Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
Подписаться Не сейчас

Оспаривание сделок должника судебным приставом-исполнителем

Рейтинг публикации: Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг Рейтинг (5,00) ( 1)
184 просмотров
18 дочитываний
0 комментариев

На практике довольно часто участники оборота, находящиеся в статусе взыскателя сталкиваются с ситуациями, сопряженными с совершением должниками распорядительных сделок с принадлежащим им на праве собственности имуществом вне рамок исполнительного производства, а именно, данные сделки умышленно совершаются должниками до вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства.

Основной целью совершения данных сделок является исключение возможности обращения взыскания на данное имущество в рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем.

Такие должники еще на этапе искового производства, осознавая, что исковой спор будет проигран в суде, получая достаточно продолжительный период времени до момента возбуждения исполнительного производства (процессуальный срок на вступление решения суда в законную силу, срок на получение и предъявление исполнительного документа на исполнение в ФССП России, срок на вынесение постановления о возбуждении исполнительного производства) предпринимают недобросовестные действия по распоряжению своим имуществом, исключая в последующем для добросовестного кредитора/взыскателя перспективу принудительного исполнения вынесенного в его пользу судебного решения.

Безусловно, обращение в суд с заявлением об обеспечении иска на первичном этапе искового производства, может минимизировать, либо исключить возможность совершения должником недобросовестных действий по распоряжению своим имуществом, но и это процессуальное действие не всегда может защитить права и интересы кредитора, т.к. судом может быть отказано в удовлетворении заявления об обеспечении иска в силу того, что стандарт доказывания безусловной необходимости применения судом обеспечительных мер достаточно высок,

«По заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда» (ст. 139 ГПК РФ).

«Обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе, если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю» (ч. 2 ст. 90 АПК РФ).

Таким образом, заявление об обеспечении иска должно содержать достаточно весомые доказательства, свидетельствующие о невозможности исполнение решения судав последующем и возможном причинении значительного ущерба заявителюв случае отказа судом в удовлетворении соответствующего заявления.

Что же делать, если все таки суд отказал заявителю в удовлетворении заявления об обеспечении иска и должник еще на этапе гражданского или арбитражного процесса совершил распорядительные сделки, сопряжённые с выводом принадлежащих ему активов.

Один из вариантов защиты нарушенного права в данном случае это обращение в суд с исковым заявлением о признании заключенной сделки недействительной и применении последствий недействительной сделки.

Согласно пункту 1 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Но и подача иска об оспаривании сделки так же не всегда имеет безусловную процессуальную перспективу. Так, например, если в ходе рассмотрения данного иска суд установит, что покупатель является добросовестным приобретателем, то суд откажет в удовлетворении данного иска.

Тема добросовестного приобретателя в гражданском обороте достаточно обширна и подлежит отдельному обсуждению.

Обращаем внимание, что с 1 января 2020 г. вступили в силу поправки в ГК РФ о добросовестном приобретении и приобретательной давности. В частности, теперь в нем содержится презумпция того, что для признания приобретателя добросовестным ему достаточно проверить сведения в ЕГРН. Эту презумпцию по-прежнему можно оспорить в суде.

На практике достаточно часто встречаются случаи, когда должники совершают сделки в пользу аффилированных лиц на основании мнимых и притворных сделок (статья 170 ГК РФ) с целью исключения возможности обращения взыскания на данное имущество и обеспечения последующего контроляза своим активом.

Судебное оспаривание сделки должника достаточно серьезное и трудоемкое процессуальное действие, требующее не только наличие общего понимания и констатации того, что эта сделка совершена и что эта сделка порочна, но и требующее юридических знаний, навыков и наличие безусловной доказательной базы (статья 65 АПК РФ и статья 56 ГПК РФ).

Например, получить сведения о совершении должником купли-продажи или иной распорядительной сделки в отношении принадлежащего ему движимого имущества, в том числе не подлежащего регистрационному учету обычному, не имеющему соответствующих полномочий участнику гражданского оборота практически невозможно.

Необходимо учитывать, что доказательства, представляемые в рамках судебного процесса должны соответствовать содержанию норм процессуального права (ст.ст.59,60 ГПК РФ и ст.ст.67,68 АПК РФ).

Кратко сформулировать понятие о таких юридических терминах, как относимость и допустимость доказательств можно следующим образом.

Допустимость доказательств — это установленное законом требование, ограничивающее использование отдельных средств доказывания или предписывающее обязательное использование конкретных доказательств для установлении определенных фактических обстоятельств.

Относимость доказательств - это широкая правовая категория, свидетельствующая о взаимосвязи доказательств с обстоятельствами, подлежащими установлению, как для разрешения всего дела, так и для совершения отдельных процессуальных действий.

Оспаривания подозрительной сделки должника профессиональным участником оборота, в том числе наделенным законодателем полномочиями на получение сведений об имущественном положении, распорядительных сделках должника имеет более серьезную процессуальную перспективу.

