Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Дом восходящего солнца

128 просмотров
0 комментариев

Есть старая американская песня «House of the rising sun» — в ней поется о доме, который погубил не одно поколение жителей Нового Орлеана, о чем и пел главный герой баллады, предостерегая всех от такой судьбы. Песня стала хитом благодаря исполнению группы The Animals — в их версии речь шла скорее о кабаке или игорном доме, однако оригинальная баллада рассказывает о женской тюрьме, которая окончательно лишила героиню истории нормальной жизни. Отечественные СМИ, узнав о том, что с 4 марта 2020 года общежитие СЗГМУ им. И. И. Мечникова закрыто на карантин, были рады как никогда — вот он, дом восходящего солнца: 700 студентов не смогут выходить из дома целых две недели, как же тут не провести аналогию с тюрьмой?

Крутое пике

Круче всех осветила ситуацию журналистка Салима Зариф на телеканале «Россия 1»: ее репортаж был частью выпуска «Вести в 20:00» 5 марта, где она поведала петербуржцам и всей стране о том, что творится в общежитии. Сначала Зариф рассказала зрителям хронологию произошедшего: о студенте по обмену — Рикардо, о его госпитализации в Боткинскую больницу и о помещении общежития в карантин. Затем нам показывают и рассказывают про студентов, которые различными способами заносят еду в общагу, но внезапно одного из курьеров (судя по цвету сумки, компании «Достаевский») не пускают внутрь, а следом за этим освещается совершенно рабочая ситуация: охранник не пускает группу врачей в здание, т. к. его никто не уведомил о том, что они в принципе приедут. Но по тону репортажа становится понятно — обстановка накаляется.

Правда, по кадрам, которые идут следом этого не видно: показываются сториз из Инстаграма и видео, где студенты смеются и улыбаются, машут руками и в целом ведут себя не как люди, которые находятся в жутком заточении, однако журналистов такое не устраивает, и комментарий к этому видеоряду сообщает нам, что обстановка НЕРВОЗНАЯ (особенно веселит этот комментарий на фоне видео, где студентки показывают «большой палец вверх»). После чего зрителя успокаивают видео, где студентка рассказывает об условиях содержания: есть питьевая вода, еда и много различных средств гигиены. Далее показывают пресс-конференцию с руководством ВУЗа, на которой дублируется информация, уже прозвучавшая в репортаже. И вот, казалось бы, конец истории — есть карантин, есть ВУЗ, решающий проблему, и студенты, которые весьма спокойно и иронично относятся к сложившейся ситуации. Но закончить репортаж на такой ноте было бы скучно, а потому журналистка «России 1» берет ситуацию в свои руки, чтобы донести до зрителя истинное положение дел.

В черной маске и перчатках журналистка подходит ко входу в общежитие и рассказывает нам о том, что студенты-медики спокойно переносят сложившуюся ситуацию, однако, поскольку они «молодые люди и им скучно сидеть взаперти», они выкидывают из окон бумажные самолетики. Подняв один из измятых листков бумаги, журналистка показывает нам, как студенты видят коронавирус: на рисунке изображен хинкали или графин с водкой, над которым изображена корона. После нам рассказывают о студентах, которые вместе с Рикардо находятся в Боткинской больнице, и на информации о том, что 20 % студентов СЗГМУ не могут ходить на занятия, репортаж заканчивается. Правда, тут же ведущий сообщает, что вообще все занятия в ВУЗе под угрозой срыва, и переходит к новостям про коварную американскую пропаганду, портящую образ Италии в глазах всего мира, про закрытие культурных центров, а также про общую ситуацию вокруг борьбы с коронавирусом в Италии..

Казалось бы, все хорошо. Конечно, ситуация немного нервозная, и непонятно, что будет дальше, студенты-дурачки бросаются бумагой из окон, однако охрана общежития через камеры видеонаблюдения видела картину немного иначе. Никаких самолетиков и бумажек студенты на улицу не выкидывали — эти «самолетики» разложили по земле Салима Зариф и ее помощник, пока оператор «России 1» настраивал камеру. Неизвестно, принадлежала ли идея раскидывать бумагу перед входом в общежитие для создания более эффектного репортажа про нервозных студентиков, которые могут быть больны и скуки ради выкидывают из окон бумажки с целью попугать прохожих, самой журналистке или редакции телеканала, но, судя по комментариям охраны, помимо самолетиков с изображением хинкали или графина водки, на некоторых листочках были надписи «помогите», что говорит о том, что часть репортажа все-таки была вырезана..

