Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИСПОЛНЕНИЕ И РАСТОРЖЕНИЕ ДОГОВОРА.

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,85) ( 26)
1 016 просмотров
5 дочитываний
24 комментариев

ПЛАН.

Введение. С. 2.

Глава I. Правовые проблемы заключения договора. С. 3.

Параграф 1. Стадии заключения договора. С. 3.

1. Оферта. С. 6.

2. Акцепт. С. 7.

Параграф 2. Форма оферты. С. 11.

Глава II. Правовые проблемы исполнения договора. С. 14.

Параграф 1. Некоторые проблемы соотношения правовых понятий. С. 14.

Параграф 2. Принципы договорного права. С. 18.

Параграф 3. Соотношение принципов надлежащего и реального исполнения договора. С. 22.

Параграф 4. Проблема последствий неисполнения обязательства в натуре. С. 25.

Глава III. Правовые проблемы расторжения договора. С. 27.

Параграф 1. Основания расторжения договора. С. 27.

Заключение. С. 30.

Литература. С. 31.

ВВЕДЕНИЕ:

«С принятием части второй кодекса, Россия получила по существу новое договорное право, очищенное от многолетних наслоений, оставшихся в законодательстве от административно-командного прошлого».1

В связи с тем, что договор с введением нового гражданского кодекса стал практически основой всего гражданского оборота и его двигателем, возросла необходимость

нового подхода к договорным отношениям. «По существу договорные отношения – это стержень рыночной экономики».2 Кроме того: «… договор инструмент правового решения проблем».3

Вместе с восторгом в отношении глобального изменения гражданского законодательства, необходимо учитывать, что никакое право не может быть идеальным в силу объективных обстоятельств, разнообразия жизненных ситуаций и невозможности законодателя учитывать в исчерпывающей степени все возможные случаи, которые должен и может регулировать закон. В рамках самого договорного права остается достаточно пробелов и неточностей, которые требуют анализа и решения.

Таким образом сохраняется необходимость рассмотрения правовых проблем, сопровождающих судьбу договора на всем пути его существования.

Целью настоящей работы являются освещение и анализ некоторых из множества проблем в области договорного права, как со сравнительно-правовой точки зрения, так и в соотношении с реальным положением вещей.

ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА.

ПАРАГРАФ 1. СТАДИИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА

Обращаясь к процессу заключения договора с целью выявления и рассмотрения правовых проблем в этой части, следует подробно остановиться на этапе, который предшествует моменту заключения договора.

ГК в разделе «Общие положения о договоре» в п. 2 ст. 432 регламентирует следующий порядок заключения договора: «Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной. При этом, офертой в ст. 435 ГК в точном смысле является «предложение» вступить в договор, а акцептом в п. 1 ст. 438 ГК признается «ответ» лица, которому адресована оферта, о ее принятии. А.Кабалкин, комментируя ст. 435 ГК «Оферта» пишет: «…Тем самым оферта представляет собой сообщение о желании вступить в договор…».4

Итак ст. 432 указывает на оферту и акцепт, как необходимо предшествующие факту признания договора заключенным, который в ст. 433 ГК именуется моментом заключения договора.

Доктринальный подход освещает оферту и акцепт как «две стадии заключения договора». В частности, О.Н.Садиков, комментируя эту статью пишет: «Статья предусматривает две стадии заключения договора – направление одной из сторон предложения заключить договор и принятие предложения другой стороной».5 В “Договорном праве” М.И. Брагинского, В.В. Витрянского мы читаем: «… стадии предложения (оферты) и ее принятие (акцепт) следуют одна за другой и никогда не совмещаются».6 Денисов С.А. в своей работе о порядке заключения договора утверждает, что «… процесс заключения договора включает в себя три последовательных стадии:

1) Направление одной стороной предложения заключить договор (оферта)

2) Принятие предложения заключить договор (акцепт)

3) Получение акцепта стороной, направившей оферту. 7

Здесь же он указывает на то, что “это наиболее правильное, но не единственное понимание стадий заключения договора”, перечисляя целый ряд авторов (О.С. Иоффе, Н.И.Клейн, М.И.Брагинский, В.А.Рясенцев, Н.Д.Егоров, В.Ф.Маслов, А.А.Пушкин), которые “выделяют только две стадии заключения договора, а именно.

1) Направление оферты

2) Акцепт”

Если принять во внимание все пояснения оферты и акцепта в приведенных цитатах и сопоставить их, то станет очевидным определенное расхождение в их толковании, т.к. «принятие предложения заключить договор» - это вовсе не «ответ на предложение» или: «стадия предложения (оферты)», и «направление одной из сторон предложения заключить договор» не равны ни по объему, с точки зрения логики, ни по смыслу. «Стадия оферты» представляет собой обобщение, а «направление предложения» всего лишь действие.

Из всего вышеизложенного следует, что понятие “оферта” и “акцепт” заключают в себе некоторую многозначность и совсем незначительная разница в трактовании этох латинских терминов у разных авторов, а также небольшая неточность в их толковании в самом ГК (п. 1 ст. 432 ГК, п.1 ст. 435 ГК), надо полагать, и приводят к доктринальным спорам о количестве стадий процесса заключения договора. Но это не просто споры, а решение вопросов о правообразуюшем характере и юридических последствиях составляющих этого процесса. Кроме того, дополнительную путаницу в эти дискуссии вносит не совсем уместное применение понятия стадия к тому короткому отрезку времени, который занимает одноактное действие.

Чтобы прояснить понятие “Стадия”, обратимся к его определению. “Стадия – период, ступень в развитии чего-нибудь”.8 Итак, это понятие предполагает протяженность во времени, тогда как “Момент – миг, мгновение, короткое время, в которое происходит что-нибудь”.9 Из этого следует, что применительно к “отправлению оферты” и “принятию предложения” (акцепту) правильнее употреблять понятие не “стадия”, а момент. Исходя из этого, хотелось бы, продолжая рассуждение, показать практическое значение различия этих понятий в отношении процесса заключения договора.

Тем не менее, руководствуясь ст. 431 ГК “Толкованние договора”, а именно части о “буквальном значении слов и выражений”, относительно п. 2 ст. 432, “договор заключается посредством” хотелось бы отметить, что законодатель имеет в виду не стадии и не моменты, а скорее способ или условия заключения договора.

