Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Сокровища Фаберже: как Россия навсегда потеряла ювелирный бренд

215 просмотров
1 комментариев

Работы ювелирной фирмы Фаберже устойчиво растут в цене уже сто лет. Фаберже — идеальная арт-инвестиция с гарантированной высокой доходностью для долгосрочных и краткосрочных вложений. Последние 10 лет произведения искусства конца XIX — начала XX века пользуются ажиотажным спросом на аукционах и ярмарках. Но наследники знаменитой ювелирной фамилии не получают от продаж ничего. Что разрушило легендарную ювелирную фирму? Кому принадлежит всемирно известный бренд сегодня? Какой деловой интерес был у Виктора Вексельберга, когда он купил коллекцию Фаберже у семьи Форбс и открыл пять лет назад музей в Шуваловском дворце в Санкт-Петербурге?

Фаберже бежал. «Фаберже» остался

Сентябрь 1918 года. Петроград. Все смешалось в доме на Большой Морской, 24. Его владелец — 72-летний придворный ювелир Карл Фаберже — со старшим сыном Евгением спешно собирают вещи. За окнами слышатся выстрелы, а в дверь непрерывно звонят: клиенты в панике несут Фаберже на хранение драгоценности.

До публикации декрета ВЦИКа «Об отмене частной собственности на недвижимость в городах» остается несколько месяцев. Карл Фаберже не будет дожидаться прихода экспроприаторов. Владелец состояния в миллионы долларов бежит в Европу под видом курьера.

В Европе уже живут супруга, невестки, шесть внуков и сын Николай. Трое других сыновей, Агафон, Евгений и Александр, временно остаются в Петрограде, пытаясь спасти фирму от краха.

Однако бегство стало для Карла Фаберже не спасением, а трагедией. Он скитался по миру, а из большевистской России приходили страшные известия: дома, дача, магазины и мастерские разграблены, имущество и драгоценности похищены, среднего сына Агафона дважды арестовывали и сажали в тюрьму.

Состояние семьи Фаберже таяло, а с ним — здоровье главы фирмы. Без своей фирмы Карл Фаберже смог прожить только два года.

Не только яйца

Сегодня известно порядка 250 000 предметов, созданных ювелирной фирмой Фаберже за 45 лет (1872−1917). Карл Фаберже был и художником, и геммологом, и реставратором. Но главный его талант — предпринимательский: Фаберже собрал вокруг себя лучших художников своего времени. В общей сложности у него работало 500 человек от продавцов до бухгалтеров. Это была огромная ювелирная империя, включающая мастерские, дизайн-студии, магазины и филиалы (в Москве с 1887 года, в Одессе с 1890 года, в Лондоне с 1903 года и в Киеве с 1905-го).

Дом Фаберже производил бриллиантовые диадемы и портсигары, перстни и серьги, столовое серебро и иконные оклады.

В мастерских Фаберже трудились и мастера-камнерезы, создававшие objets de fantaisie, фигурки животных и людей, выполненные из цельных кусков камня и в сложных техниках эмали и флорентийской мозаики.

Но сегодня говорим «Фаберже» — подразумеваем «яйца»: декоративные пасхальные яйца Фаберже создавал в промышленных количествах. Маленькие изящные яйца-брелоки различных фасонов и отделки, драгоценные кулоны, которые вешали на шею, на пояс, на броши, собирали в ожерелья. Князь Феликс Юсупов вспоминал, как «на балах яйца Фаберже десятками рассыпались по сверкающему паркетному полу». А по воспоминаниям москвичей, в 1950-е годы антикварный магазин на Арбате был буквально завален яйцами Фаберже.

Фетишем ювелирные яйца сделала императорская семья. Первое яйцо с сюрпризом «Курочка» было заказано императором Александром III как пасхальный подарок императрице Марии Федоровне в 1885 году. Последнее доделанное (к 1917 году остались еще два незавершенных) императорское пасхальное яйцо — «Орден Святого Георгия», созданное в 1916 году из золота, серебра, кости, горного хрусталя. (И первое, и последнее яйца выставлены сейчас в Музее Фаберже в Шуваловском дворце в Санкт-Петербурге.).