Адекватности ради, после этого можно было бы прекратить говорить об объективности СМИ, однако другой федеральный канал решил подхватить знамя и вновь рассказать о «самолетиках», правда, на этот раз журналисты поступили умнее и в кадре держали самолетики в руках, чтобы нельзя было сказать, раскидали они их сами или подняли заранее. 5 марта 2020 года петербургское отделение телеканала НТВ показало репортаж, в котором изначально была озвучена информация о первом заболевшем коронавирусной инфекцией в Санкт-Петербурге, а потом начался настоящий праздник неполживости. Ведущий спрашивает у журналиста, стоящего напротив входа в здание, о том, видел ли он как кто-то выходит из здания, ведь «как мы все понимаем, из здания при желании можно выйти». Особо прозорливый читатель может сказать, что при желании можно и информацию подавать нормально, но оставим это на совести журналистов.

Журналист, отвечая на вопрос ведущего из студии, сходу накаляет обстановку, говоря, что он находится на «последнем рубеже». После чего идет рассказ о студентах, которые закупились едой на ближайшие две недели и зашли в общежитие, но затем Эдмунд Желбунов (дай бог здоровья!) говорит дежурную фразу всех очень правдивых репортеров: якобы студенты изо всех сил «пытаются как-то связаться с внешним миром» (будто интернет и телефон еще не изобрели) с помощью… бумажных самолетиков. Самолетики, которые были в репортаже «России 1», уже перекочевали к НТВшникам (интересно, а по законам журналистики, не стыдно брать «поношенные» самолетики, или они сделали свои?), правда в этот раз хинкали или графина там не было, зато были другие приколы: «помогите», «когда обед?», «какая погода в Петербурге?» и, конечно, фирменная фраза любого студента-медика — «сделал самолетик из бумаги». После чего Желбунов высокопарно заявляет о «несерьезном отношении» студентов к сложившейся ситуации и в конце своего репортажа находит подтверждение этому в том, что они… заказали еду и ждали курьеров. Чуть позже, тем же днем, вышел другой репортаж от того же Эдмунда Желбунова, в котором все также фигурировали самолетики и несерьезное отношение студентов.

Напрашивается вопрос — почему федеральные СМИ так упорно создают образ студентов-дурачков, которые мало того, что являются «несерьезными», «нервозными» и «скучающими», так еще и швыряются из окон самолетиками с нарисованными хинкали? Мы бы могли написать, что, возможно, создателям информационного фона в нашей стране очень удобно изображать студентов тупыми беснующимися малолетками, но мы не пропагандисты, а потому оставим этот вопрос открытым и перейдем к другим журналистам, которые хотя бы пытались изобразить объективность.

Другая информация

Что забавно, другие СМИ хоть и кликбейтили в заголовках («Грустно, да? Нам тоже» — статья от «Север. Реалии»; «Нам не разрешают выходить из комнат» от «Комсомольской правды»; репортаж «Шествие коронавируса» на телеканале Санкт-Петербург), но рассказывали о положении без «чернухи» и показывали студентов нормальными людьми. В репортаже «Север. Реалии» рассказывается забавная история о том, как студенты ищут «аппендикс» (задний вход в здание общежития), чтобы передать сигареты друзьям через охранника. «Комсомолка» рассказала историю о том, что муж ради жены сам переехал жить в общежитие, и о том, как он жалеет, что не успел купить подарок для любимой, и вместо него будет вынужден «подарить» продукты. Журналисты РБК рассказали о том, что несмотря на налаженный процесс доставки еды в общежитие, возникают проблемы: мусульмане и вегетарианцы не могут есть мясную пищу, которую предоставляет университет. Иными словами, во всех других СМИ не забывали о поднятии количества просмотров, но при этом рассказывали истории самих студентов — забавные, романтические — и не забывали о конфликтах. Но никто из журналистов вышеперечисленных СМИ не стал выставлять студентов, которые находятся в незавидном положении, идиотами, мусорящими на улице по приколу.

Неудивительно, что «Медач» решил рассказать свою версию истории об общежитии, поговорив со студентами и врачами, которые поехали туда помогать, а не выкатывать вам плохую версию старой американской баллады о тюрьме. Возможно, часть рассказа не понравится администрации СЗГМУ им. И. И. Мечникова, которая уже просит студентов воздержаться от комментариев, но из песни слов не выкинешь, а потому начнем свой рассказ.

