Спросить бесплатно

СУДЬБА ПРОЕКТА РОССИЙСКИХ ВОЕННО-МОРСКИХ ТЮРЕМ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
205 просмотров
0 комментариев

УДК 359:947.08

ББК 68.53 (2) 5-1

Ливенцев Дмитрий Вячеславович.

Доктор исторических наук,

Профессор,

Воронежский государственный аграрный университет

имени императора Петра I

(г. Воронеж)

СУДЬБА ПРОЕКТА РОССИЙСКИХ ВОЕННО-МОРСКИХ ТЮРЕМ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ

Аннотация. Статья описывает организацию исправительной системы английских учебных кораблей для перевоспитания несовершеннолетних преступников в начале ХХ в. Рассматривается организация исправительной системы русских учебных кораблей для перевоспитания несовершеннолетних преступников в начале ХХ в.

Кроме того, уделяется внимание мировой истории исправительных учреждений.

Ключевые слова: доклад, воспитанник, корабль, капитан, малолетние преступники, личный состав, матрос, воспитанник, реформаторий, флот.

D. V. LIVENTSEV

doctor of historical sciences,

professor,

Voronezh state agrarian University

name of Emperor Peter I

(Voronezh)

THE FATE OF THE PROJECT RUSSIAN NAVAL PRISONS FOR JUVENILE OFFENDERS

Abstract. This article describes the organization of the correctional system of the English training ships for the rehabilitation of juvenile offenders in early twentieth century the organization of the correctional system of the Russian training ships for the rehabilitation of juvenile delinquents in the early twentieth century.

In addition, attention is paid to the world history of correctional institutions.

Key words: the report, the pupil, ship, captain, juvenile offenders, the staff, the sailor, the pupil, the reformatory, the navy.

Проблема перевоспитания несовершеннолетних преступников всегда оставалась актуальной для общества [5, с. 33]. Надо отметить, что Российская Империя и Западные страны использовали самые различные формы организации исправления несовершеннолетних преступников [10, с. 27]. Отсюда, весьма интересным представляется опыт организации тюремным ведомством Великобритании военно-морских исправительных учреждений для подобного контингента.

Сам закон о специальных учреждениях для несовершеннолетних английских преступников был принят еще в 1854 г. [8]. В начале ХХ в. исправительные учреждения в Великобритании для несовершеннолетних преступников подразделялись на два типа: реформатории и ремесленные приюты [3, с. 47]. В реформаториях содержались малолетние преступники в возрасте от 10 до 16 лет. Основной контингент ремесленных приютов, представлявших скорее попечительские организации, составляли нищенствующие, бродячие и брошенные дети, не судимые ранее.

Именно для данных двух типов модернизированных исправительных учреждений в Англии начала ХХ в. ввели военно-морское перевоспитание [2, с. 3]. К реформаториям приписали учебные корабли «Cornwall» и «Akbar». Ремесленные приюты обзавелись судном «Shaftesbury». К ним добавился корабль «Exmouth» для детей английских бедняков из работных домов. Все вышеназванные суда являлись частным, а не государственным предприятием [6, с. 2]. Однако при нехватке благотворительных финансовых средств государственная власть выделяла дополнительные деньги.

Направление на учебный корабль ребенка обычно зависело от судьи, руководствовавшегося при этом личным желанием малолетнего преступника. При приеме на корабль воспитанник проходил обязательный медицинский осмотр и принимался только в случае абсолютной физической пригодности к морской службе. Главными противопоказаниями по здоровью назывались чахотка, т.е. туберкулез, и недостаточный вес. Медицинский осмотр для воспитанников, находившихся на учебном корабле, проходил раз в три месяца. Среди недугов на воспитанников на учебных судах преобладали ушибы, простуда и желудочные заболевания. В свою очередь, эпидемии полностью отсутствовали. Крайне редкими среди воспитанников были смертельные случаи от болезни и самоубийства.

Экипаж учебных судов для несовершеннолетних преступников формировался из отставных офицеров и унтер-офицеров британского королевского флота. Офицеры и унтер-офицеры должны были обучать воспитанников военно-морскому делу. Помимо них нанимали портных, плотников, слесарей, поваров, сапожников для передачи ремесленных навыков и учителей по общеобразовательным предметам [3, с. 48].