Итак определяя значимые для права, т.е. правообразующие начала в процессе заключения договора понятием момент, попытаемся установить сколько их и каковы их роль в этом процессе.

1. ОФЕРТА.

Направление оферты, с точки зрения права, это волеизъявление лица довести оферту до сведения адресата. А значит, это реальное и осуществление намерения лица вступить в договорные отношения. Отвечая на вопрос, какую юридическую силу несет в себе оферта Денисов С.А. указывает на момент ее вступления в силу, ссылаясь на п. 2 ст. 435 ГК: «…Оферта связывает оферента с момента получения ее адресатом», он утверждает, что процесс формирования воли оферента, выражение этой воли во вне, направление оферты адресату, не имеет правового значения для констатации факта вступления в силу, пока она не будет получена адресатом».10 С этим вполне можно согласиться если речь идет о почтовом направлении оферты, либо посредством телетайпной, телеграфной, факсовой связи, что касается выражения оферты в устной форме, либо в виде конклюдентных действий, то момент выражения воли оферента во вне, направление оферты адресату и получение оферты адресатом практически сливаются воедино. Денисов С.А. говорит, что «направление оферты влечет для оферента определенные правовые последствия», но анализ ситуации с устной офертой, офертой в виде конклюдентных действий показывает, что не только для оферента, но и для акцептанта, более того для судьбы договора вообще момент направления оферты несет в себе юридическую силу, правообразующее начало и правовые последствия, в том числе, согласно логике Денисова С.А.

Другое дело, какие могут возникнуть проблемы с точки зрения доказательственного значения неписьменной оферты, в случае возникновения спора.

2. АКЦЕПТ.

Вторым условием заключения договора, согласно ГК, является акцепт – «принятие

предложения» п.1 ст. 432 ГК. Имея в виду предписания ГК о «буквальном толковании слов и выражений» можно прийти к заключению, что под принятием предложения (акцептом) ГК подразумевает принятие решения в ответ на оферту вступить в договорные отношения с оферентом, т.е. то, что можно назвать формированием воли, то, что предшествует моменту волеизъявления во вне, а тем более моменту отправления, но даже в этом случае договор не будет считаться заключенным, а заключенным он будет только тогда, когда оференту станет известно о том, что оферта принята. С точки зрения правовых последствий акцепт не будет иметь никакого значения, пока он не выражен вовне. Таким образом, то, что ГК называет акцептом, можно разложить на несколько ключевых моментов следуя логике настоящего анализа:

1. Получение оферты

2. Принятие решения об акцепте и, как следствие, выражение данного волеизъявления во вне.

3. Отправление акцепта оференту.

4. Получение сообщения об акцепте.

Выражение волеизъявления во вне, по аналогии с офертой, в случае акцепта в устной форме или в виде конклюдентных действий, будет сливаться с отправлением акцепта и с получением акцепта оферентом. Возможна ситуация, когда конклюдентные действия совершаются лицом, которое находится в ином месте, чем оферент и тогда конклюдентные действия должны подтверждаться каким-либо сообщением оференту.

М.И. Брагинский, В.В. Витрянский по поводу этой ситуации (п. 3 ст. 438 ГК) подчеркивают, что «… в пределах указанного в оферте срока должно последовать либо само исполнение, либо получение оферентом извещения на этот счет. Иное решение поставило бы в затруднительное положение оферента, так как означало бы удлинение действий связанности за пределы срока, указанного в оферте».11 Кроме того, при неизвещении оферента о конклюдентных действиях акцептанта, могут возникнуть забавные ситуации, Б.И.Пугинский привел пример, когда акцептант грузит тонну капусты и отправляет оференту, не предупредив. При этом могут быть самые разные последствия возникновения убытков в случае неподготовленности оферента принять исполнение. Момент волеизъявления акцептанта во вне важен как констатация факта о принятии решения ответить на оферту согласием, момент отправления акцепта как явно выраженное и уже осуществленное намерение создать договор и момент получения акцепта оферентом как факт признания договора заключенным. Конечно, и оферта п. 2 ст. 435 ГК и акцепт ст. 439 ГК могут быть отозваны без всяких правовых последствий, в первом случае для оферента, во втором для акцептанта, при соблюдении предписанных законом определенных условий и соблюдении сроков и, тогда, они не будут иметь, как уже отмечалось, правообразующего значения, но отзыв оферты и акцепта скорее исключение, чем правило, т.е некая неожиданность или препятствие, которые заставляют лицо отказаться от своего намерения в достижении юридического интереса. Что же касается момента получения оферты, то он безусловно важен и зафиксирован законодательно в п. 2 ст. 435 ГК и значим утверждением начала связанности оферента своим предложением в смысле всех отсюда вытекающих правовых последствий:

-ответственности;

-сроков.

Денисов С.А. указывает, что: «… авторы (например И.С.Перетерский, Е.А.Флейшиц), выделяя направление оферты, получение акцепта в качестве самостоятельных стадий заключения договора, опускали факт принятия предложения акцептантом».12 Таким образом, из всего сказанного следует, что ключевые моменты, которые определяют процесс заключения договора создают некую цепочку событий, с одной стороны, разделяя временные промежутки, с другой, соединяясь между собой, образуют периоды времени, т.е. стадии.

Попытаемся условно, как на схеме, соединить эти моменты – точки, образуя стадию. Начнем с последнего момента-

-получение оферентом акцепта. Момент получения оферентом акцепта и момент отправления акцепта в случае почтового, телеграфного и т.п. отправления образует стадию «Следования акцепта к месту назначения». Момент отправления акцепта и момент волеизъявления акцептанта во вне образует стадию «Предшествующую отправлению акцепта». Эта стадия может включать какие – нибудь организационные моменты и действия акцептанта, например командировка к месту нахождения предложенного товара, поиск вспомогательных контрагентов. Момент принятия решения об акцепте и момент получения акцепта образует стадию «Рассмотрения оферты», которая так же может быть связана с разными действиями и затратами акцептанта.

