"Никто вас не вылечит". Жизнь и смерть Анастасии Петровой

1 116 просмотров
2 дочитываний
21 комментариев

31 марта в Перми умерла журналистка, главный редактор газеты "Деловой интерес" Анастасия Петрова. Власти заявили, что диагноз, от которого скончалась Анастасия, – двусторонняя пневмония. 2 апреля знакомая Анастасии опубликовала скриншот переписки, из которого следует, что у нее была обнаружена коронавирусная инфекция.

Спустя несколько часов власти официально подтвердили эту информацию: повторный тест показал, что у Анастасии Петровой был обнаружен COVID-19.

Не такая, как все

Анастасия Петрова родилась в 1983 году в Перми в семье известной журналистки Марины Шиловой. По словам друга семьи, Анастасия с детства была уникальной, не такой, как все. В школьные годы она опережала своих сверстников, особенно по гуманитарным дисциплинам, и с детства была конфликтной и неуживчивой. У нее был тяжелый характер, особенно в подростковом возрасте. В 16 лет она решила бросить учебу и уехала в Санкт-Петербург. Анастасия много писала – стихи, фантастическую прозу. Спустя несколько лет решила вернуться в Пермь. В 20 лет вышла замуж, но брак быстро распался. Анастасия осталась одна с двумя сыновьями.

Настя всегда была победителем

С тех пор Анастасия начала карьеру журналиста. Одно время работала на радиостанции "Эхо Москвы в Перми", затем возглавила газету предпринимателей "Деловой интерес". По словам члена правления Пермского отделения Союза журналистов РФ Татьяны Черепановой, "Деловой интерес" была провластной газетой, но после прихода Анастасии взяла курс на независимость. В интервью изданию "Журналист" она признавалась, что "в конфликтной ситуации, если речь идет о предпринимателе, не нарушающем закон и исправно платящем налоги, мы всегда на стороне предпринимателя".

Коллега Анастасии, редактор сайта "Делового интереса" Светлана Данилова говорит, что "Настя – потомственный журналист, унаследовала от мамы самые лучшие качества и в том числе упорство, с которым шла к цели": "Она умница, светлый человек. Настя всегда была победителем, девушка с обманчивой внешностью барышни, сошедшей с полотен эпохи Возрождения, и жестким стальным стержнем внутри. Казалось, ей все давалась легко, и мало было такого, что не под силу. Поэтому она к этому относилась несерьезно".

В ней сочетались жизнелюбие и личная трагедия

Анастасия интересовалась живописью, любила поэзию, занималась акварелью и карандашными рисунками. Татьяна Черепанова добавляет, что для Анастасии главное было – не газета, не журналистика, а стихи. "Жаль, что она полностью не смогла реализоваться. Мне кажется, в ней сочетались жизнелюбие и личная трагедия".

Анастасия была очень общительным человеком. Светлана Данилова отмечает, что у нее было много друзей, "люди в нее влюблялись с первого раза". С детства Анастасия занималась в детской команде "Что? Где? Когда?". А в зрелом возрасте стала играть в интеллектуальные игры. Она была капитаном команды "Деловой интерес" на игре "Интеллектуальная кухня", которая стабильно входила в тройку лидеров. "Главное ее достижение – это дети, – говорит друг семьи. – У нее замечательные, творческие и заботливые сыновья. Любое школьное занятие для них с мамой превращалось в творческий процесс".

Дневник болезни

Друг семьи говорит, что Анастасия часто болела. За последний год она дважды переболела пневмонией, у нее была аллергия на антибиотики пенициллиновой группы. В последний раз Анастасия угодила в больницу 23 марта. Но на этот раз ей не суждено было выздороветь.

На своей страничке в фейсбуке она рассказывала о том, что с ней происходит. Первые признаки заболевания обнаружились 23 марта. В 13:55 она пишет: "Ночью резко поднялась температура, пришли боль в горле и жесткий кашель. Вызвала врача, отчиталась о контактах с прибывшими из-за рубежа (у меня их три, но все прилетели больше, чем 14 дней назад)". В этом же посте она пишет, что сбивает высокую температуру 38,4 градусов ибупрофеном.

