Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Когда человеческий фактор ничто по сравнению с буквой закона

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (5,00) ( 1)
244 просмотров
0 комментариев

Ну, что заставляло меня оформлять на себя дачу, когда вместе с бывшей женой приобретали ее в пригороде? Никакую ценность она не представляла. Покупали совсем дешево, ради огорода. Дачная постройка была без полов, на подпорках, с провисшим потолком. Ни больше, ни меньше – землянка. Да и не собирались мы в ней жить. Посчитали, что сойдет для хранения инструментов, а то можно в ней укрыться от дождя или передохнуть. Мы искренне удивлялись, что постройка значилась в БТИ как жилой дом. Это потом узнали, что она раньше служила сторожкой при конюшне. Когда конюшню ликвидировали, постройку подремонтировали, присвоили новоявленному домишку номер и передали его вместе с документами бывшей сторожихе на пожизненное пользование.

Я и представить не мог, что оформляя на себя «домик в деревне», сам себе подписал приговор на долгие и тяжкие 17 лет. После развода, с 1995 по 2012 год - невероятно, но факт! - я напрасно обивал порог администрации города с просьбой поставить меня на жилищный учет. Как ни пытался объяснить, что в землянке жить не безопасно, что условия – антисанитарные, а потому приходится обитать на частных квартирах в городе, к моим пояснениям не прислушивались. Будоражил общественное мнение, но тоже зря. Мне сочувствовали, но давали понять, что по закону только местная власть решает жилищные проблемы граждан. За эти годы в администрации города Дмитриева (Курская область) сменились три руководителя, а один из них проработал два срока. «У тебя есть жилой дом, - парировали они. – Поставим тебя на учет – нарушим закон».

Лишь в 2012 году, когда стены дачной постройки стали совсем разъезжаться, а крыша рушиться, новый глава города предоставил мне по договору социального найма квартиру 4 в барачном доме 68 по улице Красной. Заверили, что больше никакого свободного жилья нет, что квартира, которую мне выделяют, уже пустует более 15 лет и на нее никто из очередников не претендует. Я провел ремонт, вложив в него немало денег, прописался. Однако, в 2016 году, спустя четыре года после заключения договора, нежданно отыскался законный хозяин квартиры. Радость оказалась преждевременной и горькой. С тоской я выслушивал в администрации оправдания. Мол, прежние службы запустили учет жилья, а теперь за это с них не спросишь.

К власти пришел другой избранный глава города. И он сразу меня огорошил, заявив, что была допущена ошибка и договор социального найма теперь нельзя считать действительным, а потому я обязан стать на учет в общую очередь. Как же так? – возмутился я, и в том же 2016 году обратился в Дмитриевский районный суд. И не промахнулся: суд принял мою сторону. Однако, как показали дальнейшие события, восторгаться было преждевременно.

И вот уже третий год, после судебного разбирательства, я с тоской изредка наведываюсь в квартиру 2 в пятиквартирном доме 48 по той же улице Красной в городе Дмитриеве. Администрация, предложив мне ее по договору социального найма, все-таки надеется, что я наконец-то угомонюсь и поселюсь в ней. Но как здесь жить по-человечески? Квартира вдвое меньше той, что предоставлялась ранее. Она неблагоустроена и настолько мизерна, что негде расставить мебель. Квартира в 2-2,5 раза меньше остальных четырех, взятых по отдельности. Видимо, помещение служило подсобкой у бывшего хозяина дома, жившего до революции. При квартире, как и при доме, нет туалета, погреба, завалился сарай под дрова и уголь. Четыре квартиры из пяти, имеющихся в доме, давно пустуют и заброшены. Да и сам дом имеет неприглядный вид, хотя и занесен в реестр объектов культурного наследия, и администрация города по закону обязана обеспечивать реставрацию и сохранность таких исторических строений.

Прокуратурой Дмитриевского района в 2017 году, в ходе проверки, установлено, что предоставленное мне жилое помещение не является благоустроенным, и в силу части 1 статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации не может быть представлено по договору социального найма. Но что дальше? «У нас нет другого свободного жилья», - уверяет глава города. И я продолжаю жить на частной квартире, и мои молитвы никто не слышит. Обращался в областную администрацию, к депутатам разных уровней, в общественные организации, даже к президенту на прямую линию – за три года после судебного разбирательства у меня накопилось полсотни ответов из разных инстанций.

Меня пытаются утешить: мол, я нахожусь на жилищном учете в качестве нуждающегося в жилом помещении на основании п.1, ч.1, ст.51 Жилищного кодекса РФ и имею право получить благоустроенное жилое помещение при его наличии вне очереди. Хотелось бы верить и надеяться, но всякий раз, когда прошу предоставить мне копию документа о постановке меня на учет в такой категории, администрация игнорирует. Напрашивается вопрос: а есть ли такое постановление?

Не случайно, считаю, администрация города предусматривает и другой вариант для решения моей проблемы. Убеждает меня, что ведет работу по признанию дома 48 по улице Красной аварийным. Мол, со временем дом будет занесен в программу переселения, и я вполне могу рассчитывать на получение жилья в новом благоустроенно доме. О благом намерении главы города меня уведомляют и областная администрация, и депутаты, и прокуратура, и общественные организации. Но когда наступит для меня праздник, - не уточняют. Я-то знаю, что постановлением администрации Курской области от 29.03.2019 № 259-па утверждена и уже действует адресная программа Курской области по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на 2019-2025 годы. Согласно приложению № I к этой Программе, переселение лиц, проживающих в доме 48 по ул. Красной города Дмитриева, в 2019-2025 годах не запланировано. Получается, мне надо дожидаться следующей, третьей по счету программы, если она будет, а это как минимум 10-15 лет…

Мне уже за 70, донимают болячки, имею инвалидность. Часто вспоминаю, как полвека назад появился после службы в армии в Дмитриеве. Поступив на работу в редакцию районной газеты, посвятил журналистике около 40 лет, начинал литературным сотрудником, профессионально дорос до главного редактора. Вместе с собратьями по перу, многих из которых давно нет в живых, по сути, создавал на страницах газеты летопись города и района: информировал читателей о работе власти, рассказывал о тружениках, помогал многим горожанам и селянам в решении их проблем. Да и в настоящее время, на пенсии, не сижу без дела. В курских издательствах выпустил 10 книг художественной прозы, в основном для детей и подростков. Как писатель, восьмой год участвую в международном научно-образовательном проекте по привлечению школьников к чтению и творчеству, имею благодарности из школ, а также награды за участие в литературных конкурсах, в общественной работе. В этом году награжден Почетным знаком Союза журналистов России «За заслуги перед профессиональным сообществом» за активное участие в жизни общественной организации, большой вклад в развитие средств массовой информации.

Мне говорят, что наступили другие времена, и трудовые достижения теперь не в чести. Не берусь судить. Но с каждым месяцем теряю надежду получить душевный отклик со стороны администрации города или же найти инстанцию, которая может помочь мне восстановить нарушенные права. Проблема возникла, казалось бы, из пустяка. Подумаешь, оформил на себя дачный участок с аварийной постройкой. Ан нет, человеческий фактор ничто по сравнению с буквой закона, даже в самых недвусмысленных ситуациях.

Виталий Белоусов,

член Союза журналистов РФ, член Союза писателей РФ.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Виталий Николаевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 1
Рейтинг 5,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Читайте также

0 X