Некоторые проблемы квалификации преступления «похищение человека»

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,05) ( 19)
728 просмотров
4 комментариев

Где тонко, там и... укрепим

Первой проблемой можно обозначить усложнение квалификации отсутствием понятия «похищение человека» в УК РФ. В начале 2000-х гг. восполнил пробел Президиум Верховного суда РФ, указав в постановлении по делу Абдуллина от 4 октября 2000 г.: «По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением его с постоянного или временного местонахождения в другое место и последующим удержанием в неволе. Основным моментом объективной стороны данного преступления является захват потерпевшего с места его нахождения и перемещение с целью последующего удержания в другом месте» (постановление Президиума Верховного суда РФ: принято 4 октября 2000 г. № 207 П 2000 по делу Абдуллина (извлечение) / Обзор судебной практики Верховного суда РФ за 2-й квартал 2000 года // Бюллетень Верховного суда РФ. – 2001. – № 1. – С. 10–11).

Однако из данного толкования (безусловно необходимого в отсутствие легальной дефиниции) позиция Президиума Верховного суда РФ остается не до конца ясной. Следует ли из разъяснения высшей судебной инстанции то, что в объективную сторону состава похищения входят три действия: захват, перемещение и удержание потерпевшего (по смыслу первого предложения) или же объективная сторона состоит только из двух действий (как можно понять из второго предложения), а именно: захвата и перемещения с целью удержания?

Второй проблемой следует признать тот факт, что в судебной практике не сформировалось единого понимания того, какие действия входят в объективную сторону состава похищения человека.

Сложилось три варианта описания объективной стороны похищения человека в судебной практике. В одних случаях имеет место полное дублирование постановления Президиума Верховного суда РФ (приводятся и первое, и второе предложение). В других же суды, опираясь на первое предложение в вышеприведенном постановлении Президиума Верховного суда РФ, включают в объективную сторону похищения человека захват, перемещение и удержание.

При третьем варианте квалификации суды берут за основу второе предложение, и соответственно в объективную сторону ими включаются только захват и перемещение [Лапин И.В. Похищение человека: проблемы определения объективной стороны и отграничения от захвата заложника // Уголовное право. – 2016. – № 2. – С. 50].

Практика Верховного суда РФ

Практика Верховного суда РФ также достаточно разнообразна. Например, по делу Узунова высшая судебная инстанция вроде бы однозначно описала объективную сторону похищения человека как трехэлементное деяние: «Объективная сторона похищения человека выражается в захвате человека, перемещении его и удержании в другом месте» (Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ: принято 2 декабря 2013 г. № 5-Д 13-64 // Официальный сайт Верховного суда РФ. URL: Подробнее >>>).

С другой стороны, спустя всего 4 месяца по делу Иванова Верховный суд РФ дал толкование похищения человека как двухэлементного деяния: «По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, связанные с изъятием и перемещением живого человека против его воли в другое место с целью последующего удержания» (Апелляционное определение Судебной коллегии Верховного суда РФ по уголовным делам: принято 3 апреля 2014 г. № 78-АПУ 14-14 СП // Официальный сайт Верховного суда РФ. URL: Подробнее >>>).

Можно также в качестве третьей проблемы обратить внимание и на то, что понятие похищения человека в судебной практике, по сравнению с постановлением Президиума Верховного суда РФ 2000 г., модифицировалось, часто стало применяться сопоставление прежнего (где лицо находилось до похищения) и нового мест пребывания похищенного, правоприменители начали обращать внимание на то, что при похищении человека потерпевший изымается из привычной системы социальных связей.

А.А. Чугунов и Е.А. Хлебницына полагают, что диспозиция ст. 126 УК РФ находится в конфликте со сложным содержанием этого состава, что в настоящее время существенно затрудняет деятельность правоохранительных органов. По мнению данных авторов, ситуация обостряется отсутствием разъяснений Пленума Верховного суда Российской Федерации по вопросам квалификации преступлений против физической свободы человека и разграничения похищения человека от составов иных преступлений (Чугунов А.А., Хлебницына Е.А. Особенности объективных признаков похищения человека // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. – 2015. – № 1 (28). – С. 119). И это можно считать четвертой проблемой квалификации преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ.