Организация процесса

4 марта 2020 года в связи с развитием коронавирусной инфекции у итальянского ординатора Рикардо Пизатти общежитие СЗГМУ им. И. И. Мечникова на проспекте Просвещения было закрыто на карантин на 14 дней. Что забавно, на следующий день администрация ВУЗа отрицала факт заражения студента, а Роспотребнадзор и вовсе заявил, что никакого карантина нет и все это выдумки, ведь «студенты в общежитии в Санкт-Петербурге помещены под медицинское наблюдение, а не под карантин; они будут наблюдаться врачом в течение двух недель и обучаться дистанционно». Что забавно, в самом общежитии висели объявления, в которых упоминалось именно слово «карантин», но это бессмысленный спор о правильной формулировке, а факт остается фактом: с 4 марта 2020 года студентам общежития разрешалось в него войти, но выйти они уже не могли.

О самой инфекции и о том, что общежитие будут закрывать, стало известно 3 марта: администрация общежития решила, что белые маски это хит сезона и массово переоделась, не забыв сообщить об итальянце, которого скоро будут госпитализировать. 4 марта утром студентов еще выпускали из общежития, но уже после обеда двери официально были закрыты — можно войти, но не выйти. В тот же вечер в центральном корпусе было собрание, на котором рассказывалось о карантине и условиях проживания на следующие две недели. Большинство студентов на нем не присутствовали, но через чаты и конференции старосты передавали информацию дальше по цепочке, и в конечном итоге никто не остался без информации. Вечером 4 марта администрация проверяла количество студентов, чтобы узнать, кто из них выходил за пределы общежития с 29 февраля, и вернулись ли они обратно, а также для того, чтобы узнать сколько нужно везти еды. Правда, тем, кто не был в общежитии до 29 февраля (включительно), относительно повезло: им запретили возвращаться, и они остались на «свободе», хотя были и исключения.

На следующий день у студентов брали пробы и провели первые осмотры, часть из них госпитализировали, однако коронавирус у них так и не подтвердился. 6 марта 2020 года администрация университета спустила на кафедры задание найти добровольцев среди ординаторов, которые до 16 марта будут жить в общежитии и фактически работать врачами общей практики, при этом ВУЗ пообещал оплатить работу ординаторов, так что они не были в положении «Чипа и Дейла», которые спешат на помощь за спасибо или сыр рокфор. Неизвестно, сколько именно ординаторов поехало в общежитие (предполагалось, что поедут не менее трех добровольцев от каждой кафедры, однако есть подозрение, что большинство из них отказались из-за отсутствия нужных прививок), но, по нашей информации, желающих было немного, в то время как наблюдаемых студентов, мягко говоря, многовато.

Работы для них также было полно: помимо общих профилактических мер по борьбе с коронавирусом, были и больные гинекологического профиля, студенты с сотрясением мозга, да и хронические заболевания никуда не делись. В конечном итоге, часть ординаторов, приехавших помогать, в первый день даже не ложились спать, а те счастливчики, которым это удалось, отправились в кровать только поздней ночью. Сами ординаторы остались недовольны организацией процесса, однако это претензия не к руководству ВУЗа, а непосредственно к санитарным органам.

В целом, нельзя сказать, что студенты остались без информации. Каждый день со студентами посредством радио связывается помощник проректора СЗГМУ по воспитательной и социальной работе Евгений Явдошенко, утром 7 марта со студентами связался ректор и поблагодарил за терпение, а также анонсировал концерт группы IOWA, который должен был проходить на следующий день (запись концерта можно посмотреть здесь). Также по любым вопросам студенты могут обращаться на специальную горячую линию, например, уточнить информацию или что-то попросить.

Кроме того, немаловажным фактом является то, что учеба действительно не остановилась. Кому-то присылают хирургические инструменты, кто-то изучает лекции через Moodle, а кому-то выпала честь участвовать в своеобразном эксперименте — первой в истории университета и кафедры ОПХ онлайн-отработке (надеемся, что у ребят все получилось, и на отработке не было вопросов в стиле «кто изображен на портрете позади меня?»)

Таким образом, на данный момент нельзя сказать, что студентов бросили, как слепых котят, оставив их без информации и даже досуга. Правда, с выступлением IOWA возникла небольшая трудность: выступала группа во внутреннем дворе здания, поэтому ее выступление видела только половина общежития, т. к. покидать комнаты запрещено согласно введенному режиму, что тем не менее не помешало нескольким смельчакам все же выйти на балкон и послушать двадцатиминутное выступление, на котором присутствовали даже байкеры, которые привезли в общежитие огромное количество цветов к 8 марта.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Анатолий
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 0
Рейтинг 0,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Читайте также

0 X