Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Комментарии к определению Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 2015 г. N 32-КГ15-11 об отказе в признании права на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения, об обязании совершить действия по постановке на учет для получения такой выплаты

1 390 просмотров
5 комментариев

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 октября 2015 г. N 32-КГ 15-11

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Фролкиной С.В. и Гуляевой Г.А.

Отдельные «товарищи», занимаясь научной работой, выпускают в свет свои труды. Набрав в поисковике соответствующий запрос по жилищной тематике, вы можете найти и почитать – откуда «ветер дует» подобных решений рассмотрела в открытом судебном заседании 5 октября 2015 г. дело по иску Терновика А.В. к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области о признании права на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения, об обязании совершить действия по постановке на учет для получения такой выплаты по кассационной жалобе представителя Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области по доверенности Лысогорской О.В. на решение Кировского районного суда г. Саратова от 12 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 2 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителей Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области Марьяна Г.В., Максимовой И.Е., Лысогорской О.В., поддержавших доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сведения о движении дела убрал. Комментарии выделены курсивом. Фамилии и иное не менял, т.к. данное определение находится в свободном доступе в сети Интернет, в т.ч. на официальных сайтах, публикующих судебные решения. В данной публикации попробовал показать и вынести на обсуждение всю абсурдность подобного рода решений

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Коллегия указывает на существенные нарушения норм материального права, когда основной нормой права по делу является ст. 31 ЖК РФ, конкретного нарушения которой коллегия так и не укажет. В нарушение применения норм права коллегия «вменит» судам нижестоящей инстанции неправильное применение п. 11 постановления Пленума. Основу «обвинения» составляет непонятно откуда взявшееся (это действительно так, вопрос остается открытым – откуда?) утверждение коллегии: «Данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания». В дальнейшем увидим, что с помощью данного утверждения решение коллегии будет направлено не на восстановление и защиту нарушенных прав, предусмотренных законом, а на их ограничение, пользуясь тем, что решения коллегии, будут в дальнейшем составлять прецеденты для решений остальных судов, что, собственно, и происходит. Подобный способ выбран, законность которого остается под большим вопросом, т.к. ст. 31 ЖК РФ не изменялась, а в постановление Пленума №14-2009 г. оснований для внесения подобных изменений, в частности в п. 11, нет.

Указывая на существенные нарушения норм материального права, коллегия дальше должна была показать, в чем конкретно данные нарушения выразились, какой конкретно нормы и в чем она была неправильно применена. Как увидим, никаких нарушений коллегия в итоге не приведет, на основании вымышленного и необоснованного утверждения будет просто подведено решение под заранее подготовленный итог.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что старший лейтенант полиции Терновик А.В. проходит службу в органах внутренних дел в должности инспектора дорожно-патрульной службы ГИБДД Управления МВД России по г. Саратову. Выслуга лет Терновика А.В. в органах внутренних дел в календарном исчислении составляет более 12 лет.

Истец состоит в браке с Терновик (Плотниковой) Е.А., имеет сына Р., года рождения.

30 сентября 2013 г. Терновик А.В. обратился с заявлением на имя начальника ГУ МВД России по Саратовской области о постановке на учет для получения единовременной социальной выплаты.

На момент подачи данного заявления Терновик А.В. постоянно проживал и был зарегистрирован по адресу: . Данная квартира имеет общую площадь 59,6 кв. метра и принадлежит на праве собственности отцу Терновика А.В. - Терновику В.Я. В этой квартире на регистрационном учете также состоял и постоянно проживал сын истца Терновик Р.А. и проживала его жена Терновик Е.А. на основании договора безвозмездного пользования жилым помещением от 20 декабря 2012 г., заключенного сроком на 1 год с собственником квартиры Терновиком В.Я., который проживает и имеет регистрацию по другому адресу: .

Терновик Е.А. (жена истца) зарегистрирована по месту жительства по адресу: . Данная квартира имеет общую площадь 51,4 кв. метра и принадлежит на праве собственности матери Терновик Е.А. - Плотниковой Л.М. Помимо Терновик Е.А. в этой квартире также зарегистрированы по месту жительства Плотникова Л.М. и сестра Терновик Е.А. - Плотникова В.А.

Эти обстоятельства дела указывают на то, что семья Терновика проживала (раздельно, не вместе) в количестве 3 человек (муж, жена, сын) отдельно от собственника (отец Терновика) в предоставленной им квартире на основании заключенного при вселении соглашения (устного) о проживании между Терновиком с его женой (сын несовершеннолетний – в соглашении не учувствовал, заселился вместе с родителями) и его отцом. Вселение в любом случае происходит только по результатам соглашения на достигнутых условиях, которое является результатом волеизъявления сторон - согласие на вселение одной и согласие на предоставление помещения другой на тех или иных условиях.

Исходя из этих же обстоятельств дела, соглашение было относительно того, что семья Терновика будет проживать в квартире отца без проживания кого-либо еще, т.е. отдельно от других без права вселения и проживания кого-либо еще, что, по-моему, очевидно и в суде вряд ли все Терновики вместе взятые говорили иное. Терновики (сам Терновик, его жена и сын) в своей собственности жилых помещений не имели, по договору социального найма нигде не проживали, иных договоренностей, в т.ч. письменных, о проживании на каких-либо условиях еще где-либо, не было. То, что жена Терновика прописана у своей матери никакого юридического значения по данному делу не имеет, в данном случае регистрация жены Терновика всего лишь административный акт.

Необходимо дополнить, что Терновиком действий, указанных в ч. 7 ст. 4 №247-ФЗ не допущено. Ни квартира отца Терновика, ни квартира матери жены Терновика в их собственности не находятся, тем более, ни о каком соцнайме в данном случае и речи быть не может.

Решением Центральной жилищно-бытовой комиссии ГУ МВД России по Саратовской области от 12 декабря 2013 г. Терновику отказано в принятии на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения с семьей в составе трех человек (он, жена и сын) в связи с несоответствием сотрудника критериям, установленным ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ), как обеспеченному общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более 15 кв. метров.

