Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

СОДЕРЖАНИЕ КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА.

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
477 просмотров
0 комментариев

План

Введение

Глава 1. Содержание кодекса профессиональной этики адвоката

1. Основные понятия кодекса адвокатской этики

1.1. Честность

1.2. Компетентность и добросовестность

1.3. Предотвращение непрофессиональной юридической практики.

Глава 2. Соблюдение морально-этических принципов, как необходимое условие надлежащего исполнения профессиональных обязанностей.

1. Этические правила в системе взаимоотношений «адвокат-коллега»

2. Этические правила в системе взаимоотношений «адвокат-клиент»

3. Этические правила в системе взаимоотношений «адвокат-суд»

Заключение.

Библиография.

Введение

Актуальность выбранной темы настоящей курсовой работы обоснована актуальными реалиями сегодняшней правовой жизни адвоката. Существует мнение, что право живет в суде, а единственным законным представителем представляемого в суде является адвокат. Т.е. на адвоката в современном российском правовом пространстве возложена колоссальная ответственность по защите интересов представляемого и приданию, руководствуясь высказыванием, приведенным выше, «жизни» праву в суде. Но было бы неправильно предоставлять право на придание «жизни права» людям, чьи устремления направлены на «МИКСТ», в переводе с адвокатского жаргона - максимальное использование клиентских средств в личных целях. Поэтому в нашей стране существует целая процедура получения статуса адвоката. Но как показывают реалии, и этого порой оказывается мало, зачастую в адвокаты пытаются попасть люди, единственное желание которых, как побыстрее и с наименьшими затратами обогатиться за счёт клиента, и их не интересует на каком профессиональном уровне будут оказаны их услуги, и какая дальнейшая судьба ждёт клиента после оказания такими адвокатами своих услуг. Более того, мнение, высказанное в книге изданной членом Московского Совета присяжных поверенных Александром Николаевичем Марковым в 1931 году, о том, что «в новейшие времена в адвокатуру идут все: бюрократы от юстиции (меньше), правоохранники всех мастей (в неограниченном количестве), дискредитировавшие себя правонадзиратели. Идут со своим непониманием того, что есть правозаступничество, и чем оно отличается от правоохраны и других видов правоотправлений».1 Приведенное умозаключение члена присяжных поверенных также подтверждает необходимость скорейшего принятия кодекса адвокатской этики, как решение вопроса, актуальность которого сохраняется с дореволюционного периода по настоящее время. Таким образом, существующее положение обосновывает необходимость скорейшей выработке, принятию и законодательному утверждению кодекса профессиональной этики адвоката, придерживаясь которого адвокату было бы с одной стороны проще оказывать свои услуги, а с другой стороны существовала бы возможность выявлять и пресекать поступки адвокатов, направленные на нарушение кодекса профессиональной этики адвоката. «Предпринимательство, частный капитал сделали свой правовой запрос, вызвали как и в других странах с рыночной экономикой появление категории бизнес - адвокатов – специалистов по корпоративному праву, налогам, финансам и т.п. Эти адвокаты - редкие гости в суде. Напротив, их основная задача – обеспечить законность деятельности клиентов и тем самым предотвратить судебные споры. И именно эта категория сразу же востребовала этические нормы, наработанные адвокатской элитой прошлых веков»2. Таким образом, актуальность темы, рассматриваемой в настоящей курсовой работе очевидна. Было бы правильным привести еще одну фразу известного английского юриста Р. Гариса, который говорил, что нельзя научиться такту, но опытность приводит к такту, тем самым подчеркивая ещё одно основание исследования темы профессионального кодекса этики адвоката, как подспорья молодым начинающим юристам, делающим первые шаги в адвокатской профессии.