Таким участником оборота, который уполномочен получать сведения об имущественном положении должника и имеющим право выступать в качестве истца по оспариванию сделки должника является ФССП России.

Учитывая содержание ст.ст.2,4 ФЗ «Об исполнительном производстве» в их системной взаимосвязи, право ФССП России оспаривать подозрительные и порочные сделки должника по нашему мнению трансформируется в соответствующую обязанность инициировать такие процессуальные действия для целей исполнении судебного решения.

ФССП России такие процессуальные действия по своей инициативе инициирует крайне редко.

На практике сотрудники ФССП России, в том числе посредством направления запросов в кредитные организации. Государственные и иные регистрирующие органы выясняют фактическое имущественное положение должника и в случае выявления имущества/активов должника накладывают на них арест с последующим обращением взыскания.

Таким образом, если на момент направления соответствующего запроса, либо осуществления любого иного исполнительного действия в порядке ст.64 ФЗ «Об исполнительном производстве» имущество/актив должника выявляются, то с большой долей вероятности судебный пристав-исполнитель его арестует и обратит на него взыскание, но если фактически на момент осуществления данных исполнительных действий за должником имущество не зарегистрировано и выход по месту нахождения/жительства должника не дал результата в части выявления любого иного имущества подлежащего взысканию, то в таком случае исполнительный документ будет возвращен взыскателю в порядке пп. 3 и 4 ч. 1 ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве".

При таких обстоятельствах умышленный вывод должником активов в преддверии возбуждения исполнительного производства, либо на первоначальном этапе исполнительного производства, на практике позволяет избежать недобросовестному должнику имущественной ответственности.

Среднестатистический, устоявшийся на практике алгоритм исполнительных действий судебного пристава-исполнителя не включает в себяполучение сведений о совершении должником распорядительных сделок, регистрационных действий с имуществом с учетом ретроспективы.

Таким образом, именно процессуальная активность взыскателя может явиться безусловным драйвером исполнительного производства, в том числе по средством направления ходатайств в порядке ст.64.1 ФЗ «Об исполнительном производстве» с указанием перечня исполнительных действий, которые целесообразно и необходимо осуществить судебному приставу-исполнителю для целей исполнения судебного решения.

В данных ходатайствах целесообразно указывать временной диапазон, в пределах которого судебному приставу-исполнителю надлежит запросить сведения о распорядительных сделках должника, движении денежных средств по лицевому/расчётному счету, а так же целесообразно указать, что в случае выявления в пределах истребуемого временного диапазона подозрительных сделок и транзакций должника, обязать судебного пристава-исполнителя инициировать обращение с иском в суд с заявлением о признании сделки недействительной и применениипоследствий ее недействительности, с целью возращения недобросовестно выведенных активов в имущественную массу должника для целей последующего обращения на них взыскания.

Если выявленная судебным приставом-исполнителем сделка была совершена должником в период возбужденного исполнительного производства, то добиться подачи иска в суд об оспаривании данной сделки по средством обжаловании бездействия должностного лица ФССП России представляется возможным и в данном случае перспектива удовлетворения ходатайства/жалобы взыскателя достаточно высока.

В свою очередь, если выявленная сделка была совершена должником до даты возбуждения исполнительного производства, то с большой долей вероятности в удовлетворении вашего ходатайства в порядке ст.64.1 ФЗ «Об исполнительном производстве» об инициировании процедуры оспаривания данной сделки вам будет оказано. Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства будет предположительно содержать указание на отсутствие у судебного пристава-исполнителя «законного интереса», являющегося правовым основанием для подачи иска о спаривании сделки в силу того, что данная сделка должника заключена не в рамках исполнительного производства и будут приведены ссылки на базовые нормы ГК РФ, регламентирующие основания для подачи иска о признании сделки недействительной.

Данный правовой подход, который по нашему мнению основан на неверном толковании норм права, по сути, позволяет уклониться ФССП России от исполнения в полной мере содержания ст.ст.2,4 ФЗ «Об исполнительном производстве», несмотря на то, что ст.ст.ст.ст.2,4,64 ФЗ «Об исполнительном производстве», нормы ФЗ "Об органах принудительного исполнения Российской Федерации"в их системной взаимосвязи не только не ограничивают органы ФССП России в осуществлении процессуальных действий по оспариванию подозрительных сделок должника, но по своей правовой сути и нормативному содержанию образуют, обязанность применения должностными лицами ФССП России всесторонних мер по исполнению судебных решений, в том числе по средством осуществления процессуальных судебных мероприятий.

Действующее законодательство об исполнительном производстве не содержит каких-либо поименованных ограничений в части оспаривания сделок недобросовестных должников, отсюда следует, что данные процессуальные действия законодателем в рамках исполнительного производства допускаются.

Далее в опровержение позиции ФССП России, перейдем к анализу норм гражданского законодательства регулирующих субъектный состав участников оборота, имеющих право подавать иски об оспаривании сделок.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" сказано нижеследующее:

Согласно абзацу первому пункта 3 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ)

Из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ, статья 128 АПК РФ).