Момент получения акцепта и момент отправления оферты создают стадию «Следования оферты к адресату» и эта стадия важна для оферента в смысле негативных последствий, связанных с разными нарушениями на пути ее следования, например: - утеря или задержка в пути, доставка не тому адресату и т.д., равно как и со следованием акцепта. И наконец, если связать момент отправления оферты с моментом ее рождения, можно с определенной долей иронии назвать полученнную стадию “Поиском контрагента”. Хотя закон не говорит и не может говорить о выборе контрагента, кроме случаев обязательного заключения договора статья 445 ГК, как о факте имеющем самостоятельное значение, непродуманный его выбор и ведет ко всем негативным последствиям в сфере договорных правоотношений. Все образованные стадии, в конечном итоге, сливаясь друг с другом, создают две, а не три большие стадии, которые условно можно назвать офертой и акцептом. И разграничивать их будет момент принятия решения об акцепте и как следствие - выражение его во вне.

Если принять тот факт, что акцепт на практике далеко не всегда является безоговорочным, для того, чтобы называться акцептом, как этого требует ст. 438 ГК, то подобное обстоятельство может вызвать целую серию стадий в процессе заключения договора, но все они так или иначе будут следовать моделям оферты и акцепта, содержащими в себе все рассмотренные выше ключевые моменты, которые законодатель не называет моментами, а доктрина определяет понятием стадия.

ПАРАГРАФ 2. ФОРМА ОФЕРТЫ.

Сам закон называет несколько форм, в которых может быть выражена оферта, п. 1 ст. 441 ГК - письменная форма в виде почтовового отправления, телеграммы, факса, проекта договора п. 1 ст. 445, устная форма и оферта в виде конклюдентных действий ст. 494 ГК. Те же формы упоминает закон и для акцепта. Что касается молчания, как формы выражения волеизъявления, то оно как следует из ст. 438 п. 2 допускается, как форма выражения волеизъявления для акцепта, оферта же ни по логике вещей, ни с точки зрения права, не может быть выражена в форме молчания, т.к. ее целью является оповещение определенного круга лиц о предмете и существенных условиях будущего договора. Однако С.А.Денисов допускает такую возможность, приводя в качестве примера п. 2 ст. 621 ГК, когда “… арендатор продолжает пользоваться имущетсвом после истечения срока действия договора, при отсутствии возражений со стороны арендодателя … иными словами молчание арендодателя является формой выражения предложения о возобновлении договора аренды” 13 Надо полагать, что ситуация достаточно сомнительна. Возникает два вопроса:

-Является ли арендатор оферентом?

-Не будет ли продолжение пользоваться имуществом конклюдентным действием?

Говоря о том, что молчание “подвергнуто особому урегулированию” М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, подчеркивают: «… существует единая для всего гражданского права презумпция того, что молчание вообще не является юридическим фактом»14, что же касается статьи 438 ГК то она с их точки зрения «Предусматривает те исключительные случаи, когда молчание приобретает правообразующее (правоизменяющее или правоопрекращающее) значение … При этом, п. 2 ст. 438 ГК имеет в виду, что в указанных случаях речь идет только об акцепте. Тем самым снимется вопрос об использовании молчания в качестве оферты».15

Таким образом, несомненным является то, что с точки зрения закона оферта может быть выражена в трех формах, а акцепт в четырех (письменная, устная, конклюдентные действия, молчание).

Остается, однако, до конца неясным вопрос в какой форме должна быть выражена оферта в соотношении с тем конкретным видом договора, который она предполагает. Кроме случая с императивным правилом ст. 445 ГК об обязательном заключении договора, когда оферта должна быть направлена в виде проекта договора. И пожалуй, кроме вынужденной письменной формы, которую диктуют обстоятельства в случае заключения договора между отсутствующими, при том, что между ними нет телефонной связи. Ст. 441 ГК, посвященная сроку для акцепта в п. 1 связывает письменную форму оферты с акцептом в любой форме и в п. 2 устную оферту с устным акцептом, как следует из ст. 441 ГК. При этом, интересно, что закон требует немедленного заявления об акцепте, как условия признания договора заключенным. Хотелось бы отметить, что в подобном случае акцептант лишен всякой возможности продумать предложение, предпринять какие-либо действия на сей счет и, тем более, предусмотреть какие-либо последствия вступления в договорные правоотношения. Рассматривая вопрос о формах оферты и акцепта Денисов С.А. пишет: «Использование устной оферты допускается тогда, когда законом или соглашением сторон не установлена обязательная письменная (простая или нотариальная) форма договора. Посредством устной оферты могут заключаться договоры, исполняемые при самом их совершении …, за исключением договоров, для которых установлена нотариальная форма, и договоров, которые должны совершаться в письменной форме под страхом признания их недействительными».16 При этом Денисов С.А. не приводит никакого критерия, либо норм закона в доказательство подобного утверждения, а имеет в виду, как следует из текста, Главу 9 ГК, о формах сделок. Из этого можно заключить, что Денисов С.А. признает оферту сделкой. В опровержение подобной установки можно привести рассуждение М.И. Брагинского, В.В. Витрянского. Возражая против точки зрения Н.Д.Александрова, что «оферта и акцепт представляют собой односторонние сделки», авторы «Договорного права» цитируют Ф.И.Гавзе: «… Предложение (оферта) и принятие предложения (акцепт) – являются составными частями двусторонней сделки-договора … Волеизъявление одного из лиц, изъявивших свою волю (оферта), направлены на получение ответного волеизъявления другого лица (акцептанта), в результате чего возникает общий волевой акт, договор, приводящий к достижению встречных результатов, желательных для них».17 Далее они провозглашают эту точку зрения, как ту, которая «пользуется всеобщим признанием среди цивилистов». Таким образом, напрашивается вывод, что оферту ни коим образом нельзя считать сделкой и, соответственно, применять к ней нормы Главы 9 ГК о формах сделок. А значит, что кроме вышеупомянутых случаев (ст. 445 ГК) и объективной вынужденности, выбор формы оферты остается на усмотрение стороны. При этом остаются проблемы связанные с вопросами доказывания в случае возникновения спора. Хотелось бы также указать на необходимость прямого и более детального урегулирования в законе пробела, связанного с формой оферты по отношению к тому виду договора, который она предполагает. Иначе приходится руководствоваться логикой и обычаями делового оборота.

