Частичное погашение долга с целью уклониться от банкротства

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
278 просмотров
0 комментариев

Кредитор обращается в суд, требуя признать компанию-должника банкротом. Задолженность должника составляет более 300 000 рублей, подтверждена решением суда. Перед должником стоит задача погасить задолженность и добиться прекращения производства по делу. Ведь, если и банкротиться, то только по заявлению дружественного кредитора в контролируемой процедуре.

Должник сам или через третье лицо может частично погасит задолженность, уменьшив учитываемое требование до суммы ниже порогового значения, без погашения финансовых санкций, так как для целей банкротства важна только сумма основного долга.

И действительно суды, подойдя к вопросу формально, отказывают кредиторам во введении наблюдения, так как основания для банкротства, установленные ст. ст. 3, 6, 7 Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» отсутствуют. Кроме того, для погашения долга используется механизм ст. 313 ГК РФ, согласно которой кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Однако очевидно, что должник и третье лицо в такой ситуации не действует добросовестно.

Злоупотребление правом в действиях должника или третьих лиц не остались незамеченными Верховным судом.

Так Определением ВС РФ от 16.06.2016 N 302-ЭС 16-2049 установлено:

Действия третьего лица по перечислению кредитору-заявителю суммы, составляющей основной долг должника, фактически направлены на принудительный выкуп отдельных прав к должнику в целях получения либо контроля над ходом процедуры банкротства (так как предприятие являлось заявителем по делу), либо дополнительных голосов на собрании кредиторов, без несения дополнительных издержек на приобретение требований по финансовым санкциям (которые в силу пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов).

По сути, третье лицо использовало институт, закрепленный статьей 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением (исполнение обязательства третьим лицом). В действиях третьего лица прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ).

В результате таких действий кредитор-заявитель, будучи против своей воли лишен прав требования к должнику, утратил возможность влиять на ход процедуры несостоятельности, в связи с чем кредитор вправе отказаться от принятия предложенного третьим лицом исполнения. При таких обстоятельствах, исполнение третьим лицом обязательств должника не влечет переход к нему прав кредитора по обязательству в порядке суброгации (ст. 387 ГК РФ).

Основным поводом усомниться в добросовестности действий третьего лица послужило перечисление только суммы основного долга до суммы ниже порогового значения, без финансовых санкций.

В августе 2016 года Верховным Судом РФ был рассмотрен похожий спор.

Третье лицо, частично оплачивало задолженность каждого нового заявителя по делу о банкротстве до снижения ее ниже порога в 300 000 руб., ожидая очереди дружественного ему кредитора.

Определением от 15.08.2016 по делу N 308-ЭС 16-4658 ВС РФ предотвратил злоупотребление со стороны третьего лица.

Суд обратил внимание, что из картотеки арбитражных дел следует, что в рамках дела о банкротстве как до, так и после заявителя по делу с заявлениями о признании предприятия банкротом обращались иные кредиторы, которым было отказано во введении наблюдения в отношении должника, поскольку их требования аналогичным образом перед судебным заседанием погашались до размера, составляющего немногим менее 300 000 руб.

Очевидно, что наличие нескольких требований, которые последовательно частично погашались третьими лицами так, чтобы сумма оставшейся задолженности не могла превысить пороговое значение, явно свидетельствовало о затруднениях с ликвидностью активов должника, о его неплатежеспособности. Требования, будучи немногим менее 300 000 руб. каждое, в совокупности очевидно превышали данное пороговое значение. В такой ситуации суду следует назначить судебное заседание по совместному рассмотрению указанных требований.

Кроме того, у судов не может не возникнуть сомнений относительно добросовестности третьих лиц, действия которых заключались в последовательном частичном погашении требований заявителей по делу о банкротстве предприятия до тех пор, пока суд не перейдет к рассмотрению заявления нужного должнику «дружественного» кредитора.

Верховный Суд, подтвердил свою позицию, изложенную в Определении от 16.06.2016 N 302-ЭС 16-2049, усмотрев в действиях третьего лица признаки злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ). Оно, по сути, не преследовало цели погасить долги предприятия (тем более что финансовые санкции остались также не погашенными), напротив, его действия были направлены на лишение общества статуса заявителя по делу о банкротстве, в том числе на лишение предоставляемых данным статусом полномочий по предложению кандидатуры временного управляющего (абзац 9 пункта 3 статьи 41 Закона о банкротстве).

