Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Откуда растут ноги?

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,25) ( 16)
235 просмотров
6 комментариев

Место, из которого они растут, всем известно, но в приличном обществе называть это место не принято. А ведь у нас, - говорит знакомый бизнесмен, - куда не поцелуй, всюду натыкаешься на это самое место.

Из этого места, по-видимому, выросла и система обязательного государственного пенсионного страхования (СОГПС).

В соответствии с ГК РФ страхование может быть и добровольным, и принудительным, точнее, обязательным (ст. 927). В любом случае условия страхования положено оговаривать в договоре, который страхователи заключают со страховой организацией (страховщиком). Но страховщики не обязан заключать договора страхования на условиях, предлагаемых страхователями.

Что же касается обязательного пенсионного страхования, то здесь взаимоотношения субъектов регламентирует федеральный закон N167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации». Этот закон и содержит термины, используемые в ОГПС.

Под ОПГС понимается система мер, направленных на компенсацию заработка, утраченного трудящимся при наступлении страхового случая. Эта компенсация осуществляется посредством выплаты пенсии.

Заметим, что законодатель предусмотрел три вида страховых случаев. Это достижение пенсионного возраста, наступление инвалидности и потеря кормильца (ст. 8).

К субъектам СОГПС закон относит страхователей, страховщика и застрахованных лиц (закон от 24.07.2009 N213-ФЗ). Роль страхователей здесь играют работодатели; застрахованных лиц – наёмные работники, а страховщиком законодатель определил государственное учреждение «Пенсионный Фонд России (ПФР)».

С этим, однако, трудно согласиться. Дело в том, что по своим обязательствам страховщик отвечает всем своим имущество. А у ПФР нет ничего, кроме дворцов, которые занимает его более чем десятитысячная трудовая армия.

В действительности страховщиком в СОГПС является Российская Федерация. Она, следовательно, и должна отвечать перед застрахованными лицами, Всем своим достоянием. Для того, чтобы уйти от этой ответственности, законодатель, как я думаю, страховщиком назначила ПФР, являющегося держателем государственных страховых резервов. Можно подумать, что в стране перевелись банки…

По логике законодателя этому государственному учреждению работодатели и должны перечислять страховые платежи, рассчитывая, что на лицевых счетах работников в ПФР будут накапливаться средства на всякий страховой случай.

Эта логика теряет всякий смысл, когда дело касается самозанятых лиц, например, трудящихся, зарегистрированное в качестве индивидуальных предпринимателей (ИП) и, прежде всего, не привлекающих наёмный труд. Так что ИП одиночка страхует самого себя как единственного своего работника.

Сотрудник ПФР, назовём её Кристиной, пыталась меня убедить в том, что ИП осуществляет фиксированные платежи в пользу ПФР только потому, что этого требует закон. Она, очевидно, даже примерно не понимает смысла ОГПС…

Теперь о том, откуда растут ноги у проблемы, возникшей у меня в связи с уловками районного Управления ПФР. Примерно пять лет тому назад должностные лица УПФР, вступив в преступный сговор с судебными приставами-исполнителями (СПИ), стали удерживать 100% моей трудовой пенсии, тем самым обрекая меня, неработающего пенсионера, на голод.

В суде представители УПФР заявили, что старались не для себя, а исключительно потому, что они «администрируют» страховые платежи…

О сговоре государственных служащих с целью грабежа пенсионера я заявил районному прокурору. Тот соответствующую проверку поручил Отделу полиции № 3 «Зареченский» УМВД России по городу Казани. Расследование полиция как бы провела, но события преступления не выявила. Прокуратура же, изучив мою жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела (по ч. 1 ст. 330 УК РФ), отменила его как необоснованный.

Понимаю, в полиции служат настоящие интеллектуалы. Но до них, надо полагать, не дошло, что я как физическое лицо вовсе не являюсь правопреемником самого себя как ИП, прекратившего существование без универсального правопреемства в связи с ликвидацией (ст. 61 ГК РФ).

В моём архиве хранится соответствующее разъяснение Минтруда России. По словам заместителя директора Департамента оплаты труда, трудовых отношений и социального партнерства, «никакой переход обязательств работодателя по отношению к бывшим работникам действующим законодательством не предусмотрен».

Надо сказать, что в качестве ИП я зарегистрировался ещё в прошлом веке. Впрочем, регистрация была вынужденной, потому что никакую предпринимательскую деятельность я не осуществлял, ограничиваясь оказанием платных юридических услуг.

До поры, до времени, как работодатель я сам себя страховал как работника на случай утраты трудоспособности. Утрата случилась в 2000 году, когда я получил III группу инвалидности, а в 2004 году мне была назначена II (нерабочая) группа пожизненно.

