Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Может ли организация взыскать с водителя-экспедитора ущерб, причиненный чужому автомобилю из-за ДТП?

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,97) ( 32)
310 просмотров
8 комментариев

На основании трудового договора работник осуществлял трудовую деятельность в должности водителя-экспедитора. При трудоустройстве с ним был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

12 июня 2016 г. работник управляя принадлежащим работодателю транспортным средством марки "СКАНИЯ R420", допустил нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и совершил столкновение в том числе с транспортным средством марки "ФОЛЬКСВАГЕН ПАССАТ", принадлежащим гражданину Ефремову И.Ю. В результате дорожно-транспортного происшествия транспортному средству Ефремова И.Ю. причинены технические повреждения.

Ефремов И.Ю. обратился в суд с иском к работодателю (владельцу транспортного средства марки "СКАНИЯ R420") о взыскании ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением Калужского районного суда Калужской области от 20 декабря 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 13 апреля 2017 г., исковые требования Ефремова И.Ю. удовлетворены. Суд взыскал с работодателя в пользу Ефремова И.Ю. сумму ущерба в размере 232 943,81 руб.

Решение Калужского районного суда Калужской области от 20 декабря 2016 г. и определение Калужского районного суда Калужской области от 10 июля 2017 г. были исполнены путем перечисления взысканных сумм на банковский счет Ефремова И.Ю.

Работодатель обратился во Фрунзенский районный суд г. Санкт-Петербурга с исковым заявлением к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса.

Обращаясь в суд с настоящим иском, со ссылкой на статьи 1064, 1068, 1079, 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 238, 243, 248 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель просил взыскать в порядке регресса с работника выплаченные пользу Ефремова И.Ю. денежные суммы в размере 247 943,81 руб.

Позиция суда первой инстанции:

Решением Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 октября 2018 г. исковые требования работодателя удовлетворены. Суд взыскал с работника в сумму причиненного ущерба в порядке регресса в размере 247 943,81 руб., расходы на уплату государственной пошлины - 5 679 руб.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о взыскании денежных средств в порядке регресса, суд первой инстанции со ссылкой на положения статей 15, 1064, 1079, 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исходил из того, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был причинен материальной ущерб гражданину Ефремову И.Ю., произошло по вине работника в период исполнения им трудовых обязанностей в организации.

Поскольку вступившими в законную силу судебными постановлениями сумма причиненного Ефремову И.Ю. ущерба была взыскана с работодателя и впоследствии выплачена Ефремову И.Ю., а работник привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица при рассмотрении требований Ефремова И.Ю., не оспаривал размер ущерба, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с работника в пользу работодателя выплаченных сумм.

Суд признал несостоятельными доводы работника о незаконности заключенного с ним договора о полной индивидуальной материальной ответственности со ссылкой на то, что требования о возмещении ущерба в порядке регресса основаны на положениях статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и встречный иск о признании такого договора недействительным ответчиком не заявлен.


Позиция суда апелляционной инстанции:

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 апреля 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их обоснованием, дополнительно высказав суждение о том, что заключение с работником договора о полной индивидуальной материальной ответственности является правомерным ввиду того, что занимаемая им в организации должность предусмотрена Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденным постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 декабря 2002 г. N 85, в связи с чем, по мнению суда апелляционной инстанции, ответчик несет ответственность за причиненный им работодателю материальный ущерб в полном объеме.

Позиция Верховного суда РФ:

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своем определении от 13 января 2020 г. N 78-КГ 19-54 не согласилась с вышеуказанными судебными актами по следующим основаниям:

Пунктом первым статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.
Работодатель несет обязанность по возмещению третьим лицам вреда, причиненного его работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей. В случае возмещения такого вреда работодатель имеет право регрессного требования к своему работнику в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Под вредом (ущербом), причиненным работником третьим лицам, понимаются все суммы, выплаченные работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба.
Частью второй статьи 242 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных этим кодексом или иными федеральными законами.
Так, материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате административного правонарушения, если таковое установлено соответствующим государственным органом (пункт 6 части 1 статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации).
Как разъяснено в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.
Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения устанавливается факт его совершения, а также выявляются все признаки состава правонарушения и лицо освобождается лишь от административного наказания (статья 2.9, пункт 2 абзаца второго части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) (абзац третий пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52).

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба на основании пункта 6 части 1 статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации может быть возложена на работника только в случае вынесения соответствующим уполномоченным органом в отношении работника постановления о назначении административного наказания или постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью, так как в данных случаях факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Суд в обоснование вывода о наличии оснований для возложения на работника материальной ответственности по регрессному требованию работника в полном размере сослался на то, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был причинен ущерб третьему лицу Ефремову И.Ю., произошло по вине работника.

Между тем при принятии решения об удовлетворении исковых требований в порядке регресса денежной суммы причиненного ущерба названные выше правовые нормы и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", не были учтены.

Согласно справке о дорожно-транспортном происшествии 12 июня 2016 г. при исполнении трудовых обязанностей работник управляя принадлежащим работодателю транспортным средством марки "СКАНИЯ R420", не учел метеорологические условия, допустил нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и совершил наезд в том числе на транспортное средство марки "ФОЛЬКСВАГЕН ПАССАТ", принадлежащее гражданину Ефремову И.Ю. В результате дорожно-транспортного происшествия транспортному средству Ефремова И.Ю. причинены механические повреждения.