Императорскими называют яйца, подаренные российскими императорами Александром III и Николаем II своим супругам и матерям. На данный момент из 50 императорских яиц известно местонахождение лишь сорока трех.

Помимо императорских фирма Фаберже делала и роскошные пасхальные яйца по заказам других значимых клиентов: купчихи Варвары Кельх (7 яиц), по одному пасхальному яйцу фирма Фаберже выполнила для князя Феликса Юсупова, герцогини Консуэло Мальборо, барона Ротшильда и нефтепромышленника Нобеля.

Как Виктор Вексельберг купил лучшее частное собрание Фаберже

2018 год, Москва. На Петровке, 10, в нескольких шагах от дома, где до революции работал московский магазин Фаберже, открыт ювелирный бутик сети Louvre, один из двух магазинов, оставшийся от сети из 12 бутиков. В лучшие времена, несколько лет назад, когда флагманский бутик Louvre работал в отеле Ritz Carlton, там продавались изделия под брендом Fabergé. Владельцем сети Louvre тогда был коллекционер антиквариата, предприниматель Владимир Воронченко. Сегодня Воронченко — директор Музея Фаберже в Шуваловском дворце в Санкт-Петербурге, председатель правления фонда «Связь времен», основанного Виктором Вексельбергом в 2004 году после покупки крупнейшего в мире собрания Фаберже у семьи Форбс.

Покупая предмет за предметом на протяжении 30 лет, Малкольм Форбс собрал лучшую коллекцию Фаберже. Ее ценность в том, что в ней представлены все направления ювелирного искусства Фаберже.

После смерти Малкольма Форбса его сыновья решили продать собрание: сначала ушли 20 предметов, затем еще 70, а потом все, что от него осталось.

Финальные торги коллекции Фаберже из собрания Малкольма Форбса на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке были назначены на 20—21 апреля 2004 года. Каждый коллекционер Фаберже счел своим долгом зарегистрироваться на этот аукцион.

Однако за два месяца до торгов Sotheby’s объявил об их отмене. Причина — покупка всей коллекции российским бизнесменом Виктором Вексельбергом. Для аукционного дома с 250-летней историей событие неслыханное, как и для мирового аукционного рынка. «Это абсолютно исключительное решение», — признал президент и генеральный директор Sotheby’s Holdings Inc. Билл Рупрехт.

Сумма покупки официально не объявлена, эксперты рынка говорят о $100−120 млн.

В любом случае цена оказалась достаточной, чтобы убедить Sotheby’s отменить торги. Расставшись с миллионами долларов, Вексельберг приобрел более 200 предметов и стал обладателем самого значимого в мире собрания изделий Фаберже. И второй — после Музеев Московского Кремля — коллекции императорских пасхальных яиц.

«Вексельберг спас хрестоматийную коллекцию музейного уровня от распыления, сохранив ее целостность», — рассказала Татьяна Мунтян, хранитель коллекции Фаберже Музеев Московского Кремля.

Как и Малкольм Форбс, долгие годы бесплатно выставлявший в Нью-Йорке свое собрание, Виктор Вексельберг не спрятал сокровища. Девять лет коллекция путешествовала по музеям России и мира — от Музеев Московского Кремля до Музеев Ватикана и Национального музея Индии. Побывала в Нью-Йорке, Берлине, Риме, Монако, Дели, Дубровнике, итальянском Бари, разумеется, и в России — от Москвы до Ханты-Мансийска. В глубинке коллекция вызвала страшный ажиотаж.

Пермские пенсионеры, желая попасть на выставку, чуть не сломали двери музея.

Пять лет назад открылась постоянная экспозиция — Музей Фаберже в Петербурге, в специально перестроенном для этой цели Шуваловском дворце.

