Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

ВС: Действие полиса ОСАГО распространяется на правоотношения, возникшие до подписания договора

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (3,00) ( 2)
271 просмотров
1 комментариев

ВС: Действие полиса ОСАГО распространяется на правоотношения, возникшие до подписания договора

Верховный Суд посчитал, что потерпевший в силу неосведомленности об обстоятельствах заключения договора страхования вправе добросовестно полагаться на сведения, указанные в полисе

Подробнее >>>

В комментарии «АГ» один из экспертов отметил, что срок действия, указанный в полисе, позволил клиенту на момент ДТП быть юридически застрахованным, хотя фактически он таковым не являлся. Второй указал, что определение ВС можно с уверенностью назвать примером того, когда интересы потерпевшего в результате ДТП защищаются преимущественно перед иными участниками системы ОСАГО, а неопределенность в отношениях между страхователем и страховщиком не влияет на право первого.

Верховный Суд вынес Определение № 78-КГ 19-24, в котором разъяснил, можно ли выплатить страховое возмещение потерпевшему в ДТП, если договор ОСАГО причинитель вреда заключил вскоре после аварии.

Утром 11 августа 2017 г. гражданин Прутков совершил наезд на стоящий автомобиль, принадлежащий Наталье Дегтяревой. Спустя полтора часа Прутков оформил полис ОСАГО в АО «АльфаСтрахование».

Общество, ссылаясь на то, что на момент ДТП полис не действовал, отказало в выплате страхового возмещения, и Дегтярева обратилась в Ленинский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к страховщику об осуществлении страховой выплаты в размере свыше 337 тыс. руб. на восстановительный ремонт автомобиля, а также о взыскании в ее пользу расходов по оплате услуг представителя в размере 25 тыс. руб., компенсации морального вреда в 10 тыс. руб. и штрафа в размере 50% от присужденной судом суммы.

Суд отметил, что в страховом полисе указано, что он действует с 00 часов 00 мин. 11 августа 2017 г., и удовлетворил исковые требования частично, вдвое уменьшив размер компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, в свою очередь, пришла к выводу, что на момент ДТП гражданская ответственность Пруткова в АО «АльфаСтрахование» не была застрахована, поскольку он обратился за оформлением полиса уже после данного события, в связи с чем отменила решение первой инстанции и отказала в иске.

Указывая на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции нормам материального права, президиум Санкт-Петербургского городского суда исходил из того, что в полисе срок страхования указан с 00 часов 00 мин. 11 августа 2017 г., при этом ответчик не оспаривал действительность полиса и факт выплаты страховой премии.

Не согласившись с данными решениями, страховая компания обратилась в ВС. По ее мнению, выводы нижестоящих судов противоречат нормам материального права, поскольку страхование распространяется только на случаи, произошедшие после заключения договора страхования и его вступления в силу. В противном случае свершившееся до заключения договора событие утрачивает свойство вероятности и случайности, вследствие чего не может быть признано страховым случаем. Кроме того, заявитель указал, что со стороны страхователя имели место недобросовестное поведение и злоупотребление правом при заключении договора страхования после ДТП.

Изучив материалы дела, Суд сослался на Постановление Пленума ВС от 25 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъяснено, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

ВС отметил, что согласно положениям ст. 309 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Он указал, что ст. 3 Закона об ОСАГО установлено, что одним из основных принципов обязательного страхования является гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным законом. В преамбуле этого закона также указано, что он принят в целях защиты прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании ТС иными лицами.

«Из приведенных положений закона следует, что страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств направлено в первую очередь на повышение уровня защиты потерпевших, на возмещение причиненного им вреда. При этом потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношений по обязательному страхованию ответственности, лишенным возможности влиять на условия договора страхования ответственности причинителя вреда, не осведомленным об обстоятельствах заключения этого договора, в силу чего может и вправе добросовестно полагаться на сведения, указанные в выданном страховщиком полисе страхования общеобязательного образца», – резюмировал ВС.

