Спросить бесплатно

Эвелина Бледанс: «На площадке мамы уводили детей от моего сына»

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
127 просмотров
1 комментариев

В Международный день человека с синдромом Дауна Эвелина Бледанс, актриса и мама солнечного ребенка Семена, рассказала в эксклюзивном интервью Mail.ru Дети, откуда у ее сына взялся «папазаменитель» и из-за чего ей становится обидно за своего ребенка.

1 апреля Семену исполнится 7 лет. В этом году он пойдет в школу, и я не исключаю, что в дальнейшем пожалею об этом решении. Возможно, сын еще слишком мал для того, чтобы сидеть за партой, мог бы еще год походить в садик, который можно и проспать, и даже прогулять, если уж очень хочется.

Но пока сын настроен решительно по поводу школы, постоянно спрашивает про нее, интересуется, когда мы снова туда пойдем. Мы уже были в школе на дне открытых дверей, познакомились с будущими одноклассниками и классной руководительницей. А еще присмотрели себе невесту! Девочку с синдромом Дауна – симпатичную, нарядную. Дома мы готовимся к переменам в формате игры. Например, я часто читаю Семе сказку «Золотой ключик, или Приключения Буратино», и мы любим разыгрывать сценки из нее, особенно те, в которых главный герой ходит в школу. Сыну нравится! Надеюсь только, что в реальной жизни он не продаст «Азбуку»...

Сейчас Семик ходит в инклюзивный детский сад, в его группе 32 человека, в том числе с такими диагнозами, как ДЦП, аутизм. Но общая масса детей – обычные, здоровые.

Для сына каждый день в саду – испытание. Дело в том, что дома и за пределами сада Семик – центр Вселенной, все над ним трясутся. На улице и на мероприятиях, на которые я его постоянно беру с собой, сына узнают, подходят к нему со словами: «Ой, это же наша звезда Семик!»

И, кстати, я уже стала замечать, что сын смекнул, какой он популярный, и теперь козыряет своим статусом. Бывает, не хочет игрушки убирать за собой, а я настаиваю, чтобы навел порядок. Тогда он приводит железобетонный аргумент: мол, не буду, я звезда! И как тут спорить?

Но в саду, где сын находится большую часть дня, свой климат: детям все равно, кто звезда, а кто – нет. Для Семы пребывание там – некая репетиция взрослой жизни, где он будет сам за себя.

Но, в целом, ему в саду нравится: он с удовольствием посещает кружок столярного дела, учится работать молотком, шуруповертом и напильником. Я каждый раз с замиранием сердца подсматриваю за этим, как бы не поранился, хотя все инструменты, безусловно, специально не сильно заточены.

Еще Семен очень уважает спорт. Он регулярно плавает и посещает тренировки, где его гоняют по круговой программе.

С первых лет жизни у Семена есть страсть – медицина. Дома у нас полно всяких врачебных чемоданчиков, костюмов доктора. Сын обожает надеть белый халат, шапочку и маску и ходить ставить нам диагнозы, выписывать рецепты.

Его увлечение для домашних, кстати, очень удобно – не возникает проблем с тем, чтобы скормить Семе что-то полезное, но не очень им любимое. Например, привезли нам друзья из Таиланда манго, которое сын обычно не ест. Я сама нарядилась доктором и стала объяснять, что это такое лекарство, его все врачи обязательно принимают. Сработало!

Перед сном сын любит, чтобы я ему читала. Сейчас у него настольная книга – «Профессии». Вчера, например, изучали, как трудятся работники телевидения. Впрочем, он про это и так знал, ведь с рождения ходил со мной на съемки различных программ.

Сейчас у Семена период под названием «Я сам». Отвергает помощь, иногда даже грубовато. Но потом одумывается, подходит, ластится – «Мама, на ручки!» Я на подобное стараюсь реагировать спокойно, не ругаю, не отчитываю. Хочет быть самостоятельным – пусть, я только за.

Агрессии в Семе нет. Он веселый парень, всегда на позитиве – это в маму. Очень любит посюсюкать, чтобы я с ним в кровати повалялась. Он очень нежный, внимательный ребенок. На 8 Марта выучил для меня стихи, нарисовал открытку, испек торт – бабушка помогла, конечно.

Еще у сына отлично развита интуиция. Он очень чувствует людей. Если ему кто-то не нравится, значит, мне нужно быть очень осторожной с этим человеком. Не раз было, что Семик с недоверием к кому-то относился и не ошибался, – спустя время человек меня подводил.

На воспитание особенного ребенка не нужны миллионы...

Это ошибочное мнение, что на содержание ребенка с синдромом Дауна нужно очень много денег. В регионах еще бывают с этим проблемы, к огромному сожалению, а вот в Москве вообще все прекрасно, тут очень многое делается для таких детей бесплатно.

Конечно, на что-то приходится тратиться – тот же массаж, например. Но с уверенностью могу сказать, что мамы с папами, у которых трудно с финансами, и сами могут справиться с уходом за своим малышом. Мой новый Центр «Открытый мир» будет заниматься обучением таких родителей и многим-многим другим – бесплатно. Кстати, я мечтаю открыть в родном Крыму реабилитационный центр для особенных детей. Уверена, что на солнце, у моря все занятия принесут двойную пользу.