Да вы не переживайте, сезон ОРВИ никто не отменял

Спустя 25 минут она пишет, что к ней приходила участковый врач: "Заходить не стала, спросила на расстоянии в метр про симптомы, пообещала, что мазок на корону придут и возьмут в течение дня и попросила 14 дней или хотя бы до отрицательных анализов из дома никуда не гулять. Сказала: да вы не переживайте, сезон ОРВИ никто не отменял".

В ночь с 23 на 24 марта она пишет, что у нее резко поднялась температура до 39 градусов, сбросить которую она не может ни парацетамолом, ни ибупрофеном: "За мазком никто так и не приехал и не перезвонил, конечно. Соплей нет, кашель есть". Она вызвала скорую помощь, которая ее госпитализировала с подозрением на коронавирусную инфекцию.

В следующем посте она пишет глубокой ночью про неразбериху:

Инструкций у них нет, кого куда и как везти, никто толком не знает

"Что делать – никто, конечно, не знает. Бардак адовый. Сидели с медбратом в скорой во дворе инфекционки, тупили в телефоны. Температуру не сбили – врачи растерялись. Сейчас привезли и госпитализировали в МСЧ №1, ругаются, что инфекционка у себя не оставила. Пугают – вы понимаете, что мы вас тут запрем до второго теста? Всё я понимаю. На градуснике все еще 39. Главный вопрос от скорой – нахрена вы нас вызвали, нам теперь полночи расхлебывать. Инструкций у них нет, кого куда и как везти, никто толком не знает".

Еще позже она написала, что ее положили в отдельный бокс: "Тут три кровати, но лежу я одна. Девочки-медсестры милейшие за окном, как рыбки в аквариуме. Говорят, что из всех палат-боксов сейчас свободна только одна, но все, как и я – в одиночной изоляции. Мне поставили жаропонижающее, дали стандартный набор лекарств от ОРВИ и надели маску кислородную – им не нравится, как я дышу. Впереди две недели или два отрицательных теста на корону".

Когда реаниматолог задумчиво смотрит в распечатку твоего анализа – это очень страшно

Через час она написала, что к ней приходили реаниматологи с аппаратом ИВЛ: "Очень классные и профессиональные. Ходят в масках для снорклинга. Померили кислород в артериальной крови, сказали, что я пока в их помощи не нуждаюсь, но вообще – в группе риска. Велели продолжать дышать кислородом. И если что они рядом и будут через пять минут, если мне станет хуже. Рассказали, как лечили свиной грипп и что в основном к ним привозили беременных. Матерились, что скорая на вызова ездит не в полной защите. Когда врач-реаниматолог задумчиво смотрит в распечатку твоего анализа – это вообще-то очень страшно. Температуру сбили до 38".

Утром 24 марта она отмечает, что в больнице нет такого бардака, как в скорой помощи: "В ночи сделали еще кардиограмму и велели спать и звонить медсестре, если станет хуже. С утра взяли два мазка – на грипп и на корону, ну и весь традиционный набор анализов. Теперь – ждать".

Затем она выкладывает фотографии завтрака и отмечает: "Еду с утра, что характерно, принесли в пластиковой посуде. Посуду после нее надо убирать в специальный утилизационный контейнер".

Позже пишет, что у нее были три контакта с приехавшими из-за рубежа – в том числе из Италии, но у них нет признаков заболеваний:

"Ни я, ни врачи не думаем, что это коронавирус – совокупность симптомов позволяет предположить как его, так и обычный грипп. Решение о госпитализации врачи приняли исходя из состояния легких, очень высокой температуры и моего анамнеза – лишний вес и две перенесенные пневмонии. Мазок на коронавирус у меня взяли. Как только будут результаты, сообщу. Что-то закрывать и устраивать повсеместные карантины из-за меня точно не надо, я более чем уверена, что это не коронавирус, а обычное ОРВИ".