Возможно, покупая коллекцию Форбса, Виктор Вексельберг руководствовался не только альтруистическими целями. В 2007 году из-за прав на товарный знак Fabergé перессорились владелец СУАЛа (Сибирско-Уральская алюминиевая компания позже стала частью «Русского алюминия») Виктор Вексельберг и бывший директор СУАЛа, южноафриканский бизнесмен Брайан Гилбертсон. Права на Fabergé Limited остались за Брайаном Гилбертом. Магазины Fabergé Limited открылись не только в центре Лондона, но и по всему миру. А сеть российских ювелирных бутиков Louvre отказалась от дистрибуции украшений Fabergé.

Как получилось, что права на Fabergé не принадлежат потомкам семьи Фаберже и переходят из рук в руки?

Саквояж и шесть чемоданов с сокровищами.

Накануне бегства из Петрограда Карл Фаберже подстраховался — по крайней мере, он так думал. Свой большой дом с массивным фасадом, облицованным серо-розовым и красным гранитом, где семья Фаберже прожила 18 лет, Карл передал в бесплатную аренду швейцарской миссии.

Это было разумно: в марте 1918 года советская власть издала декрет о защите собственности иностранцев. А в доме Фаберже хранились драгоценности семьи и клиентов. Сохранившаяся опись оценивает вещи в 1 603 614 рублей золотом в ценах 1917 года (по сегодняшнему курсу 825,6 млн рублей). Но об этом кроме Карла и Евгения Фаберже знал лишь кассир миссии по фамилии Циммерман. Драгоценности были упакованы в большой саквояж и помещены в блиндированную (бронированную) комнату с немецким сейф-лифтом «Арнхайм», самым надежным в мире. В этот же сейф Фаберже сложил и шесть чемоданов с семейными вещами.

За хранение вещей в своем же доме Фаберже ежемесячно платил швейцарцам 1% от их стоимости и даже составил формальную расписку на сумму 100 000 рублей. Была и вторая расписка с перечнем драгоценностей и их эскизами, по которой можно и сейчас отслеживать вещи на антикварном рынке.

В доме поселился швейцарский посол Эдуард Одье, что казалось Фаберже вполне надежной защитой. После тяжелого ранения Ленина и убийства главы СК Урицкого 30 августа 1918 года был объявлен красный террор. Фаберже бежал. А уже через месяц швейцарский посол распорядился перенести все свои чемоданы, а также вещи Фаберже, включая саквояж с драгоценностями, в посольство Норвегии, на Мойку, 42.

На следующую же ночь все вещи и драгоценности Фаберже были украдены из норвежского посольства.

Через две недели Швейцария разорвала дипломатические отношения с Советской Россией, и господин Одье благополучно отбыл на родину.

Когда чекисты-экспроприаторы наконец дошли до дома Фаберже на Морской, единственное, что они оставили в целости и сохранности, — сейф-лифт «Арнхайм». Не смогли открыть. Сокровища из саквояжа Фаберже так и не нашлись. Но некоторые вещи иногда появляются на антикварном рынке (например, папиросник из двухцветного золота с сапфировой застежкой) — и тут же исчезают.

Более 50 лет потомки семьи Фаберже добивались компенсации от швейцарских властей, но проиграли все иски и в 1970-х годах получили окончательный отказ.

История с саквояжем стала лишь началом трагического крушения фирмы. Большевики изъяли все ценности из петроградского и московского магазинов, складов, мастерских и фабрик. В это же самое время антикварные рынки Европы были завалены вывезенными из России драгоценностями Фаберже и подделками под изделия фирмы. От продажи награбленного и вывезенного наследники не получили ни рубля.

Ссоры в семье Фаберже, навет на сына Агафона

Дела у Фаберже пошли неважно уже за несколько лет до революции. Годовой оборот фирмы составлял на пике ее деятельности более 1 млн золотых рублей. Первый ощутимый удар нанесла Первая мировая война. Упала выручка в Европе: в 1915 году пришлось закрыть магазин в Лондоне, работавший с 1903 года под руководством сына Николая.

К началу революционных событий Карлу было уже за семьдесят, он устал и желал отойти от активного управления компанией. Старший Фаберже искал надежного партнера, на которого можно было возложить все вопросы управления.

