Спросить бесплатно

НЕРАВЕНСТВО В РЯДАХ ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА РУССКОГО ФЛОТА

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (1,00) ( 2)
110 просмотров
0 комментариев

УДК 359:947.08

ББК 68.53 (2) 5-1

НЕРАВЕНСТВО В РЯДАХ ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА РУССКОГО ФЛОТА

Ливенцев Дмитрий Вячеславович, доктор исторических наук,

профессор кафедры истории России,

Воронежский государственный педагогический университет

Аннотация: Статья рассматривает проблемы неформального неравенства в рядах офицерского корпуса Российского императорского флота. Одновременно исследуются особенности развития русского военно-морского образования.

Отдельно уделяется внимание истории сословных отношений в Российской Империи.

Ключевые слова: сословия, Морской кадетский корпус, офицеры, флот, Российская Империя.

INEQUALITY IN THE RANKS OF THE OFFICER CORPS OF THE RUSSIAN FLEET

Liventsev Dmitriy Vyacheslavovich, doctor of historical sciences, professor of the Voronezh State Pedagogical University

Abstract:

The article considers the problems of informal inequalities in the ranks of the officer corps of the Russian Imperial Navy. At the same time peculiarities of development of the Russian naval education.

Separately is about the history of class relations in the Russian Empire.

Keywords: bar, Sea cadet corps, officers, the Navy, the Russian Empire.

Офицерский корпус русского флота начал свое формирование в начале XVIII века. Причем изначально служба в его рядах считалась для дворянского сословия малопрестижной. В офицеры флота шли дворянские сыновья из «мелкотравчатых семей», т.е. фамилий, далеких от аристократического происхождения. Судьбу офицера русского флота в начале XVIII в. можно назвать незавидной, т.к. жалованье часто не выплачивалось годами, а шансы погибнуть даже не во время морского сражения, а от бури или шторма, были значительно выше, чем у армейского офицера.

Однако постепенно ситуация с престижем профессии офицера флота меняется в лучшую сторону. Где-то в начале уже XIX в. представители неизвестных дворянских семей начинают передавать собственную службу практически по наследству. В то же время доходит до того, что Морской кадетский корпус превращается в элитарное и полностью закрытое для посторонних учебное заведение. Собственно, при поступлении в Морской кадетский корпус, учрежденный еще в 1701 г. Петром I, теряется присущая для Российской Империи сословность. Оставаясь закрытым или дворянским учебным заведением, Морской кадетский корпус не принимает в свои ряды многих лиц дворянского происхождения. Главное для получения профессии офицера флота стало вхождение в узкий круг дворянских семей, имеющих несколько поколений отношение к военно-морской службе.

Причем собственную кастовость и привилегии адмиралы флота охраняли неистово. Как утверждает исследователь А.В. Панова, 26 октября 1873 г. Морское министерство по инициативе императора Александра II выпустило указ: «…Обсудить вопрос о приеме в Морской кадетский корпус молодых людей всех исключительно сословий по конкурсному экзамену». В ответ на высочайшую инициативу последовал решительный отказ, аргументированный следующим образом: «…1) Условия морской службы далеко отличаются от службы военно-сухопутной. Морские офицеры, обязанные проводить в плавании свою жизнь в небольшом замкнутом пространстве, тогда только могут достигнуть мирного сожительства, когда взгляды их и полученное до того образование и домашнее воспитание будут однородны, а этого нельзя достигнуть, если допустить в значительной мере в производство офицеров из низших сословий. 2) Морские офицеры должны служить представителями России в дальних и заграничных плаваниях, для чего, кроме специального образования, нужен известный характер домашнего воспитания, которого нельзя ожидать от лиц податных сословий. 3) Строгость в выборе сословий может только поднять значение Морского кадетского корпуса» [1].

Фактически подобный ответ содержит решительный отказ императору, защиту интересов собственной военно-морской касты и прямой намек, что не все дворяне из-за отсутствия особенных условий домашнего воспитания могут претендовать на место в Морском кадетском корпусе.

Для людей не славных военно-морскими родственниками существовало с 1856 г. Штурманское училище, переименованное в 1873 г. в Морское техническое училище [2]. Вот сюда могли поступать представители абсолютно разных сословий, включая податные. Например, в 1869 г. в Штурманское училище поступили 3 дворянина, 20 разночинцев, 2 представителях духовного сословия, 3 мещанина и 1 крестьянин [3].