В соответствии с ч. 2 ст. 4 №247-ФЗ обеспеченность в данном случае общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров может быть только при условии, что сотрудник (не члены его семьи) является членом семьи собственника жилого помещения.

ЖБК отказано в связи с несоответствием критериям, т.е. ЖБК самостоятельно отнесла Терновика к членам семьи собственника (его отца) и включила в обеспеченность жилплощадь отца. Судя по тому, что указано, где прописана жена Терновика, ЖБК, скорее всего, включила в общую площадь еще и принадлежащую матери жены.

Возникает вопрос, на каком основании ЖБК имеет право, по сути, в нарушение буквы закона (ст. 31 ЖК) относить в подобных случаях сотрудников к членам семьи собственника. В руководящих нормативных актах, регламентирующих работу ЖБК, четко и конкретно сказано, что она в своей деятельности руководствуется положениями законов, а не постановлениями Пленума и судебной практикой. Если в суде предусмотрено хотя бы судебное усмотрение, то ЖБК должна строго руководствоваться нормой закона, а норма (ст. 31 ЖК) гласит немного иное.

Согласно букве закона при совместном проживании в одном помещении, например, отца (собственник) и сына (сотрудник), сын является членом семьи собственника (ч. 1 ст. 31 ЖК), т.е. семья собственника (отца), членом которой является сотрудник – считаем жилплощадь отца при отсутствии соглашения о вселении не как члена семьи, но в случае, если отец проживает отдельно, признак «совместного проживания» отсутствует, то согласно ч. 7 ст. 31 ЖК РФ сын пользуется жилым помещением на основании соглашения, как достигнутого между гражданами, являющимися родственниками, но семью сотрудника и семью собственника не образующие.

Допустим, коллегия права, что семья Терновика является членами семьи отца. Раз отец имеет право проживать и это учитывается судом, то почему бы отца не учитывать при определении обеспеченности, т.к. с отцом семья Терновика жилплощадью не обеспечена - 59,6 меньше, чем 60 (4 х 15), т.к. семья Терновика никакого отношения к жилью, где проживает сам отец и тем более мать жены, не имеют. Ведь в данном случае семью Терновика надо было ставить на учет на получение недостающих 0,4 м. кв. А еще не забываем у отца, наверное, есть жена (мать Терновика), которая имеет право пользования наравне с отцом (собственником), которая также имеет право проживать где хочет и является членом семьи собственника. И в итоге при определении нуждаемости необходимо учитывать уже 5 человек (вдруг возьмут и заедут), а это уже не хватает 15,4 м. кв. Т.е. благодаря внесенной коллегией сумятице жилплощадь считают фактически по состоянию на данный момент без учета реализации права отца в будущем, а относя к семье собственника реализацию права отца в будущем учитывают.

Все Терновики вместе взятые – родственники, которые образуют каждые свою семью, но не члены семьи собственника, тем более мать жены с сестрой, которые вообще тут ни причем.

В данном случае Терновику необходимо, как думается, первоначально необходимо было направить заявление в прокуратуру с целью вынесения мер прокурорского реагирования по факту принятия незаконного решения об отказе в выплате. Отмечу, прокуратура также обязана строго руководствоваться законом, а не каким-либо усмотрением, тем более отвечает за надзор за строгим исполнением норм закона, а не рассуждений на отвлеченные темы. С прокуратуры хотя бы спросить можно, а суды, прикрываясь судебным усмотрением, иногда «лепят по-черному».

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Терновика А.В., суд первой инстанции, сославшись на нормы ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, указал на то, что истец не является членом семьи собственника квартиры Терновика В.Я. (отец истца), так как совместно с ним в этой квартире не проживает и не ведет с ним общего хозяйства, поэтому при решении вопроса об обеспеченности жильем членов семьи Терновика А.В. данное жилое помещение не подлежит учету.

Суд первой инстанции правильно применил ст. 31 ЖК, как разъяснено в п. 11 Пленума. Только не учел, что в том же п. 11 указано, что факт ведения совместного хозяйства устанавливать не требуется. Это вполне логично, т.к. проживая в одном или в различных помещениях, закон не запрещает вести совместное хозяйство и оказывать друг другу помощь, а также не ставит в зависимость и равенство между ведением хозяйства и проживанием.

Прошу заметить то, что коллегия указывает о том, что суд первой инстанции на ст. 31 ЖК «ссылается», а коллегия «учитывает». На самом же деле все наоборот, нижестоящие суды как раз учли положения ст. 31 ЖК РФ, как того требуют разъяснения Пленума, а коллегия даже не сослалась, а просто переписала в решение, т.к. уж точно положения ст. 31 ЖК РФ в принятии решения не учитывала в нарушение разъяснений Пленума. И нижестоящий суд не «указал», а сделал вывод на основании и в соответствии с нормой закона.

Действительно, в соответствии с п. 11 постановления Пленума ведение совместного хозяйства можно было не указывать, но суть дела это не меняет, т.к. факт совместного проживания не установлен. Причем, ниже увидим, что коллегия акцентирует внимание, что нижестоящие суды ошибочно указывают на ведение общего хозяйства, как основание для неправильного определения членов семьи собственника, но уходит от того факта, определенного нижестоящими судами, что истец к членам семьи не относится потому, что совместно со своим отцом не проживает. Надо добавить, как и отец не проживает совместно с истцом, что является его решением, волеизъявлением, как собственника, а сын совместно с отцом не проживает, т.к. это было условием вселения, с которым все согласились, т.к., исходя из обстоятельств дела, именно на данных оговоренных условиях вселились и проживали.

Именно это волеизъявление и есть реализация отцом своего права собственности, в т.ч. проживать в любом жилом помещении, согласившись не в далеком будущем, а в реальном настоящем на подобные условия проживания, т.е. отец является, как и сын со своей семьей (жена должна дать согласие на условия, т.е. также заключить соглашение с отцом мужа), одной из сторон заключенного договора (соглашения).

Со ссылкой на приведенные обстоятельства суд первой инстанции пришел к выводу о том, что решение Центральной жилищно-бытовой комиссии ГУ МВД России по Саратовской области от 12 декабря 2013 г., которым Терновику А.В. было отказано в постановке на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения в связи с обеспеченностью общей площадью жилого помещения на одного члена семьи более 15 кв. метров, нельзя признать законным.

