Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Утрата товарной стоимости автомобиля в результате ДТП считается реальным ущербом и взыскивается с пр

357 просмотров
2 комментариев

В конце декабря прошлого года Верховный суд РФ выпустил очередной обзор судебной практики за последний квартал 2018 года. Рассмотрим некоторые интересные судебные случаи из него.

Пункт 9 Обзора. В случае повреждения транспортного средства утрата его товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей к нему.

Истец обратился с иском к страховой компании о взыскании дополнительного страхового возмещения и к и виновнику ДТП о взыскании ущерба. Краткая фабула дела. В результате ДТП автомобиль истца получил механические повреждения. В порядке прямого возмещения ущерба страховая компания выплатила истцу определенную сумму страхового возмещения. Не согласившись с его размером, истец сделал независимую экспертизу, по заключению которой стоимость восстановительного ремонта транспортного средства с учетом износа увеличивалась почти в 2 раза, и также была определена вероятная утрата товарной стоимости в определенном размере. В ходе судебного разбирательства были проведены еще 2 технические экспертизы, определившие размер восстановительного ремонта и вероятной утраты товарной стоимости.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что размер выплаченного страховой компанией страхового возмещения превышает стоимость восстановительного ремонта транспортного средства истца, определенного в ходе судебной экспертизы, а, следовательно, полностью возмещает причиненный истцу ущерб. В возмещении утраты товарной стоимости суд отказал, указав, что выводы эксперта о размере утраты товарной стоимости носят предположительный характер и отсутствуют иные доказательства, позволяющие достоверно определить ее размер. Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций ошибочными. Она сослалась на разъяснения п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (действовавшего на момент рассмотрения судами настоящего спора) о том, что к реальному ущербу, возникшему в результате дорожно-транспортного происшествия, наряду со стоимостью ремонта и запасных частей относится также утраченная товарная стоимость, которая представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида транспортного средства и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта. Аналогичные разъяснения приведены в п. 37 постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано.

Касаемо предположительного определения утраченной товарной стоимости, Верховный суд сослался на абзац 2 п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ», о том, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. А по смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Также Верховный суд привел выдержки из постановления Конституционного суда РФ от 10 марта 2017 г. № 6-П о том, что положения ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ – по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, – не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями. Иное означало бы, что потерпевший лишается возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя вреда при условии выплаты страхового возмещения по договору страхования (которое определяется на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт). Поэтому указанные правила Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, основанной на ФЗ от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено. Если он не может быть взыскан в порядке страхового возмещения в полном объеме, то должен быть взыскан непосредственно с причинителя вреда. Отказ в иске о возмещении убытков в полном объеме нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав.

Определение № 18-КГ 17-257


Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Орлова Ольга Геннадьевна
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (2)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
1
Вниз

Интересная и полезная публикация. Благодарность автору!

+1 / 0

Иван Иванович, спасибо за обратную связь!

0

Читайте также

0 X