Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Корея без Путина: чем закончится встреча лидеров КНДР и США

53 просмотров
0 комментариев

Отказ от ядерного оружия пугает Северную Корею потерей независимости. Но потенциальное объединение КНДР и Южной Кореи страшит Сеул 25 млн иждивенцев. К каким изменениям следует готовиться после встречи Дональда Трампа и Ким Чен Ына?

Источник: AP 2018

12 июня в Сингапуре состоится саммит лидеров КНДР и США. Выбор нейтральной территории стороны, до того не принимавшей активного участия в решении корейского вопроса, выглядит вполне логичным. Варианты, предложенные традиционными посредниками — Владивосток, Пекин и даже Улан-Батор — были отклонены.

Межкорейская прелюдия

Встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа — событие историческое. До этого можно было наблюдать снижение напряженности на Корейском полуострове: отложенные совместные учения США и Южной Кореи в преддверии Олимпиады в Пхёнчхане, участие северокорейских спортсменов в Олимпийских играх, затем торжественная и глубоко символическая встреча Ким Чен Ына с президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином, на которой был подписан крайне миролюбивый меморандум, и даже жест доброй воли со стороны руководства КНДР перед предстоящей встречей в Сингапуре — были освобождены и отправлены на родину заключенные, граждане США, подозреваемые в шпионской деятельности.

На этом фоне разного рода энтузиастами и доброхотами стала муссироваться тема денуклеаризации и даже возможного объединения Кореи или по крайней мере начала движения в этом направлении. Оправдан ли такой оптимизм и чего стоит ждать от предстоящей действительно исторической встречи лидеров Северной Кореи и США?

10

ФОТОГРАФИЙ

Пространство для переговоров

Официально поводом для встречи стало обсуждение ядерной программы КНДР. Собственно, именно ядерная программа, а не деспотический-коммунистический режим и пресловутая борьба за права человека является камнем преткновения при обсуждении всех прочих вопросов. И именно ядерная программа КНДР называется основным источником дестабилизации ситуации в регионе.

Вот только Пхеньян вряд ли откажется от своей ядерной программы. На то есть ряд объективных причин.

Ядерный арсенал Северной Кореи по факту — единственный инструмент влияния и аргумент в спорах страны на международной арене. В непосредственной близости от северокорейских границ, на территории Южной Кореи располагаются американская военная база и американские же системы ПРО. Возможности обычных вооруженных сил КНДР не идут ни в какое сравнение с возможностями Южной Кореи и тем более США. Экономические стимулы для страны, практически полностью отрезанной от международного рынка, работают слабо. Отказываться от такого инструмента, как ядерный арсенал, в такой ситуации безрассудно.

Объединение Севера и Юга

Может ли Дональд Трамп пообещать Ким Чен Ыну поддержку в процессе мирного и постепенного объединения двух Корей и интеграции КНДР в мировую экономическую систему, чтобы убедить того приостановить ядерную программу, а в идеале начать процесс денуклеаризации? Маловероятно.

Дело в том, что объединения не хотят сами корейцы.

Идея объединения давно стала политическим лозунгом, неотъемлемой частью официальной риторики обеих сторон. Неизменная верность идеи объединения в общественной дискуссии и в официальных речах имеет значение скорее ритуальное и символическое. Результаты регулярных опросов, проводимых Корейским институтом национального объединения показывают, что лишь небольшая доля населения Южной Кореи желает скорейшего объединения страны. Большинство склоняется к идее, что это должно происходить постепенно и желательно в как можно более далекой перспективе.

Читайте также

Ученые рассказали, что произошло с «ядерной горой» в КНДР

В 2017 году среди 20-летних южан объединение страны считали необходимым только 38%, а среди 60-летних — 71%. С каждым годом ситуация только усугубляется. Живые родственники по ту сторону демилитаризованной зоны и память о единой Корее остались только у стариков. За долгие годы (70 лет) существования порознь две страны разошлись в своем развитии значительно дальше, чем разделенное население Германии до 1989 года.

Уровень ВВП на душу населения Севера и Юга отличается по различным оценкам от 15 до 30 раз. Численность населения при этом отличается всего вдвое. В случае постепенной интеграции КНДР в общую экономику на базе федерации или конфедерации издержки по смягчению социального разрыва лягут на плечи жителей Юга. По подсчетам американских и южнокорейских исследователей объем таких издержек может достигать нескольких триллионов долларов (в 2010 году Федерация корейской промышленности называла цифру в $3,5 трлн). На такие жертвы южане идти не хотят.

Использование ресурсов Северной Кореи, минеральных и человеческих, также сулит скорее издержки, а не прибыль.

Разработка месторождений (не самых обильных), строительство соответствующей инфраструктуры требуют времени и огромных капитальных затрат. Живущее и работающее в совершенно другом технологическом укладе население Северной Кореи не обладает необходимой квалификацией, умениями и знаниями, соответствующими современным требованиям. Их переобучение, подготовка и трудоустройство в современных реалиях — отдельная огромная проблема. Как показывают данные министерства объединения Республики Корея, из северокорейских перебежчиков (а это в среднем 2000 человек ежегодно) лишь 48% смогли трудоустроиться.