Таким образом, третье лицо использовало институт, закрепленный статьей 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением (исполнение обязательства третьим лицом), а поэтому у суда первой инстанции отсутствовали основания для отказа во введении процедуры наблюдения по заявлению общества и решении вопроса об утверждении кандидатуры арбитражного управляющего.

Кроме того, в указанном определении ВС РФ указал, что при выборе временного управляющего судам надлежит рассмотреть кандидатуру лица, предложенную первым заявителем по делу о банкротстве. Эта позиция в последующем была закреплена в п. 27 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротс» (переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего).

Уже ссылаясь на Определение ВС РФ от 15.08.2016 N 308-ЭС 16-4658 по делу N А 53-2012/2015, 29.03.2018. вынесено Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.03.2018 N 307-ЭС 17-1.

Возникает закономерный вопрос, может ли третье лицо в принципе исполнять обязательство перед кредитором, который подал заявление о банкротстве должника?

Особенности исполнения третьим лицом обязательств должника перед кредитором при банкротстве нашли свое закрепление в п. 21 ПП ВС РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах».

Согласно п. 21 указанного Постановления, не допускается погашение со злоупотреблением правом, которое может выражаться в неполном исполнении обязательства (погашение только основного долга без неустойки; погашение долга до суммы, которая не позволяет ввести процедуру банкротства).

Также Пленум признал недопустимым исполнение обязательства должника после введения процедуры банкротства без согласия кредитора.

Конкурсный кредитор не лишен права уступить принадлежащее ему требование к должнику на основании договора цессии.

Однако ввиду банкротного специалитета погашение обязательств должника его учредителями (участниками), собственником имущества должника — унитарного предприятия или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается только при полном погашении всех требований кредиторов, включенных в реестр в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве, а не положениями ст. 313 ГК РФ (п. 21 ПП ВС РФ от 22.11.2016 N 54 и п. 28 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства). Исключение составляет исполнение третьим лицом требований уполномоченного органа по обязательным платежам, которые могут быть погашены индивидуально по правилам ст. ст. 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона N 127-ФЗ.

Таким образом, погашение долга в полном объеме (1) на стадии проверки обоснованности заявления (2) допустимо и без согласия кредитора. Такой подход вполне соответствует ст. 313 ГК РФ.

Правовая позиция о том, что погашение третьим лицом требований заявителя по делу о банкротстве в полном объеме само по себе не может быть признано злоупотреблением, изложена в Определении ВС РФ от 13.10.2016 N 305-ЭС 16-8619, Определении ВС РФ от 25.01.2017 N 305-ЭС 16-15945.

Частичное погашение долга должником или третьим лицом является злоупотреблением правом в следующих случаях:

— третье лицо погашает только суммы основного долга до суммы ниже порогового значения

— третье лицо не погашает финансовые санкции.

— наличие нескольких требований, которые последовательно частично погашались третьими лицами так, чтобы сумма оставшейся задолженности не могла превысить пороговое значение.

При этом действия третьего лица должны быть фактически направлены на принудительный выкуп отдельных прав к должнику в целях получения контроля над ходом процедуры банкротства.

Не стоит забывать, что в некоторых случаях, исполнение обязательства за должника третьим лицом может быть признать сделкой с предпочтением (преимущественное удовлетворение) на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Посмотрим, как подходят суды к разрешению обозначенных задач в 2019 году.

Злоупотребление правом имеется

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2019 N 19 АП-4509/2019 по дел Кредитор вернул третьему лицу частичную оплату за должника. Суд признал злоупотреблением правом действия третьего лица по частичному погашению долга за должника.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.01.2019 N Ф 07-16568/2018 по делу N А . Наличие признаков злоупотребления правом в действиях третьего лица по частичному погашению долга за должника.

Признаки злоупотребления правом не выявлены

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.08.2019 N Ф 04-4164/2019 по делу N А.

Суд указал следующее:

Факт погашения должником своей задолженности до введения первой процедуры банкротства не свидетельствует о злоупотреблении им правом, поскольку направленное на сохранение своей платежеспособности поведение соответствует стандарту добросовестности.

