Автор:
НИАН
, Санкт-Петербург
онлайн
Санкт-Петербург
онлайн
Рейтинг
0,0

Гасан Мирзоев: «Правосудие зависит от статуса адвоката»

просмотров: 4 347 комментариев: 27

О том, как повысить престиж адвокатской профессии, обеспечить конституционное право россиян на получение высококвалифицированной юридической помощи, побороть правовой нигилизм и повысить правовую грамотность россиян, в эксклюзивном интервью корреспонденту 9111.ru рассказал президент Гильдии российских адвокатов Гасан Мирзоев.

Справка

Мирзоев Гасан Борисович – президент Гильдии российских адвокатов, Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор, ректор Российской академии адвокатуры и нотариата, первый вице-президент Федерального союза адвокатов РФ, член Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, член Совета Ассоциации юристов России, автор более 300 научных работ и публикаций.

– Одна из целей Гильдии российских адвокатов - повышение престижа адвокатской профессии. Что сделано в этом направлении?

– Действительно Гильдия российских адвокатов вот уже 20 лет одной из своих главных целей имеет укрепление единства российской адвокатуры, повышение престижа адвокатской деятельности и профессионального мастерства адвокатов.

Сейчас Гильдия российских адвокатов является крупнейшим адвокатским образованием России, и наши ряды непрерывно растут. Мы имеем своих представителей как в субъектах РФ, так и за рубежом. Еще в декабре 1996 года гильдия была принята в Международную ассоциацию адвокатов и в Европейскую ассоциацию адвокатов.

Немало сделала Гильдия российских адвокатов и для принятия нового закона об адвокатуре. Будучи депутатом Госдумы III созыва, мне довелось лоббировать интересы адвокатов и способствовать принятию закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», который бы воплотил надежды и чаяния российских адвокатов и, конечно, членов ГРА.

Мы всегда боролись за повышение качества, эффективности и престижа адвокатской деятельности по защите конституционных прав россиян, соотечественников за рубежом, за то, чтобы сами члены адвокатского сообщества были надежно защищены законом.

В апреле 1996 года по инициативе Гильдии российских адвокатов, поддержанной другими общероссийскими адвокатскими объединениями, была учреждена Золотая медаль им. Ф.Н. Плевако – одного из самых почитаемых прародителей российской адвокатуры. Первые награждения прошли в 1997 году. Со временем к этой награде добавились Бронзовый бюст Ф.Н. Плевако и Серебряная медаль им. Ф.Н. Плевако. Каждая церемония вручения наград становится яркой демонстрацией сплоченности нашего сообщества, профессионализма наших коллег, приверженности адвокатуры высоким идеалам права. Мы надеемся, что это замечательная традиция несет ощущение живой, неразрывной связи с нашими предшественниками, которые создавали адвокатуру, добивались выдающихся результатов в защите своих доверителей.

Полагаю, нам еще предстоит немалая работа над укреплением престижа адвокатуры. В частности, думаю, что нашему корпусу стоит серьезно отнестись к инициативе создания отличительных знаков для адвоката. Пусть это будет мантия, либо же нагрудный знак, но мы должны, как и сторона обвинения, выделяться в суде. Пусть это станет и малым, но все же шагом, который позволит нам приблизиться к равноправию в судебном процессе.

Также полагаю, что нужно довести те реформы, о которых говорит наш президент, до решающего логического завершения. Одна из первоочередных задач – обеспечение независимости суда, чтобы люди в него поверили. И тогда у адвоката будет реальная возможность участвовать в системе правосудия, которая будет отвечать требованиям законности и справедливости, а не дежурного решения вопросов. К сожалению, сегодня большинство дел просто штампуются, когда прокурор автоматически поддерживает в суде то, что было на следствии, а Мосгорсуд выносит обвинительный приговор. Не зря его прозвали «Мосгорштампом». Нужно совершенствовать организацию правосудия, бороться с коррупцией и развивать экономику.

Отношение к адвокатуре в целом зависит от ее представителей. Если каждый из нас будет подходить к своей работе ответственно, добросовестно, делать свою работу безупречно, тогда и отношение ко всему адвокатскому сообществу станет намного лучше, а престиж профессии станет неоспоримым.

– Поможет ли в решении этих задач адвокатская монополия на представительство в судах, введение которой в последнее время так часто обсуждают?

– Я уже несколько лет придерживаюсь одной четкой позиции: все лица, обладающие дипломами юристов высшей квалификации, которые желают и могут профессионально оказывать юридическую помощь гражданам, должны делать это на основе принципов, вытекающих из Конституции Российской Федерации, где ясно прописано, что каждый гражданин имеет право на получение высококвалифицированной юридической помощи. Однако помощь эту они могут оказывать только в том случае, если пройдут через испытание, называемое получением статуса адвоката. В этом случае адвокат-защитник будет нести ответственность за оказываемую им юридическую помощь, таким образом будет застрахована его ответственность перед гражданами за неправильно данный совет, за непрофессионализм. В какой-то мере правосудие в стране зависит от статуса адвоката.

Некоторые предлагают по-быстрому перевести юристов-неадвокатов в адвокаты. Но адвокатское сообщество против такого механического перевода. Статус адвоката – особый, он столетиями формировался на основе строго профессионального отбора, этических принципов и нравственных устоев. Считаю, что юрист может стать адвокатом, лишь подтвердив свое соответствие этим критериям.