Суд первой инстанции пришел к такому выводу, исходя из фактических обстоятельств дела, и принял решение в строгом соответствии с нормами материального права, как того требует тот же Пленум в своем постановлении «О судебном решении». Как можно признать законным решение ЖБК, если законных (основанных на нормах закона, а не решениях коллегии) оснований для отказа, т.е. для принятия такого рода решения не было, когда ЖБК подсчитала чужую жилплощадь и приняла решение в нарушение норм права?

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Суд апелляционной инстанции нарушений или неправильного применения норм материального права не усмотрел, т.к. нарушений ст. 31 ЖК РФ нет, как нет и нарушений по применению данной нормы согласно разъяснений п. 11 Пленума, что, по-моему, очевидно. Многие судьи до сих пор не согласны с подобными «законными изменениями». Можно предположить, что и в Верховном суде РФ не все поддерживают подобные способы изменения судебной практики

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судебных инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения.

После всего вышесказанного, коллегия находит решения судов ошибочными, основанными на неправильном «применении» разъяснений постановления Пленума №14-2009 и «толковании» ст. 31 ЖК РФ и делает попытку обосновать.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НИЖЕ …

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Sverdl82
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (5)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
0
Вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ВЫШЕ …

Частью 1 ст. 1 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ (здесь и далее нормы Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ в редакции, действовавшей на момент подачи 30 сентября 2013 г. Терновиком заявления о постановке на учет для получения единовременной социальной выплаты) предусмотрено, что данный Федеральный закон регулирует отношения, связанные с денежным довольствием и пенсионным обеспечением сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации (далее - сотрудники), обеспечением жилыми помещениями, медицинским обслуживанием сотрудников, граждан Российской Федерации, уволенных со службы в органах внутренних дел, и членов их семей, а также с предоставлением им иных социальных гарантий.

В соответствии с ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел (далее - единовременная социальная выплата).

Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, при условии, что сотрудник не является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения; является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения и обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров (п. п. 1 и 2 ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ).

Согласно ч. 4 ст. 4 этого же Федерального закона единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику с учетом совместно проживающих с ним членов его семьи.

Совместно проживают, по условиям задачи, с Терновиком только жена и сын. Опять же, норма закона, указывает на фактическое совместное проживание (не временное пребывание, не отдельно) членов семьи сотрудника, т.е. если законодатель указывает в принимаемых нормах условие «совместного проживания», то именно это он и имел ввиду, а не возможную реализацию права на совместное проживание когда-то в будущем или, что судами эта формулировка будет просто исключена из правоприменительной практики.

Признание членом семьи собственника может быть «автоматом» только при фактическом совместном проживании без какого-либо соглашения. В случае раздельного проживания коллегия «заставляет» принимать решения нижестоящие суды только исходя из наличия права собственника без учета прав других лиц и сложившихся обстоятельств, хотя у самого собственника даже мысли не возникло данное право реализовать ни в настоящем, да и в будущем, видимо, не предполагается, причем никогда не учитывают, что практически всегда в подобных случаях собственники, имея на то свое исключительное право, ограничивают путем заключения соглашений с проживающими возможность заселения к ним с целью проживания.

Согласно предложенного коллегией варианта, получается, что сына, согласившегося на проживания отдельно от родителей, автоматически включают в состав семьи собственника, только из-за того, что когда-то захочет отец реализовать свое право, несмотря на то, что волеизъявление собственника направлено на добровольное ограничение своего права на проживание в связи с заключением соглашения о проживании (договора безвозмездного пользования жилым помещением). Никто не учитывает, что сын в данном случае расторгнет соглашение, вынужденно выселится из жилого помещения, т.к. не в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем желания проживать совместно с кем-либо не высказывал и это его право и право членов его семьи, которое никто не учитывает и не рассматривает.

По логике коллегии, в случае отказа от проживания для сына, если отец свое «хочу» реализует, могут наступить правовые последствия, при выселении (нет желания с кем-то проживать, кроме своей семьи), например, как ухудшившего свои жилищные условия, т.к. его права никто не учитывает, условия вселения, проживания, расторжения заключенного соглашения и т.п.

Тем более, некоторыми ЖБК и судами не рассматриваются и не учитываются признаки добровольного, принудительного или вынужденного выбытия из жилого помещения, основания для выбытия – изменение ранее достигнутых условий проживания, как, впрочем, в большинстве случаев не учитываются и основания для вселения, отправной точкой которых является волеизъявление собственника и волеизъявление вселяемых, условия самого проживания, на которые они согласились, права и обязанности согласно достигнутого соглашения и не суду решать в каком виде оно должно быть, устно или письменно, и на каких условиях – это исключительное право сторон соглашения (свободу договора никто не отменял).

По-другому может вырисовываться удивительная картина – родители изъявили (почти всегда изъявляют) желание о вселении своего ребенка в свою пустующую квартиру, а ребенок, даже не зная об этом, как бы «ни брыкался», оказался обеспечен жилой площадью, т.е. только лишь желанием и возможностью при наличии права родителей исполнилась социальная обязанность государства, иначе, у их ребенка будет ухудшение жилищных условий, как намеренный отказ от права пользования жилым помещением наравне («заезжай и делай, что хочешь сынок» - соглашение) с собственником. А еще абсурдней, когда родители в будущем, имея право, захотят предоставить право на вселение (сын-сотрудник мыкается, пыкается, ждет выплаты 20 лет, и тут отец «йех-хо-хо, заезжай-ка к нам, а мы в деревню» и ... брык с очереди – ведь отец право имеет, а сына никто не спрашивает, но, думаю, до такого маразма не дойдет, хотя как показывает практика …

Также, в некоторых случаях не рассматривают то, что до своего совершеннолетия ребенок, вполне естественно, проживает и прописан со своими родителями, но по достижению совершеннолетия выезжает (что также естественно, это уже самостоятельный человек, но также относится к категории детей по отношению к родителям), а прописка остается на последующие годы (жена Терновика), но данную прописку учитывают в определении выплаты, не учитывая обстоятельства самостоятельного выселения, как говорится, дойдем до маразма – все дети, имеющие родителей с жилплощадью и на ней зарегистрированные, являются обеспеченными жильем.

