Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Реализация уголовной ответственности за применение насилия к представителю власти (ст. 318 УК РФ)

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,38) ( 24)
942 просмотров
7 комментариев

Слуга народа

Представитель власти является неотъемлемым элементом каждого цивилизованного государства, нередко именно через него граждане «доносят» свои позиции и мнения до государства, именно представители власти на сегодняшнем этапе развития государства наряду с другими субъектами ведут борьбу с коррупцией.

Представители власти восстанавливают нарушенные права и свободы граждан, данные им от рождения и закрепленные как в Конституции Российской Федерации, так и в международных декларациях. В свою очередь, государственный механизм не может функционировать без обеспечения нормальной деятельности представителей власти, поскольку именно они являются тем элементом, посредством которого государство реализует свои функции.

Представители власти играют особую роль в обеспечении правопорядка. С этой целью государство наделяет их властно-распорядительными полномочиями, которые основаны на принципе подчинения субъектов правоотношений законным требованиям представителей власти, что иногда вызывает встречное противодействие со стороны лиц, нарушающих правопорядок. В связи с этим на практике встает вопрос о защите самого представителя власти от применения к нему насилия со стороны граждан.

Проблематика правоприменения норм права, направленных на реализацию уголовной ответственности за применение насилия в отношении представителя власти, достаточно обширна. Не имея целью настоящего сообщения анализ наибольшего количества дискуссионных аспектов, полагаем возможным остановиться на таких ее существенно значимых вопросах, как подходы к правовой характеристике категории «насилие» и реализация прекращения уголовного дела за примирением сторон в случае обвинения лица в совершении преступлений, предусмотренных статьей 318 УК РФ.

О насилии

Категория «насилие» отражает не просто явление, а социально значимое явление, описание которого востребовано в конструкциях уголовного права, однако уголовный закон ее не раскрывает, поэтому различные авторы вкладывают в нее свое содержание.

Обратившись изначально к философским аспектам данного понятия, полагаем уместным обратиться к А. А. Гусейнову, который описывает насилие как внешнее, силовое воздействие на человека или группу людей, «принуждение, ущерб жизни и собственности, которые осуществляются вопреки воле тех, против кого они направлены». Целью насилия является подчинение лица воле того (или тех), кто осуществляет такое воздействие, а потому насилие определяется им как «узурпация свободной воли, один из способов, обеспечивающих господство, власть человека над человеком». То есть по своей сущности насилие всегда характеризуется наличием прямого умысла.

Главной особенностью насильственного воздействия является принудительность, своевольность или незаконность его осуществления. Несмотря на то что в большинстве случаев при определении сущности понятия насилия в его общелитературном значении авторы упускают определение основной цели и конечных результатов такого воздействия, можно сделать вывод, что итогом насилия является достижение некоего устойчивого состояния объекта воздействия.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, характеризуется альтернативно двумя деяниями: 1) применение насилия, не опасного для жизни и здоровья; 2) угроза применения насилия (любого).

Понятие насилия, не опасного для жизни и здоровья, раскрыто в п. 21 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» — это любое насилие, не повлекшее причинения вреда здоровью. Такое насилие охватывает побои или совершение иных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении). Сопротивление без насилия, воздействие на представителя власти, связанное только с уничтожением или повреждением его одежды, не подпадает под признаки, характеризующие предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ преступление.

Угроза предполагает информационное воздействие на потерпевшего. Она должна быть адресована конкретному лицу, изменения поведения которого добивается виновный, и это лицо способно воспринимать данную угрозу. В противном случае исключено воздействие на психику человека.

Что говорит закон

Содержание угрозы в законе не конкретизировано. Она охватывает угрозу убийством, причинением вреда здоровью любой тяжести, может быть высказана непосредственно потерпевшему или передана ему через третьих лиц. Для квалификации содеянного не имеет значения, намеревался виновный реализовать угрозу или нет. Любой вид угрозы применения насилия в отношении представителя власти или его близких, включая угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, охватывается ч. 1 ст. 318 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК (наиболее часто встречающийся случай излишней квалификации).

