Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Мурка

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (4,73) ( 15)
216 просмотров
5 комментариев

Вспомнилась что-то вдруг ни с того ни с сего мне эта песня – «Мурка».
Кому не известен ее мотив? Легкая, заводная, и одновременно с грустными нотами мелодия. Популярной она стала с самого своего возникновения – с 20-х годов XX века. Кто автор – неизвестно. Обычно говорят, что музыка народная. Правда, некоторые исследователи высказывают мнение об авторстве Оскара Строка. Однако пока без документальных подтверждений своих гипотез.

Со словами «шлягера всех времен и народов» тоже не все ясно.

Первый известный вариант песни представляет собой произведение в жанре городского или, как его раньше называли, «жестокого» романс. Как и большое количество песен данного жанра тех лет, это история о супружеской измене и последующей расплате.

Авторство приписывают поэту Якову Ядову, жившему в те годы в Одессе. Яков Ядов (настоящая фамилия – Давыдов) известен как автор песни «Бублички». Его также считают автором слов таких песен как «Цыплёнок жареный», «Фонарики», «Гоп со смыком», однако документальных подтверждений этому, как и в случае с «Муркой», не имеется.

А вот, например, что вспоминает Константин Георгиевич Паустовский в четвертой книге «Повести о жизни»:

«Почти все местные песенки были написаны безвестными одесситами. Даже всеведущие жители города не могли припомнить, к примеру, кто написал песенку «Здравствуй, моя Любка, здравствуй, дорогая!» – Жора со Степовой улицы или Абраша Кныш? «Что? Вы его не знаете? Так это тот самый шкет, которого поранили во время налета на почтовое отделение в Тирасполе».

Мода на песенки в Одессе менялась часто. Не только в каждом году, но иной раз и в каждом месяце были свои любимые песенки. Их пел весь город.

Если знать все эти песенки, то можно довольно точно восстановить хронологию одесских событий».

То есть вовсе не Мурка, а – Любка?!
Иногда исследователями указывается, что "Мурка" написана на основании песни о Любке-голубке.

Тем не менее, в первой официальной публикации текст песни был таким:

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая!

Помнишь ли ты, Мурка, наш роман?

Как с тобой любили, время проводили

И совсем не знали про обман…

А потом случилось, счастье закатилось,

Мурка, моя верная жена,

Стала ты чужая и совсем другая,

Стала ты мне, Мурка, неверна.

Как-то, было «дело», выпить захотелось,

Я зашёл в шикарный ресторан.

Вижу — в зале бара там танцует пара —

Мурка и какой-то юный франт.

Тяжело мне стало, вышел я из зала

И один по улицам бродил.

Для тебя я, Мурка, не ценней окурка,

А тебя я, Мурка, так любил!

У подъезда жду я, бешено ревнуя.

Вот она выходит не одна,

Весело смеётся, к франту так и жмётся —

Мурка, моя верная жена!

Я к ней подбегаю, за руку хватаю:

«Мне с тобою надо говорить.

Разве ты забыла, как меня любила,

Что решила франта подцепить?

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?

Разве я тебя не одевал?

Шляпки и жакетки, кольца и браслетки

Разве я тебе не покупал?

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,

Здравствуй, моя Мурка, и прощай!

Ты меня любила, а теперь забыла

И за это пулю получай!»

1927

Даже с указанием года...

Видимо, эта публикация и послужила впоследствии для «развития сюжета» произведения и породила множество различных вариантов песни.

Привожу здесь один из того самого множества вариантов. Соглашусь, что это – не есть «единственный правильный», а остальные – сплошная чушь. Этот вариант когда-то в начале «лихих» 90-х я увидел в газете (в какой – увы, сейчас уже не вспомнить), да и «списал слова».

Уже потом читал варианты, где некоторые строчки были иными, а зачастую тексты сопровождались комментариями, которые, в свою очередь содержали в себе несколько вариантов отдельных строк, а то и куплетов.

Кто не знает банду в городе Одессе?

В ней водились шмары, шулера.

Банда занималась темными делами

И за ней следили мусора.

Тишина такая – только ветер воет,

А в малине собрался совет.

Жулики-урканы, злые ураганы

Выбрали там свой комитет.

Речь держала баба, звали её Мурка,

Ловкая и смелая была.

Даже злые урки все боялись Мурки –

Воровскую жизнь она вела.

Воры её знали, воры ей гордились,

С ними она ела и пила.

С ними воровала, с ними и делила,

С ними и блатную жизнь вела.

Как-то поздней ночью Мурка изменила,

Чухнула без шухера она.

К лягашам проклятым Мурка припылила

И такую речь там завела:

— Ой, друзья-советы, братья-комитеты,

Надоело с урками мне жить!

Надоела вся мне ихняя малина,

И пришла я правду вам открыть.

Начала тут Мурка капать на малину,

Хазы и малины выдавать,

Лягаши писали, руки Мурке жали,

Не хотели Мурку отпускать.

Вот пошли облавы, начались провалы,

Много наших стало пропадать.

Как узнать скорее, кто же стал шалавой,

Чтобы за измену покарать?

Войны продолжались, урки не сдавались,

С лягашами бой они вели,

Кровью обливались, до победы дрались,

Пострадали, бедные, они.

Раз пошли на дело – выпить захотелось,

Мы зашли в шикарный ресторан.

Там сидела Мурка в кожаной тужурке,

А из-под клифта торчал наган.

Чтоб не засветиться, мы решили смыться,

А за это Мурке отомстить!

В темном переулке, где гуляют урки,

Мы решили Мурку порешить.

Шел я из малины, а навстречу урки,

И один из них мне говорит:

— Там за переулком в кожаной тужурке

Мурка окровавлена лежит.

Это её Сенька так вчера поздравил:

Долго с ней о чем-то говорил,

А потом меж ребер острый нож ей вставил

И сквозь зубы тихо процедил:

— Разве тебе плохо было, Мурка, с нами

Или не хватало барахла,

Что тебя заставило связаться с лягашами

И пойти работать в ГубЧеКа?

Раньше ты носила вещи из Торгсина,

Лаковые туфли на большой,

А теперь ты носишь рваные галоши –

Вся шпана смеется над тобой.

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?

Разве я тебя не одевал?

Шляпки и жакеты, кольца и браслеты

Разве я тебе не покупал?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,

Здравствуй, моя Мурка, и прощай.

Ты зашухерила всю нашу малину,

И перо за это получай.

... И лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке

В голубые смотришь небеса.

Ты теперь не встанешь, шухер не поднимешь

И не будешь капать никогда.

Мурку хоронили – многолюдно было:

Впереди лягавые все шли.

Красный гроб с цветами тихими шагами

Впереди процессии несли.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Сидоров Алексей Вячеславович
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 15
Рейтинг 4,73
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (5)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения
Вверх
1
Вниз

Мда... Поговорить больше не о чем...

+1 / 0
Вверх
0
Вниз

Будем тюремный жаргон изучать?

0

Читайте также

0 X