Учесть же можно только фактически проживающих, а не тех, кто имеет право, хочет и может, т.к. в будущем собственник потенциально не только имеет право на проживание, но также имеет право на вселение согласно норме жилплощади, как самого себя, так и других лиц. Например, когда работник жилконторы приходит проверять, он же не учитывает тех, кто когда-то может или не может проживать и собственника он тоже не учитывает, т.к. он проживает фактически в другом месте. Далее, если квартира 90 кв. м., а проживает 2 человека при норме на одного 15, то собственник также имеет право сам приехать и вселить еще троих (или больше), «наплевав» на соглашение, т.к. согласно коллегии подобных соглашений не существует, и данные лица согласно рассматриваемой логике должны быть учтены сейчас в настоящем времени при возможности заселения кого-нибудь когда-нибудь в будущем. Также, этот же собственник может продать данное жилое помещение, то необходимо, получается, учитывать сейчас отсутствие жилплощади когда-то потом. С таким же успехом можно учесть на будущее все, что угодно.

Извиняюсь, может быть не совсем подходящие примеры, но для наглядности соотношения наличия прав в настоящем и учета не наступивших результатов их реализации в будущем, думаю, подойдет.

У граждан множество прав, но в большинстве случаев все зависит от наступивших обстоятельств вследствие их реализации. Все дело в том, что нельзя уравнивать наличие права и его реализацию, не говоря уже о наступивших последствиях использования права или его не использования. Коллегия ввела новое в российскую юридическую науку – учет не наступивших последствий вследствие не свершившихся юридических фактов, основываясь на предположении реализации в будущем имеющегося права в настоящем – примерно так. Может быть, я не совсем сведущ, но нигде ни в каком законодательстве, ни одной страны подобного нет, да и у нас не было, по крайней мере, ничего такого не нашел. Т.е. отец право имеет, но оно ограничено достигнутым соглашением, реализация права повлечет расторжение принятого соглашения и необходимости заключать новое между всеми сторонами, с учетом волеизъявления всех сторон, а не только с учетом «хочу» собственника.

Еще проблема в том, что почему-то умалчивают, что в случае Терновика, исходя из обстоятельств дела, получается, что заключен устный договор (соглашение) безвозмездного пользования жилым помещением и неважно наравне или нет с собственником, т.к. в данном случае ч. 2 ст. 31 ЖК к данным отношениям применению не подлежит.

Порядок и условия предоставления единовременной социальной выплаты определяются Правительством Российской Федерации (ч. 5 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. N 1223 утверждены Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации (далее - Правила предоставления единовременной социальной выплаты).

В соответствии с законом порядок и условия предоставления выплаты определены Правилами. Именно на Правила необходимо ссылаться в данном вопросе и только в том случае, если что-то не урегулировано настоящими Правилами необходимо обращаться к другим нормам законодательства, как в данном случае к определению статуса и отношения к семье собственника.

Согласно п. 8 Правил предоставления единовременной социальной выплаты (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) при наличии у сотрудника и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной площади всех жилых помещений.

Для чего в решении указан п. 8 Правил предоставления выплаты, честно говоря, вообще не понятно, т.к. на праве собственности или занимаемую по договору соцнайма у семьи Терновика ничего нет. Что такое собственность и какие права имеет собственник указывать нет смысла (даже если кто-то имеет право пользования наравне с собственником, то это право пользования даже «близко не стояло» с правом собственности). Договор соцнайма в данном случае вообще не уместен.

В законе и правилах нет положения, что в общую жилую площадь включается жилье родителей, которые в семью Терновика, как сотрудника, не входят и проживают отдельно, как и семья Терновика не входит в семью родителей, в.т. отца, как собственника. В п. 8 четко прописано «при наличии у сотрудника и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи», т.е. семьи сотрудника, куда ни отец, ни, тем более, мать жены не входят – члены семьи должны быть у сотрудника (не у собственника), а в данном случае это только его жена и сын, которые, как и сам Терновик, ничего в собственности не имеют.

Право пользования входит в понятие права собственности, но является «низшим» из прав собственности по сравнению с правом владения и распоряжения и ни при каких условиях не может быть приравнено к праву собственности.

Право сотрудника на единовременную социальную выплату признается при установлении его нуждаемости в жилом помещении, которая определяется по основаниям, перечисленным в ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ. В частности, единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику при условии, что он не является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения; является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения и обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров (п. п. 1 и 2 ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ).

Приведены основания для признания сотрудника нуждающимся. В рассматриваемом случае необходимо определить является ли Терновик и члены его семьи, членами семьи собственника жилого помещения (отца Терновика) и только после этого определить общую жилую площадь и, как следствие, нуждаемость.

Как установлено судом, Терновик А.В. с семьей, претендуя на постановку на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения жилого помещения, в то же время пользуется вместе с членами своей семьи жилым помещением - квартирой, находящейся в собственности его отца Терновика В.Я.

Суд установил, что Терновик и члены его семьи пользуются квартирой отца, которая в собственности отца, а не семьи Терновика. В собственности у него и членов его семьи ничего нет, т.е. суд пытается увязать постановку на учет не с владением и распоряжением согласно права собственности, а просто с пользованием и не более. Как бы сказать – увязывает и соотносит два понятия – «постановка на учет» и «пользование». Прошу обратить внимание – объем права «пользования» (наравне или нет с собственником) учитывается только в том случае, когда сотрудник и члены его семьи в соответствии с законом (ст. 31 ЖК) являются членами семьи собственника. Поэтому соотносить надо понятия «постановка» и «члены семьи собственника», т.е. коллегия не применив еще ч. 1 ст. 31 уже «втюхивает» ч. 2 ст. 31, которая без ч. 1 применению не подлежит.