Действительно незначительность размера требования к должнику, не должно освобождать последнего от введения процедуры несостоятельности при наличии сведений, очевидно указывающих на неплатежеспособность должника, то есть на прекращение исполнения им денежных обязательств (абзац тридцать седьмой статьи 2 Закона о банкротстве), а также на недобросовестность лиц, вовлеченных в спорные правоотношения (определение Верховного Суда Российской Федерации от 15.08.2016 N 308-ЭС 16-4658, определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.03.2018 N 307-ЭС 17-18665).

При этом наличие установленный у должника неисполненных обязательств в настоящем случае очевидно не свидетельствует о его неплатежеспособности. Учитывая сезонный характер сельскохозяйственной производственной деятельности должника (1), отсутствие на дату обжалуемого судебного определения других лиц, заявляющих о возбуждении дела о банкротстве должника (2).

В данной ситуации кредитор имел право не принимать исполнение от третьего лица, вернуть ему денежные средства, однако не сделал этого.

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 23.04.2019 N 02 АП-2758/2019 по делу N А 8.

Доказательства того, что должник произвел частичное погашение задолженности исключительно с целью избежать введения в отношении него процедуры банкротства, без намерения произвести расчеты с кредитором, материалы дела не содержат.

Полагаю, что заявитель не привел все необходимые доводы, а суд самостоятельно их не исследовал. Например, не было предметом рассмотрения наличие требований иных кредиторов.

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2019 N 05 АП-1064/2019 по делу N А 51.

Поскольку заявления иных кредиторов о признании должника банкротом в арбитражный суд не поступили, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о наличии оснований для отказа во введении процедуры наблюдения и необходимости прекращения производства по делу о банкротстве общества.

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2019 N 16 АП-912/2019 по делу .

Установление на законодательном уровне специальных правил, регулирующих особенности банкротства субъектов естественных монополий, диктуется их особым положением среди участников имущественного оборота: субъекты естественных монополий действуют в тех сферах товарного рынка, где отсутствует конкуренция товаропроизводителей, и в этом смысле они являются незаменимыми.

В этой связи при введении той или иной процедуры банкротства необходимо избегать поспешности и формализма, учитывать социально-экономические последствия банкротства организации; тщательно исследовать возможности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе в связи с находящимися в производстве делами по искам должников к своим контрагентам (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.02.2016 по делу N А 15-193/2015).

Исполнение обязательства само по себе не может свидетельствовать о злоупотреблении правом.

Суд не исследовал обстоятельства на наличие требований иных кредиторов, не усмотрел в действиях должника признаков злоупотребления правом, не смотря на частичное погашение задолженности. В данном случае решающим фактором стало то обстоятельство, что должник является субъектом естественных монополий.

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2019 N 18 АП-11716/2019 по де.

Заявителем не доказано, что цель процедуры банкротства будет достигнута за счет реализации имущества должника. Других кредиторов у него нет, задолженность по обязательным платежам отсутствует, исполнительные производства отсутствуют.

Суд также обращает внимание, что частичная оплата задолженности осуществлена непосредственно со счета должника, что также свидетельствует о ведении хозяйственной деятельности и наличии оборотных средств.

Определение Арбитражного суда Воронежской области от 26.09.2019. по делу №А 14-10760/2019. Не обжаловалось.

Суд приходит к выводу, что действия должника, направленные на частичное погашение задолженности первоначальному, а впоследствии новому кредитору не направлены на причинение вреда кредиторам и не свидетельствуют о злоупотреблении правом. Заявлений иных кредиторов о признании должника банкротом не имеется.

При написании статьи использовались судебные постановления, а так же статьи, размещенные в открытых источниках.

Статья: Исполнение обязательств третьим лицом за должника в преддверии банкротства. Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.01.2017 N 305-ЭС 16-15945. (Стасюк И.В.) («Вестник экономического правосудия Российской Федерации», 2017, N 3)

Статья: Исполнение обязательств третьим лицом: вред или польза? (Чернобель Я.) («ЭЖ-Юрист», 2017, N 15)

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Иващенко Юрий Юрьевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X