Сами по себе северокорейские предприятия и их продукция не смогут конкурировать на внешних рынках ни по качеству, ни по себестоимости в случае открытых для торговли границ и на внутреннем рынке. Познакомившиеся же с другим образом и уровнем жизни северокорейцы будут в объединенном государстве на правах иждивенцев и станут очагом социальной нестабильности. Пошатнется и авторитет северокорейской компартии. Вряд ли руководство КНДР не осознает таких рисков и готово отказаться от своей монополии на власть.

Военное присутствие США

Другим вариантом торга Кима и Трампа может стать военное присутствие США у северокорейских границ. Ким Чен Ын заявил, что готов на ядерное разоружение в случае, если не будет существовать угрозы безопасности и суверенитету КНДР. Однако именно регулярные совместные военные учения США и РК неоднократно провоцировали Северную Корею и давали толчок к новому витку напряженности на полуострове. Ожидать, что США свернут системы ПРО и свою военную базу в Чинхае — то же, что и верить в утопию.

Читайте также

Диктатор и провокатор: на каких условиях смогут помириться США и Северная Корея.

Хотя в администрации США и называют воинственную политику КНДР причиной поддержания своего военного присутствия в Южной Корее, настоящая причина поддержания и даже наращивание военного присутствия — сдерживание Китая, который наряду с Россией, Ираном и КНДР был назван в числе основных угроз национальной безопасности США. «Китайская угроза», в свою очередь, никуда не девается.

Не все так плохо

Встреча 27 апреля в Пханмунджоме была полна символизма, как и подписанный по итогам встречи меморандум. Таким же символизмом были полны и все предыдущие двухсторонние встречи Южной и Северной Кореи (1972, 1991, 2000 и 2007 годов). Как известно, до сих пор это не привело к кардинальным переменам. Тем не менее есть и отличия нынешней ситуации от предыдущих.

Помимо символических, в этот раз КНДР пошла на конкретный шаг — Ким Чен Ын пообещал публично закрыть до конца мая ядерный полигон близ Вонсана. Шаг беспрецедентный, и это дает надежду на определенные перемены.

В то же время дипломатия Трампа, которую он ведет с элегантностью слона в посудной лавке, не может не вызывать озабоченности и является еще одним фактором неопределенности в предстоящих переговорах. Ему, очевидно, не дают покоя лавры миротворца, сочетающиеся со стремлением воплотить предвыборный лозунг о возвращении величия Америке. Отсюда попытка разрешить в сжатые сроки «вечные» конфликты посредством жестких, радикальных и порой недальновидных действий: перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим и признание спорной территории за Израилем, недавний скандальный выход США из ядерной сделки по Ирану.

Читайте также

Денуклеаризация и мир на полуострове: о чем договорились корейские лидеры.

Существуют вполне обоснованные опасения, что он попытается заставить КНДР отступиться, но при этом не предложит достаточных гарантий или альтернатив, опираясь на потенциал санкционного и военного давления. Такое поведение вполне может привести к серьезной дестабилизации.

Все вышеописанное не отменяет возможности сторон достичь компромисса. Необходимо при этом помнить, какие объективные препятствия стоят на пути переговорного процесса и что стоит на кону.

А где же Россия?

События на Корейском полуострове в последние месяцы развиваются стремительно и, что главное, имеют огромную важность не только для Кореи, но и для региона в целом. И возникает логичный вопрос: где во всем этом Россия? КНДР — страна с ядерным потенциалом и 25-миллионным населением, проживающим на очень небольшой территории, которая имеет общую границу с Россией. В худшем случае это военные действия непосредственно у российских границ и гуманитарная катастрофа, по масштабам кратно превышающая европейский кризис беженцев, поскольку граница сухопутная. В лучшем случае это начало диалога, налаживание торговых связей и восстановление железнодорожного сообщения Север — Юг, что даст России выход к портам Южной Кореи и, возможно, даст толчок к развитию Транссиба, который российское правительство активно продвигает в качестве альтернативного транспортного коридора.

Читайте также

Помпео рассказал о целях встречи с Ким Чен Ыном.

В преддверии встречи Ким Чен Ына и Трампа в Сингапуре прошел ряд встреч на высоком и высшем уровнях всех заинтересованных сторон: встреча Ким Чен Ына и Си Цзиньпина в Пекине, встреча лидеров Севера и Юга в Пханмунджоме, визит госсекретаря США Майка Помпео в КНДР, трехсторонняя встреча президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина, премьера Японии Синдзо Абэ и главы МИД КНР Ли Кэцяна в Токио. Учитывая существование «шестистороннего формата» — КНДР, Республика Корея, КНР, США, Япония, Россия — за бортом обсуждений осталась только РФ. Помощник президента России Юрий Ушаков в апреле заявлял, что встреча Владимира Путина с Ким Чен Ыном пока не планируется.

Слухи о визите главы МИД КНДР в Москву не подтвердились, а других не было. Россия — вторая по величине ядерная держава, имеет общую с КНДР границу, военный флот в тихоокеанской акватории и широкий круг экономических интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тем временем роль России в разворачивающихся событиях куда менее заметна, чем на Ближнем Востоке, что в контексте декларируемого «разворота на Восток» и «фокуса на Азию» выглядит странно. Самоустранение от участия в решении вопросов такого уровня может привести к потере всякого влияния в регионе, не оградит от потенциальных издержек, но может отрезать от потенциальных выгод.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Алексей
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Читайте также

0 X