Глава 1. Содержание кодекса профессиональной этики адвоката

1. Основные понятия кодекса адвокатской этики

В пункте 1 статьи 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» говорится, что: «Адвокатская деятельность является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее – доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».3

Представляется правильным задаться вопросом: - Что же такое профессиональная основа, юридической помощи, оказываемой лицами, получившими статус адвоката? На каких этических, морально-нравственных принципах основывается оказываемая адвокатом юридическая помощь клиенту. Рамки настоящей курсовой работы не позволяют охватить весь перечень поставленных вопросов, поэтому заострим своё внимание над одним из составляющих принципов адвокатской профессии - профессиональной адвокатской этике.

В последнее время в адвокатских кругах достаточно активно обсуждается вопрос принятия кодекса адвокатской этики. Но, к сожалению, до настоящего времени указанный кодекс не получил законодательного закрепления в Российской Федерации. В США разработаны и существуют «Типовые правила профессиональной этики американских адвокатов». Тенденция по выработке общих положений адвокатской этики получила свое понимание и развитие в мире. Так, в августе 1990 года в г. Нью-Йорке на восьмом конгрессе ООН по предупреждению преступлений были приняты «Основные положения о роли адвокатов», в которых также есть положения, устанавливающие правила оказания услуг адвокатским сообществом, базирующиеся на принципе «не навреди» в отношении любого клиента, тесно переплетающиеся с принципами честности, компетентности и добросовестности.

Известный российский юрист М.Ю. Барщевский в своей монографии «Адвокатская этика» пишет: «Слово advocatus возникло от латинского advocatio – обращение за помощью, судебная защита … адвокат должен быть максимально полезным для своего клиента …» и далее «тут-то и начинаются проблемы»4, т.к. исходя из этого умозаключения каждый по разному понимает, что такое быть максимально полезным для своего клиента.

Е.В. Васьковский писал, что адвокат – уполномоченный общества, обязанный блюсти общественный интерес.5

Э. Пикар утверждал: « Как магнитная стрелка компаса указывает на север, так и адвокат должен прежде всего защищать»6

М.В. Чельцов отмечал, что:

«1. Защитник может признавать факты, отрицаемые подзащитным.

2. Защитник может согласиться с доказанностью обвинения, не признаваемого подсудимым.

3. Защитник может признать несоответствующими истине те или иные показания подсудимого».7

И анализируя эти утверждения, М Барщевский говорит о том, что в таком случае адвокат скорее представляет интересы государства нежели интересы клиента.

Следовательно, адвокат в первую очередь должен безусловно и прежде всего руководствоваться интересами своего клиента, но при этом существует множество ограничений, так называемых рамок, за пределы которых адвокат, руководствуясь соображениями адвокатской этики, не имеет права заступать, если он желает оставаться в адвокатской профессии.

Учитывая приведенные выше высказывания юристов, становится понятным, что дискуссия о том, что позволительно адвокату, а что не позволительно ведется очень давно.

Учитывая сегодняшнюю действительность, предполагается привести ряд примеров недопустимого поведения адвоката, таких как передача от имени клиента взятки судье, передача в следственный изолятор наркотиков для подзащитного, вызов в суд лжесвидетеля и т.д. Такие действия адвоката уголовно наказуемы и просто не допустимы для порядочного человека, тем более юриста, чьи усилия должны быть направлены на установление в зале судебного заседания истины и проявления своего адвокатского мастерства по защите своего клиента, исходя из реальных обстоятельств дела, сути обвинения и морально-этических настроений, существующих в обществе.

Более того, адвокат при защите своего подзащитного не имеет права позволять себе уничижать и выставлять глупцами и безнравственными людей, высмеивая их, представляя в самом некрасивом свете адвоката другой стороны или другую строну, участвующую в деле.

Но, к сожалению, большинство сегодняшних клиентов полагают, что если они платят, то они вправе требовать чего угодно, что на самом деле не так, приступно и ошибочно.