ГЛАВА II. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА.

ПАРАГРАФ 1. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ ПРАВОВЫХ ПОНЯТИЙ.

Прежде чем освещать правовые проблемы в рамках процесса исполнения договора, хотелось бы рассмотреть связанные с ним правовые понятия в отдельности и в соотношении с другими понятиями.

Начнем с понятия «исполнение договора». Поскольку содержанием любого договора являются права и обязанности сторон, а целью договора - исполнение обязательств, законодатель не включил в гражданский кодекс специальную главу с нормами прямо регулирующими исполнение договора, а ограничился присутствием в ГК раздела исполнение обязательств. «В громадном большинстве случаев, договор направлен к установлению обязательственного отношения, так, что договор и обязательство чаще всего находятся в связи, как причина и следствие».1 Таким образом, исполнение обязательств предполагает исполнение договора. Эти понятия равнозначны.

Процесс исполнения договора обусловлен определенными принципами, способами, условиями, сроками. Все они так или иначе связаны с договором и поставлены на службу договору. «Исполнить, значит осуществить»2 не только с точки зрения общепринятого представления, но и с точки зрения права. Так как исполнение означает осуществление чего-либо, то несет в себе два смысловых начала:-сам процесс и его завершенность. И в этом последнем смысле значение исполнения синонимично понятию прекращение, они эквивалентны. Применительно к договору и обязательству это означает, что исполнение договора (обязательства), как завершенный процесс целиком поглащается понятием прекращение обязательств (договора). Подтверждением того служит ст. 408 ГК «Прекращение обязательств исполнением». Но понятие прекращение обязательств гораздо шире «Исполнения», т.к. обязательства прекращаются не только исполнением, но и другими основаниями:

-Отступным (ст. 409 ГК);

-Зачетом (ст. 410 ГК);

-Совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК);

-Новацией (ст. 414 ГК);

-Прощением долга (ст. 415 ГК);

-Невозможностью исполнения (ст. 416 ГК);

-На основании акта государственного органа (ст. 417 ГК);

-Смертью гражданина (ст. 418 ГК);

-Ликвидацией юридического лица (ст. 419 ГК);

-Расторжением договора (ст. 450 ГК).

Все эти основания кроме, отступного, зачета, (когда обязательство прекращено зачетом полностью), совпадения должника и кредитора в одном лице, оставляют исполнение не завершенным, а обязательства не выполненными до конца. Что же касается зачета, отступного, совпадения должника и кредитора в одном лице, то стороны, прекратившие обязательства этими тремя способами, имеют полное право и основание утверждать, что обязательство (договор) ими и прекращено и исполнено. Так как в одном случае (зачете) происходит встречное однородное предоставление, в другом случае (отступное), сторона получает альтернативное предоставление, в третьем – вообще отпадает необходимость говорить о неисполнении обязательств, т.к. исполнение самому себе лишено всякого смысла. Таким образом, все три случая можно отнести к способам не только прекращения, но и исполнения обязательства (договора).

Здесь хотелось бы остановиться на «способах исполнения» в строгом смысле. Примем к рассмотрению разделы «Способы исполнения обязательств» в трех учебниках под редакцией О.С.Иоффе, Ю.К.Толстого «Новый ГК РСФСР», А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого «Гражданское право» и О.Н.Садикова «Гражданское право России». Все три учебника включают в перечень способов исполнения, исполнение целиком, исполнение по частям. В этом они совпадают. О.Н. Садиков добавляет к ним порядок погашения долга, а два других дополнительно включают исполнение обязательств внесением в депозит суда или нотариуса и в рамках обсуждения способов исполнения ссылаются на норму о невозможности одностороннего отказа от договора, в настоящий момент закрепленную в ст. 310 ГК 1994 года. Надо заметить, что из всех трех учебников только в одном (под редакцией Ю.К.Толстого и А.П.Сергеева) дается толкование понятия «способа исполнения», которое определяет его как «Порядок совершения должником действий по исполнению обязательств …» Насколько это близко к тому перечню, который освещен выше?

Словарь С.И. Ожегова толкует способ, как «прием, действие, метод», следовательно этот ряд отвечает на вопрос: Каким образом?, то есть имеется в виду образ действия, включающий в себя очевидно и средство 3, которое тот же словарь определяет, в первых двух значениях, как прием, способ действия.

Итак, способом исполнения обязательства является образ действия должника для достижения главной цели - удовлетворения требований кредитора. И этот смысл очень близок к приведенному выше определению. Уяснение содержания понятия “способ исполнения” значимо тем, что необходимо установить более точные границы между способом, средством и порядком исполнения. Можно ли дополнить вышеизложенный перечень способов таким как досрочное исполнение обязательств? Будет ли зачет, когда он полностью прекращает обязательства, и отступное способами исполнения? И не относится ли валюта денежных обязательств, о которой говорит Иоффе в разделе “способ исполнения обязательств” к средству исполнения, т.к. оно не отвечает определению в учебнике А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого, которое в этом случае сужает смысл понятия способ испонения обязательств.

Из настоящего анализа вытекает еще один вопрос. Каким образом невозможность одностороннего отказа от исполнения обязательств связана со способом исполнения? И не является ли данное предписание закона принципом исполнения, т.к., надо полагать, оно сопровождает договор с момента его заключения до момента, когда обязательство считается исполненным.

ПАРАГРАФ 2. ПРИНЦИПЫ ДОГОВОРНОГО ПРАВА.

Пожалуй, самый главный принцип не только для договора, но и для гражданского права в целом – Принцип свободы договора (ст. 1 ГК, ст. 421 ГК).

Ст. 421 ГК: «…Граждане и юридические лица свободны в заключении договора … Стороны могут заключать договор как предусмотренный, так и непредусмотренный законом и иными правовыми актами. … Стороны могут заключать договор в котором содержатся элементы различных договоров. Условия договора определяются по усмотрению сторон.»