В экипаж учебного судна в обязательном порядке входили священник и врач. Все бытовые работы и уборку корабля воспитанники осуществляли собственными силами. Надо отметить, что, по свидетельству очевидца, на учебных кораблях поддерживались образцовые чистота и порядок.

Давайте посмотрим список лиц, относящихся к администрации учебного корабля «Cornwall», рассчитанного на 260 воспитанников:

«Капитан и его помощник,

6 моряков для обучения морскому делу,

3 школьных преподавателя,

1 дирижер оркестра,

1 учитель гимнастики,

2 плотника и повар» [7, с. 240].

Все экипажи учебных кораблей получали приличное содержание, а сами суда представляли собой бывшие деревянные парусники британского королевского флота, имевшие славную боевую историю.

Капитан на учебном корабле для несовершеннолетних преступников по отношению к экипажу обладал дисциплинарной властью и мог удалить любого служащего. Правда, за принятые решения он нес ответственность перед советом благотворительных организаций [3, с. 49].

Дисциплина воспитанников находилась на весьма высоком уровне. Наказания практически отсутствовали и следовали только в случаях кражи, побега, драки и явного неповиновения. Когда происходил побег, администрация учебного корабля для розыска воспитанника обращалась в полицию. К мелким проступкам относили курение табака, лень, неопрятный внешний вид, порчу форменной одежды. Однако если воспитанник провинился, то его могли наказать ударом тростью через одежду до 8 раз, ударами розгой по голому телу до 18 раз, помещением в карцер до 3 суток. Наконец, практиковали ограничение воспитанника в пище, т.е. оставляли в пищевом рационе нарушителя хлеб и воду.

В рацион воспитанников входили: на завтрак какао с хлебом маслом и овсяной кашей; на обед мясо с овощами и сладостями; на ужин какао с хлебом и маслом [6, с. 7].

Сами учебные корабли стояли в портах и не совершали даже кратковременных плаваний. Воспитанникам лишь позволялись прогулки на маломерных судах. В обязанности воспитанников входило постоянное пребывание на учебных кораблях кроме незначительных по времени отпусков.

Воспитанники делились на несколько возрастных групп. Существовали и группы хорошего, отличного и среднего поведения, показывающие взаимоотношения воспитанника с администрацией корабля. Для группы отличного поведения начальство предоставляло целый ряд привилегий: писать домой письма, раз в два месяца краткосрочный отпуск, получение книг из библиотеки. Прилежному воспитаннику выдавался отпускной билет от одного дня до двух недель. Особым поощрением были рождественские каникулы сроком до 10 дней, проведенные с родственниками. Как поощрение разрешались и периодические посещения членами семей воспитанников на учебном корабле. Все привилегии для воспитанников начинали действовать после 9 месяцев пребывания воспитанника на учебном корабле.

Из группы отличного поведения формировали воспитанников для исполнения унтер-офицерских обязанностей. Если воспитанник допускал дисциплинарный проступок, то его переводили в менее престижную группу.

Вот иерархия воспитанников учебных кораблей для несовершеннолетних английских преступников:

«Старшие унтер-офицеры,

унтер-офицеры,

младшие унтер-офицеры,

рассыльные,

постоянные лодочные гребцы» [7, с. 242].

Упомянутая иерархия среди воспитанников, нашедшая отражение в нашивках на форменной одежде, во многом способствовала соревновательному духу и боле успешному овладению военно-морским делом. Сама форма воспитанников полностью повторяла одежду матросов британского королевского флота.

При оценке знаний или умений воспитанника применялась общепринятая в английских школах шкала: отлично, хорошо, удовлетворительно и плохо. Занятия соответствовали учебной программе общеобразовательной английской школы: письмо, арифметики, географии, истории, риторика, рисование и т.д. Начальство не принуждало воспитанников к непосильному труду, что позволяло им иметь достаточно свободного времени для самостоятельных занятий по школьной программе. Каждый год для воспитанников проводились экзамены для перевода в следующий из семи классов школы, работавшей на учебном корабле. Результаты школьного обучения признавались администрацией кораблей успешными, т.к. до 93% воспитанников могли читать и писать.