Поэтому, анализируя изложенное и пытаясь сформулировать основные понятия адвокатской этики, можно согласиться с мнением М.Ю. Барщевского, говорящего о том, что «… представляется правильным признать таковыми Честность, Компетентность и Добросовестность».8 Учитывая, что целью настоящей курсовой работы является попытка проведения анализа этических норм адвокатской профессии, представляется целесообразным остановиться на приведенных выше принципах честности, компетентности, добросовестности и разобрать каждый из них в отдельности.

1.2. Честность.

В общественном сознании принцип честности включает в себя принцип правдивости.9

И действительно, оба эти принципа неразрывно связаны друг с другом, как общее с частным, как одно вытекающее из другого, т.к. нет честности без правдивости и какая же честность может быть без правдивости?

Более того, в пункте 4 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» говорится, что адвокат обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката. Правда, становится не совсем понятно, о каком именно кодексе адвокатской этики идет речь. Ведь законодательно ни в одном нормативно-правовом акте кодекс адвокатской этики не закреплён. Поэтому, наверное, стоит понимать положение пункта 4 статьи 7 как некую декларацию, позволяющую в подзаконном порядке в дальнейшем принять и законодательно закрепить кодекс профессиональной этики адвоката.

Так же пунктом 1 статьи 7 на адвоката возложена обязанность честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми, не запрещёнными законодательством Российской Федерации средствами.

«Обязанности честно, разумно, и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя относятся не столько к правовой сфере, сколько к сфере морали, так как ни в каких законодательных актах не определяются ни сами по себе понятия «честность», «разумность» и «добросовестность», ни критерии их оценки»10.

Таким образом, из приведенного выше высказывания следует, что, к сожалению, до настоящего момента времени такое понятие как честность у каждого человека, тем более юриста, тем более адвоката, своё. Положение диалектического материализма о том, что бытие определяет сознание, действует и в наше время, хотим мы это признать или нет. Поэтому, в зависимости от той или иной среды взросления, обитания, от того социума, в котором находится адвокат, и зависит его представление о честности, правдивости. И следовательно, именно с такими, выработанными с детства представлениями, адвокат приходит в суд и отправляет свой долг честно защищать своего клиента. К сожалению, да и видимо по этой причине в нашей стране есть подразделение на «Черных адвокатов» и «Белых адвокатов», т.е., говоря простым языком, нечестных и честных адвокатов. Тех кто позволяет нарушать себе правила адвокатской этики, не воспринимая её всерьёз, и тех, кто себе этого не позволяет.

С принятием закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (пункт 1 статьи 7) такое понятие, как честность наполняется конкретным правовым содержанием, может «…порождать правовые последствия и стать предметом рассмотрения судом или квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты субъекта РФ в случае подачи жалобы или иска доверителя к адвокату».11

По мнению М.Ю Барщевского, изложенному в приведённой выше монографии, адвокат должен честно выполнять свои обязанности по отношению к клиентам, суду, другим адвокатам и обществу в целом.12

Таким образом можно прийти к умозаключению, что адвокат это то лицо, которое при исполнении своих обязанностей по защите клиента должно стремится к абсолютной честности и добиваться максимально правдивых показаний от свидетелей в суде, своего подзащитного, и суда в части принятия справедливого и честного решения по делу.

Приведённое выше положение к сожалению находится в расхождении с мнением политиков-демократов, в частности, лидера партии «Яблоко» Г.А.Явлинского, озвучившего в своё время фразу, что к абсолютным величинам он бы относился с крайней осторожностью. Очень неприятно слышать от руководителя демократической партии заявление, в принципе идущее в разрез с принципами демократии, закреплёнными и продекларированными в Конституции РФ. А ведь только придерживаясь основного закона страны, имеющего прямое действие и высшую юридическую силу, возможна нормальная работа адвоката в соответствии с принципом честности.

