Актуальные проблемы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (3,66) ( 29)
863 просмотров
4 комментариев

Основные ошибки в практике

Несмотря на имеющуюся правовую базу, накопленный опыт, практика применения уголовно-правовых норм в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов последних десятилетий показала, что в правоприменительной деятельности имеются существенные недостатки, связанные с неправильным применением ряда институтов уголовного права.

Наибольшее количество преступлений связано с незаконным приобретением и хранением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Здесь основной ошибкой является автоматическое вменение виновному лицу при незаконном хранении наркотиков и их незаконного приобретения (перевозки, переработки и т. д.), несмотря на то что каждое из этих действий носит самостоятельный характер и подлежит доказыванию в процессе правоприменения.

Например, приговором Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики Полуэктов Р.С. признан виновным по факту обнаруженных по месту его проживания наркотических средств и осужден за незаконное приобретение и хранение наркотических средств (ч. 1 ст. 228 УК РФ). Однако Верховный суд Российской Федерации отметил, что по смыслу закона при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), и, как следует из материалов уголовного дела, ни органами предварительного следствия, ни судом не установлено событие преступления – время, место и обстоятельства приобретения Полуэктовым Р.С. наркотических средств.

В приговоре лишь указано, что в не установленное органами предварительного следствия время, у не установленного следствием лица, при неустановленных обстоятельствах приобрел наркотическое средство – героин массой не менее 1,9 грамма. В связи с изложенным, осуждение Полуэктова Р.С. за незаконное приобретение героина в крупном размере подлежит исключению из приговора [Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации: принято 11 декабря 2013 г. № 43-Д 13-27. Режим доступа: Подробнее >>>].

Достаточно спорным по-прежнему считается вопрос о признании в действиях подсудимых добровольной выдачи наркотиков, которая является одним из условий последующего освобождения от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 228 УК РФ. Следует отметить, что при решении данного вопроса позиции Верховного суда РФ также расходятся.

Напомним, что под добровольной выдачей понимается добровольная сдача наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, лицом представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

При задержании лица, а также при проведении следственных действий по обнаружению и изъятию наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, выдача таких средств, веществ или растений по предложению должностного лица, осуществляющего указанные действия, не может являться основанием для применения примечания 1 к статье 228 УК РФ [О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14: в ред. от 16 мая 2017 г.: пункт 19 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. – 2006. – № 8; 2017. – № 7].

Данное толкование добровольной выдачи, на первый взгляд, является логичным, соответствующим правилам юридической техники, понятным, но на практике порождает массу правовых проблем как материального, так и процессуального характера (не говоря уже об общетеоретических) [Мясников В.В., Мясников В.В. Проблемные вопросы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (по материалам судебной практики Верховного суда Российской Федерации) / В.В. Мясников, В.В. Мясников // Юристъ-Правоведъ. – 2017. – № 1 (80). – С. 74]. Рассмотрим лишь некоторые из них.

Так, в приговоре Алтайского краевого суда указано, что Матвеев выезжал за пределы городской черты, где из тайников доставал наркотические средства, доставлял их в город, хранил у себя дома, расфасовывал и закладывал в тайники с целью дальнейшей передачи другим лицам, то есть выполнял все приготовительные действия для сбыта наркотических средств. В процессе движения Матвеев был задержан сотрудниками полиции (остановлена машина под его управлением), которым сообщил о наркотиках, имеющихся в машине и по месту его проживания. С учетом этих обстоятельств суд принял решение о том, что выдачу Матвеевым наркотических средств нельзя признать добровольной, так как их изъятие производилось при задержании осужденного, когда у сотрудников полиции уже имелись сведения о приготовлении последнего к сбыту наркотических средств и местах их хранения [Апелляционное определение Верховного суда Российской Федерации: принято 31 октября 2013 г. № 52-АПУ 13-33. Режим доступа: http://www.consultant.ru/].

Другой пример. По приговору Санкт-Петербургского городского суда от 10 декабря 2015 г. Кучеров А.В. осужден за незаконную пересылку наркотических средств (по почтовым отправлениям). В жалобе осужденный обращает внимание на добровольную выдачу им наркотических средств, место нахождения которых работникам правоохранительных органов известно не было. Верховный суд РФ установил, что приведенные в апелляционной жалобе доводы о добровольной выдаче Кучеровым А.В. места нахождения наркотических средств, которое работникам правоохранительных органов известно не было, являются неубедительными, поскольку эти доводы не основаны на материалах дела, указывающих на то, что такое заявление осужденным сделано после его задержания, обнаружения почтовых отправлений с наркотическим средством и перед производством обыска по месту его жительства, где и хранилось наркотическое средство [Апелляционное определение Верховного суда Российской Федерации: принято 24 марта 2016 г. № 78-АПУ 16-5. Режим доступа: http://www.consultant.ru/].

Исследуя правовые позиции Верховного суда РФ по этим делам, можно прийти к выводу о том, что в первом случае суд считает ограничение свободы осужденного Матвеева задержанием, при котором добро-вольная выдача невозможна.