Интересно, что коллегией в очередной раз упускается значимый юридический момент (не дописывают) «пользуется вместе с членами своей семьи жилым помещением, находящейся в собственности его отца, проживая ОТДЕЛЬНО от него». Чем это объясняется – забывчивостью или специально – делайте выводы сами. Для меня лично понятно – чтобы упустить важный момент отраженный законодателем в ч. 1 ст. 31 ЖК РФ и Пленумом №1, иначе бы «бросалось в глаза». Коллегия, как увидим дальше, положения ст. 31 ЖК РФ в своем решении просто приведет, как и п. 11 ПП ВС №14, но и не более того.

В силу ч. 1 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены Жилищным кодексом Российской Федерации (далее - ЖК РФ).

Правильное начало – именно исходным пунктом является право собственности отца, которое выразилось в реализации данного права в виде разрешения на вселение и на постоянное проживание с установленным достигнутым соглашением (даже, когда «по рукам» - это соглашение), установившим объем прав и обязанностей, которые должны нести члены семьи Терновика при проживании в квартире своего родственника, а согласие с условиями проживания уже одно из производных от разрешения отца. Исходя из обстоятельств дела, отец хотя и имеет право проживать, но по условиям достигнутого соглашения, проживать фактически там отказался (от реализации своего права на период проживания семьи сына – это условие соглашения), и предоставил свое помещения для отдельного проживания другой семьи – семьи сына. Вот, когда он бы реализовал свое право, то условия достигнутого соглашения пришлось бы менять или (устно, письменно) заключать новое соглашение, но только если семья Терновика в данном случае, при объективном изменении условий проживания, вынужденно не выселилась, т.к., не надо забывать, что семья Терновика также имеет право проживать (согласиться с условиями соглашения) или не проживать (отказаться) в предоставленном жилом помещении на тех или иных оговоренных в соглашении условиях. Нет в законе принудительного и обязательного проживания детей у родителей при наличии их желания (которое, к счастью, присутствует в подавляющем большинстве случаев), как нет обязательного заключения соглашений и договоров, если только одна из сторон чего-то просто хочет и разрешает, а другую сторону даже не спрашивают. И в случае отказа от вселения, исходя только из желания родителей, не может являться ухудшением жилищных условий.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НИЖЕ …

0
Вверх
0
Вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ВЫШЕ …

Частью 1 ст. 31 ЖК РФ определено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Вселенные собственником жилого помещения члены его семьи имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи (ч. 2 ст. 31 ЖК РФ).

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" разъяснено, что вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений ч. 1 ст. 31 ЖК РФ, исходя из того, что членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания.

Про ст. 31 ЖК, п. 11 ПП ВС и о «данном разъяснении о единственности помещения» подробно расписано здесь Подробнее >>>

Про понятие «члены семьи собственника жилого помещения» смотрите здесь Подробнее >>>

Только добавлю, что если разъяснение Пленума относится только к единственному помещению, когда нужен только факт установления совместного проживания, что является, как минимум, странным, т.к. вне зависимости от объема прав и обязанностей, установленных или нет соглашением, в одном жилом помещении и так проживают вместе, совместно – отличие только в объеме прав и обязанностей, основанных на волеизъявлении собственника и других сторон.

Получается, при наличии нескольких помещений не надо устанавливать факт совместного проживания вне зависимости вместе или нет его родственники с собственником проживают? А если все проживают вместе, совместно в одном из нескольких жилых помещений – факт совместного проживания не надо устанавливать? Помещение ведь не единственное. Или же в данном случае, когда несколько помещений у собственника необходимо кроме факта совместного проживания установить дополнительно что-то или вообще ничего не надо устанавливать?

Предположим, что в случае наличия нескольких помещений этим «что-то еще» будет факт ведения общего хозяйства и оказания поддержки, т.е. вне зависимости от того кто, где и на каких основаниях проживает. Абсурд какой-то – при совместном проживании факт ведения общего хозяйства не устанавливаем, а при раздельном устанавливаем?

Еще абсурдней, когда не устанавливаем вообще ничего, т.е. разъяснения Пленума №14-2009 в данном случае – «за борт», т.к., по мнению коллегии, разъяснений Пленума в случае нескольких помещений у собственника, не существует. Остается только ст. 31 ЖК, а там «совместное проживание», т.е. фактически, что и приведется-таки устанавливать, в целях вынесения решения в соответствии с законом (нормами материального права).

Замкнутый круг какой-то! А по-другому, все было в соответствии с законом, пока коллегии «не захотелось» сделать «как захотелось» (если как-то так видится и слышится, то это не означает, что это законно).

По моему мнению, коллегия определенно в данном случае «немного» запуталась в понятиях «одно», «единственное», «данное» жилое помещение. В ст. 31 ЖК, п. 11 ПП ВС №14-2009 года однозначно, в чем сомнений нет, говорится просто о «данном» жилом помещении, которое как может быть «одним единственным» (одно и не больше, больше нет),так и «одним из нескольких» (два и более, больше одного), но их количество на «тягу не влияет», т.к. в ст. 31 ЖК и п. 11 ПП ВС определение понятия «члены семьи собственника» зависит от других условий, а не от количества помещений.

Во всех толковых словарях, научной литературе и не только: «совместно» - проживание вместе; «данное» - именно это, в котором производится действие, никакое другое; «единственное» - одно и больше нет; «одно» - может быть как единственным, так и одним из нескольких.

Судебными инстанциями было установлено, что на момент подачи заявления о принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты Терновик А.В. с 2012 года постоянно проживал с членами семьи в принадлежащей его отцу квартире общей площадью 59,6 кв. метра по адресу: .

Обратите внимание, коллегия ну никак не хочет указывать на существенный признак «раздельного проживания» - это же исключительно существенное обстоятельство рассматриваемого дела. Причем написано так, что именно Терновик и его семья сами захотели и проживают, хотя это право проживать реализовано в соответствии с волеизъявлением собственника (отца Терновика), без которого все их проживание свелось бы на нет. Почему коллегия не указывает значимый юридический факт в соответствии со ст. 31 ЖК, что был установлен факт раздельного проживания, т.е. отсутствие факт совместного проживания. Также, что было установлено отсутствие соглашения о каком-либо вселении семьи Терновика, как членов семьи отца (собственника), отсутствие факта постоянного, да и вообще какого-либо проживания, отца с семьей сына. Про волеизъявление отца, который, как собственник, является ключевой фигурой, вообще ни слова. Именно волеизъявление отца и является отправной точкой с чего вообще надо начинать рассматривать данное дело, т.к. с этого и начались данные отношения. Именно реализация права собственности отца и явилось основанием для возникновения отношений по пользованию жилым помещением.