Почему не на сыновей? Николай постоянно жил в Лондоне, Александр — в Москве. Со средним, Агафоном, Карл рассорился и уволил его из фирмы. А в способности сына Евгения, похоже, верил мало.

В итоге партнером Карла Фаберже стал Отто Бауэр, директор правления фирмы. За год до революции фирма была реорганизована в «Товарищество на паях «К. Фаберже». Бауэр получил от Карла Фаберже генеральную доверенность, по которой ему переходило ведение дел и право принятия решений. Отто Бауэр, в отличие от сыновей Карла Фаберже, пользовался полным доверием, и это стало роковой ошибкой ювелира.

В 1922 году партнер Бауэр сообщил наследникам Фаберже, что ничего из их имущества отдать не может — «все отняли экспроприаторы». Семья Фаберже ему не поверила и сочла его вором. Активнее всех пытался вернуть имущество Евгений. И через бывшего министра юстиции Латвии добился ареста Бауэра. В тюрьме на допросе Бауэр сообщил, что от наследия Фаберже не осталось ничего, кроме часов Breguet. Взять часы Евгений отказался.

Двадцатого октября 1918 года, через месяц после бегства из России, Карл Фаберже составил завещание, где перечислил квартиры, земли, дачу, коллекции предметов искусства, включая японские вещи, коллекцию географических карт, гравюр, часов, а также мебель, книги и прочее имущество. Но фактически ничем этим Карл Фаберже уже не владел: завещание не имело для наследников ценности. По завещанию Карл Фаберже лишал своего сына Агафона наследства. Он также освободил других своих сыновей от обязательств по отношению к брату в том случае, если Агафон откроет сам или примет какое-либо участие в деле, конкурирующем с Товариществом «К. Фаберже». В чем причина?

Агафон, служивший в фирме коммерческим директором, был обвинен в растрате. А уже после смерти Бауэра, который когда-то и обвинил Агафона, в этом преступлении признался один из служащих. Карл до этого не дожил, он умер, не простив сына.

Однако именно Агафон обладал крепкой деловой хваткой и хорошо разбирался в финансовых тонкостях бизнеса. Вся дальнейшая жизнь Агафона подтверждает силу его характера и здоровый авантюризм, которым не обладали его братья.

В Советской России Агафон прожил 10 лет: дважды сидел в тюрьме и перенес множество допросов. Чекисты упорно искали припрятанные семьей Фаберже сокровища. Пару лет Агафон успел поработать экспертом в Гохране, куда его определил Лев Троцкий. Все эти годы жена Агафона Лидия и их пятеро детей жили в эмиграции — они уехали через год после революции. Самого Агафона из России не выпускали. В 1927 году он бежал. К побегу подготовился основательно: через финское консульство переправил свое имущество, в том числе коллекцию почтовых марок (Агафон был филателистом мирового уровня), в Финляндию дипломатической почтой. Организовать побег помог контрабандист Петр Пуккила. Агафон бежал в Финляндию со своей второй семьей (женой Марией Борзовой, бывшей бонной его старших сыновей, и их сыном Олегом) в ночь на 11 декабря 1927 года.

«Мой папаша все заранее обдумал. И мы с собой в дорогу ничего, кроме теплых вещей, не брали. Он заранее, задолго до той ночи, все ценности переправил в эстонское посольство, а оттуда дипломатической почтой, мы все в целости и сохранности получили в Гельсингфорсе», — писал Олег Фаберже в мемуарах.

Карл Фаберже и его сыновья не сделали главного: не зарегистрировали имя Карла Фаберже в качестве торговой марки.

После революции Европу и Америку захлестнула волна подделок «под Фаберже». Появилось даже такое понятие, как Fauxbergé, то есть «Фальшберже». Одним из тех, кто наладил промышленное производство подделок, стал «большой друг Советской России и Советского Союза» американский миллиардер Арманд Хаммер.

Подробнее >>>

14.05.2018

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Валентина
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (1)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
0
Вниз

Это искусство, талант, красотище...

0

Читайте также

0 X