О задержании

Очевидно, что понятие «задержание», указанное в примечании к ст. 228 УК РФ, связывается, в первую очередь, не с ограничением физической свободы, а с задержанием как мерой процессуального принуждения, которую возможно применить в рамках административного или уголовно-процессуального законодательства. Иными словами, «схватить за руку» физическое лицо можно, но для этого должны быть основания, предусмотренные законом.

Основанием административно-правового задержания является совершение лицом административного правонарушения, причем с обязательным составлением протокола об административном правонарушении. По административным правонарушениям оперативно-розыскные мероприятия не проводятся.

Основанием уголовно-процессуального задержания в порядке ст. 91 УПК РФ (применительно к данному случаю) является совершение лицом преступления, а необходимые в этих случаях следственные действия (обыск) возможно осуществить только после возбуждения уголовного дела.

Из материалов уголовного дела, возбужденного в отношении Кучерова А.В., видно, что он был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ, возбуждено уголовное дело и только перед непосредственным проведением следственного действия (обыска) им сделано заявление об имеющихся наркотиках. Данные обстоятельства полностью охватываются примечанием к ст. 228 УК РФ, и добровольной выдачи в действиях осужденного быть не может.

Как следует из материалов уголовного дела в отношении Матвеева, основания задержания на момент остановки транспортного средства под его управлением отсутствовали.

Осуществлялась оперативно-розыскная деятельность, оперативная информация, имеющаяся у сотрудников оперативного подразделения в отношении преступной деятельности Матвеева, не является административным правонарушением и не может служить основанием для его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ. Оперативно-розыскное законодательство вообще не обеспечено собственным механизмом принуждения.

Задержание возможно осуществить и по основаниям, предусмотренными ст. 14 федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции». Но Матвеев административного правонарушения не совершал, и его действия не подпадают ни под одно из условий для задержания, указанных в данной статье. Это значит, что исключать возможную добровольную выдачу наркотиков до применения к Матвееву меры процессуального принуждения в виде задержания нельзя. Соответственно, суд толкует понятие «задержание» как фактическое ограничение свободы, что противоречит действующему законодательству [Мясников В.В., Мясников В.В. Проблемные вопросы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (по материалам судебной практики Верховного суда Российской Федерации) / В.В. Мясников, В.В. Мясников // Юристъ-Правоведъ. – 2017. – № 1 (80). – С. 75]. К сожалению, подобное толкование прослеживается и в других решениях судей Верховного суда РФ.

Достаточно неоднозначной представляется позиция судов по квалификации как единого продолжаемого преступления нескольких эпизодов преступной деятельности. Под продолжаемыми понимаются преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Например, лицо имеет мешок наркотиков, и умысел у него направлен на сбыт всего мешка. Однако это лицо реализует свой преступный умысел по частям, продавая наркотики маленькими партиями. Такое преступление необходимо считать единым продолжаемым преступлением.

В некоторых случаях совокупностью признается оконченная преступная деятельность, и она же считается неоконченной по другому преступлению.

Например, Ройтенберг А.И. признан виновным в незаконном производстве и приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства. Вместе с тем при квалификации действий осужденного, связанных с производством наркотических средств с целью их последующего сбыта, по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, диспозиция которой включает несколько альтернативных признаков, суд наряду с квалификацией по признаку незаконного производства наркотического средства как оконченного преступления одновременно квалифицировал эти же действия как приготовление к незаконному сбыту наркотического средства. Однако уголовный закон не предусматривает квалификацию одного и того же преступления как оконченного и неоконченного. Поскольку признак ст. 228.1 УК РФ в виде незаконного производства наркотических средств предусматривает уголовную ответственность за их незаконное производство, в том числе и с целью сбыта, в случае если действия виновных были пресечены на стадии производства, их квалификация еще и как приготовления к незаконному сбыту является излишней [Апелляционное определение Верховного суда Российской Федерации: принято 3 марта 2016 г. № 48-АПУ 16-4. Режим доступа: http://www.consultant.ru/].

Таким образом, для правильной квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, в частности, сотрудникам правоохранительных органов требуется четкое знание норм уголовного права и теории уголовного права.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Мурсалов Асхат Вилаят оглы
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 29
Рейтинг 3,66

Комментарии (4)

Вверх
7
Вниз

А давайте сначала спросим, кому везут в самолётах и суднах тонны кокаинчика и для чего?

+6 / -1
Вверх
7
Вниз

Судя по тому, что происходит в этой сфере, мусора там работают сами обдолбаные и законы им не указ.

+7 / 0
Вверх
3
Вниз

Не вдаваясь в подробности, кажется, что все перечисленные средства скоро на остановках начнут продавать! Про лёгкий наркотик я воще молчу, подросток в 14-15 лет уже хорошо знает что это такое!

+3 / 0
Вверх
1
Вниз

А кто крышует продавцов наркоты?

0 / -1

Читайте также

0 X