В результате возникает ситуация, как в общеизвестном указе Петра I: «…Штурман персона подлая, но дело своё зело знает, поэтому в кают-компанию пущать и офицерские почести оказывать». Получается, в святая святых элитарного сообщества офицеров флота, а именно в кают-компанию корабля, проникает персона, не имеющая поколений родственников, связанных с флотом, не получившая должного домашнего воспитания, и, страшно сказать, вообще происходящая из податного или, как говорили в Российской Империи, «подлого сословия».

К тому же формально данный человек по своему юридическому статусу был равен выпускникам элитарного Морского кадетского корпуса. Естественно, подобная ситуация усугубилась в середине XIX в., когда романтика парусного флота постепенно меняется на корабли, закованные в броню. Именно тогда флоту потребовались технические специалисты, потеснившие в кают-компании кастовых морских офицеров.

Конечно, подобное положение вещей заслуженные адмиралы решили подкорректировать, чтобы «персона подлая» по крайне мере чувствовала собственную некую неполноценность. В некотором роде корабль Российского императорского флота представлял не что иное, как модель русского общества от небожителя капитана и до последнего матроса, выполнявшего самую грязную и непрестижную работу. Отсюда, подобный офицер должен был знать свое место.

Прежде всего, дело коснулось служебных ограничений. Все офицеры, выпускавшиеся из Морского технического училища, получали сухопутные, а не военно-морские звания. Например, «поручик по адмиралтейству или «капитан по адмиралтейству» [4]. Последующая их карьера была весьма затруднена и, обычно, дослужиться к пенсии до «полковника по адмиралтейству» считалось выдающимся достижением.

Присутствовал ряд отличий в форменной одежде. Достаточно привести серебряные, а не золотые погоны. Наконец, всех офицеров с сухопутными званиями пренебрежительно называли «мятым паром» [5]. Ко всему перечисленному необходимо добавить отсутствие у технических специалистов глубокого знания иностранных языков и благородного воспитания.

Кстати, только две категории посетителей кают-компании признавались с оговорками равными строевым офицерам флота – судовые врачи и священники. Особенным презрением у представителей Морского кадетского корпуса пользовались гражданские чиновники по адмиралтейству, стоявшие в самом низу негласной иерархии. Считалось, что штатским на боевом корабле вообще нечего делать.

В результате, кают-компания корабля русского флота к началу ХХ века включала представителей разных сословий российского общества. Формально все они имели по своему юридическому статусу право на место в кают-компании и офицерском сообществе. Причем флотский механик или какой-нибудь аудитор по адмиралтейству часто по своим профессиональным качествам находился выше строевого офицера. Однако на стороне выпускников Морского кадетского корпуса выступали вековые традиции, общность воспитания и взглядов, сознание собственного превосходства и неотъемлемого права занимать вершину негласной иерархии. Отсюда, до 1917 г. им удалось заставить других офицеров флота чувствовать свою неполноценность при формально равном юридическом статусе. В поддержке подобной политики значительную роль сыграли руководители российского Морского министерства, придерживавшиеся также позиции сохранения элитарности и кастовости военно-морской офицерской службы, которые рядом незначительных ограничений в карьере и форменной одежде офицеров по адмиралтейству подчеркнули их более низкое положение по отношению к воспитанникам Морского кадетского корпуса.

Литература:

1) Панова А.В. Личный состав Российского Императорского флота в условиях общенационального кризиса: 1917 – 1921 гг.: диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук: 07.00.02 / Панова Анна Владимировна. Московский педагогический государственный университет – Москва, 2011. – С. 68 – 70.

2) Ливенцев Д.В. Морской ученый комитет 1847 – 1891 гг. / Д.В. Ливенцев. – Изд. ВГУ. – Воронеж, 2002. – С. 94.

3) Российский Государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. 162. Оп. 1. Д. 1405. Л. 15.

4) Манвелов Н.В. Жизнь и смерть на корабле Российского императорского флота. / Н.В. Манвелов. – Изд: Яуза-ЭКСМО. – Москва, 2008. – С. 15.

5) Ливенцев Д.В. Императорский флот в российской политике: стратиграфия социального конфликта. / Д.В. Ливенцев. – Изд. ИИТУОР. – Воронеж, 2008. – С. 23.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 2
Рейтинг 1,00

Читайте также

0 X