При этом Терновик А.В. с сыном Терновиком Р.А. зарегистрированы и проживают в этом жилом помещении без заключения какого-либо соглашения с собственником, определяющего их права иначе, чем это предусмотрено ЖК РФ, что с учетом положений ч. 1 ст. 31 ЖК РФ свидетельствует о том, что они вселены в принадлежащую Терновику В.Я. (отцу истца) квартиру как члены семьи собственника жилого помещения и как вселенные собственником жилого помещения члены его семьи согласно ч. 2 ст. 31 ЖК РФ имеют право пользования данным жилым помещением.

Ни чего не установив, ничего не доказав, ни приведя никакого соотношения обстоятельств дела с нормами материального права, ни к разъяснениям Пленума коллегия просто и ненавязчиво – Терновик живет в помещении, поэтому член, соглашения нет (как это нет?, когда он вселен и проживает на определенных условиях) и поэтому обеспечен – просто, как котята родились.

Помните, коллегия выше указывала, что нижестоящие суды в нарушение норм права и их применения допустили ошибки? Вот вам и пример, как коллегия указывает на ошибки - вообще ничего не приводит – ст. 31 ЖК выводы коллегии не соответствуют, по ее же мнению разъяснений Пленума нет. Тогда что есть? Получается – ничего, кроме мнения самой коллегии. Причем, не знаю по какой причине, но коллегия прописывает в своем решении «с учетом положений ч. 1 ст. 31 ЖК РФ свидетельствует», но это же нет так, ч.1 ст. 31 ЖК РФ свидетельствует, как раз, об обратном. В п. 11 постановления Пленума написано рассматривать с учетом ст. 31 РФ, но коллегия сама «отмела» данный пункт. Тогда что это?- откровенное введение в заблуждение и «подгон» обстоятельств дела под решение?

Как шустро применяется ч. 2 ст. 31 ЖК, а как же установление волеизъявления собственника и семьи Терновика? А где же условия вселения и проживания согласно достигнутого соглашения? Вообще-то в данном договоре две стороны, да и в данных отношениях – Терновик, его жена (вообще-то она также заключает соглашение и обладает определенным объемом прав) и другая сторона – его отец. Суд, получается, отметает реально сложившиеся отношения, в т.ч. гражданско-правового характера, не учитывая ничье мнение, т.е. лиц, которые законно!, без каких-либо нарушений закона, и в соответствии с ним имеют между собой отношения в сфере гражданско-правового и жилищного законодательства? Даже в случае совместного проживания, когда достаточно только факта проживания вместе в одном помещении, чтобы применить ч. 2 ст. 31 ЖК, как минимум, необходимо установить волеизъявление собственника, что хотя бы понять на каких условиях и как вселен, т.е. лица, именно и только которое (не суд!) решает, как вселить, как будут проживать, надо или не надо письменно что-либо заключать и т.д., а суд никакого права ни вмешиваться, не видоизменять данные отношения не имеет никакого права – его обязанность при рассмотрении дела все эти обстоятельства учесть в строгом соответствии с законом.

По закону же, заключать соглашение, предусмотренное ч. 2 ст. 31 ЖК, устанавливающее права иначе или не иначе, чем предусмотрено ЖК, нет никакой необходимости, когда они не являются семьей собственника, а проживают на условиях, оговоренных (заключено устное соглашение) при вселении семьи Терновика, на основании ч. 7 ст. 31 ЖК РФ.

Что касается ссылки суда на то, что собственник квартиры Терновик В.Я. зарегистрирован по другому адресу и проживает отдельно от семьи сына Терновика А.В., то это обстоятельство само по себе не опровергает факт вселения собственником Терновиком В.Я. в жилое помещение в качестве члена семьи Терновика А.В. (сына), учитывая, что гражданину на праве собственности могут принадлежать несколько жилых помещений и проживать он может в любом из них, а не только в том жилом помещении, в котором проживают вселенные им в качестве членов семьи другие лица.

Проживание, как и регистрация это есть следствие волеизъявления (разрешения) собственника и волеизъявления (согласия) семьи Терновика (кроме сына – его еще никто не спрашивает). Зачем коллегия указывает два совершенно не связанных между собой события «регистрация отца по одному адресу» и «проживание сына по другому адресу». Это обстоятельство ничего не опровергает и ничего не доказывает, т.к. регистрация отца к вселению сына никакого отношения не имеет, факт вселения не доказывает, а собственник может не только проживать, но и быть зарегистрированным в любом из своих помещений. Можно было бы еще увязать «регистрация сына» и «проживание сына», но регистрация, как неоднократно указывал конституционный Суд, просто административный акт, вселение же должно быть установлено фактически. Да из обстоятельств дела никто и не опровергает, что семья Терновика вселена в квартиру отца, по моему, они все суду твердили, что вселены и проживают отдельно, а отец никакого отношения к семье сына не имеет.

Далее – коллегия, учитывая данное странное соотношение, делает вывод «гражданин может быть собственником нескольких жилых помещений и проживать в любом из них». Это вывод абсолютно правильный, но есть одно небольшое «но». Чтобы не расписывать, уже неоднократно оговоренные моменты, коротко … Гражданин, основываясь на праве собственности вправе на законных основаниях распоряжаться своей собственностью. Заключил гражданин договор коммерческого найма, безвозмездного пользования и т.п., где оговорены те или иные условия. Это договор, условия которого должны соблюдать все его стороны. В данном случае закон (опять же – не суд!) разрешает и устную форму соглашения в любом виде, главное чтобы были оговорены все существенные моменты. Взять и заехать в данном случае в свою квартиру «имея право» - нарушение договора, а вместе с ним и законодательства. Причем в данном случае – это существенное нарушение условий договора, что является причиной его расторжения и возникновения последствий расторжения договора, которые могут иметь и очень негативные последствия для собственника.

