Спросить бесплатно

Моложе в книге, чем в кино. Каким был «настоящий» Шерлок Холмс?

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (5,00) ( 3)
117 просмотров
1 комментариев
Похожие темы: право студент

Историк, врач, химик, музыковед, студент Кембриджа, большой любитель литературы и философии — «книжный» Шерлок Холмс превосходит «кинематографического» почти по всем статьям.

20 лет назад, 24 сентября 1999 г., в Лондоне был открыт памятник известному англичанину. Правда, его никогда не существовало в реальности, но что ж с того? Это только подчёркивает его уникальность и заставляет поверить в сказанные им слова: «Таких, как я, чрезвычайно мало. Может быть, я такой один».

По последней фразе довольно-таки легко определить этого героя. Возможно, приведённая цитата не так известна, как знаменитое: «Это же элементарно, Ватсон!» Но всё-таки узнаваема. Разумеется, это Шерлок Холмс. Главный сыщик всех времён и народов.

Справедливости ради придётся признать, что у некоторых народов его воплощение довольно сильно отличается от «авторского варианта». Во всяком случае, русский Холмс, блистательно сыгранный Василием Ливановым, сумел затмить не только иностранных конкурентов, но и своего литературного прототипа. Отечественный телепроект властно подвинул классический книжный «канон» — 56 рассказов и 4 повести, написанные Артуром Конан Дойлем. И сам почти превратился в первоисточник.

Это, конечно, приятно и вполне отвечает патриотическим чувствам. Но иногда бывает полезно посмотреть — какие черты «настоящего» Холмса пропали или были искажены в экранизации?

Возраст

Серии «Знакомство» и «Кровавая надпись» сняты по мотивам рассказов «Пёстрая лента» и «Этюд в багровых тонах». Вот этот самый «Этюд» и был первым рассказом Конан Дойла о знаменитом сыщике. Именно там знакомятся Холмс и Ватсон.

В отечественном сериале это уже состоявшиеся мужчины в годах. По меркам викторианской Англии они могли бы считаться едва ли не пожилыми. Василию Ливанову здесь 44 года. Виталий Соломин моложе — ему 38 лет. Что, конечно, всё равно слишком много. Возраст категорически не соответствует литературным персонажам.

В рассказе «Его прощальный поклон» Конан Дойл намекает на возраст Холмса: «Ему можно было дать шестьдесят лет». Действие рассказа происходит в 1914 г. Получается, что знаменитый сыщик родился в 1854 г.

Действие «Этюда в багровых тонах» происходит в 1881 г. Значит, Холмсу там всего лишь 27 лет. А вот Ватсон, как ни странно, немного старше своего товарища. Любители уточнять детали путём вычислений, привязанных к дате получения им врачебного диплома, выяснили, что доктор родился в 1852 г. И, значит, на момент знакомства ему 29 лет.

Образование

В фильме об этом не упоминается вообще. Холмс сразу предстаёт перед нами как цельная сложившаяся натура. Представить его студентом крайне сложно — кажется, что он и родился сразу таким — с трубкой и залысинами.

В книге о том, где и как учился Холмс, сказано тоже не очень много. И уж точно без подробностей. Однако Конан Дойл рассыпал по рассказам несколько неприметных деталей. И если вооружиться дедуктивным методом самого Шерлока Холмса, то кое-что восстановить всё-таки можно.

«Один малый, который работает в химической лаборатории при нашей больнице… По-моему, он отлично знает анатомию, и химик он первоклассный, но, кажется, медицину никогда не изучал систематически». Такую рекомендацию даёт Холмсу знакомый доктора Ватсона. Суждение субъективное — сплошные «кажется» и «по-моему». Вот только насчёт химии всё ясно. Но откуда у Холмса такие познания?

«В последние годы моего пребывания в университете немало говорили обо мне и о моём методе», — это слова Холмса из рассказа «Обряд дома Месгрейвов».

«Вы никогда не слышали от меня о Викторе Треворе? Он был моим единственным другом в течение двух лет, которые я провел в колледже», — а это уже его прямая речь из рассказа «Глория Скотт».

Остаётся выяснить только, в колледже какого университета обучался Холмс. За право считаться alma mater великого сыщика бились самые почтенные университеты Британии — Оксфорд и Кембридж.

И победил последний. Знатоки истории законов и обычаев этих учебных заведений нашли в том же рассказе «Глория Скотт» одну интересную деталь: «Тревор был единственным моим другом, да и подружились-то мы случайно, по милости его терьера, который однажды утром вцепился мне в лодыжку, когда я шел в церковь». Доподлинно известно, что в XIX столетии содержать собак в Оксфорде студентам запрещалось. Следовательно, всё-таки Кембридж.

Называют даже конкретный колледж Кембриджа — Gonville and Caius College. Что очень похоже на правду — этот колледж давно и прочно ассоциируется с медиками и химиками. Так что — да, в рассказах Конан-Дойла действуют друзья-коллеги. Один врач с дипломом — Ватсон. И другой врач — без диплома. Недоучившийся студент Холмс.

Кругозор и эрудиция

В серии «Знакомство» есть характерный эпизод, который многие вспомнят. Между Холмсом и Ватсоном происходит примерно такой диалог:

— Ватсон, вы что, читаете романы?-Да, а вы хотите сказать, что не читаете? Это же Диккенс!-Не читаю, не читал и не собираюсь читать. Я вообще не читаю беллетристику. — Как ужасно было бы жить в мире, где не с кем было бы поговорить о поэзии, о живописи, о политике… Где каждый знает только то, что ему нужно для дела…

На самом деле Ватсон со своим Диккенсом выглядит куда более жалко, чем «невежественный» Холмс. Который, если верить «канону», даст сто очков вперёд многим и многим утончённым ценителям искусств, музыки и философии.

«Wir sind gewohnt, class die Menschen verhonen was sie nicht verstehen», — именно так, на языке оригинала, в повести «Знак четырёх» Холмс цитирует Гёте. Для тех, кто подозревает Холмса в невежестве, перевод звучит особенно иронично: «Мы привыкли, что люди издеваются над тем, чего они не понимают». В рассказе «Союз рыжих» он цитирует даже не романы, а переписку писателей — Гюстава Флобера и Жорж Санд. Добраться до писем — это явный признак настоящего любителя литературы.

Насчёт музыки, вроде бы, полегче. Известно же, что Холмс неплохо играет на скрипке. Но, в отличие от рядового музыканта-любителя, он, оказывается, ещё и видный музыковед-теоретик. Во всяком случае, об этом говорится в рассказе «Чертежи Брюса-Партингтона»:

А что касается Холмса, он со свежими силами принялся за свою монографию «Полифонические мотеты Лассуса»; впоследствии она была напечатана для узкого круга читателей, и специалисты расценили ее как последнее слово науки по данному вопросу.

Здесь надо добавить, что монография Холмса была посвящена музыканту XVI века Орландо ди Лассо, и, судя по всему, наш сыщик обладал также и серьёзнейшими познаниями в истории.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Интересная статья?

Проголосовало: 4

Проголосуйте, чтобы увидеть результаты

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 3
Рейтинг 5,00

Комментарии (1)

Вверх
1
Вниз

Это собирательный образ.

+1 / 0

Читайте также

0 X