Ст. 1 ГК: « … Гражданское законодательство основывается на признании … Свободы договора … граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора». Итак, новый ГК вновь провозгласив принцип, который долгий период времени замалчивался, предоставил кладезь возможностей изъявления этой свободы. Не стоит забывать о том, что в основании принципа лежит волеизъявление сторон. «Когда говорят о том, что гражданский оборот есть совокупность сделок, то имеют в виду все же совокупность волеизъявлений «Соответственно основой принципа договорного права – «… свобода договоров» представляет собой именно свободу выражения воли, то есть свободу волеизъявления».4 Для достижения соглашения сторон волеизъявления не только должны совпадать, но и быть восприняты противоположной стороной. В случае если «… предложение вступить в договор делается словесно глухому или немой предлагает письменно неграмотному заключать договор, В том и другом случае, до вмешательства третьих лиц, нет возможности усвоить содержание чужой воли, а потому хотя бы выраженное явно для посторонних, она остается субъективной для предлагающего, потому, что не познается тем, кого имелось ввиду связать договором».5 Еще одним из условий успеха договора является совпадение волеизъявления с действительной волей, «… разлад между волей действительной и волей изъявленной, между волей и волеизъявлением».6 Это все может иметь роковое значение для судьбы сделки. «Для гражданского оборота вопрос о волеизъявлении имеет особое значение. Дело в том, что его участники судят о воле потенциального контрагента именно по волеизъявлению и с этим образуют собственные действия».7 Сложности возникающие в связи с этим на практике привели к рождению двух противоположных теорий, « … «волевой теории» была противопоставлена «теория изъявления» (Erklarungstheorie) или «теория доверия» (Vertrauenstheorie), или еще иначе, «теория оборота» (Verhehrstheorie)».8 Первая защищает отдельного участника, вторая же весь гражданский оборот. Предпочтение того или иного взгляда означало бы неизбежное ущемление интересов какой-либо одной из сторон, очевидно по этой причине закон, уделяя большое внимание этому вопросу для разных конкретных случаев, устанавливает особые правила. Ст. 431 «Толкование договора» призывает выяснить действительную общую волю сторон с учетом текста договора. В главе 9 сделки, разновидностью которых является договор, предусмотрен целый ряд установлений и последствий их несоблюдения, связанных с волей и волеизъявлением. Результатом нарушения установлений закона и пороков воли является признание сделки недействительной. В силу того, что формирование воли происходит за рамками восприятия, с возможностью определить ее возникает очень много сложностей, на что неоднократно указывалось в литературе, начиная с невозможности установления действительной воли лица, заканчивая необходимостью ее установления. Окончательное решение этой проблемы отдано на усмотрение суда, как следует, например, из ст. 177,178,179 ГК.

Другая проблема, вытекающая из принципа Свободы договора, связана со степенью ее ограничения, т.к. общепризнанно, что свобода не может быть абсолютной. В этом смысле хотелось бы рассмотреть ограничения на пути свободы договора. На каждое дозволение приходится либо запрет, либо ограничение. С точки зрения права, Свобода договора в первую очередь подчинена закону, иным правовым актам в форме императивных установлений ст. 422 ГК: «Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения». Свобода договора, во вторую очередь, ограничивается для каждой из сторон условиями самого договора. На это указывает самым ярким образом ст. 310 ГК, устанавливающая презумпцию недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

Наиболее спорным и проблематичным является установление о том, что сделка не должна совершаться «с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности», ст. 169 ГК. Об этом же упоминает ст. 1 ГК. Эту проблему достаточно подробно освещал И.А. Покровский в работе «Обязательства из договоров, проблемы договорной свободы» в книге «Основные проблемы гражданского права». Говоря об отсутствии четких критериев в определении нравственности, И.А. Покровский, привел пример Г. Дернбурга, в котором рассматривается покупка браслета для любовницы, с целью ответить на вопрос «… Можно ли признать такой договор недействительным, как противоречащий добрым нравам».9 Отсутствие каких-либо точных критериев определения нравственности, как во времена И.А. Покровского, так и сейчас создает невозможность следовать данному предписанию закона и оставляет оценивать в большинстве случаев действие сторон по договору субъективному представлению судей о нравственности.

В этом же контексте хотелось бы отметить, что диспозитивные нормы (рассчитанные на усмотрение сторон), которыми, в основном, регламентируется процесс исполнения договора, приобретают характер императивных в том случае, если стороны по каким-либо причинам не воспользовались своим правом и не реализовали его в соглашении.

Еще одно ограничение принципа «Свободы договора» достаточно распространенное и важное, связано с публичными договорами и с договорами присоединения, когда запрет на понуждение к заключению договора в одном случае не действует вообще, в другом, не оставляет стороне никакой возможности на изменение условий договора. Таким образом, свобода договора ограничена достаточно в большой степени. Еще И.А. Покровский отмечал тенденцию к ограничению договорной свободы. К тому же, необходимо добавить, что этот принцип в основном действует на стадии заключения договора, когда стороны только еще определяют условия соглашения, нежели чем на стадии исполнения, когда они обязаны следовать тому, что сами же установили.

ПАРАГРАФ 3. СООТНОШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ НАДЛЕЖАЩЕГО И РЕАЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА.

Еще одним основополагающим принципом исполнения договора является принцип надлежащего его исполнения, обусловленного самим обязательством, требованиями закона, обычаями делового оборота (ст. 309 ГК). Надлежащее исполнение неразрывно связано с исполнением надлежащим лицом (ст. 313 ГК как исключение из общего правила), исполнение надлежащему лицу, ст. 312 ГК; сроком исполнения ст. 314 ГК; местом исполнения ст. 316 ГК. Все эти нормы являются не только составляющими надлежащего исполнения, но и гарантами такового. Несоблюдение предписаний связанных с надлежащим исполнением влекут негативные последствия, степень которых зависит от важности условий содержащихся в них. Очевидно, что исполнение ненадлежащему лицу и нарушение сроков может вызвать гораздо более серьезные последствия и санкции, чем в случае, когда исполнение происходит не в том месте. При нарушении сроков исполнения, может вообще отпасть всякая необходимость исполнения договора. Тем более, когда это связано с личностью стороны в договоре. Известный пример с актерами, которые пропускают назначенное в определенный срок праздничное выступление. С вопросом о сроках связаны две проблемы - досрочное исполнение договора, которое практически недопустимо в предпринимательских отношениях, т.к. нарушает гражданский оборот и отсутствие сроков, что предполагает использование формулы «разумного срока» ст. 314 ГК, и усложняет ситуацию, ибо, непонятно, чей разум берется за основу. Что касается места исполнения, то здесь законодатель практически с определенной точностью отрегулировал действия сторон ст. 316 ГК.

