Спросить бесплатно

Ненужные дети (по мотивам статьи Марины Лепиной)

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (5,00) ( 1)
144 просмотров
2 комментариев

Второй понедельник ноября — Всемирный день сирот. Только 10% выпускников детских домов справляются с обрушившейся на них самостоятельной жизнью, в которую они выходят без опоры и поддержки. Остальные — пропадают. Попадают в сложные и даже криминальные ситуации, страдают зависимостями, кто-то оказывается в местах заключения, кто-то гибнет. Даже если ты выжил в системе сиротских учреждений, отсутствие семьи и родительской любви по-прежнему определяет твою жизнь. Почему так происходит?

Обычно человек развивается разносторонне: это познавательная активность, эмоциональный интеллект. Все семейное воспитание настроено на то, чтобы ребенок социализировался, в подростковом возрасте постепенно сепарировался, отделялся, но при этом чувствовал поддержку близких.

Может ли сформироваться личность в условиях жизни в детском доме? Это гораздо сложнее. У каждого ребенка — своя трагедия. И от того, как он к ней адаптируется, будет зависеть его будущая жизнь.

К сожалению, ребенку в детском доме не говорят, что с ним было и что будет происходить дальше. Никто не говорит, кто он, маленький человек даже не может себя идентифицировать. Иногда дети даже не знают, когда у них день рождения. Так через два года в системе личность нарушается, а через пять лет искажается безвозвратно.

Личность формируется, когда есть выбор, есть цели. В детском доме кормят, поят, одевают — но выбора не предоставляют. Вместо формирования целей — правила и инструкции. А взрослые, которые рядом, просто выполняют свои функции.

Если ты будешь выделяться из толпы, тебя заклюют. Если будешь показывать чувства — тоже. Приходится быть сильным — а значит, агрессивным. А когда они становятся взрослыми, жизнь и общество ждут от них другого.

Вот как говорит Евгений, 30-летний мужчина, когда-то выпустившийся из детского дома: "Я теперь стал мягким, а значит, другим. Мне надо заново приноравливаться".

Ему эти изменения пока мешают, ему трудно удерживаться в этом мире. Но ему это нужно — хотя бы ради сына. Хорошо, что рядом с ним в свое время оказывались разные значимые для него взрослые, которые помогали и направляли — иначе с его характером парень давно был бы в другой системе. Сейчас он стал более уравновешенным. И ему подспудно это нравится, просто по детдомовской привычке он не показывает свои чувства.

Везет тем, кто талантлив, у кого есть характер. Или если рядом оказался взрослый, который действительно всем сердцем болеет за этого ребенка. А в основном дети не пробиваются. Сами они не могут, а воспитателям это не нужно по большей части.

На ребенка смотрят через призму его родителей, прошлого. Мол, что с него возьмешь? У него родители алкоголики. Асоциальная семья. Когда мы общаемся со специалистами из детских домов и говорим про индивидуально-личностный подход, они удивляются: зачем нам это, у нас другая задача. Кров, питание, досуг. А ребенку нужна поддержка взрослого, настоящая помощь, наставничество.

Есть, конечно, очень хорошие воспитатели, вовлеченные, которые болеют душой и сердцем за дело. Но они быстро выгорают. Или уходят в другую ипостась.

Например, одна из многодетных мам в клубе "Азбука приемной семьи" когда-то работала в детском доме, но потом ушла с работы и посвятила себя своей большой семье, став приемной мамой.

Не каждый, живя в системе, может добиться каких-то реальных изменений в своей жизни. Один из подопечных клуба сумел снять "коррекцию" — этот мальчик очень хотел получить аттестат и поступить в вуз. Ведь в основном старшеклассников-детдомовцев ориентируют на рабочие специальности — овощевод, парикмахер. В этом подростке проявилась та самая сила характера. Кстати, психиатрические диагнозы — часто просто "воспитательная терапия" в системе детских учреждений, так детьми проще управлять, их отправляют в психушку в наказание.

— Сами детдомовцы часто говорят: "Я не доверяю людям". А на деле оказываются ведомыми, излишне доверчивыми.

— Они пережили много предательств. Потерю кровных близких. Ломку ожиданием "завтра ко мне придет моя мама": вид сидящего на подоконнике ребенка, с надеждой смотрящего в окно, — картинка очень реальная, так часто происходит. Возвраты из приемных семей — где пришелся не ко двору. Подчас мучительные условия жизни в детском доме, издевательства. Поэтому и говорят о сломанной вере в людей. Во взрослых.

Но они не научились понимать и чувствовать окружающих. Взрослые их окружают одни и те же, эти дети привыкли выживать и использовать характер окружающих людей. У домашних детей больше спектр общения — школа, друзья и их родители, кружки. К тому же есть взрослые, которые их учат общаться, призывают где-то к осторожности, где-то к доверию.

