Встань и иди: как чиновники оздоровили миллион российских инвалидов одним росчерком пера

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
169 просмотров
1 комментариев

Все случаи отказа в получении инвалидности, о которых писал «ПУНКТ-А», похоже, - результат скрытой государственной программы по искусственному уменьшению численности инвалидов. Почему искусственному? Да потому что показатель снижают не благодаря высококлассной медпомощи и чудесному исцелению, а просто путём отказа в инвалидности. Нет бумажки - и человек формально здоров.

Жонглируем цифрами

О том, что в России запустили «инвалидную реформу», которая ещё более жёсткая, чем пенсионная, говорит неумолимая статистика и цифры Пенсионного фонда. По данным Росстата, за период с 2012 по 2019 год число инвалидов в России уменьшилось на 1,24 миллиона человек. Дальше всё ещё интереснее. Как указано в пояснительной записке к бюджету Пенсионного фонда РФ на 2019-22 гг., количество получателей ежемесячных денежных выплат среди инвалидов уменьшится с нынешних 11,6 млн человек до 11,4 млн в 2020 году и до 11,3 млн в 2021 году. То есть только в 2019 году их станет меньше на 200 тыс. человек, а до 2021-го - ещё на 300 тыс.

Астраханскую области федеральный тренд тоже коснулся: если в январе 2017 года у нас было зарегистрировано 45 тыс инвалидов, то в 2019 году – уже 43,5 тыс. человек. По детской инвалидности аналогичная картина: в 2015 году в нашем регионе был зарегистрирован 4601 ребёнок с ОВЗ; сейчас их уже на полтысячи меньше – 4034. По всей видимости, это не предел.

Эксперты указывают на то, что эта статистика объясняется не чудесным исцелением сотен тысяч людей с инвалидностью, а стремлением государства сократить расходы на социальные выплаты, пишет издание «Новые Известия».

То есть причины «инвалидной реформы» те же, что и пенсионной – снижение нагрузки на бюджет. Но если пенсионная реформа открыто обсуждалась всеми российскими гражданами, то с инвалидами правительство борется скрытно, но не менее беспощадно.

Живые истории

Однако за каждой такой «сухой» цифрой стоят живые люди, которые годами бьются за свои права. «ПУНКТ-А» уже неоднократно писал о беспрецедентных случаях отказа в инвалидности тем, кто имеет ограничения в плане здоровья. Герои этих печальных рассказов, увы, множатся. Вот некоторые из них.

Александр Кужанов – сотрудник МВД, который в 2010 году во время нападения группы экстремистов получил семь огнестрельных ранений (три из которых в голову), две недели пробыл в коме, лечился в московском Институте нейрохирургии Бурденко, был уволен из органов по состоянию здоровья. На протяжении девяти лет он не мог оформить инвалидность: врачи бюро Медико-социальной экспертизы (ГБ МСЭ) в определении статуса долго отказывали, но в итоге под натиском СМИ сдались. 9-летний мальчик Роман Больц имеет врожденную патологию зрения. Помимо этого, у ребёнка есть ряд сопутствующих заболеваний – в частности, прооперирована почка и ярко выражен неврологический статус в виде тиков. На протяжении пяти лет ежегодно региональное бюро МСЭ присваивало мальчику инвалидность. Но в 2017 году инвалидность сняли, несмотря на то, что сразу несколько авторитетных клиник и специалистов подтверждают диагнозы маленького астраханца. Делом мальчика заинтересовались федеральные СМИ и представители власти. Стрыгиной Марии в 3 месяца поставили диагноз «врождённая глаукома обоих глаз» и направили в НИИ Гельмгольц для оперативного лечения. По результатам обследования, у ребёнка имеется тяжёлая врождённая патология - глаукома и помутнение роговицы, миопия. Прогноз по зрению неблагоприятный. В период с июня 2018 года по апрель 2019-го у Марии было 5 госпитализаций в НИИ им. Гельмгольц, в ходе чего было проведено 2 хирургических и 7 лазерных операций. После каждой госпитализации лечащий врач направляет девочку на МСЭК по месту жительства для оформления инвалидности, но комиссии в присуждении инвалидности систематически отказывают, мотивируя тем, что у него предметное зрение и инвалидность ей не положена.

У 35-летнего Александра Кузьмина диагностированы парапарез нижних конечностей и мозжечковая атаксия.

Мужчина не может даже нормально умыться - не слушаются руки. В 2012 году ему поставили вторую группу инвалидности. Однако уже через 5 лет ему присвоили 3 группу, при наличии которой можно работать. После изменения группы инвалидности Александр лишился права на льготное лекарство, ему приходится ежемесячно тратить несколько тысяч рублей на препараты и за свой счет приобретать технические средства передвижения. Одни только ходунки обошлись ему почти в 5 000 рублей. На работу мужчину тоже не берут, содержать семью - на секундочку, многодетную - становиться всё сложнее.

Их тьмы и тьмы

Однако истории, которыми регулярно пестрят в последние годы ленты региональных СМИ, - это лишь малая толика реальной статистики. Журналист «ПУНКТ-А» отправился в бюро МСЭ, дабы пообщаться с его посетителями и узнать, как часто люди с ОВЗ сталкиваются с невозможностью получить инвалидный статус.

Стоит заметить, что коридоры бюро были пустыми. То ли инвалиды нынче и вправду перевелись, то ли экспертизы «раскидывают» по времени мастерски, чтобы народ не копился в предбаннике. На кушетке женщина средних лет с супругом. Интересуемся, с чем обратились астраханцы. Оказывается, что для женщины это уже третья комиссия - две предыдущие в инвалидности отказали, несмотря на то, что у астраханки парализованы руки и частично ноги.

