Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Повторяющийся «Ярс»: какие ракеты строит Россия

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
32 просмотров
0 комментариев

Российские военные за шесть лет приняли на вооружение 217 стратегических баллистических ракет. Об этом сообщил министр обороны Сергей Шойгу, выступивший на расширенном заседании комитета Государственной думы по обороне. «Известия» напоминают, как менялась группировка отечественных стратегических ядерных сил (СЯС).

По словам Шойгу, с 2012 года российские РВСН получили 109 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Ярс», а морской компонент СЯС — 108 баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ).

Очевидно, что Россия активно перевооружает свои СЯС. Посмотрим, как менялась отечественная стратегическая группировка, к чему она пришла и что ее ждет впереди.

В 2019 году должны быть заключены новые контракты на поставку вооружений для Российской армии и флота

Отправной точкой нашего парадного портрета будет совершенно официальный документ: Меморандум о договоренности об установлении исходных данных в рамках договора СНВ-1. В нем на осень 1990 года был зафиксирован подробный состав группировок стратегических наступательных вооружений СССР и США — с тем чтобы реализовать основную мысль этого соглашения: сократить арсенал стратегических носителей наполовину. Согласно этому протоколу, СССР имел на тот момент 2500 МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков, с которыми был связан 10 271 ядерный боезаряд. Тяжелые бомбардировщики мы рассматривать не будем, так как их доля была сравнительно невелика и на стратегическую стабильность они влияли слабее, чем ракеты, однако учтем, что США имели по ним преимущество (574 самолета и 2353 связанных боезаряда против 162 и 855 соответственно у СССР).

При этом советская сухопутная группировка, относящаяся к РВСН, включала 1398 МБР и 6612 боезарядов. Она состояла из 1077 МБР шахтного базирования (326 УР-100 К, 40 РТ-2, 47 МР-УР-100, 300 УР-100 Н (УТТХ), 308 Р-36 М УТТХ и Р-36 М 2, 56 РТ-23 УТТХ), а также 321 мобильной ракеты (288 «Тополей» на автомобильном шасси и 33 РТ-23 УТТХ в составе боевых железнодорожных комплексов). Морская группировка СЯС состояла из 940 БРПЛ (192 Р-27, 280 Р-29, 224 Р-29 Р, 112 Р-29 РМ, 12 Р-31, 120 Р-39) с 2804 боезарядами.

Что показывают эти цифры? Нетрудно видеть, что, несмотря на чуть большее число мобильных ракет в сравнении со стационарными (1261 против 1077), последние несли на себе 5994 боезаряда, то есть две трети всего ядерного оружия, размещенного на стратегических ракетах. При этом чуть более половины всех этих стационарных боезарядов приходилось всего на 308 тяжелых МБР.

Структура американской ракетной группировки выглядела иначе. США имели на суше 1000 МБР (450 Minuteman II, 500 Minuteman III, 50 Peacekeeper) с 2450 боезарядами, а на море — 672 БРПЛ (192 Poseidon, 384 Trident I С 4, 96 Trident II D5) с 5760 боезарядами. То есть мобильная составляющая по боезарядам достигала 70% от всей группировки МБР и БРПЛ — картина, полностью обратная той, которую мы видим у СССР.

Какой смысл несут в себе эти подсчеты? По сложившимся к концу 1980-х представлениям стационарные шахтные ракеты с большим количеством боезарядов на борту являются дестабилизирующими, то есть провоцирующими первое применение ядерного оружия в случае военно-политического кризиса. Причин этому две.

Во-первых, у таких ракет к тому моменту уже была достигнута очень приличная точность, позволявшая уверенно накрывать сравнительно небольшим числом боеголовок защищенные и заглубленные цели на территории противника. Это делало их отличным средством разоружающего, или «контрсилового», удара по ядерным силам.

Во-вторых, их координаты были прекрасно известны и тем самым они сами по себе были готовыми мишенями для ракет противника — и чем больше боезарядов на одной такой ракете можно выбить, задействовав всего пару-тройку своих боеголовок, тем притягательнее становится идея «контрсилы» и тем сильнее опасение, что ракеты будут уничтожены при первой же возможности. Возникает дилемма «запускай или потеряешь» (use-it-or-loose-it), что в условиях кризиса не стабилизирует обстановку, а, наоборот, подталкивает стороны к упреждающему удару, лишь бы не «проспать» возможный такой удар со стороны противника.

Напротив, большая доля подвижных ракетных комплексов (морских, автомобильных, железнодорожных) в группировке обеспечивает неопределенность положения значительного числа боезарядов в каждый момент времени, чем усложняет противнику задачу упреждающего уничтожения ядерного потенциала и гарантирует нанесение неприемлемого ущерба в ответном ударе.

Оказались в «Авангарде»: как и где будут разворачивать новую систему

Первый полк нового стратегического комплекса заступит на дежурство до конца 2019 года

Этим достигается обратный эффект: в кризисе стороны видят, что первым ударом разоружить противника без получения полномасштабного ответа невозможно, поэтому вместо эскалации такие структуры стратегических группировок помогают (не гарантируя) разрядить обстановку, не провоцируя применять ядерное оружие.

Эти соображения были положены в основу Совместного согласованного заявления 1990 года, в котором впервые был сформулирован принцип стратегической стабильности: устранение стимулов для нанесения первого ядерного удара. Для этого предлагалось повысить в группировке долю средств, имеющих повышенную выживаемость в ответном ударе (то есть мобильных комплексов), а также снизить число боеголовок на одной ракете, с тем чтобы не делать ее лакомой целью для превентивной атаки.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Сацков Константин Евгеньевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X