В прошлом году я пережила выкидыш. Это огромное несчастье и нужно время, чтобы прийти в себя после него, найти силы жить дальше. Я смогла справиться сама, с головой ушла в работу, старалась ни секунды не сидеть без дела, чтобы не оставаться один на один с грустными мыслями.

Но если женщина чувствует, что не справляется, что ее накрывает чернотой, надо идти к психотерапевту. Не стоит сидеть и ждать, пока само пройдет.

Специалист даст советы, как забыть произошедшее, порекомендует, какие приемы помогут конкретно в вашем случае снова встать на ноги. Медицина идет вперед и не стоит игнорировать ее достижения. Да, мы, русские женщины, как никто умеем преодолевать трудности, но иногда не стоит быть лошадью, а нужно себя пожалеть.

Кстати, после рождения Семена у меня не было послеродовой депрессии. Были какие-то перепады настроения, я переживала, что из-за малыша муж отошел на второй план, но такого, чтобы плакать без причины, срываться на всех подряд или вообще о суициде подумывать, к счастью, не было. Слышала, что при депрессии именно это и происходит.

Пробовать еще раз стать мамой я пока не планирую. Сегодня я всю себя отдаю младшему сыну, моя задача – поставить его на ноги. Плюс работа в фондах. Боюсь, что меня просто не хватит на еще одного ребенка.

После рождения Семена у нас произошел конфликт со старшим сыном, Николай не хотел, чтобы я рожала заведомо нездорового малыша. Сейчас отношения, к счастью, наладились. На мой надвигающийся юбилей – 5 апреля – мечтаю собрать всех родных в Крыму, но, если Коля не сможет прилететь, отправимся в Тель-Авив, где он живет и работает айтишником.

Мы постоянно на связи, созваниваемся почти каждый день. С Семой у него тоже теплые отношения. Коля постоянно интересуется, как там младший брат. Еще у него живет кот, которого Сема обожает, просит Колю показать его во время видеозвонков, а уж когда бываем в Израиле, тискает до одури!

Пьянки-гулянки для друзей на свой юбилей устраивать не буду. Мне не надо, чтобы они четыре часа рассказывали, какая я умница и красавица, поднимая за меня тосты. Лучше отдам деньги на благотворительность. А тем, кто хотел поздравить, скажу, чтобы так же поступили с деньгами, которые планировали мне на презент потратить, – это станет для меня лучшим подарком. Вообще сегодня для меня важнее социальная работа, хочется помогать людям.

Недавно я написала книгу-тренинг «Эвелина Бледанс: страницы женского счастья», в основном она состоит из советов, как современным мамам, которым приходится совмещать работу с заботой о малыше, научиться существовать в гармонии с собой. Я как мама двух сыновей, пережившая три развода, могу рассказать, как быть самостоятельной и независимой, и стать счастливой при любом семейном статусе. Также я планирую написать сказку.

Судить о том, как относятся окружающие к детям с синдромом Дауна по тому, как они реагируют на моего ребенка, – необъективно. Он – сын знаменитости, сам – звезда, как я уже говорила. Его обожают, говорят с ним подчас даже с неким благоговением.

Было всего пару раз, когда на детской площадке дети не хотели с ним играть, потому что он говорит, будто у него каша во рту. И в этот момент мне было неприятно – из-за того, что их родители поддержали такое поведение своих детей.

Вместо того, чтобы объяснить, что Семен такой же ребенок, они брали своих детей за руку и отводили в сторону. Было, конечно, обидно... И страшно представить, что другие родители детей с синдромом Дауна – немедийные, обычные люди, переживают подобное ежедневно.

В первый раз я стала мамой в 25 лет, второй – в 43 года. Не буду говорить банальностей о том, что в бытовом плане сейчас все стало гораздо проще. Например, подгузники теперь есть на любой вкус и цвет, в то время как 25 лет назад я их в валютном магазине за бешеные деньги покупала, и потом еще марлю в них подкладывала.

В плане моего отношения к материнству тоже многое изменилось. Когда Коля был совсем маленьким, я постоянно думала о карьере, боялась чего-то не успеть, неслась на гастроли, оставляя сына на бабушку. С Семеном я на время вообще забыла про работу, наслаждалась каждой секундой рядом с ним. И, чего греха таить, тряслась над ним гораздо сильнее, чем над Николаем.

После развода с папой Семы мало что изменилось, потому что Саша всегда много работал, иногда отсутствовал по несколько дней. Так что Семен, как и прежде, продолжает видеть папу где-то раз в неделю.

Я очень счастлива, что в саду один из воспитателей сына – мужчина. Он очень строгий, Семен его уважает и слушается. Можно даже сказать, что, пока настоящий отец Семена на работе, воспитатель в садике исполняет его обязанности, такой «папазаменитель».

Переживаю ли я, что особенный ребенок помешает мне построить отношения с мужчиной, отпугнуть его? Нет, а зачем мне такой пугливый нужен? Если и подпущу к себе кого-то, то непременно смелого, ответственного, зрелого человека, который полюбит не только меня, но и моих детей – обоих.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Комментарии (1)

Вверх
1
Вниз

Эвелина молодец. Талантливая актриса, сильная женщина и,наконец, просто красавица. Здоровья ей,добра и терпения.

+1 / 0

Читайте также

0 X