Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Российская рецензия помогает восстановить права жителей Беларуси

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (0,00) ( 0)
138 просмотров
0 комментариев

В почерковедческой экспертизе, проведенной в Республики Беларусь, были допущены ошибки. Устанавливая подлинность подписей по делу о завещании, специалисты не заметили различий почерков. Ложность и необоснованность выводов можно доказать с помощью рецензии, проведенной в России, и это не противоречит нормам права.

Нина Федоровна Поклякова (все имена и фамилии изменены) проживала в Фаниполе Минской области, в Беларуси. Детей старушка не имела, а потому свое имущество завещала племянницам. Но девушки затеяли судебную тяжбу.

В 2017 году Татьяна Войцевич обратилась в суд с заявлением о признании завещания недействительным. По мнению истицы, подписи в документе, составленном в 2011 году, по которому все имущество и дом переходит к ее сестре Ольге Милославской, не являются подлинными. Они отличаются даже визуально.

В декабре того же года по делу была проведена судебная почерковедческая экспертиза, показавшая, что подписи в завещании и журнале регистрации выполнены самой Покляковой. Их отличия от образцов подписи покойной обусловлено физиологическим старением организма и болезненным состоянием женщины. Признаки намеренного изменения почерка не выявлены. Различия же подписей могли быть обусловлены временным обстановочным сбивающим фактором - рельефной подложкой.

Решением суда от 10 мая 2018 года в удовлетворении иска было отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Минского областного суда решение Дзержинского суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба – без удовлетворения. Войцевич обратилась с надзорной жалобой к прокурору Минской области, указав, что имеется и другое завещание, согласно которому все имущество покойной, включая дом, делится равными долями между обеими наследницами. Это завещание составлено в 2003 году, а спорное – в 2011-м.

Истица не согласилась с заключением экспертизы и заказала повторную почерковедческую экспертизу электронной копии завещания, составленного в 2011 году. Исследованию подверглась и подпись в электронной копии листа регистрационного журнала завещаний за 2011 год, выполненная в нотариальной конторе Фаниполя.

Согласно заключению, определить, нанесены ли подписи завещателем или кем-то другим от имени Покляковой с применением технических средств не представляется возможным, поскольку представлены не оригиналы, а электронные копии. Ответить на вопрос об исполнителе можно лишь в вероятной форме.

Тем не менее, выявленные признаки - устойчивые, значимые и являются достаточным основанием для вывода о том, что подписи в завещании выполнены совсем не Ниной Федоровной. Подпись в журнале, вероятно, тоже принадлежит не Покляковой. При сравнении подписи в завещании с подписью в журнале регистрации выявлены различия. Подписи различаются по форме движений при письме и виду соединений: одна подпись слитная, в другой – интервалы между символами. Есть различия по количеству движений при росчерке и относительному размещению движений при выполнении подписи.

Учитывая, что выводы экспертизы носили вероятностный характер, Войцевич заказала рецензию экспертизы, проведенной в 2017 году по поручению суда.

Рецензентом установлено, что в процессе исследования эксперты применяли методики и делали ссылки на специальную литературу, разработанную и утверждённую в Российской Федерации. 7 октября 2002 года Совет глав СНГ заключил в Кишиневе Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. В рамках ст.1 Конвенции, граждане каждой из договаривающихся сторон пользуются на территориях всех других договаривающихся сторон такой же правовой защитой их личных, имущественных и неимущественных прав, как и собственные граждане этой страны. Это является обоснованным, так как фундаментальные основы почерковедческой методики были заложены во времена СССР. Следовательно, рецензию экспертизы, выполненной в Беларуси, может провести организация, зарегистрированной в России, и это не противоречит международному праву.

Проанализировав экспертизу, рецензент установил, что эксперты на начальном этапе допустили ошибку. Так, в заключении имеется раздел «Подписка» - запись о разъяснении экспертам их прав и обязанностей, предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения - выполненная и подписанная экспертами на первом листе самого заключения. Учитывая, что даты подписки и начала выполнения экспертизы выполнены на одном листе, можно с уверенностью утверждать, что специалисты реально подписались об ответственности уже после проведённого исследования. Т.е., когда заключение уже было составлено и распечатано. Однако, согласно требованиям методики, они должны были расписаться до того, как приступили к проведению экспертизы. Таким образом, «Подписка» не имеет юридической силы.

Далее, на стадии исследования эксперты допустили ряд грубейших методических ошибок. В частности, пропустили стадию микроскопического исследования, непосредственно самого документа на предмет выявления признаков технической подделки. Эта стадия является основопологающей, ведь при обнаружении признаков подделки всего документа почерковедческое исследование заканчивается. Вещественные же доказательства приобретают новые свойства, влияющие на обстоятельства дела. Эксперты не выяснили, являются ли вообще спорные подписи рукописными, не определили, чем были выполнены штрихи – ручкой, карандашом, фломастером и т.п. Не установлен материал документа, не указано, присутствовала ли подложка и какой она была – мягкой или жесткой. При этом установление условий выполнения спорных записей - обязательная стадия почерковедческого исследования, она напрямую влияет на результаты.

Допустив вышеописанные ошибки, эксперты выявили в подписях признаки, указывающие на их выполнение в необычных условиях, а после этого сразу приступили к сравнению с образцами. Т.о., была нарушена методика многообъектного исследования.

Далее эксперты не изучили представленные сравнительные образцы на предмет их достаточности по количеству и качеству, сопоставимости по времени и условиям выполнения, - и не удостоверились в том, что материал является истинным. Продолжили исследование с необработанными вводными данными.

При выявлении признаков необычного выполнения в спорной подписи необходимо было установить причины их проявления и влияния на изменения почерка исполнителя. В рецензируемом заключении самостоятельного, углублённого диагностического исследования не проведено.

Ещё одной грубой ошибкой является проведение раздельного идентификационного исследования рукописных записей и подписей. В то же время, в экспертной практике существует положение о том, что, что подпись и её расшифровка являются единым удостоверяющим элементом в реквизитах документа.

Исходя из цепочки выявленных ошибок и несогласованности промежуточных выводов, любая из сторон процесса имеет право ходатайствовать о критической оценке данного заключения судом, а также о назначении повторной экспертизы.

Выводы экспертов о том, что подписи в завещании и журнале регистрации завещаний, выполненные в 2011 году, сделаны Покляковой, не являются достоверными и объективными. Экспертиза проведена с нарушениями методических рекомендаций для проведения данного вида исследований, поэтому ее выводы не могут быть положены в основу юридически значимых решений, заключил рецензент.

Материалы были получены и переданы в суд.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Бергман Виктория Викторовна
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00

Читайте также

0 X