Мне представляется, что мы обязательно должны добиться того, чтобы монополию адвокатуры обеспечили законодательно. Только тогда неадвокаты подтянуться в адвокатуру. Кстати, это монополия носит здоровый характер и практикуется в большинстве цивилизованных и развитых странах. На мой взгляд, это позволит повысить качество юридической помощи и определить ответственность перед гражданами лиц, которые ее оказывают.

– Еще совсем недавно считалось, что российские вузы выпускают слишком много юристов – как это сказывается на рынке юридических услуг?

– Не считаю, что много юристов это плохо. Наоборот, для России это хорошо, поскольку чем больше грамотных и юридически подкованных людей, тем выше уровень развития самого общества. Но высококвалифицированных юристов мало. И связано это с тем, что у нас появились десятки вузов, частных и государственных, которые понизили планку образования. Я абсолютно не сторонник Болонского процесса, деления на бакалавриат и магистратуру. Русское образование ещё до революции и в советские времена было лучшим в мире.

Убежден, что юридическое образование должно быть профильным. Поскольку общеобразовательные высшие учебные заведения, а также вузы, специализирующиеся не на юридическом профиле, не всегда могут подготовить профессиональных юристов, которые могли бы найти себе место на рынке труда.

Не случайно Ассоциация юристов России начала аттестацию всех юридических вузов. Кстати, Российская академия адвокатуры и нотариата успешно прошла ее как профильный вуз, входящий в состав Ассоциации юридического образования России.

– Как вы оцениваете правовую грамотность россиян — изменилась ли ситуация за последние 2 О лет?

– Правосознание изменилось в лучшую сторону, но граждане еще не готовы в полной мере бороться за свои законные права. Ведь мало знать законы, их еще надо уметь применять на практике. Кто-то думает, что прочитал, например, уголовный кодекс и сразу понял, по каким признакам квалифицируется мошенничество, или прочитал закон «О защите прав потребителей» и почти стал юристом. Но это не так. Надо знать материю права, совокупность правовых норм, регламентирующих ту или иную область общественных отношений.

Вспомните, сколько людей в прошлом году пострадали от своей личной правовой неграмотности при выезде за границу, при оформлении туристических путёвок. Надо внимательно читать документ, прежде чем его подписывать. Какой это будет самолёт – чартерный или рейсовый? Какой номер забронирован – с видом на море или мусорную свалку? Люди должны на бытовом уровне научиться защищать свои права, а для этого в первую очередь нужно предупреждать ущемление своих прав изучением тех нормативно-правовых документы, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни.

На западе люди спорят в суде по поводу и без, они идут с адвокатом везде и всюду. В России люди пока еще не привыкли к расхожей фразе: «Обратитесь к моему адвокату». У нас есть люди, которые каждый день заключают серьезные сделки и просто обязаны иметь личного адвоката, а они приходят к адвокатам только, когда уже что-то произошло. В том случае, когда ситуация слишком запущена, даже профессиональный адвокат не всегда может помочь. Надо эту ситуацию прогнозировать, надо стараться её предвидеть.

– Вы затронули тему кредитов. С 1 октября 2015 года начинает действовать закон о банкротстве физических лиц. Как вы считаете, поможет ли он решить проблему долгов по кредитам?

– Я приветствую этот закон. Он вводит нашу страну и наших граждан в правовую экономическую систему взаимоотношений. Закон даст возможность не требовать деньги с человека, который в силу объективных причин стал банкротом. Мы понимаем, что общая экономическая ситуация привела к банкротству многих россиян. Есть даже случаи, когда люди заканчивали жизнь самоубийством, потому что не могли рассчитаться с кредитами. Но ведь долги и по наследству переходят. Если сын принял в наследство квартиру от отца-должника, то вместе с ней он обязан принять и его долг. Полагаю, что необходимость принятия этого закона в России назрела давно, а текущая ситуация сделала его актуальность высокой как никогда и для кредиторов, и для должников.

– В конце апреля на круглом столе в Федеральной палате адвокатов обсуждалось поведение юристов и адвокатов в блогах и социальных сетях. В частности, необходимость создания некоего свода правил для поведения юристов и адвокатов в интернет-пространстве. Что вы об этом думаете?

– Самое главное, чтобы блогосфера не стала местом для саморекламы адвоката, поскольку это неэтично и запрещено адвокатскими правилами. Как граждане смогут проверить, правду или вымысел они о себе пишут? Практически никак. Поэтому никакой саморекламы быть не должно.

– Знаменитое изречение Дмитрия Медведева о необходимости преодоления правового нигилизма было сделано 7 лет назад. Удалось ли изменить ситуацию за это время? Если нет, то что, по вашему мнению, для этого необходимо сделать?

– Я бы не сказал, что мы его преодолеваем успешно. Какие-то меры принимаются, но на общем политическом и экономическом фоне это явление по-прежнему существует. Нигилизм – это отсутствие веры в правовое возмездие. Если человек не верит, что зло будет наказано, это и есть правовой нигилизм. Когда в области знают, что ворует губернатор, это же беда. Мы должны добиться, чтобы люди поверили власти на местах, как верят нашему президенту. Сколько вопросов ему задали на прямой линии, он ни от одного не уклонился. Искренне восхищаюсь его талантом и умом. Полагаю, что нашему народу повезло, что его защищает такой президент, как Владимир Владимирович Путин.

А те, кто воруют у народа, должны быть наказаны. И мы этого добьемся. Я абсолютно в этом убежден.

Интересна ли Вам публикация?
Оценили 0 человек
0,00
Поделитесь этой статьёй:
Консультация юристов и адвокатов
спросить
Спросить юриста быстрее Ответ за 5 минут
Администратор печатает сообщение