень большую ошибку. Но я не думаю, что наши власти смогут сопротивляться давлению Запада», — считает политолог.

Алтайлы прав — на Западе не верят в позицию Турции, а потому и глава Госдепа США Энтони Блинкен и генсек НАТО Йенс Столтенберг немедля высказались по этой теме, заявив, что у них нет сомнений в том, что разногласия будут решены быстро и Финляндия со Швецией станут частью североатлантического альянса без особых препятствий.

И заявления высокопоставленных чиновников звучит не как приглашение к решению вопросов, а как прямые указания к действию.

«Турция не намерена блокировать вступление Швеции и Финляндии, она лишь высказала свои озабоченности. Я уверен, что мы сможем быстро найти решение, поскольку все страны НАТО поддерживают принцип открытых дверей», — сказал Столтенберг на пресс-конференции по итогам неформальной встречи глав внешнеполитических ведомств стран-членов НАТО в Берлине 15 мая.

Блинкен, в свою очередь, в тот же день добавил, что Североатлантический альянс найдет решение, несмотря на возражения Анкары.

«Между Финляндией, Швецией и Турцией ведутся обсуждения. Когда дело дойдет до процесса вступления, я уверен, что консенсус будет достигнут», — сказал он, выступая на встрече в Германии.

После этих слов можно было наблюдать смягчение позиции Турции. Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу на той же площадке в Берлине заявил, что Анкара не возражает по поводу расширения Североатлантического альянса, но выступает против стран, поддерживающих «террористические организации».

А информация о том, что вчера, 15 мая, стало известно, что власти Финляндии и Швеции приняли окончательное решение и готовятся подать заявку на членство, говорит о том, что скандинавы получили зеленый свет после встречи министров НАТО в Берлине. Ожидается, что заявление будет подано уже на будущей неделе.

Чего на самом деле хочет Турция?


Другие турецкие политологи открыто указывают на то, что Анкаре нужно торговаться и таким способом решать свои вопросы. Но делать она должна это не со Стокгольмом и Хельсинки, а с Вашингтоном.

Во-первых, если учесть, что этого больше хочет США, нежели две эти страны. Во-вторых, если учесть, что поддержка скандинавскими странами членов РПК не сравнима с тем, насколько сильно американцы поддерживают и вооружают эту связанную с данной организацией группировку в Сирии.

Речь идет о так называемых «Сирийских демократических силах» (СДС), руководство и основную часть которых составляют члены РПК и связанные с ней курдские «Отрядов народной самообороны» (YPG).

Несмотря на официальные заявления, у Турции есть много других разногласий с Западом, кроме курдов, которые Анкара могла бы закрыть благодаря сложившемуся запросу.

1. Финансовая помощь для решения сложных экономических условий, в которых оказалась Турция последние годы;

2. Финансовая помощь для решения вопроса с сирийскими и афганскими беженцами, которых в стране насчитывается более 4,5 млн;

3. Курды в Сирии. Их поддержка со стороны США;

4. Приобретение новых истребителей F-16, продажу которых не одобряет американский конгресс;

5. Отмена ограничений на поставки продукции оборонной промышленности в Турцию странами Запада, среди которых США, Канада, Германия, Швеция и Финляндия.

Должна ли Турции препятствовать членству Финляндии и Швеции

Турецкие военные эксперты единогласно выступают за то, чтобы Анкара не на словах и не ради торга отказала скандинавским государствам во вступлении в Североатлантический альянс.

В качестве аргументов приводятся примеры того, как Турция в 1980 году позволила Греции вернуться в НАТО, и сделала это, не задумавшись о своей безопасности. А сейчас пожинает плоды той ошибки каждый раз сталкиваясь с нежеланными для себя действиями Греции в акваториях Эгейского и Средиземных морей.

Но даже при том, что Анкара может договориться в некоторых вопросах со Швецией и Финляндией и даже с США, нет гарантии исполнения этих обязательств. В то время как пятая статья североатлантического договора обязывает все государства-члены НАТО вступать в войну за других представителей и погибать за них, в результате Анкара может получить ничего.

Так это уже было на примере с Албанией: она не могла попасть в альянс из-за Греции, которая годами накладывала вето на членство Тираны в НАТО из-за территориальных споров в Ионическом море. Однако в 2009 году Албания вошла в блок, пойдя на уступки в морской юрисдикции, но спустя несколько месяцев после вступления в НАТО Конституционный суд Тираны объявил соглашение с Грецией «неконституционным» и признал его недействительным. Таким образом, Албании удалось попасть в НАТО, а Греции осталась с носом.

Такую же судьбу предрекают Турции, напоминая о том, что последние 30 лет из-за своего членства в западном блоке Анкара лишь теряла суверенитет, а последние годы и вовсе оказывалась под нападками и угрозой таких европейских держав и США.

Политологи отмечают, что несмотря на тогдашнюю слабость Турции, она смогла провести операцию в 1974 году в северной части Кипра для защиты турецкого населения. И это вывело страну на новый уровень суверенитета.