В итоге детдомовцы идут туда, где их поманили. Пообещали что-то. Они часто ведутся на ложь, потому что не знают настоящего. Или ищут выгоду. Нет дифференциации "плохой-хороший".

Какой результат? Потеря денег, квартир, а иногда и жизни.

Например, перед выпуском к подростку втерлась в доверие воспитательница, попросила денег в долг. Он снял 200 тысяч с книжки, дал. Потом ему было неловко ей напомнить про долг, а женщина просто исчезла.

Другой случай: живущий в московском детском доме ребенок доехал от детдома до общежития, и таксист сказал, что это стоит 100 тысяч рублей. Ребенок с коррекцией, правда, с эмансипированной, то есть он может самостоятельно действовать. Мальчик пошел, снял деньги с книжки и заплатил за такси. В данном случае — полное отсутствие понимания ценности денег и вообще того, что сколько стоит.

Такие случаи сплошь и рядом. Например, раньше, когда выпускникам детских домов начали давать квартиры, ребята объединялись и жили в одной квартире, а остальные сдавали. Очень часто квартиру выкупали у детдомовца за бесценок. Мошенники пользовались доверчивостью и незнанием жизни выпускников системы. Сейчас законодательство изменили, чтобы защитить детдомовцев от такого обмана: они могут распоряжаться имуществом только через несколько лет, и то по разрешению опеки.

Вот почему так важно постинтернатное сопровождение выпускников детского дома. Им исполняется 18, но это не делает их взрослыми. Им нужна поддержка. Но не хватает средств, сил, профессионалов.

Часто выпускники детских домов имеют трудные судьбы, и их семейная жизнь не всегда складывается. Нередки случаи, когда их дети тоже попадают в детский дом. Почему возникает этот замкнутый круг?

— Это репликативное сиротство, когда ребенок повторяет сценарий матери. Внутренняя логика такова: "Я же воспитывалась в детдоме, и все нормально, там всегда накормят и напоят". Поэтому выпускницы детских домов даже не всегда переживают, когда из-за неустроенности их собственной жизни их дети попадают в приюты.

Ну, а второй момент — опять же про ответственность. Надо отвечать за того, кого ты произвел на свет. Но у этих молодых людей нет такого опыта, нет опыта взаимоотношений. Человек, выходя из детского дома, чаще всего не умеет выстраивать качественные и долгосрочные отношения. Это сказывается и на отношениях между мужчинами и женщинами, они быстро рвутся. Что дальше? Дальше или сильные переживания, или отчаяние и неверие в любовь, неразборчивость в связях.

Ну и, конечно, сама жизнь окунает их в проблемы. Женщины часто рожают, а отцы детей исчезают. И вот она одна с ребенком (а то и с несколькими) на руках, без работы и денег. Что делать?

Свежий случай: у молодой мамы дети от двух разных отцов, оба исчезли. Жилья нет — мошенники в свое время обманули, и вместо квартиры Елена осталась с разрушенным домиком в деревне, непригодным к проживанию. Денег на аренду жилья нет, как и на содержание детей. Работа то есть, то нет. Образования нет. В итоге одна ее дочка живет у бабушки, вторую малышку забрали в приют. В Лене тоже есть та самая инфантильность, неумение поступать по-взрослому, поэтому, несмотря на помощь психологов, юристов, у нее пока не получается восстановить свою семью и вернуть детей.

Есть такое понятие — травма свободой. Выпускники детских домов, с одной стороны рвутся на свободу, им хочется уйти из-под контроля "воспиталок", уйти в ни к чему не обязывающую жизнь, потусить, погулять. А когда они на самом деле окунаются в жизнь, хотят назад — и действительно часто приходят обратно в свой детский дом, им же больше некуда деваться.

Если у ребенка есть семья — это надежный тыл, защита. Ему есть на что опереться. Ребенок-сирота лишен этой опоры. Вот почему надо спасать этих детей из системы. Поддерживать кровные семьи, попавшие в трудную жизненную ситуацию, а не разрушать. Поддерживать приемные семьи — помощью, а не наказаниями. Надо не увеличивать количество детей в детских домах, а уменьшать.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 1
Рейтинг 5,00

Комментарии (2)

Вверх
2
Вниз

100% реально и злободневно. Странно, что нет отзывов. Тема горячая.

+2 / 0

Сталкиваюсь не редко в своей практике с выпускниками детских домов, прошедшими и психоневрологический диспансер, в том числе, большинство из них дезориентированы в жизни, беспомощны во многих, казалось бы, элементарных бытовых ситуациях, не говоря уже о защите своих прав. Это прискорбно и тяжело.

+1 / 0

Читайте также

0 X