1.2. Компетентность и добросовестность

М.Ю. Барщевский говорит о том, что «в виде правила принцип компетентности и добросовестности можно было бы сформулировать следующим образом: а) Адвокат обязан обеспечить клиенту должную компетентность при оказании ему юридической помощи или совершения любых юридических действий от его имени. Б) Адвокат должен оказывать юридическую помощь клиенту добросовестно, наиболее тщательным и квалифицированным образом, как того требует уровень профессиональной помощи, по крайней мере, эквивалентный тому уровню, на каком в подобных ситуациях действует квалифицированный адвокат».13

Часть указанного мнения М.Ю. Барщевского нашло законодательное закрепление в пункте 3 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в котором говорится, что адвокатобязан постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию.

Постоянное совершенствование своих знаний и повышение квалификации являются не только делом чести каждого адвоката, но и его профессиональной обязанностью. «Совершенствование знаний и повышение квалификации – дело прежде всего самого адвоката».14

В своде фундаментальных принципов и основных норм поведения адвоката, извлеченных из «Правил адвокатской профессии в России» в пункте 8 говорится: «В работе адвокат должен проявлять компетентность, старательность, осторожность и здравый смысл».

Подтверждение этому постулату мы находим у Р. Гариса в его монографии «Школа адвокатуры», где он пишет, что «Вся работа идет в области человеческой природы. Люди – его рабочий прибор, люди – та нива, на которой он трудится. Измеряет ли он силы противника, настроение присяжных, оценивает ли умственные способности и добросовестность свидетеля, всё равно – ключ к успеху лежит в знании человеческой природы или человеческого характера. Обращаться с людьми простыми как с машинами, что иногда делают некоторые адвокаты, значит выказывать полное отсутствие того знания, которое всегда есть первая необходимость для адвоката, хотя нередко оказывается его последним приобретением»15.

Выводом приведённой выше цитаты может быть только одно умозаключение, что как бы ни хотелось получить за свой труд максимальное количество денежных средств, в адвокатской профессии должно преобладать стремление к компетентности и добросовестности, так как только придерживаясь этого принципа существует возможность сделать себе имя и заслужить репутацию добросовестного и компетентного специалиста в своей области.

М.Ю. Барщевский пишет: «Принцип добросовестности, в свою очередь, означает, что адвокат при выполнении своих профессиональных обязанностей должен, помимо того, что действовать компетентно, действовать с наибольшей отдачей собственных сил и способностей и приложить все усилия для того, чтобы предоставить квалифицированную юридическую помощь в кратчайшие сроки и при максимальном учёте интересов последнего».16

Стоит заострить особое внимание на последней обязанности адвоката в кратчайшие сроки и при максимальном учёте интересов последнего оказывать юридическую помощь, т.к., учитывая нынешнюю ситуацию, связанную с положением подзащитных, находящихся под стражей, можно сказать, что кроме священнослужителей, отпускающих грехи, адвокат по сути является для такой категории граждан вторым по значимости человеком, для человека волею судьбы находящегося в местах лишения свободы и ждущего рассмотрения своего дела в суде. Тем более что по сути надеяться для такой категории граждан кроме как на адвоката и поддержку своих родственников не на кого. Так, единственными людьми в таком положении и таких ситуациях оказываются самые близкие люди и официальный защитник, законный представитель подсудимого в суде.

Поэтому, как продолжает М. Барщевский: «Если адвокат обоснованно предвидит продолжительную задержку в оказании помощи клиенту или иные обстоятельства, препятствующие ему надлежащим образом осуществлять защиту интересов клиента (в том числе из-за большой профессиональной загруженности адвоката по ведению иных принятых им дел), клиент должен быть незамедлительно проинформирован».17

1.3. Предотвращение непрофессиональной юридической практики

М.Ю. Барщевский под понятием «непрофессиональная юридическая практика» подразумевает практику «…которая осуществляется без соблюдения тех основополагающих принципов (честность, компетентность и добросовестность)».18

Руководствуясь этим определением непрофессиональной юридической практики, можно сказать о том, что, во-первых, в случае нарушения любого из выше приведённых принципов адвокатской этики действия адвоката можно квалифицировать как непрофессиональные, а его работу признать непрофессиональной юридической практикой.

