Чернецкая Татьяна Сергеевна
Автор публикации
Чернецкая Т. С.Подписчиков: 778
РейтингРейтингРейтингРейтингРейтинг292

Смерть пациента в реанимационном отделении по вине врачей.

386 просмотров
7 дочитываний
0 комментариев
На сегодня эта публикация уже заработала 0,45 рублей за дочитывания Зарабатывать

Смерть пациента в реанимационном отделении по вине врачей.

Судья Макаренко В.В. Дело № 33-32096/16

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

29 ноября 2016 года г. Краснодар.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда в составе: председательствующего Пшеничниковой С.В. судей Гончаровой С.Ю, Заливадней Е.К. при секретаре Зибиревой И.А. с участием прокурора Немыкиной Н.В. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Старостиной Е.И. на решение Северского районного суда Краснодарского края от 17 августа 2016 года по делу по иску Старостиной Елены Ивановны к МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пшеничниковой С.В. об обстоятельствах дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы апелляционной жалобы и возражения, выслушав объяснения представителей истца, судебная коллегия.

У С Т А Н О В И Л А:

Старостина Е.И. в лице представителя обратилась в суд с иском к МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что её супруг Старостин А.А. 20 февраля 2012 г. поступил на лечение к ответчику с диагнозом проникающее ранение живота, ему была оказана медпомощь, однако 24 февраля 2012 г. он умер от. Полагает, что смерть Старостина А.А. наступила ввиду некачественно оказанной медпомощи и ухода, в чем виновны работники ответчика. Кроме того, Старостин А.А. в процессе лечения был фиксирован к кровати, что является бесчеловечным к нему отношением со стороны медперсонала.

В связи с указанными обстоятельствами, увеличив требования, просит взыскать с ответчика сумму руб. в качестве компенсации морального вреда.

Представитель ответчика иск не признал, ссылаясь на то, что медработники невиновны в причинении смерти пациенту, которому была оказана необходимая медпомощь.

Прокурор, участвующий в деле, полагал необходимым отказать в удовлетворении иска.

Решением Северского районного суда Краснодарского края от 17 августа 2016 года в удовлетворении иска отказано.

В апелляционной жалобе Старостина Е.И. просит отменить решение, указывая на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, нарушены нормы материального и процессуального права.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» просила в удовлетворении жалобы отказать, считая решение суда законным и обоснованным.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители Старостиной Е.И. просили жалобу удовлетворить.

Представитель ответчика, извещенный о рассмотрении дела надлежащим образом, в судебное заседание апелляционной инстанции не явился, причину неявки не сообщил.

При таких обстоятельствах, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и возражения, выслушав пояснения явившихся лиц, заключение прокурора о законности и обоснованности принятого по делу решения, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом по делу установлено и подтверждается материалами дела, что супруг истицы Старостин А.А. 20 февраля 2012 г. поступил на лечение к ответчику с диагнозом: «Проникающее ранение живота», ему была оказана медпомощь путем оперативного лечения.

Однако 24 февраля 2012 г. он умер, как выяснилось позднее, при судебно-медицинском исследовании, от

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцом не представлено доказательств того, что работники ответчика виновны в смерти Старостина А.А.

При этом данный вывод суд обосновал заключением судебно-медицинской экспертизы от 24 июня 2016 года, которой установлено, что медицинская помощь была оказана в полном объеме; причинно-следственной связи между действиями врачей ответчика и смертью Старостина А.А. не имеется.

Вместе с тем, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном разрешении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Судебная коллегия, оценивая представленные по делу доказательства, в том числе и заключение экспертов, приходит к выводу, что суд не дал должной правой оценки тому обстоятельству, что смерть Старостина А.А. наступила от асфиксии, развившейся вследствие закрытия дыхательных путей рвотными массами.

Между тем, представленные по делу доказательства не позволяют установить, что медицинский персонал предпринимал меры по оказанию медицинской помощи в соответствии со Стандартами оказания медицинской помощи при асфиксии.

Тогда как в соответствии с ч. 1 ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей» от 07 февраля 1992 года № 2300-1 потребитель имеет право на получение услуги являющейся безопасной для его жизни и здоровья.