Надлежащее исполнение теснейшим образом связано с принципом реального исполнения. Реальное исполнение является еще одним важным условием надлежащего исполнения договора ст. 396 ГК: «Уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательств в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором». Наряду с воплощением принципа реального исполнения, статья, согласно комментарию О.Н. Садикова, «ограничивает сферу применения принципа исполнения обязательства в натуре».10 В этой связи интересна историческая судьба этого принципа. О.С. Иоффе в книге «Новый гражданский кодекс РСФСР» 1965 года, писал, что: «… значение принципа реального исполнения обязательств означает необходимость выполнить обязательство в натуре (поставить продукцию, произвести работу или совершить иные действия), какие бы имущественные санкции ни были применены к нарушителю за допущенную им неисправность. Этот принцип, обусловленный самой сущностью социалистической экономики, для которой любое денежное накопление приобретает смысл лишь тогда, когда оно отражает реальное увеличение общественного богатства, постепенно пробивал себе дорогу в законодательстве, а так же в хозяйственной и арбитражно - судебной практике».11 Таким образом, в период развития социалистической экономики, господство данного принципа носило практически неограниченный характер, и исключало всякую возможность альтернативного исполнения, столь предусмотрительно предоставленную новым гражданским кодексом 1994 года в ст. 320 ГК. В условиях планового хозяйства создавалось гипертрофированное представление о значении реального исполнения. «Развитие рыночного хозяйства сделало свободными меновые операции участников оборота по поводу товаров (работ и услуг), соответственно основной принцип так называемых «хозяйственных договоров» – никакие денежные выплаты не способны заменить реальное исполнение» - утратил в определенной мере свое значение».12 При этом стороны далеко не всегда могут быть удовлетворены заменой реального исполнения. Подтверждением этого служит ссылка авторов «Договорного права» на поступление исков об исполнении обязательств в натуре в арбитражные суды, по этой причине, пишут они, «… проблема реального исполнения продолжает стоять перед законодателем».13

Таким образом, из всего сказанного следует, что принцип реального исполнения носит скорее подчинительный характер по отношению к принципу надлежащего исполнения, при всех попытках представить реальное исполнение, как часть надлежащего исполнения, или придать ему безраздельно самостоятельный характер. В частности, в «Договорном праве» авторы показывают, что реальное и надлежащее исполнение - разноплоскастные явления « В первом выражена сущность исполнения как совершение определенного действия, а во втором - качествнная характеристика действия (воздержания от действия)».14

ПАРАГРАФ 4. ПРОБЛЕМА ПОСЛЕДСТВИЙ НЕИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В НАТУРЕ.

Связанность принципов надлежащего исполнения и исполнения обязательств в натуре ведет к возникновению ряда проблем, касающихся последствий несоблюдения этих принципов именно во взаимосвязи друг с другом. «Уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождает должника от исполнения обязательства в натуре» – гласит п. 1 ст. 396 ГК. Тогда как п. 2 ст. 396 ГК утверждает, что «… в случае неисполнения обязательства … возмещение убытков и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре». В том и другом случае, оговорка, «если иное не предусмотрено законом или договором», не снижает очевидности того, что должник не надлежащим образом исполнивший обязательство, оказывается в более невыгодных условиях, чем должник, не исполнивший его вообще, т.к. в первом случае к санкциям в виде убытков и неустойки за ненадлежащее исполнение прибавляется еще в определенных случаях обязанность реального исполнения. Так как всеми признан факт, что наличие убытков требует сложной и длительной процедуры судебного доказывания в отличии от неустойки, то кредитор в случае ненадлежащего исполнения получает часть исполненного, часто в значительном объеме, наравне с правом взыскать остальное в виде неустойки, которая практически всегда привязана именно к ненадлежащему исполнению. Включение в соглашение условия о санкции за неисполнение договора означает гипертрофированную осторожность сторон не только выразивших намерение, но и заключивших договор с целью исполнить юридический интерес и встречается довольно редко. Хотя законодатель указывает на неустойку, как санкцию для случаев и ненадлежащего исполнения и неисполнения ст. 394 ГК, которая рассматривает соотношение убытков и неустойки, следует, что неустойка взимается в части, не покрытых убытков. Но убытки необходимо доказывать! Безусловно в каждом отдельном случае ситуация может выглядеть поразному, т.к. неустойка и убытки приобретают в каждом из них конкретное выражение с точки зрения законодательного установления и воли сторон. Но если еще учесть присутствие в гражданском обороте такого явления, как косвенные убытки, которые практически невозможно доказать, но которые могут принести лицу их потерпевшему массу, мягко говоря, неприятностей, то становится совершенно ясным, что кредитор, у которого есть реальное основание в виде части исполненного для получения возмещения неустойкой, находится в привилегированном положении по отношении к тому, кому не за что «зацепиться». При этом, уместно вспомнить такое основание прекращения обязательств, как расторжение договора, при котором стороны (конечно с определенной оговоркой) и при определенных обстоятельствах «не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения, или расторжения договора», ст. 453 ГК п. 4. Поэтому как указывает Б.И. Пугинский, стороне, прежде чем применять к контрагенту такую санкцию, как расторжение договора, следует просчитать все из этого вытекающие последствия. Относительно этой ситуации можно привести вывод Р.О.Халфиной, который хотя и относиться к договорному праву Англии, но с полным основанием справедлив в отношении сегодняшнего законодательства РФ. «Частично исполненное в нарушение условий договора не подлежит оплате, это положение сохраняет силу и тогда, когда частично исполненное составляет очень значимую часть того, что подлежит исполнению. Кредитор оказывается при этом в чрезвычайно выгодном положении … Должник, исполнивший обязательство не полностью не может требовать ни оплаты исполненного по «справедливой оценке» (quantum meruit), ни уплаты договорной суммы за вычетом причиненных неполным исполнением убытков. Он не может иметь в своем распоряжении никаких законных способов для того, чтобы получить какое-либо вознаграждение за то, что им исполненного, даже в тех случаях, когда неисполненная часть не значительна по сравнению с тем, что исполнено или что подлежало исполнению».15

ГЛАВА III. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА.

