Спросить бесплатно

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЕЛЕЦКОЙ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОЙ ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В КОНЦЕ XIX

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
107 просмотров
0 комментариев

УДК 359:947.08

ББК 68.53 (2) 5-1

Ливенцев Дмитрий Вячеславович.

Доктор исторических наук,

Профессор,

Воронежский государственный аграрный университет

имени императора Петра I

(г. Воронеж)

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЕЛЕЦКОЙ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКОЙ ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ вв.

Аннотация. Статья описывает процесс воспитания несовершеннолетних преступников в Елецкой исправительной колонии в конце XIX – начале ХХ вв.

Кроме того, уделяется внимание истории исправительной системы в России.

Ключевые слова: воспитанники, дядьки, сторожа, Россия, директор.

D. V. LIVENTSEV

doctor of historical sciences,

professor,

Voronezh state agrarian University

name of Emperor Peter I

(Voronezh)

DAILY LIFE AGRICULTURAL YELETS CORRECTIONAL COLONY FOR MINORS IN THE LATE XIX – EARLY XX CENTURIES.

Abstract. The article describes the process of education of minor criminals in the Yelets correctional colony at the end of XIX – beginning of ХХ vv.

In addition, attention history of the correctional system is spared in Russia.

Key words: pupils, uncles, guarding, Russia, director.

Елецкая земледельческая колония для несовершеннолетних преступников было типичным исправительным учреждением подобного типа на рубеже XIX – ХХ вв. Надо сказать, что в Ельце существовало и активно действовало попечительское общество земледельческой колонии для несовершеннолетних преступников. Организация, между прочим, насчитывала в разные годы до 82 членов. Почетным попечителем колонии числился предводитель орловского дворянства Д.Н. Ремер. Особенно выделялся среди пожертвователей господин А.Н. Заусайлов, который ежегодно отчислял в бюджет исправительного учреждения по 300 руб. [1, с. 727.].

Однако ситуация внутри самой земледельческой колонии по свидетельству ее директора оставляла желать лучшего. Прежде всего, у директора отсутствовал положенный по штату помощник. Если говорить о прочем персонале, т.е. сторожах, кухарках, огородниках и дядьках, то среди них наблюдалась постоянная текучесть кадров. Причиной данного явления стала откровенная малограмотность служащих. По мнению господина директора: «… запасные нижние чины, идущие на эту службу (дядьками), в большинстве случаев, по своему развитию уступают воспитанникам и потому не внушают им никакого к себе доверия, а отсюда появляются и ослушания, и дерзости и т.п. непочтительности» [1, с. 727.].

Нередко за ослушание дядьки воспитанник получал до трех суток карцера, но сам директор чувствовал несправедливость дисциплинарного наказания и налагал его лишь для поддержки авторитета персонала колонии. Между прочим, малограмотные дядьки и сторожа не видели иных способов поддержания порядка кроме физического насилия. В то же время господин директор вынужденно отправлял воспитанников в карцер для наглядного соблюдения правил «безусловного подчинения руководящему работами» и «почтительного отношения к старшим» [1, с. 728.].

Такой глубокий педагогический поход всегда вызывал ответную негативную реакцию воспитанников. Кстати, в 1900 г. всего при 10 воспитанниках было 5 случаев побегов, не говоря уже о рецидивах краж и прочих мелких преступлений. Сам господин директор вынужденно признавал: «…сумма проступков при малочисленности воспитанников колонии невольно бросается в глаза» [1, с. 728.].

Колония предлагала для своих воспитанников обилие сельскохозяйственного труда при отсутствии ремесленного обучения. На обучение грамоте и другим наукам отводилось лишь 100 дней в году, что включало только половину учебных часов по сравнению с обычной школой. Например, священник отец Горохов успевал дать 20 уроков «Закона Божия» в год и считал такое количества явно недостаточным [1, с. 729.]. Тем более что замученные сельскохозяйственным трудом и обустройством быта колонии воспитанники приходили на занятия в откровенно усталом виде и предпочитали спать вместо учебы.

Считалось, что остальное время обучения воспитанник должен был занимать самоподготовкой. За данным процессом надзирали малограмотные дядьки, и их постоянное физическое воздействие на подопечных не способствовало любви к наукам. Интересной педагогической находкой в рамках организации самоподготовки стала методика господина директора, когда воспитанники по его приказу в вечерние часы «вынужденным пением разгоняли дремоту» [1, с. 729.].

Весьма бестолково проходили и занятия сельскохозяйственным трудом. Среди перечня работ воспитанников в 1900 г. можно обнаружить: вывоз камней с полей, выпас скотины, помощь подсобным рабочим. Получается, в построении трудовой жизни сельскохозяйственной колонии для несовершеннолетних преступников не просматривалось никакой определенной системы.

Единственного, чего не было, по словам господина директора, в колонии, так это «растлевающей праздности». Отсюда, случаи физического переутомления несовершеннолетних преступников происходили часто, а вот медицина их своим вниманием не баловала. Так, земский фельдшер, даже не врач, Ястребиновский в 1900 г. посетил исправительное учреждение всего два раза [1, с. 730.]. Осмотр состояния здоровья нового воспитанника при поступлении в земледельческую колонию вообще никогда не проводился.

Естественно, во всех неудачах перевоспитания несовершеннолетних преступников земледельческим трудом в городе Ельце нельзя было объективно обвинить только господина директора. Напротив, упомянутый достойный труженик исправительного учреждения часто совмещал собственную неспокойную должность с обязанностями конторщика, учителя пения, псаломщика в церкви, агронома и садовника. В результате, один господин директор не мог организовать рациональный распорядок дня для воспитанников. При таком непосильном труде ему категорически не хватало помощника и прочего квалифицированного персонала. В итоге, непосильный труд и грубость дядек вместе со сторожами не могли эффективно способствовать исправлению малолетних правонарушителей.

Перед нами типичный случай, когда благое дело по перевоспитанию малолетних преступников при помощи земледельческого труда в конце XIX – начале ХХ вв. натолкнулось на неблагоприятную социальную ситуацию в обществе, и даже крупные пожертвования от прогрессивно настроенных жителей города Ельца не смогли коренным образом изменить ход событий.

Литература

1) Малинин Ф. Исправительные заведения для несовершеннолетних Елецкая земледельческая исправительная колония для несовершеннолетних (По отчетам г. директора с 1898 по 1900 гг.). / Ф. Малинин. // Тюремный Вестник. – 1902. – № 2. – С. 727 – 730.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X