Определением старшего инспектора - дежурного отдельного батальона дорожно-постовой службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Управления внутренних дел по Троицкому и Новомосковскому административным округам Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве от 12 июня 2016 г. N 77 ПБ 0127653 отказано в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении работника в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Учитывая, что обязательным условием для возложения на работника полной материальной ответственности в силу пункта 6 части первой статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации является вынесение соответствующим уполномоченным органом в отношении работника постановления о назначении административного наказания или постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью, а такого постановления в отношении работника, уполномоченным органом не выносилось, вывод судебных инстанций о наличии оснований для возложения на материальной ответственности в полном размере со ссылкой на наличие его вины в дорожно-транспортном происшествии не может быть признан правомерным, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Также не основан на нормах Трудового кодекса Российской Федерации и вывод судебных инстанций о возложении на работника материальной ответственности в полном размере ввиду заключения с ним договора о полной индивидуальной материальной ответственности.

В соответствии с пунктом вторым части первой статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.
Частью первой статьи 244 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.
Согласно части второй статьи 244 Трудового кодекса Российской Федерации перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.
В соответствии с абзацем вторым пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.
В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" даны разъяснения, согласно которым при рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном размере работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации либо иными федеральными законами работник может быть привлечен к ответственности в полном размере причиненного ущерба.

Из положений статей 241, 242, 243, 244 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений, содержащихся в пунктах 4 и 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", следует, что основным видом материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, является ограниченная материальная ответственность. Правило об ограниченной материальной ответственности работника в пределах его среднего месячного заработка применяется во всех случаях, кроме тех, в отношении которых Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом прямо установлена более высокая материальная ответственность работника, в частности полная материальная ответственность, основания для такой ответственности должен доказать работодатель при рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном объеме.


Невыполнение работодателем требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в размере, превышающем его средний месячный заработок.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 823 "О порядке утверждения перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности" Министерством труда и социального развития Российской Федерации принято постановление от 31 декабря 2002 г. N 85, которым утвержден в том числе Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества.

Удовлетворяя исковые требования работодателя о взыскании в порядке регресса денежной суммы причиненного ущерба в полном размере, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что с работником был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности. Суд апелляционной инстанции в обоснование правомерности заключения с договора о полной индивидуальной материальной ответственности сослался на то, что в Перечне должностей и работ предусмотрены должности экспедитора по перевозке и других работников, осуществляющих получение, заготовку, хранение, учет, выдачу, транспортировку материальных ценностей, а также работы по приему и обработке для доставки (сопровождения) груза, багажа, почтовых отправлений и других материальных ценностей, их доставке (сопровождению), выдаче (сдаче).

Между тем судебными инстанциями не было учтено, что исковые работодателя к работнику о возмещении ущерба в порядке регресса заявлены в связи с выплатой в пользу третьего лица Ефремова И.Ю. сумм в возмещение ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего из-за нарушения работника, занимавшим должность водителя-экспедитора, как водителем транспортного средства, принадлежащего Обществу, Правил дорожного движения Российской Федерации. Работы по управлению транспортным средством и должность водителя не включены в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества.

Суждение суда первой инстанции в обоснование вывода об удовлетворении иска о том, что требования о возмещении ущерба в порядке регресса основаны на положениях статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации и встречный иск о признании такого договора недействительным ответчиком не заявлен, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает ошибочным, поскольку в силу приведенного выше нормативного правового регулирования возложение на работника материальной ответственности в полном размере причиненного работодателю ущерба возможно только при наличии предусмотренных положениями Трудового кодекса Российской Федерации условий.

По данному делу с учетом заявленных исковых требований, возражений на них ответчика и подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права суду следовало установить наличие предусмотренных законом необходимых условий для возложения на работника полной материальной ответственности за причиненный работодателю ущерб в результате дорожно-транспортного происшествия при исполнении им трудовых обязанностей водителя.

Однако, такие обстоятельства, имеющие значение для дела, с учетом обоснования исковых требований истцом и подлежащих применению к спорным отношениям норм права, судом не устанавливались, следовательно, вывод судебных инстанций об удовлетворении требования о взыскании денежных средств в порядке регресса нельзя признать правомерным.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 13.01.2020 N 78-КГ 19-54 решение Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 октября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 апреля 2019 г. по делу N 2-4750/18 Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга отменено. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Фрунзенский районный суд г. Санкт-Петербурга.

Выводы:

Исходя из анализа норм трудового законодательства и позиции Верховного суда РФ можно сделать следующие выводы:

  • Материальная ответственность на водителя в полном размере может быть возложена при установлении уполномоченным органом административного правонарушения.
  • Должность водителя отсутствует в перечне должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (утв. Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85).
  • При отсутствии установленного административного правонарушения, водитель будет нести ограниченную материальную ответственность в пределах среднего месячного заработка.

https://vk.com/yuristonline64 - правовая помощь населению в области гражданского, трудового, жилищного и налогового законодательства РФ. Судебная практика, новости! Подписывайтесь на страницу!!

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

С каким судебным актом Вы согласны?

Проголосовало: 17

Проголосуйте, чтобы увидеть результаты

Автор: Юрист Синицын Юрий Александрович
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 32
Рейтинг 4,97

Комментарии (8)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
3
Вниз

Спасибо за публикацию

+3 / 0
Вверх
2
Вниз

Спасибо за полезную информацию.

+2 / 0
Вверх
1
Вниз

Благодарю за публикацию.

+1 / 0
Вверх
0
Вниз

С душевно больного что возьмёшь?

0
Вверх
0
Вниз

А может стоило начать плясать от ОСАГО на самом первом суде. Работодатель вообще то не имел право выпускать машину с территории предприятия без страховки. Почему про ОСАГО полное молчание? Ведь штраф за отсутствие ОСАГО кому то гаишники явно на числили. Может я заблуждаюсь по скольку не юрист. У меня две служебных уаз и камаз на обе ОСАГО от предприятия, и главмех за ворота не выпустит без ОСАГО. Есть штатный водитель но когда он в отпуске или болеет то приходится и самому за руль садится в случае необходимости. Слава Б_гу в ДТП не попадал.

0

Читайте также

0 X