Все воспитанники делились на две суточные вахты. Одна из которых училась в школе, а другая под присмотром отставных моряков осваивала секреты военно-морского дела. Курс обучения основам морской профессии продолжался 33 – 36 месяцев. По окончанию начального военно-морского образования воспитанник должен был уметь обращаться с парусами, знать флажные сигналы, управлять шлюпкой, бросать лот для измерения глубины, вязать все морские узлы. Одновременно отставные моряки следили за физическим развитием воспитанников. Для воспитанников учебных кораблей специально закупили гантели и различные тренажеры. К ним добавлялись ремесленные занятия: кулинария, сапожное, портняжное и плотницкое дело.

У воспитанников была достаточно обширная досуговая программа, включавшая концерты, танцы, занятие спортом, соревнования по военно-морскому делу. Между учебными кораблями проводились соревнования по футболу, крокету и лаун-теннису. Призами победителям служили серебряные часы и медали, приобретавшиеся на средства благотворительных обществ [3, с. 50].

По достижении 18 летнего возраста капитан учебного корабля мог заключить первый матросский контракт своего воспитанника с судовой компанией. Однако большинство воспитанников выбирали карьеру матроса британского королевского флота. Кстати, многие бывшие воспитанники посещали впоследствии свои учебные корабли, где им помогали при материальных затруднениях. К преступному прошлому вернулось не более 13% бывших малолетних нарушителей закона. Как сказал один из капитанов учебного корабля для несовершеннолетних преступников: «… В английском военном флоте, сэр, нет ни одного корабля, на котором не служат или не служили бы мои воспитанники» [6, с. 15].

Конечно, на учебном корабле несовершеннолетнему преступнику было значительно лучше, чем на улице или в работном доме. К тому же здесь его учили и давали ремесленные и военно-морские навыки. Отсюда, можно сделать вывод, о положительных и эффективных результатах деятельности английской системы военно-морского перевоспитания несовершеннолетних преступников.

Подобная система перевоспитания несовершеннолетних преступников в начале ХХ в. вызывала законную гордость у руководителей английского тюремного ведомства. Более того, в 1910 г. «Российский морской союз» опубликовал доклад И.П. Абзелева «Об Образовании под флагом Российского морского союза приютов для мальчиков бродяжек с целью подготовки личного состава для военного и коммерческого флота со специальными познаниями» [1]. Одной из главных причин подобного проекта стало сокрушительное поражение Российского императорского флота в русско-японской войне 1904 – 1905 гг.

И.П. Абзелев начинает свое сообщение со следующей мысли: «… Нынче не редкость не только несовершеннолетние, но даже малолетние преступники.

Опасность становится так велика, что, в сущности, необходимо немедленно, сейчас же, всему Обществу («Российский морской союз» – Авт.) сплотиться и дружным напором начать самую широкую борьбу с этим злом. Господа, против такого зла одно только оружие добро» [1, с. 3].

Затем И.П. Абзелев приводит неутешительную статистику: «… По сведениям статистического отдела Московской городской управы только в одних коечно-каморочных квартирах в году оказалось 40 тысяч человек никуда не попавших, оставшихся за флагом. И все это дети после школьного возраста, т.е. могущие работать производительно» [1, с. 4].

Одновременно И.П. Абзелев обращался к проблеме подготовки матросского и унтер-офицерского состава русского флота: «… Никто не станет оспаривать, что качество личного состава флота, т.е. знание, дисциплина, воодушевление, выносливость имеют громадное значение в военном отношении; значение не менее важное, чем качество самого флота, т.е. судов и их вооружения. Этим я хочу сказать, что имея самые лучшие современные суда, вы не одолеете противника, если эти суда будут обладать плохим личным составом» [1, с. 6].

В докладе упоминается положительный опыт так называемого «Корабля Школы» для беспризорных детей в Севастополе на бывшей военной шхуне «Псезуапе» [9, л. 7]. Данный приют существовал по инициативе севастопольского общественного деятеля А.И. Млинарича с 1908 г. [1, с. 7].