Далее М.Ю. Барщеевский пишет, что «… очевидно адвокат несёт полную профессиональную ответственность за все дела, ему вверенные»19, т.к. на основании статей 27 и 28 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат вправе иметь помощников, а также стажеров адвоката.

Ведь нет ничего зазорного в том, что помощнику адвоката или стажеру поручается подбор законодательной базы, составление проекта искового заявления, т.е. выполнение технической работы, которая съедает достаточно большое время профессионального адвоката. Высбодившееся от технической работы время адвокат может потратить на повышение своего профессионального уровня, совершенствование документов, подаваемых в суд, да и на привлечение большего количества клиентов.

Но в случае, если адвокат, не проверяет работу помощника, стажера адвоката, например, то же составленное ими исковое заявление, то в данном случае, по словам М.Ю.Барщевского «… мало что остаётся от тезиса обо особой ответственности адвокатуры перед обществом, ничто не будет гарантировать соблюдение принципов честности, компетентности и добросовестности в отношениях клиент-адвокат, ибо клиент обращается за помощью к конкретному адвокату, а не к неизвестным ему помощникам адвоката».20

Действительно, тогда, когда клиент в силу тех или иных обстоятельств ищет адвоката и в результате обращается к одному из выбранных им адвокату, он заключает договор, соглашение с адвокатом, а не с помощником адвоката, т.к. в случае выполнения соглашения адвокатский гонорар будет выплачиваться адвокату, подписавшему соглашение, а не никому не известному помощнику, «стряпчему», быть может и сделавшему всю работу по делу, но не имеющему имя, статус адвоката, и как следствие, не несущему такую серьёзную ответственность за свои действия как адвокат.

Поэтому «в любом случае, адвокат, практикующий самостоятельно в консультации, бюро или фирме, работающий в режиме неполного рабочего дня, должен обеспечить рассмотрение всех юридических вопросов именно профессионалом и исключить юридические консультации непрофессионалом, от имени другого адвоката или от своего собственного»21.

Представляется спорным высказанное в свое время в прессе утверждение Г. М. Резника и солидарно высказывавшегося в своей монографии М.Ю. Барщевского, о том, что наиболее профессиональную юридическую помощь клиенту может оказать только адвокат, т.к. в нашей стране достаточно юристов-профессионалов, докторов и кандидатов юридических наук, оказывающих консультации и работающих простыми юристами, а не адвокатами, консультации которых зачастую оказываются гораздо значимее по сути и содержанию, нежели консультации и рекомендации профессионального адвоката.

Другим вопросом спорного по сути содержания является вопрос о том, что уголовными делами могут заниматься только лица, имеющие статус адвоката, т.к. без соответствующих адвокатских документов они не могут быть допущены к своим подзащитным, находящимся в местах лишения свободы, для осуществления своих функций защитника. Но что касается гражданских и арбитражных дел, здесь достойную конкуренцию адвокатам могут составить и составляют юристы профессионалы, не имеющие статуса адвоката.

Представляется спорным и другое утверждение М.Ю. Барщевского, когда он говорит, что «… клиент профессионального адвоката защищен и имеет более выгодное положение в отношениях «адвокат – клиент» уже хотя бы потому, что на адвоката распространяются правила конфиденциальности, профессиональных критериев заботы адвоката о деле, в отношении полномочий суда применительно к профессиональным адвокатам, наконец, рассматриваемые нами Правила профессиональной этики адвоката».22

Так как условие о конфиденциальности между клиентом и другим юристом, не адвокатом, можно включить и обычно включают в любой договор оказания юридических услуг, говорить о профессиональных критериях заботы о деле представляется тоже спорным, так как вряд ли простой начинающий адвокат заботится о деле лучше нежели просто юрист, имеющий имя в юридических кругах.

Глава 2. Соблюдение морально-этических принципов, как необходимое условие надлежащего исполнения профессиональных обязанностей.