ПАРАГРАФ 1. ОСНОВАНИЯ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА.

Из ст. 450 ГК вытекают следующие основания расторжения договора:

1. - Когда расторжение предусмотрено соглашением сторон.

2. – По требованию одной из сторон, которое происходит по решению суда, при существенном нарушении договора другой стороной.

3. – По требованию одной из сторон «в иных случаях предусмотренных настоящим кодексом, другими законами или договором»

4. – Односторонний отказ по соглашению сторон

5. – Односторонний отказ по допущению закона.

6. – Ст. 451 ГК прибавляет к этому перечню еще одно основание, а именно изменение

обстоятельств.

Рассмотрим каждое из них. Первое, надо полагать, создается ситуацией, когда

а) сторонами заведомо в договор заложено подобное условие; б) когда обе стороны окажутся примерно в равном положении по отношению к обстоятельствам, которые будут препятствием для достижения цели договора и, таким образом, обе добродушно согласятся с необходимостью расторгнуть договор. Такая ситуация, пожалуй, представляет собой единичный случай по отношению к массе других, в которых одна из сторон в договоре оказывается в значительно худшем положении в сравнение с другой. В зависимости от конкретных обстоятельств какая-то одна из сторон заинтересованна в расторжении договора, либо в его сохранении. Второе основание встречается наиболее часто и не рождает никаких особых проблем, кроме тех которые содержатся внутри самой ситуации, например: «Спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае предоставления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком», предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК. Третье основание, которое имеет в виду иные случаи остается достаточно неясным. Комментарий к ГК РФ под редакцией М.И. Брагинского объясняет эту часть примером п. 2 ст. 428 ГК, когда «Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает сторону прав обычно предоставленных по договору такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств, либо содержит другие явно обременительные для присоединившихся сторон условия».1 Из текста закона с очевидностью следует, что возможность подобного одностороннего требования о расторжении договора допускается законом, поскольку им же предусмотрена. Таким образом, эти примеры скорее относятся к пятому основанию расторжения договора из нами рассматриваемых, а именно - односторонний отказ, допущенный законом. Подобных примеров существует целое множество для каждого конкретного вида договора, когда законом допускается возможность одностороннего отказа, особенно, когда стороной по договору является потребитель.

Четвертое основание расторжения договора - односторонний отказ в силу соглашения сторон, возможен только тогда, когда он прямо прописан в договоре, а не просто подразумевается и независимо от того, в каком положении остается другая сторона по договору, односторонний отказ в этом случае будет безусловно действовать.

Последнее основание расторжения договора, в связи с существенным изменением обстоятельств занимает, надо полагать, особое место в гражданском кодексе РФ. Не только в связи с его новизной, но и в связи с отсутствием практики применения данной нормы, о которой идет речь в статье Комарова А.С. «Изменение обстоятельств и договорные отношения». Говоря о сложности «воплощения» данной нормы в гражданском обороте он отмечает: «Однако, одного лишь установления того, что изменение обстоятельств имеет существенный характер, еще недостаточно, чтобы сделать вывод о значении этого факта для конкретного договора, поскольку существенное изменение обстоятельств может быть различным в зависимости от иных фактов, которые так же должны быть приняты во внимание»,2 имея в виду четыре условия, которые обязаны иметь место одновременно для признания факта существенного изменения обстоятельств. К тому же, объективность наличия оснований для подобного признания нарушается тем, что только суд может вынести об этом решение. Таким образом, заинтересованная сторона, которую пытался защитить законодатель оказывается в крайне затруднительном положении в смысле доказывания такого положения.

Еще одна проблема связанная с этой нормой, вытекает из п.п. 2.3. ст. 451 на которую ссылаются М.И. Брагинский, В.В.Витрянский в книге «Договорное право», а именно, в части соотношения того, что «Сторона в значительной степени лишилась бы того на что была в праве рассчитывать при заключении договора».3 (Эта же формулировка встречается в ст. 450 ГК). Комментируя ее (формулировку) в книге «Договорное право», М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, заключают: «Решение суда зависит лишь от того, является ли действительно существенной разница между тем, на что в праве была рассчитывать сторона, заключая договор и тем, что в действительности она смогла получить».4 Кроме того авторы отмечают, что «В судебно – арбитражной практике отношение к «существенным изменениям», связанное с уяснением смысла соответствующего понятия, пока не сложилось». Таким образом, во всех случаях расторжения договора реальным основанием служит намерение потерпевшей стороны, либо не допустить дальнейших убытков, либо получить возмещение утраченного и первопричиной каждого из них является желание, либо намерение лица в одностороннем порядке расторгнуть договор под «предлогом» двустороннего соглашения, дозволения закона, значительного ущерба и изменения обстоятельств.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Настоящее исследование, посвященное анализу договора во всех основных стадиях его развития, а именно заключении, исполнении, расторжении (как частный случай прекращения обязательств), показало наличие в гражданском праве еще неразрешенных и достаточно серьезных проблем, которые предполагают иногда не только негативные последствия для сторон в договоре, но и для всего гражданского оборота, равно как создают крайние неудобства при заключении и исполнении договора. Хотелось бы привлечь к ним более пристальное внимание законодателя с тем, чтобы добиться большей точности формулировок некоторых дополнительных предписаний и устранения, как крупных так и мелких пробелов в законе. По причине невозможности детального рассмотрения многих правовых проблем применительно к конкретным видам договора в пределах настоящей курсовой работы, остаются не освещенными целые группы правовых проблем. Рассмотренные же правовые проблемы в настоящей работе являются универсальными и затрагивают договорное право в целом.

ЛИТЕРАТУРА.

1. «Актуальные проблемы гражданского права» под. ред. проф. М.И.Брагинского, «Статут», М. 1998 г.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. «Договорное право», «Статут», М. 1997 г.