Ч. 2 ст. 318 УК РФ квалифицируется только фактическое применение насилия, опасного для жизни и здоровья, но не угроза применения такого насилия. Пример: действия К. Президиумом Верховного суда РФ переквалифицированы с ч. 2 ст. 318 УК на ч. 1 ст. 318 УК РФ в следующей ситуации. К., наставив на работницу вооруженной охраны речного порта газовый пистолет, зашел в проходную порта, где с требованием стоять направил оружие в лицо находившемуся там сотруднику милиции, после чего забрал изъятые у него ранее сотрудниками охраны документы и скрылся. Содеянное квалифицировано судом по ч. 2 ст. 318 УК. Изменяя квалификацию действий осужденного с ч. 2 на ч. 1 ст. 318 УК РФ, суд надзорной инстанции указал, что при изложенных обстоятельствах К. не применял насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти, а лишь угрожал применением такого насилия.

Применение насилия или угроза его применения образуют состав рассматриваемого преступления только в том случае, если указанные действия были совершены в связи с законной деятельностью представителя власти. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ, отклоняя протест прокурора, считавшего, что действия Д. по ст. 318 УК квалифицированы необоснованно, так как сотрудник милиции В. не находился при исполнении служебных обязанностей, в определении указала, что для юридической оценки деяния не имеет значения, находился ли работник милиции на дежурстве или же по своей инициативе либо по просьбе граждан принял меры к пресечению преступления.

Применение насилия или угроза его применения осуществляется в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей (а не только при их исполнении). Это насилие либо направлено на прекращение законной деятельности представителя власти, либо совершается в качестве мести за прошлую деятельность представителя власти.

Состав преступления формальный. Оно признается оконченным с момента применения физического или психического насилия в отношении представителя власти или его близких и для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 318 УК не имеет значения, была ли фактически нарушена нормальная деятельность представителя власти.

Насилие, обусловленное незаконными действиями представителя власти, не образует состава рассматриваемого преступления. Если поведение привлеченного к ответственности было реакцией на явно незаконные действия, содеянное при наличии к тому оснований может быть квалифицировано как преступление против личности.

Другим вызывающим интерес вопросом является прекращение уголовного дела за примирением сторон в случае обвинения лица в совершении преступлений, предусмотренное ст. 318 УК РФ.

В этой связи, прежде всего, необходимо вспомнить, что преступления, предусмотренные ст. 318 УК РФ, двухобъектные: основным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие законную (нормальную) деятельность представителя власти, дополнительным – здоровье представителей власти.

Прямого запрета на прекращение уголовного дела о двухобъетном преступлении на основании ст. 25 УПК РФ в законе нет. В п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 9 декабря 2008 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» указано, что прекращение уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 264 УК РФ, за примирением сторон является правом, а не обязанностью суда.

При принятии решения о прекращении уголовного дела в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим суду надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела (надлежащее ли лицо признано потерпевшим, его материальное положение, оказывалось ли давление на потерпевшего с целью примирения, какие действия были предприняты виновным для того, чтобы загладить причиненный вред, и т. д.).

Принимая решение, следует оценить, соответствует ли оно целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, общества и государства. Необходимо также устанавливать, соблюдены ли предусмотренные ст. 76 УК РФ основания освобождения лица от уголовной ответственности.

Принимая во внимание, что преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, также является двухобъектным (непосредственным объектом является безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, дополнительным – жизнь и здоровье человека), такая правовая позиция Верховного суда РФ может быть распространена и на дела о преступлениях, предусмотренных ст. 318 УК РФ.

Институт освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим описан ст. 76 УК и рядом статей Уголовно-процессуального кодекса РФ. Диспозиция ст. 76 УК не указывает на зависимость ее применения от наличия каких-либо признаков субъекта преступления, объекта посягательства или иных обстоятельств, кроме тех, которые прямо в ней перечислены.