Является ошибочной и ссылка суда на то, что для признания Терновика А.В. членом семьи собственника жилого помещения требуется установление факта ведения им общего хозяйства с собственником жилого помещения, как не соответствующая положениям ч. 1 ст. 31 ЖК РФ.

Так и хочется дописать: «является ошибочной и ссылка коллегии на то, что для признания Терновика членом семьи собственника жилого помещения не требуется установление факта совместного проживания, как не соответствующая положениям ч. 1 ст. 31 ЖК РФ». С одной стороны правильно пишут – действительно не является, только не дописывают: «достаточно установить факт совместного проживания», чтобы соответствовало ч. 1 ст. 31.

Судом также установлено, что Терновик Е.А. (жена Терновика А.В.) проживала в принадлежащей Терновику В.Я. квартире вместе с мужем и сыном и имела право пользования ею на основании договора безвозмездного пользования жилым помещением от 20 декабря 2012 г., заключенного сроком на 1 год с собственником квартиры Терновиком В.Я. Кроме того, Терновик Е.А. имеет право пользования и зарегистрирована в квартире общей площадью 51,4 кв. метра по адресу: , принадлежащей на праве собственности ее матери Плотниковой Л.М.

Коллегия в противоречие неоднократным постановлениям Конституционного суда РФ, да, видимо, и п. 11 (последний абзац) постановления Пленума коллегия до конца не дочитала, на основании только факта регистрации решила, что жена Терновика может пользоваться жилым помещением матери, как член семьи матери, как собственника. Жена Терновика может пользоваться в данном случае только как родственник, который приедет в гости, т.к. фактически и на протяжении длительного времени вселена и проживает совершенно в другом жилом помещении, а с жилплощади матери выселилась. Лихо, однако! Мы у родителей своих все изначально зарегистрированы. Жена у мамы выросла, вышла замуж и не с целью встать на учет переехала к своему мужу, а с целью проживать семьей в представленном отцом мужа жилом помещении.

Причем не стоит забывать, что если квартира матери жены Терновика находится в том же субъекте, где и квартира отца, в которой семья Терновика проживает, то жена не обязана иметь регистрацию в квартире отца мужа, да и в ином случае это всего лишь административное нарушение и суда в данном случае никаким боком не касается.

Как ни странно, но про договор безвозмездного пользования ни слова. В решении самой же коллегии указано, что жена Терновика проживает (пользуется) по договору в квартире отца мужа, а у матери просто прописана и не более того. Как вообще в противоречие всему чему только можно сделан такой вывод! Видимо есть обстоятельства, о которых знает только коллегия?

Вот так, ютится сын в комнатушке в городе Калининграде, оставшись после учебы и женившись, в которой еще и прописаться не может, с семьей из 3 человек на 16 кв. м., туалет на природе со всеми удобствами, кухня там же, лет так 10, а мама живет в г. Владивостоке на 120 м. кв. (деревянный дом старой застройки, который стоит намного меньше, чем надо на ремонт) и прописку сына бережет («как он, мой родной, без прописки-то»), да и сын не выписывается, как-то работая сотрудником, статус официального БОМЖа не охота иметь. Идет сын в ЖБК, а там ему «до конца дней своих жить так будешь» - плюсуем площадь мамы … и ты, оказывается, в апартаментах живешь. Не жирно, 120 кв. м. на такую семью?

При таких обстоятельствах у Терновика А.В. не возникло право на получение единовременной социальной выплаты на основании ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ в связи с отсутствием необходимых условий, предусмотренных п. п. 1 и 2 ч. 2 данной нормы. С учетом того, что в качестве членов семьи собственника Терновиком В.Я. в жилое помещение вселены два человека - Терновик А.В. и его сын Терновик Р.А., жена Терновика А.В. - Терновик Е.А. пользуется им на основании договора безвозмездного пользования жилым помещением и сам собственник в жилом помещении не проживает, обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи Терновика А.В. превысила 15 кв. метров. Следовательно, Терновику А.В. ответчиком было правомерно отказано в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты.

Нет признака совместного проживания, проживают не по договору соцнайма, данное помещение не собственность Терновика, нет документов и хотя бы каких-нибудь фактов подтверждающих, что отец вселил их как членов своей семьи, семья Терновика семьей собственника по закону не является и т.д., тогда что коллегия учитывает? Терновик проживает в соответствии с ч. 7 ст. 31 на основании соглашения заключенного при вселении, что основанием для отказа не является. И в данном случае подобная обеспеченность не причем.

Почему тогда суд не учитывается метраж на отца, а также метраж еще и на мать, т.к. собственность-то совместная, ведь по утверждению самой же коллегии (учитывает возможные отношения в будущем – «может») они «тоже можут» проживать «в любом из них» - метраж на одного явно меньше будет.

И «при каких таких обстоятельствах» - не возникло! Коллегия не указала ни одного обстоятельства, что хотя бы как-то указывало на несоответствие ранее принятых решений закону, кроме отсутствия необходимости в указании ведения общего хозяйства, но это не несоответствие, а ненужное дополнение. НИ ОДНОГО! Все необоснованные выводы и высказывания, даже утверждением нельзя назвать, т.к. подобные выдумки даже правового статуса не имеют, потому что ни на чем не основаны, даже предпосылок в действующем законодательстве для подобных высказываний нет, есть только «лирика» отдельных деятелей юридической науки, которые всего лишь «предполагают и думают».

Таким образом, суд, признавая решение ответчика об отказе Терновику А.В. в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты незаконным, неправильно истолковал нормы ЖК РФ и, как следствие, неправильно применил положения Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ и Правил предоставления единовременной социальной выплаты к возникшим спорным отношениям, в связи с чем пришел к необоснованному выводу о том, что Терновик А.В. соответствует критериям, установленным ч. 2 ст. 4 указанного Федерального закона, как не являющийся нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения и обеспеченный общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров.