3. «Гражданский кодекс России», «Международный центр финансово-экономического развития», М. 1998 г.

4. Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка», «Диамант», С-Петербург 1996 г.

5. Иоффе О.С., Толстой Ю.К. «Новый гражданский кодекс РСФСР», «Ленинградский университет» 1965 г.

6. Кабалкин А. «Заключение договора», «Российская юстиция» 9/96.

7. «Комментарий к ГК РФ» под ред. Карповича В.Д., «Спарк», М. 1995 г.

8. «Комментарий к гражданскому кодексу РФ» под ред. проф. Садикова О.Н., «Юринформцентр», М. 1996 г.

9. Меркулов В.В. «Гражданско-правовой договор в механизме регулирования товарно-денежных отношений» Саратов 1994 г.

10. Ожегов С.И. «Словарь русского языка», «Русский язык», М. 1984 г.

11. Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права», «Статут», М. 1998 г.

12. Пугинский Б.И. «Курс лекций» МГУ 1999 г.

13. Садиков О.И. «Гражданское право России», «Юридическая литература», М, 1996 г.

14. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. «Гражданское право», «Проспект», М. 1996 г.

15. «Словарь иностранных слов», «Русский язык», М. 1980 г.

16. Халфина Р.О. «Договор в Английском гражданском праве», «Академия наук СССР», М. 1959 г.

17. Шершеневич Г.Ф. «Учебник Русского гражданского права», «Спарк» М. 1995 г.

Похожие темы: договорное право

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Замараев Алексей Сергеевич
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 26
Рейтинг 4,85
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (24)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
2
Вниз

Я бы такую работу в качестве КУРСОВОЙ РАБОТЫ даже не принял бы!

+2 / 0

По этому Вы в ВОРОНЕЖЕ, а я в МОСКВЕ.

+1 / 0

Получается, что в Москве уровень КУРСОВЫХ РАБОТ - ГОРАЗДО НИЖЕ, чем в Воронеже! Докатились!

+2 / 0

Как Вам будет УГОДНО.

+1 / 0
Вверх
1
Вниз

Большая работа. Интересная.

+1 / 0

Вы знаете, на Государственной защите в МГУ имени М.В.Ломоносова, мне за неё поставили ОТЛИЧНО, поэтому я чтобы защитить свою НОВЕЛЛУ о СТАДИЯХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА, защитил своё авторское право на неё в РОССИЙСКОМ АВТОРСКОМ ОБЩЕСТВЕ.

+2 / 0

Серьезный подход к защите выпускной работы в вузе.

Вы один такой были? Или остальные выпускники тоже закрепляли авторское право на свою работу?

+1 / 0

Вы знаете, НЕ ЗНАЮ. Но могу сказать, что несмотря на тот факт что право Авторства возникает с момента появления, в моём случае с момента написания работы. В МГУ имени М.В.Ломоносова, я столкнулся с тем, что авторское право ВОРУЮТ издавая статьи и получают за это деньги. В частности, незадолго перед моей защитой работы о СТАДИЯХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА в серии АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА вышла статья Господина ДЕНИСОВА, который тоже писал о СТАДИЯХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ Договора. И Именно по этой причине, по причине того, что Я НЕЖЕЛАЮ чтобы тем что я написал и защитил в МГУ имени М.В.Ломоносова, БЕСПЛАТНО пользовались другие УЧЁНЫЕ ЮРИСТЫ, я и защитил своё Авторское право в РОССИЙСКОМ АВТОРСКОМ ОБЩЕСТВЕ.

+1 / 0

Ой-ля-ля! даже в МГУ процветает "авторское воровство"! докатились, господа юристы!

+2 / 0

Да.Да.Да. Учёные друг у друга ВОРУЮТ МЫСЛИ В БУФЕТАХ ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ.

+1 / 0

Что в ней, собственно, нового? Вот если переписать сам Гражданский Кодекс РФ!

+2 / 0

Полностью статью не читала.

Мое внимание зацепил понравившийся мне абзац:

В случае если «… предложение вступить в договор делается словесно глухому или немой предлагает письменно неграмотному заключать договор, В том и другом случае, до вмешательства третьих лиц, нет возможности усвоить содержание чужой воли, а потому хотя бы выраженное явно для посторонних, она остается субъективной для предлагающего, потому, что не познается тем, кого имелось ввиду связать договором»

+1 / 0

Вы что-нибудь поняли из этого фрагмента?! Исключительно никому не понятный так называемый "юридический язык"

+2 / 0

Конклюдентные действия в россии и во всём мире никто не отменял.

+1 / 0

Мне близок так называемый юридический язык. Я на нем разговариваю и на нем думаю.

.

Я, оказывается, не весь фрагмент скопировала. Важную часть упустила, поэтому целостность восприятия пострадала.

.

Вот та часть, которую забыла скопировать:

Для достижения соглашения сторон волеизъявления не только должны совпадать, но и быть восприняты противоположной стороной.

+1 / 0

Ничего страшного БЫВАЕТ.

+1 / 0
Вверх
1
Вниз

Фррр. А человеческим языком нельзя?

+1 / 0

Можно. ПЛАТИТЕ - ТРИДЦАТЬ ЕВРО В ЧАС.

+1 / 0

Похоже, данный юрист изъясняется исключительно языком штампов и застрявших во времени конструкций.

+2 / 0

Увы. ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ ЛАТЫНЬ И ВЕЧНЫХ ИСТИН НА ВЕЧНОЙ ЛАТЫНЕ.

+1 / 0

Ваша латынь изволила почить в бозе! Нынче в ходу - другие наречия!

+2 / 0

Это у ВАС У ОГЛЫ И МУСУЛЬМАН. А У ПРАВОСЛАВНЫХ И КАТОЛИКОВ СВОЙ СЛЕНГ.

+2 / 0

Читайте также

11.05.2020 в 16:51 По следам Остапа

По следам Остапа
  41к
  189.8к
  30.4к
  116.2к
  10.5к
  237.6к
  17.2к
  10.5к
  107.6к

31.01.2019 в 14:25 Адвокат в Грузии

Адвокат в Грузии
  3.6к
  30.3к
  116.2к
  3.3к
0 X