Уже сама формула ст. 76 УК, толкуемая так, как это принято доктриной российского уголовного права и процесса, позволяет сделать первоначальный вывод о неограниченном применении этой нормы к любым преступлениям небольшой или средней тяжести.

Важно отметить, что необходимым условием, определяющим добрую волю потерпевшего на применение в уголовном процессе ст. 76 УК и формальным закреплением этой воли, является ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела. В названном ходатайстве потерпевший сообщает правоприменителю о примирении и заглаживании вреда. Примирение констатируется после того, как потерпевший официально уведомляет правоприменителя (суд или следователя) о том, что он удовлетворен послепреступным поведением лица, совершившего преступление (например, признанием вины, принесением извинений, возмещением вреда и т.п.), и согласен с его освобождением от уголовной ответственности. Важно, что причиненный вред может быть заглажен любым приемлемым для потерпевшего образом, включая денежную компенсацию материального и морального вреда.

При наличии всех указанных в ст. 76 УК оснований лицо может быть освобождено от уголовной ответственности. В этом случае уголовное дело, возбужденное против него, прекращается в стадии предварительного следствия либо судом до вынесения приговора. При этом следует иметь в виду, что освобождение от уголовной ответственности не является реабилитацией лица.

Инициатива примирения может исходить как от обвиняемого, так и от потерпевшего или иных лиц. Следственно-судебные органы не обязаны выступать с такой инициативой, но она может исходить и от них. Следует отметить, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением является правом, а не обязанностью правоприменителя. Однако в случае отказа в прекращении уголовного дела правоприменитель обязан мотивировать его причины, а такой отказ в состязательном процессе должен быть лишь исключением, а не правилом.

По своей сущности представитель власти является комплексной категорией, так как, с одной стороны, это гражданин, права и свободы которого защищаются Конституцией РФ и государством, с другой – лицо, на которое этим же государством возложены специальные полномочия. В связи с этим возникает вопрос, как будут относиться прокуратура и суд в период следственных действий и вынесения решении к потерпевшему: как к гражданину или как к представителю власти, не будет ли здесь иметь место коррупционный аспект или давление со стороны потерпевшего-представителя власти или подозреваемого (обвиняемого)? Иногда получается так, что между потерпевшим —

милиционером и следователем, ведущим дело, существуют «скрытые» дружеские отношения, или «дружеские отношения» между потерпевшим и судьей. Другой случай может говорить о «давлении» со стороны подозреваемого (обвиняемого), когда он, например, является сотрудником административного аппарата города. В данном случае полагаем недопустимым выбор следователя или судьи между восстановлением нарушенного положения сотрудника милиции или «безупречной репутацией» сотрудника администрации: единственно возможным вариантом их поведения полагаем только руководство законом.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Адвокат Постникова Людмила Михайловна
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 24
Рейтинг 4,38
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (7)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
6
Вниз

"Применение насилия к представителю власти"

А если наоборот-применение насилия представителем власти, то это законно и ему ничего не будет. Он имеет право. Мало того - будешь защищаться. То обвинят в сопротивлении.

+6 / 0

К сожалению, таких случаев тоже не мало...

0
Вверх
1
Вниз

Ни одной ссылки в публикации! Вот что - банальный ПЛАГИАТ! что скажут ревнители порога оригинальности - больше 30%?!

0 / -1
Вверх
1
Вниз

Вот такие слуги народа-представители власти, все гребут под себя и материальные блага, и моральные, нужны ли вы нам такие ранимые, непредсказуемые, наглые, вот вопрос.

+1 / 0
Вверх
1
Вниз

Закон не спасет этого представителя власти, если он будет вредить мирным жителям! Так что ничего не изменится.

+1 / 0
Вверх
0
Вниз

Не понятен пример гр. Д. и сотр. Милиции В. Вопрос: В. находился не при исполнении, почему? Это существенно. Если можно, номер решения.

0

Читайте также

0 X