1. Этические правила в системе взаимоотношений «адвокат-коллега»

По мнению М.Ю. Барщевского «для реального подъема престижа адвокатской профессии, пожалуй, одним из важнейших является правильное построение отношений адвоката с его коллегами».23

Подтверждением этого высказывания служит принцип, сформулированный в «Общем кодексе правил для адвокатов стран ЕС»: «Адвокат обязан признавать всех других адвокатов из входящих в Сообщество государств в качестве коллег по профессии и поступать по отношению к ним в соответствии с нормами порядочности и уважения».24

По мнению другого юриста и адвоката Д.П. Ватмана: « Уважение к своему товарищу по профессии, к его личности, деловой и общественной репутации должно быть руководящим правилом для каждого адвоката, нравственной обязанностью которого является забота о достоинстве носимого звания и престижа адвокатуры. Это – азбука адвокатской этики, так как не может ожидать к себе уважения та организация, члены которой не проявляют в своих отношениях взаимной вежливости, такта и неизменной корректности, забывая в пылу судебной борьбы о высоких началах товарищеской солидарности».25

И как правильно отмечает М.Ю. Барщевский: « В виде правила эта этическая установка может быть сформулирована следующим образом: поведение адвоката по отношению к другим адвокатам должно основываться на уважении и доброй воле»26.

Таким образом, только взаимно уважительное отношение, основанное на доброй Воле, может служить достижению цели соблюдения этических правил в системе взаимоотношений «адвокат-коллега».

Другим, не менее важным положением адвокатской этики является то, « … что ни при каких обстоятельствах нельзя допускать в общении с кем бы то ни было неуважительных, оскорбительных отзывов в отношении деловых или личных качеств другого адвоката»27

Д.П. Ватман достаточно чётко сформулировал положение этого этического требования во взаимоотношениях «адвокат – коллега» применительно к судебной деятельности следующим образом: «Взаимное уважение адвокатов друг к другу в ходе судебных прений, внимание к доводам своего процессуального противника, деловая товарищеская полемика, исключающая некорректные выпады, пренебрежительный тон и тому подобные недостойные приемы, должны быть нерушимым правилом поведения на судебной трибуне».28

Заслуживает особого внимания пример, приведённый М.Ю. Барщевским из реальной практики, ярко иллюстрирующий соблюдение принципа честности во взаимоотношениях «адвокат – коллега».

«Адвокат А Представлял интересы одной из сторон в гражданско-правовом споре. Адвокат Б, представлявший интересы соответственно другой стороны, обратился к нему с предложением совместно посетить судью о переносе даты слушания дела (дело в производстве суда находилось уже более года), поскольку он занят в другом процессе. Адвокат А. дал ответ, суть которого сводилась к тому, что он разумеется, не возражает, что « обоюдная» неявка в процесс обязательно повлечет отложение дела, и, конечно, он всегда готов пойти навстречу коллеге. Адвокат Б и его клиент в суд не явились и в рамах достигнутой договорённости предупреждать судью об этом не стали. (Вот здесь мы увидим, что нарушение этических норм в отношениях «адвокат – суд» может привести к серьёзным негативным последствия как для самого адвоката, так и для его клиента.) Адвокат А в суд явился. Его клиент – большой военачальник настаивал на рассмотрении дела в отсутствии второй стороны (на что суд не согласился), заявил ходатайство о наложении ареста на всё имущество клиента адвоката Б в качестве меры по обеспечению иска (что суд и сделал). Никакие последовавшие затем кулуарные объяснения адвоката А, что он вынужден был поступить так по настоянию клиента, не были приняты во внимание почти никем из его коллег или судей. Он никак не мог ответить на простой вопрос – почему он не позвонил адвокату Б, и не предупредил его об изменении собственных планов. По странному стечению обстоятельств в итоге дело разрешено в пользу клиента адвоката Б, а у некоторых московских адвокатов возникло суеверное «убеждение», что бесчестное поведение с коллегой наказуемо Проведением».29