Ходить без чьей-либо помощи она не может, держать что-то в руках - тоже. Муж был вынужден уйти с работы, чтобы заботиться о супруге. Живут натуральным хозяйством и на деньги, что мужчина зарабатывает на такси по вечерам и ночам. На эту экспертизу семья особых надежд не возлагала, поскольку каждый раз обоснование одинаково: мол, вы же можете наклониться и выпить воды и даже кое-как передвигаться способны.

То, что женщина эту самую воду налить не сможет, эксперты во внимание не берут. Инвалидность, к слову, женщине в этот раз так и не дали. Оказалось, что она не принесла какой-то документ, который раньше был не нужен, а теперь вот понадобился. И это - лишь одна случайная история в коридорах МСЭК.

Бумажно-принудительное оздоровление населения

Несколько лет назад правительство совершило «экономический манёвр»: «перебросило» инвалидов из Минздрава в Минтруд. Целесообразность такой «переброски» инвалидов от одного ведомства к другому внятно так и не объяснили. Но когда значительно ужесточились правила признания человека инвалидом, стала ясна его цель – снижение числа инвалидов в стране. При этом сразу же были изменены сроки и условия предоставления инвалидности, а также введена балльная оценка состояния здоровья. Получить заветную розовую справку многим людям, даже при наличии явных признаков инвалидности, стало намного труднее. В настоящее время процесс снижения числа инвалидов в России приобрел плановый характер. «Бумажное» выздоровление сотен тысяч людей с инвалидностью фактически поставлено государством на поток.

Федеральные эксперты уже дают оценку происходящему. Почти все они сходятся в одном: государство решило экономить на инвалидах, поэтому получить статус человека с ограниченными возможностями здоровья, а значит, и соответствующую господдержку, станет с каждым годом всё сложнее.

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский говорит, что первыми под каток «инвалидной реформы» попали дети-инвалиды. Многие мамы детей с инвалидностью не работают, поэтому денег на приобретение необходимых ребёнку лекарств у них чаще всего нет. Очень часто они полностью зависимы от государственной поддержки.

Если ребенок имеет статус инвалида, то расходы на лечение, абилитацию и реабилитацию хотя бы частично покрываются социальными выплатами. А во многих случаях без государственной поддержки семьям с детьми-инвалидами вообще не обойтись, так как некоторым детям требуется дорогостоящее многопрофильное лечение. Но если нет инвалидности, нет и социальных выплат. Семья фактически остается один на один со своими проблемами.

– Злополучный приказ Минтруда №1024, ужесточивший требования к получению инвалидности, лишил семьи этой защиты, – отмечает Александр Саверский. – С 2018 года это просто поголовное снятие инвалидности со всех практически детей. Дают, да и то, скрипя душой, только колясочникам или лежачим, которые уже не встают. Отказывают при малейшем намеке на улучшение состояния, не принимают во внимание сопутствующие заболевания, сознательно, вопреки выводам лечащих врачей, не замечают прогрессирующее ухудшение.

По словам Саверского, известно достаточно много случаев, когда сотрудников бюро медико-социальной экспертизы ловили на явном обмане в протоколе прохождения комиссии МСЭ (в материале о Романе Больц похожая ситуация продемонстрирована на видео). Нередко детям-инвалидам снимают инвалидность, мотивируя это тем, что «нет ограничений жизнедеятельности». Если ребенок сам себя обслуживает, учится, ведёт нормальный образ жизни согласно возрасту, то инвалидность ему не положена, считают эксперты МСЭ.

Не меньше, чем дети, от «инвалидной реформы» пострадали и взрослые люди, имевшие статус инвалида с детских лет. На основании того же приказа Минтруда их тоже поголовно лишают розовой справки и мер социальной поддержки.

Минтруд всё отрицает

В Министерстве труда и социальной защиты РФ не отрицают того, что в последние годы в России уменьшилось число инвалидов. По данным Минтруда, за период с 2013 года их численность снизилась на 12,1%. В министерстве это явление называют «тенденцией к уменьшению численности инвалидов». По мнению чиновников Минтруда, это обусловлено тем, что за установлением инвалидности в учреждения медико-социальной экспертизы обращаются меньше граждан.

Заместитель министра труда и социальной защиты РФ Григорий Лекарев уверяет, что никакой установки снизить количество граждан, признаваемых инвалидами, нет. Более того, он утверждает, что существующая система установления инвалидности в стране учитывает все нарушения функций при тех или иных заболеваниях.

– Все, кто нуждается в мерах социальной защиты, должен признаваться инвалидом, – говорит Лекарев в интервью федеральным СМИ. – В соответствии с законом инвалидность устанавливается в том случае, если имеющиеся нарушения здоровья по степени выраженности приводят к социальным ограничениям и необходимости предоставления мер социальной защиты, включая реабилитацию. Подход при установлении инвалидности у детей и взрослых одинаков и препятствий для установления инвалидности им нет.

********************

Таким образом, все многочисленные случаи, когда инвалидам-астраханцам трудно доказать, что они больны, вписываются в общую канву федерального тренда. Это скрытая и крайне жестокая реформа, о которой власти замалчивают. И работа бюро МСЭ, и нормативная база, принятая в последние годы, нацелены на то, чтобы сэкономить средства, выделяемые на поддержку лиц с ограниченными возможностями. Как в старом анекдоте про "нет ножек - нет и мультиков"

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Анатолий
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Комментарии (1)

Вверх
0
Вниз

Не совсем согласен, это не инвалидная, здравоохранительная или пенсионная реформа, это немножко больше.

0

Читайте также

0 X