После чего в докладе следует сам проект российских военно-морских исправительных учреждений для несовершеннолетних преступников. Морские школы-приюты, по мнению И.П. Абзелева, должны были обустраиваться в двух видах: 1) для малолетних и 2) для подростков. Желательно, чтобы они располагались недалеко от моря или судоходной реки. Оптимальный возраст для детей из приюта 14 – 15 лет [4, с. 12]. Кстати, подобная цифра называлась исходя из английского опыта организации упомянутых учреждений. Все новые питомцы принимались по завершении тщательного медицинского осмотра. В программу обучения общеобразовательные предметы включались в объеме, необходимом для усвоения практических знаний [4, с. 13]. Главная задача морского приюта для несовершеннолетних преступников – подготовка будущего младшего флотского специалиста. Летнюю практику воспитанники должны проходить в яхт-клубах, находящихся в подчинении Морского министерства России [1, с. 8 – 9]. Срок обучения в приютах должен заканчивать в 18 лет. Выпускник морского приюта для несовершеннолетних преступников обязан впоследствии 12 лет прослужить на флоте. Затем он увольняется со службы и может применить полученные знания в гражданской жизни [4, с. 14]. В завершении своей речи И.П. Абзелев сказал следующее: «… Я кончаю и прошу вас, господа, примите мою идею, всеми силами стремитесь к ее осуществлению – это будет хорошее, доброе, полезное для государства дело; оно и послужит тесной живой связью нашего Союза с родным флотом» [1, с. 10].

Доклад И.П. Азбелева был поддержан подавляющим большинством членов «Российского морского союза». После единогласного голосования избрали «Комитет для разработки программы устройства детских морских приютов». По списку собрали несколько сотен рублей на новое благое дело. Сам комитет работал по адресу – Санкт-Петербург, Мойка, д. 22. кв. 11. Руководил «Комитетом для разработки программы устройства детских морских приютов» товарищ председателя «Российского морского союза» А.В. Белов. Однако последующие события российской истории не позволили членам «Российского морского союза» претворить в жизнь проект отечественных военно-морских исправительных учреждений для несовершеннолетних преступников.

Литература

1) Абзелев И.П. Об Образовании под флагом Российского морского союза приютов для мальчиков бродяжек с целью подготовки личного состава для военного и коммерческого флота со специальными познаниями / И.П. Азбелев // Труды Российского морского союза. – 1910. – Вып. 1. – С. 3 – 15.

2) Денисенко В.В. Модернизация общества и правовое регулирование / В.В. Денисенко // История государства и права. – 2007. – № 22. – С. 2 – 4.

3) Ливенцев Д.В. Военно-морские исправительные учреждения для несовершеннолетних английских преступников в начале ХХ в. / Д.В. Ливенцев // История государства и права. – 2016. – № 23. – С. 47 – 50.

4) Ливенцев Д.В. Проект российских военно-морских исправительных учреждений для несовершеннолетних преступников в начале ХХ в. / Д.В. Ливенцев // История государства и права. – 2017. – № 10. – С. 12 – 14.

5) Марковичева Е.В. Несовершеннолетний в системе уголовного судопроизводства в России первой половины ХХ века / Е.В. Марковичева // История государства и права. – 2009. – № 6. – С. 33 – 36.

6) Несслер В.Ф. Учебные корабли для малолетних преступников и беспризорных детей в Англии. / В.Ф. Несслер – СПб., 1900. – 17 с.

7) Несслер В. Учебные корабли для малолетних преступников / В.Ф. Несслер // Тюремный вестник. – 1900. – № 5. – С. 240 – 256.

8) Reformatory Schools Act 1854. Информация с официального сайта Министерства юстиции Великобритании – The UK Statute Law Database: http://www. statutelaw. gov. uk.

9) Российский архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. 280. Оп. 1. Д. 5.

10) Фруменкова Т.Г. Передача питомцев Петербургского воспитательного дома на частные предприятия Петербурга и Северо-Запада России в конце XVIII – середине XIX в. / Т.Г. Фруменкова // История государства и права. – 2009. – № 9. – С. 27 – 32.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X