Согласно ст. 4 ФЗ № 323 от 21.11.2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» основными принципами охраны здоровья являются: приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи.

Исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 6 указанного ФЗ приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи реализуется путем обеспечения ухода при оказании медицинской помощи.

Таким образом, из смысла Закона следует, что уход при оказании медицинской помощи, так же является услугой, предоставляемой пациенту учреждениями здравоохранения и иными медицинскими организациями.

Из медицинской карты стационарного больного № 1225 на имя Старостина А. А. следует, что медицинские работники оказывали помощь исходя из того предположения, что у пациента наступила смерть по причине), факт развивающейся не устанавливался, что свидетельствует о том, что больной Старостин А.А. оставался без должного наблюдения со стороны медицинского персонала.

Более того, в процессе лечения к нему была применена фиксация, то есть пациент Старостин А. А. на протяжении фактически всего времени нахождения в реанимационном отделении Афипской райбольницы № 3 был фиксирован (привязан к кровати), в результате чего произошло его полное обездвиживание.

В соответствии со ст. 3 Европейской Конвенции по правам человека никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Из положений ч. 1 ст. 5 Европейской Конвенции по правам человека следует, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в случаях и в порядке, установленном законом.

В силу положений ст. 14 Европейской Конвенции по правам человека пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Таким образом, обоснование о необходимости применения к Старостину А.А. ввиду алкогольного психоза на фоне алкогольной зависимости, являлось недопустимым и противоправным.

Более того, фиксация пациента, то есть привязывание конечностей к больничной койке является недопустимым при оказании медицинской помощи, и не предусмотрено как метод лечение в соответствии с Правилами и Порядками оказания медицинской помощи, которые являются обязательными при обеспечении качества и доступности медицинской помощи медицинскими учреждениями здравоохранения, в соответствии с Положениями ч. 4 ст. 10 ФЗ № 323 от 21.11.2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Учитывая изложенное, а также тот факт, что при фиксации пациента Старостин А.А. были нарушены требования к безопасности оказываемой медицинской услуги, поскольку обездвиживание пациента фиксацией создавало неблагоприятные условия для возможного освобождения дыхательных путей самостоятельно Старостиным А.А. во время приступа рвоты, судебная коллегия считает, что вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований Старостиной Е.И. является необоснованным и ошибочным.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что приказом главного врача МБУЗ муниципального образования Северский район «Северская центральная районная больница», за допущенные нарушения в организации оказания медицинской помощи Старостину А.А, врачи Афипской районной больницы № 3, оказывавшие ему медицинскую помощь, привлечены к дисциплинарной ответственности.

Согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред (ущерб), причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ст. ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Поскольку все юридически значимые обстоятельства судом первой инстанции установлены, но им дана неверная оценка, суд апелляционной инстанции считает возможным принять по делу новое решение об удовлетворении иска Старостиной Е.И. к МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» о компенсации морального вреда.

При этом учитывая фактические обстоятельства данного дела, судебная коллегия считает правильным взыскать с МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» в пользу Старостиной Е.И. компенсацию морального вреда в размере

Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия.

ОПРЕДЕЛИЛА:

Апелляционную жалобу Старостиной Е.И. удовлетворить.

Решение Северского районного суда Краснодарского края от 17 августа 2016 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым удовлетворить иск Старостиной Елены Ивановны к МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» о компенсации морального вреда.

Взыскать с МБУЗ МО СР «Северская ЦРБ» в пользу Старостиной Елены Ивановны компенсацию морального вреда в размере

Председательствующий

Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
1 / 0
нет

Если у вас возникли вопросы по теме данной публикации, вы всегда можете написать мне в мессенджеры или позвонить:

C Уважением, юрист Чернецкая Татьяна Сергеевна
Показать комментарии (0)
Заработали сегодня
Посмотреть
Ежедневный конкурс лучших постов Подробнее

Читайте также

15.09.2022, 22:27 - 133 просмотрa
18 комментариев
Подробнее
04.06.2017, 21:16 - 395 просмотров
3 комментария
Подробнее
18.05.2017, 10:56 - 231 просмотр
Подробнее
04.05.2017, 15:51 - 235 просмотров
2 комментария
Подробнее
19.02.2017, 21:28 - 64 просмотрa
Подробнее