Так и сейчас Анкара должна действовать в своих интересах, а не в интересах Америки, которая усиливает свою мощь с помощью новых членов НАТО с целью проведения сдерживания таких крупных держав как Китай и Россия. Если Анкара всерьез отнесется к теме вето, она сумеет закрепить за собой звание сильнейшей и независимой региональной державы.

Политолог: "Не думаю, что Турция готова заблокировать расширение НАТО"

Несогласие Эрдогана со вступлением в альянс Швеции и Финляндии - лишь приглашение к торгу

Турция не может согласиться на членство Швеции и Финляндии в НАТО, поскольку эти страны отказывались экстрадировать террористов и вводили санкции против Анкары, заявил президент Эрдоган. И предупредил, что представителям Швеции и Финляндии даже не стоит приезжать, чтобы попытаться уговорить руководство Турции изменить свою позицию. «МК» поговорил о том, можно ли считать эти резкие слова окончательным «нет», с завотделом Европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрием ДАНИЛОВЫМ.

-Только что большинство экспертов сошлось во мнении, что «куда Турция денется - всё равно проголосует за вступление в НАТО Финляндии и Швеции», как президент Эрдоган решительно заявил, что Турция никак не может сказать «да»… Как это понимать?

-Это попытка соблюсти какой-то баланс. Смысл в том, чтобы не сказать ни «да», ни «нет», что абсолютно нормально для дипломатов. И тем более это нормально для мусульманской культуры дипломатии. И вот здесь возникает то, что всегда называлось «турецким фактором» в НАТО. Речь не идет о том, согласится ли Турция на членство Финляндии и Швеции. Речь идет о том, на каких условиях она согласится. Анкара будет выжимать все соки из этой ситуации.

-И выполнение каких условий, на ваш взгляд, Турция могла бы признать достаточным в качестве, если можно так выразиться, отступного?

-Первый ответ очевиден: Турция рассчитывает, что вес ее голоса внутри НАТО будет существенно больше, чем прежде, что она сможет влиять на процесс принятия решения. А дальше - официально позиции уже заявлены (турецкими властями. - «МК»), и они очень непростые для Финляндии и Швеции. Эти страны должны решить вопрос с курдскими формированиями, которые Турция, и не только Турция, считает террористическими организациями. Их представители не просто присутствуют на территории этих государств, но и присутствуют в их политической жизни.

В парламенте Швеции они представлены, например. В этой ситуации для Финляндии и Швеции вопрос стоит так: если они пойдут навстречу, чтобы получить турецкое одобрение, не потеряют ли они внешнеполитический суверенитет и собственное демократическое лицо, о чем в процессе приема в НАТО очень много говорится? Очень серьезная проблема, и Турция готова за эти вещи торговаться. Но я еще раз повторю: не думаю, что она готова заблокировать прием в члены НАТО.

-То есть решительные слова Эрдогана - лишь приглашение к торгу?

-Конечно. Вот Финляндия и Швеция подают заявку на вступление в НАТО, ее принимают, и возникает вопрос, как это все должно развиваться дальше. Уже решено, что по ускоренной процедуре, учитывая, что и Швеция, и Финляндия являются для НАТО т.н. партнерами с расширенными возможностями. Но в любом случае процесс ратификации странами - членами НАТО, учитывая политико-технологические препятствия, не может быть сокращен до недель. Правильно говорят: он займет от 6 до 12 месяцев.

И в течение всего этого периода Турция имеет основания торговать своим согласием. Понимая, как устроено турецкое государство, какое влияние имеет президент Эрдоган на парламент, можно с уверенностью говорить: как только будет принято решение, по щелчку буквально будет и ратификация. Но обсуждение в парламенте этого вопроса не пойдет в таком ключе, как мы иногда говорим, «Финляндии со Швецией».

Речь пойдет о Финляндии и Швеции по отдельности. И согласившись, скажем, на вступление Финляндии, можно подвесить вопрос о Швеции, что добавляет очень серьезную интригу. В общем, все зависит от того, что Турция посчитает достойной платой за свое согласие. Причем предстоящие президентские выборы (в 2023 году. - «МК») не дают Эрдогану возможности свободного политического маневра - он должен демонстрировать несгибаемость и жесткость.

Источник:Подробнее ➤

Источник:Подробнее ➤

Источник:Подробнее ➤

Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
8 / 0
нет
Тук-тук

Если у вас возникли вопросы по теме данной публикации, вы всегда можете написать мне в мессенджеры или позвонить:

C Уважением, юрист Гришко Артур Игоревич
Показать комментарии (1)
Заработали сегодня
Посмотреть
Поделиться в социальных сетях:
+782
Новое
+150
Самое
Добавить +1
Поделиться

Читайте также

позавчера, 14:43 - 96 просмотров
5 комментариев
Подробнее
15.05.2022, 16:41 - 19 просмотров
Подробнее