Бла-бла-бла и получается, что нижестоящие суды не правы, поэтому ниже идет – решения отменить, Терновику – отказать. Коллегия указывает нижестоящий суд «пришел к необоснованному выводу», зато, как мы видим, коллегия «обоснованно» и «мотивированно» вынесла «законное» решение в точном «соответствии» с нормами материального права – одни кавычки, больше ничего.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ НИЖЕ …

0
Вверх
0
Вниз

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЧИТАЙТЕ ВЫШЕ …

Ввиду изложенного решение Кировского районного суда г. Саратова от 12 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 2 апреля 2015 г., которыми на ГУ МВД России по Саратовской области возложена обязанность поставить Терновика А.В. на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения на состав семьи из трех человек с 12 декабря 2013 г., нельзя признать законными. Они приняты с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Комментировать здесь нечего кроме: «Они приняты с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела…», а как же быть с абсолютно незаконным и необоснованным, с превышением полномочий и нарушениями ФКЗ решениями самой коллегии, которые не только «выкинули» из правоприменения реальные положения ст. 31 ЖК, разъяснения Пленума, но повернули судебную практику в сторону беззакония. Коллегия ВС, являясь высшей инстанцией для всех нижестоящих судов, практически, заставляет и принуждает нижестоящие суды принимать решения в противоречие законодательству, создавая прецеденты на основе «как я сказал, так и будет». Когда таким образом, коллегия внесла подобную лепту в историю российской юриспруденции, многие практикующие юристы, да и не только, были в шоке от такого рода, «неожиданностей». Напрашивается вопрос – а то ли еще будет, когда еще что-нибудь «захочется», но нельзя, а «хочется-то» очень.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело для нового рассмотрения, принять новое решение и отказать в удовлетворении иска Терновика А.В. к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области о признании права на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения, об обязании совершить действия по постановке на учет для получения такой выплаты, поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены правильно. Для меня лично это очевидно.

определила:

решение Кировского районного суда г. Саратова от 12 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 2 апреля 2015 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Терновика А.В. к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Саратовской области о признании права на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения и обязании совершить действия по постановке на учет для получения такой выплаты.

Никаких законных оснований коллегия не привела. Все судебное решение «натянуто» на основания, которые в данном деле просто выдуманы. В отличие от коллегии нижестоящие суды как раз и приняли свои решения в полном соответствии с нормами материального права. Не важно, что они указали ссылку на ведение совместного хозяйства, т.к. чтобы понять, что это не семья собственника, достаточно установление факта РАЗДЕЛЬНОГО проживания.

Коллегия Верховного суда не только выкинула признак «совместного проживания» из ст. 31 ЖК РФ, внесла не только абсолютную неразбериху в применения п. 11 постановления Пленума, но и внесла в практику принятия судебных решений по не свершившимся фактам, которые могут возникнуть в будущем, а может быть и нет, всего лишь при условии наличия права, причем, судя по всему, специально путая отношения или же намеренно их не разграничивая, когда данные лица проживают в одном помещении СОВМЕСТНО – это одни отношения между членами семьи собственника (ч. 1 ст. 31 ЖК), но только при условии, что собственник своим волеизъявлением вселил их как членов своей семьи и предоставил право пользоваться ДАННЫМ помещением наравне с ним (ч. 2 ст. 31 ЖК), а проживание (РАЗДЕЛЬНО) в разных жилых помещениях – это другие отношения, которые (ч. 7 ст. 31 ЖК) регулируются соглашением (устным или письменным) между гражданами, являющимися друг другу родственниками.

Необходимо пояснить, что если собственник вселяет в свое жилое помещение, например, на основании договора коммерческого найма, то также имеет право проживать в помещении, которое предоставил, только заезд в помещение будет нарушением заключенного договора. Причем собственник в данном случае также может предоставить пользоваться данным помещением наравне с ним, а может и не предоставить.

В случае с Терновиком при реализации его отцом права на совместное проживание в помещении с сыном, также были бы нарушены условия соглашения, достигнутого при вселении. Почему это коллегией не учитывается? Наверно, потому, что «натянуть» обстоятельства через непонятные утверждения на выводы в решении не получилось бы.

В данных небольших комментариях нет необходимости приводить решения нижестоящих судов, т.к. вы их сможете легко найти, именно которые и приняты, как подобает, в соответствии и с учетом ст. 31 ЖК и п. 11 постановления Пленума, хоть и с небольшими изъянами, но без всяких выдумок, на что угораздило коллегию.

Из всего судебного решения можно сделать лишь вывод – данное судебное решение носит признаки глобальной ошибки или заказного, вынесенного с целью подвести обстоятельства к уже изначально оговоренному решению, игнорируя нормы материального права, разъяснения Пленума и исторически сложившуюся судебную практику.

Также, есть предположение, что кто-то просто очень много написал трудов по данной тематике, в которых отстаивает подобные выводы, и таким образом легализует свое «бумагомарательство» путем защиты своей научной работы с целью получения высоких научных званий, т.к. необходимо научный труд реализовать на практике, но это лишь только догадки.

P.s. Если вы внимательно читали решение, то можно увидеть в некоторых случаях отсутствие логики и последовательности изложения в структуре, не говоря уже о связи между изложением норм права, обстоятельств дела и последующими выводами. О выдумке коллегии – вообще без комментариев.

0
Вверх
0
Вниз
Александр
Александр
23.01.2018 в 08:42
Хабаровск

Во бред. А если технически - отец продает сейчас квартиру, через суд выселяет сына с семьей из квартиры он или новый собственник и все эти документы в коллегию или опять в райсуд как новые обстоятельства и отменить новые решения судов?

0

Смотря что Вы считаете бредом. Я лично, прочитав, бредом считаю решения суда. Где-то читал по данным выдумках, что необходимо подготовить заявление в прокуратуру в целях вынесения протеста Генеральным прокурором РФ на незаконные решения судов, нарушающих права и интересы неограниченного количества граждан, а также подобное Уполномоченному по правам человека. То же самое тем, у кого дела рассмотрены и до Президиума доползти. Сложно, конечно, но вполне возможно.

0

Читайте также

0 X