Cледует также рассмотреть и другие случаи этического поведения адвоката, такие, как, когда адвокат противоположной стороны интересуется о том, будет ли адвокат, его соперник по процессу приглашать в суд свидетелей или есть ли у него доказательства того или иного вопроса. Адвокат, кому заданы эти вопросы адвокатом-соперником вправе не отвечать на такого рода вопросы из тактических соображений, но и врать не имеет права из этических соображений. Другой пример, на эту же тему. Адвокат противоположной стороны интересуется, как и в каком размере будет оплачена работа его соперника по процессу. Та же ситуация, врать нельзя из этических соображений, а давать ответ по существу не стоит из соображений ценовой политики адвоката.

2. Этические правила в системе взаимоотношений «адвокат-клиент»

В отношениях «адвокат – клиент» «… строго рекомендуется соблюдение полной честности и правдивости по всем обсуждаемым вопросам», т.к. «… клиенту это рекомендуется уже лишь потому, что нарушение таких правил построения взаимоотношений с адвокатом может негативно сказаться на его собственном интересе».30

В случае нарушения этого требования, «адвокат, принявший поручение, и в ходе работы обнаруживший … скрытые от него факты, имеет полное моральное и юридическое право отказаться от дальнейшего ведения дела».31

Невозможно осуществить полноценную защиту своего клиента, не выяснив с его слов и не добившись от него информации по делу, которое необходимо представлять в суде в целях защиты интересов клиента.

Во избежание таких ситуаций «адвокат должен добиться понимания клиентом того, что его единственной задачей перед государством и обществом является оказание правовой помощи любому обратившемуся, независимо от того, что он совершил или в чём он подозревается».32

В этой обязанности адвоката в принципе раскрывается суть адвокатской профессии. Умение выслушать клиента, расположить клиента к себе, получить от него максимум информации по делу, не пропустить ни одного нюанса рассказанного подзащитным своему адвокату, получить полное представление о его жизненной и правовой позиции по делу, из - за чего в принципе и нанят, собственно говоря, адвокат.

Более жесткие требования к этическому принципу честности в отношениях «адвокат – клиент» предъявляются к адвокату. Так по мнению М.Ю. Барщевского «если соблюдение принципов честности и правдивости для клиента носит рекомендательный характер, то для адвоката – это абсолютный императив».33

М.Ю. Барщевский продолжает: «Дело в том, что любые действия или бездействия адвоката, приведшие к возникновению у клиента неверного представления о правоте его позиции, перспективах судебного разбирательства спора, есть серьёзное нарушение адвокатской этики, так как подобные факты подрывают доверие не только данного клиента к данному адвокату, но и общества в целом к адвокатуре как институту».34

В этом умозаключении адвоката раскрывается суть этической ответственности адвоката не только перед своими коллегами, государством и обществом в целом, но и в первую очередь перед клиентом, интересы которого призван защищать адвокат.

Так же немаловажным является вопрос об этике поведения адвоката при консультировании клиентов.

Д. Ватман говорил: «Адвокат должен походить к обсуждению требования клиента об оказании ему необходимой правовой помощи с особым вниманием и чувством большой ответственности, помня, что поспешное или недостаточно продуманное решение либо совет адвоката могут вовлечь клиента в судебный процесс, реальных шансов на выигрыш которого не имеется, что повлечёт потерю времени и материальные затраты, либо приведёт к утрате клиентом своего права в случае, когда он последует совету адвоката отказаться от обращения в суд по мотиву бесперспективности дела, оказавшегося ошибочным».35

Статьёй 19 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено, что: «Адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключённого с доверителем соглашения об оказании юридической помощи».

К сожалению, в настоящий момент времени это положение приведённого выше закона не действует, оно вступит в силу лишь с 01 января 2007 г (пункт 1 статьи 45 приведённого выше закона). Поэтому сегодня адвокаты вправе осущест.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Замараев Алексей Сергеевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X