Вернусь к полиции. Действия должностных лиц УПФР она расценила, как самоуправство, с чем я никак не могу согласиться. Самоуправством можно было бы ещё признать действия СПИ. Они, обязав УПФР удерживать мнимую задолженность (ИП перед УПФР) из моей трудовой пенсии, оставили меня - неработающего пенсионера без средств к существованию.

Основанием самоуправства послужило постановление УПФР об удержаниях имущества у ИП. Но СПИ никакого имущества у ИП не обнаружили, а потому, игнорируя Конституцию РФ (п. 3 ст. 35), обратили взыскание на пенсию, что я расценил как грабёж, совершённый по предварительному сговору (ст. 161 УК РФ).

21 октября 2019 года ОП №3 сообщило, что по результатам проведённой проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое, как уже говорилось, прокуратура отменила, назначив дополнительную проверку, от которой, сказать по правде, не жду ничего хорошего...

Так, каково же назначение тех платежей, которые работодатели перечисляют в ПФР? Этот вопрос я задал пользователям юристам. См. https://www.9111.ru/questions/777777777777834/. Ответ работодатели платят, потому этого требует закон выбрало 66.7%; они страхуют своих работников на случай утраты трудоспособности (16.7%); не знаю для чего нужны эти платежи (8.3%). И ещё 8.3% своё мнение решили изложить в комментариях. Опрос не завершён, поэтому статистика пока не устоялась...

Весной 2018 года за защитой своих имущественных прав я – неработающий пенсионер обратился Кировский районный суд Казани и, заявив иск к УПФР, потребовал взыскать с ответчика страховые платежи, которые он получил от меня уже после того, как я вышел на пенсию.

Суду я пояснил, что обязанность страхователя выплачивать страховые взносы прекращается наступлением одного из страховых событий, предусмотренных законом. А в отношении меня произошло два таких события. Это достижение пенсионного возраста и инвалидность: II группу мне назначили пожизненно в 2004 году.

Но, несмотря ни на что, УПФР тупо требовало, чтобы я – ИП продолжал страховать себя как работника и от наступившей старости, и от утраченной трудоспособности.

Неумный российский законодатель не предусмотрел прекращения страхованию работника в случае его выхода на пенсию, но ведь и обратного он не требует. Принимая во внимание эту лакуну, за разъяснениями я обратился к знакомому философу, профессору – в прошлом адвокату. Он пришёл к заключению, что выход работника на пенсию прекращает обязанность работодателя по страхованию этого работника, что, однако, не препятствует его добровольному страхованию.

Но на суд это никак не повлияло и он в нарушение ГПК РФ разбирательство по делу провёл в отсутствие обеих сторон (п. 2 ст. 167).

Не надеясь на успех, с апелляционной жалобой обратился в Верховный суд РТ, потребовав решение районного суда отменить; по делу принять иное решение. Но, как я и предполагал, ВС РТ мою жалобу не удовлетворил, оставив в силе порочное решение. И кто бы в этом сомневался…

В основе всякого права лежит сила. Это касается, в частности, государства, которое, основываясь на праве сильного, позволяет грабить немощных пенсионеров и инвалидов.

Можно ли что-то этому противопоставить внутри государства? Это едва ли. Как заметил австрийский математик – Курт Гёдель, противоречия, существующие в системе, не разрешаются без вмешательства извне.

Так неужели мне для разрешения своего конфликта с УПФР придётся обращаться в международный уголовный суд?!

Справка

Международный уголовный суд (англ. International Criminal Court, ICC или ICCt; фр. Cour pénale internationale) — это первый постоянный международный орган уголовной юстиции. В его компетенцию входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечества, а также военную агрессию. Учреждён на основе Римского статута, принятого в 1998 году. Официально начал свою работу с 1 июля 2002 года.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Придётся ли мне обращаться в международный уголовный суд?

Проголосовало: 19

Проголосуйте, чтобы увидеть результаты

Автор: Ефим
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 16
Рейтинг 4,25

Комментарии (6)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
1
Вниз

Наши крючкотворцы давно поставили все с ног на голову, так что вместо головы у всех жопа теперь с одной извилиной.

+1 / 0

Людмила РПишет 30.11.2019 в 07:07
жопа теперь с одной извилиной.

В этом месте извилин не бывает.

+2 / 0

Кишка...

0
Вверх
0
Вниз

Судя по всему, бросаться на резиновую стену, именуемой правовая система РФ, с кулаками бессмысленно. По Конституции РФ международное право стоит выше внутрироссийского, можете смело обращаться в международный суд.

0

Владимир НиколаевичПишет 30.11.2019 в 11:15
можете смело обращаться в международный суд.

Хороший совет, но я предпочёл бы заказать это юристу, имеющему соответствующий опыт...

+1 / 0

Читайте также

0 X