Отсюда следует, что ключевым основанием в разрешении поднятого нами вопроса является четкое определение наличия/отсутствия у должностного лица ФССП России, исполняющего исполнительный документ в отношении недобросовестного должника, который совершил в нарушении ст.10 ГК РФ распорядительные сделки со своим имуществом в пользу аффилированного лица с целью сокрытия данного имущества от возможной процедуры обращения взыскания на него в ближайшей перспективе при безусловной его осведомленности о наличии в отношении него судебного решения, вступившего в законную силу, законного интереса на оспаривание указанной сделки в статусе истца.

Считаем, что должностное лицо ФССП России, безусловно, является лицом, заинтересованным в оспаривании сделки недобросовестного должника для целей исполнения судебного решения, что законодательно вменяется ему в обязанность, для целей восстановления нарушенного права взыскателя на своевременное и полное исполнение судебного решения посредством обращения взыскания на имущество должника.

Оспаривание сделки недобросовестного должника и применение последствий недействительности данной сделки позволит соблюсти, восстановить нарушенный баланс прав и обязанностей в гражданском обороте, а именно, данное процессуальное действие позволит взыскателю получить возмещение по судебному решению, вынесенному в его пользу, реализовав при этом свое право на судебную защиту, а должник по средством своего имущества понесет гражданского-правовую ответственность. Достижение данной цели и есть по своей правовой сути верховенство закона в рамках исполнения судебного решения.

В связи с изложенным, мы считаем, что законный интерес по оспариванию сделки недобросовестного должника у должностного лица ФССП России есть и как следствие этого по нашему мнению должностное лицо ФССП России может выступать в качестве истца по искам о признании сделок недобросовестного должника недействительными.

Как разъяснено в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 названной статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона об исполнительном производстве), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц.

В абзаце 2 пункта 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" признано за судебным приставом-исполнителем право наряду с кредитором должника (взыскателем) в судебном порядке требовать выдела доли должника в натуре из общей собственности и обращения на нее взыскания.

Так же, частью 1 статьи 77 ФЗ "Об исполнительном производстве" предусмотрено право судебного пристава-исполнителя на предъявление в суд иска об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

18 апреля 2017 года Верховный суд РФ в своем определении по делу № 77-КГ 17-7 разъяснил, что судебный пристав-исполнитель наряду с кредитором должника имеет охраняемый законом интерес в признании сделок недействительными, поскольку он в силу закона обязан совершать действия, направленные на понуждение должника исполнить решение суда (копия определения прилагается).

Подача судебным приставом-исполнителем искового заявления о признании договора купли-продажи недействительным обусловлена исключительно необходимостью полного, правильного и своевременного исполнения исполнительного документа, предписывающего взыскание с должника денежных сумм в пользу взыскателя.

Согласно приведенным выше нормам права и акту их толкования, на службу судебных приставов возложена обязанность, принимать любые не противоречащие закону меры для обеспечения принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Подобные действия направлены на обеспечение принудительного исполнения судебных актов, что является законным интересом приставов. Оспорить сделку они могут, несмотря на то, что не являются ее стороной. Решение Верховного суда подтверждает возможность внеконкурсного оспаривания сделок, совершенных во вред кредиторам, в том числе государству.

При наличии обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии иного ликвидного имущества должника, право судебного пристава-исполнителя на обращение в суд можно рассматривать как обязанность принятия всех допустимых мер для исполнения решения суда.

Наличие судебного акта о взыскании задолженности, само по себе, не дает сто процентной гарантии защиты интересов кредиторов и лишь полноценная, добросовестная работа органа исполнительной власти (судебного пристава) может дать возможность механизму судебной системы реализоваться в полной мере. Пассивная позиция судебных приставов дает должникам ощущение безнаказанности.

Отсюда следует, что уклонение сотрудников ФССП России под мнимым предлогом от оспаривания сделок должника не может свидетельствовать о добросовестности их действий.

При этом своевременное и эффективное обжалование бездействия сотрудников ФССП России в порядке подчиненности, в судебном порядке, применение мер прокурорского реагирования будет гарантировать вам последовательный мониторинг исполнительного производства.

В связи с чем, считаем, что активная позиция взыскателя, в том числе обязывающая судебных приставов-исполнителей в процессуальном порядке рушить сделки недобросовестных должников будет являться залогом успешного хода исполнительного производства.

https://bb-31.ru/

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях  Подписаться

Автор: Юрист Сакова Юлия Сергеевна
Нажмите на звезду, чтобы оценить мою публикацию
Проголосовало: 1
Рейтинг 5,00
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации

Комментарии (0)

Отписаться от обсуждения Подписаться на обсуждения

Читайте также

  8.6к
  75.4к
  850
  12.7к
  853к
  11.9к
  544.6к
  544.6к
  139к
  1.8к
  108.1к
  521.8к
  521.8к
0 X