Е.В. Авдеева указанные проблемы связывает с неоднозначным толкованием нормы при оценке объективной и субъективной сторон преступления; конструкции состава; множественности соучастников и наличия соисполнительской деятельности; характерных признаков насилия, опасного для жизни или здоровья; применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия; оснований отграничения деяний, регламентированных п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ (Воронин В.Н. Уголовная ответственность за похищение человека // Вестник Омской юридической академии. – 2017. – № 3. – С. 69).

Таким образом, следует констатировать, что в правоприменительной практике при отсутствии легального определения похищения человека объективная сторона данного состава определяется как двухэлементное (захват, перемещение) или трехэлементное деяние (захват, перемещение, удержание). Однако устойчивой судебной практики даже на уровне Верховного суда РФ по этому вопросу к настоящему моменту не сложилось.

Все сказанное выше подтверждает необходимость трансформации действующей диспозиции ст. 126 УК РФ из простой (назывной) в описательную, то есть ее совершенствования.

Необходимо в постановлении Пленума или, допустим, в ответах на вопросы судов, утверждаемых Президиумом Верховного суда РФ (такого рода документы в последние годы неоднократно принимались высшим судебным органом), дать определение похищения человека, указав в качестве обязательного признака состава цель. На наш взгляд, наиболее приемлем такой вариант дефиниции: похищение человека – противоправные умышленные действия, связанные с захватом и перемещением живого человека против его воли в другое место с целью последующего удержания (Лапин И.В. Похищение человека: проблемы определения объективной стороны и отграничения от захвата заложника // Уголовное право. – 2016. – № 2. – С. 55).

Неудобная тема

Кроме того, необходима модернизация действующей уголовно-правовой нормы о похищении человека посредством увеличения числа (расширения перечня) квалифицирующих признаков.

В настоящее время достаточно быстро идет развитие медицины, в частности трансплантологии. Увеличивается число официальных и нелегальных клиник по пересадке человеческих органов и тканей. По нашему мнению, нужно обратить внимание на то, что возможен рост числа похищений с целью изъятия тканей и органов у людей. В силу изложенного предлагаем ввести соответствующий квалифицирующий признак – пункт «и» в ст. 126 УК РФ: «Похищение человека, совершенное в целях использования органов и тканей потерпевшего».

Также считаем, что действующую редакцию ч. 2 ст. 126 УК РФ необходимо дополнить еще одним квалифицирующим признаком – пунктом «к», так как, по нашему мнению, совершение похищения человека по «экстремистским мотивам» является законодательно неурегулированной проблемой, требующей быстрейшего разрешения.

Что можно изменить

Подводя итог вышеизложенному, предлагаем:

1) Закрепить в ч. 1 ст. 126 УК РФ описательную диспозицию с раскрытием понятия «похищение человека»: «Похищение человека – противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым захватом (завладением) человека, перемещением с места его постоянного или временного пребывания с последующим удержанием в другом месте, совершенные против его воли».

2) Дополнить ч. 2 ст. 126 УК РФ новыми квалифицирующими признаками:

  • пунктом «и»: «Похищение человека, совершенное в целях использования органов и тканей потерпевшего»;
  • пунктом «к»: «Похищение человека, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы» (Жиров Р.М., Шурдумов А.Ю., Мусаев С.-М.И. Проблемы модернизации действующей уголовно-правовой нормы о похищении человека // Антропология права и правовой плюрализм: Сборник статей Международной научно-практической конференции (15 ноября 2017 г., г. Омск). В 3 частях. Часть 1. – Уфа: АЭТЕРНА, 2017. – С. 108–109).

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Мурсалов Асхат Вилаят оглы
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 19
Рейтинг 4,05

Комментарии (4)

Вверх
1
Вниз

Спасибо за информацию.

+1 / 0
Вверх
0
Вниз

Благодарю. Интересная публикация.

0
Вверх
0
Вниз

Спасибо за за полезную информацию!

0
Вверх
0
Вниз

Благодарю 👍🤝

0

Читайте также

0 X