Высшая инстанция отметила, что выданный Пруткову полис ОСАГО является подлинным, оформлен на бланке, принадлежащем ответчику, и выдан уполномоченным лицом, действующим на основании агентского договора. Согласно данному полису страховщик обязался возместить вред потерпевшим в случае его причинения с 00 часов 11 августа 2017 г. О несанкционированном использовании бланка полиса страховщик не заявлял.

По мнению Суда, при таких обстоятельствах отказ в удовлетворении требований потерпевшего противоречил бы положениям ГК о добросовестности и надлежащем исполнении обязательств, а также установленному ст. 3 Закона об ОСАГО принципу гарантированного возмещения вреда потерпевшим при том, что предусмотренных законом оснований для освобождения страховщика от исполнения принятого на себя обязательства ответчик не привел.

Верховный Суд указал, что поскольку истец стороной заключенного между причинителем вреда и страховщиком договора не являлась, доводы ответчика о недобросовестном поведении страхователя основанием для отказа в удовлетворении требований потерпевшего быть не могут.

Суд также отметил, что предметом спора по настоящему делу являются правоотношения между страховщиком и потерпевшим, а не между страховщиком и страхователем. Добросовестность Дегтяревой, полагавшейся на выданный страховщиком полис, ответчиком не оспаривалась и судом апелляционной инстанции под сомнение не ставилась.

Кроме того, ВС подчеркнул, что договор страхования, в подтверждение заключения которого Пруткову был выдан полис, ответчиком по установленным законом основаниям недействительности сделок не оспаривался и недействительным судом не признавался. Он сослался на п. 2 ст. 166 ГК, в соответствии с которым сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

ВС напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 166 ГК суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. В силу п. 5 данной статьи заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно – в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Суд указал, что согласно п. 1 ст. 168 ГК, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 этой статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. В силу п. 2 данной статьи сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью.

«Поскольку по настоящему делу каких-либо нарушений публичных интересов не установлено и ответчик на такие обстоятельства не ссылался, то в силу приведенных выше норм материального права у суда отсутствовали основания для признания по своей инициативе договора ОСАГО ничтожным только лишь в связи с доводами ответчика о несоответствии этого договора положениям закона о понятии страхового риска и страхового случая», – подчеркивается в определении.

Таким образом, ВС оставил без изменения решения первой инстанции и кассации, а жалобу – без удовлетворения.

В комментарии «АГ» партнер АБ «ФОРТиС» Самарской области Андрей Носов посчитал, что данное определение с уверенностью можно назвать примером того, когда интересы потерпевшего в результате ДТП защищаются преимущественно перед иными участниками системы обязательного страхования гражданской ответственности, а неопределенность в отношениях между страхователем и страховщиком не влияет на право первого.

«При этом представляется маловероятным, что данное определение внесет существенные коррективы в регулирование правоотношений ОСАГО, но оно еще раз напоминает страховщикам, что в вопросах заключения и исполнения договоров ОСАГО не может быть мелочей», – отметил он.

По мнению эксперта, если действующее законодательство (с учетом сложившейся судебной практики) позволяет устанавливать действие договора ОСАГО на отношения, фактически возникшие до его заключения, то вопросам наличия (либо отсутствия) страховых случаев в указанный спорный период следует уделять повышенное внимание либо не включать его в действие договора ОСАГО, определив начало периода страхования моментом заключения договора.

Автоюрист Юрий Демин считает выводы суда очень интересными. «Действительно, срок действия, указанный в полисе, позволил клиенту на момент ДТП быть юридически застрахованным, хотя фактически он таковым не являлся», – пояснил он.

Эксперт считает, что данное решение не будет прецедентным, так как договор страхования был заключен в 2017 г. Сейчас же страховые компании просто приведут договоры ОСАГО в порядок. «Кроме того, договор заключался с агентом. Вполне возможно, срок действия полиса был указан по договоренности», – резюмировал он.

Марина Нагорная

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Алексеев Александр Николаевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 2
Рейтинг 3,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (1)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения

Читайте также

0 X