Вечером 24 марта Анастасия написала, что после рентгенологического обследования у нее диагностирована пневмония. 25 марта она пишет, что утром подслушала совещание врачей в коридоре: "Если корона не подтвердится, в пятницу отправим домой долечиваться". Там же она написала, что температура держится вторые сутки выше 38: "Чувствую себя так, будто постоянно тону в киселе. Никому поэтому не отвечаю – сил нет. Почти 90% времени сплю. Все время хочу пить. Анализ еще не готов".

38,5–39 – границы моего существования. Теста нет

26 марта ее интонация заметно меняется, она жалуется: "Медсестры здесь – это какое-то стыдобище. Одна меня зовет жирной распустехой, вторая в коридоре завопила, что ни за что ко мне заходить не будет. Уже сорок минут прошу поменять белье – не могу из-за этого лечь. И ни фига... 38,5–39 – границы моего существования. Теста нет".

Последняя запись в ее фейсбуке датирована этим же днем. 26 марта в 13:13 она написала: "Первый тест на корону – отрицательный". Под тем же постом можно прочитать комментарий, датированный 29 марта. У нее спрашивают, как тест на коронавирус, она отвечает, что он отрицательный. А на вопрос, почему она не объявляет об этом, Анастасия отвечает, что ей трудно писать, а температура держится.


31 марта Анастасия скончалась. В последние дни она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких.

Власти сначала отрицают, а потом подтверждают коронавирус.

Крайне скоротечное течение заболевания

Министр здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова на пресс-конференции сказала (на 52-й минуте), что Анастасия находилась на лечении в краевой инфекционной больнице.

"Крайне скоротечное течение заболевания. Рабочий диагноз – пневмония. Мы ждем результатов исследования, чтобы определить тип возбудителя. Как только он будет определен, мы доведем до сведения. Анастасия наблюдалась у нас, как приехавшая из европейских стран. Все контактировавшие с ней определены. Они находятся в изоляции. У них проведен забор мазка на коронавирусную инфекцию. Проведены все эпидемиологические мероприятия. Первый результат [теста] был сомнительный, для чего были направлены анализы в федеральный центр, как предписывает нам порядок. Нам нужно время, мы сообщим все подробности", – сказала Оксана Мелехова.

Настя знала, что второй тест на коронавирус у неё положительный. Почему об этом нам не говорят её врачи, я не понимаю. Думаю, сейчас важно, чтобы со всех сторон была обеспечена максимальная прозрачность и полнота данных", – написала она.

Юлия Балабанова воздержалась от комментариев РС, сказав, что скриншот – это вся информация, которая у нее есть. По словам собеседника, который знаком с ситуацией, в последние дни Анастасия Петрова была подавлена, она понимала, что, если расскажет о своем диагнозе, то начнется огромный шум. Единственное, чего она хотела, – это чтобы ее оставили в покое. "Возможно, она решила написать в личном сообщении о своем диагнозе тем, с кем она контактировала, чтобы предупредить о потенциальной опасности", – сказал источник.

Спустя несколько часов министерство здравоохранения Пермского края подтвердило, что Анастасия Петрова скончалась от двухсторонней пневмонии, вызванной коронавирусной инфекцией.

Что произошло? Версии

Пермский журналист Валерий Мазанов считает, что история с умолчанием диагноза Насти Петровой очень важна. Поскольку из нее следует, что реальное число заболевших много больше, чем гласит официальная информация.

Если у человека "пневмония", его контакты никто не проверяет

"Скрывая такую информацию, ответственно-безответственные лица ставят под удар десятки, сотни, тысячи людей. Ведь если у человека "пневмония", его контакты никто не проверяет. Становится более понятным фактически военное положение, устроенное властями. Они знают реальную картину и ее перспективы, а также знают реальное состояние нашего здравоохранения. Окончательно понятно, что каждый сам за себя перед угрозой заражения. Никто не поможет, не вылечит, и даже в справке о смерти напишут другой диагноз", – говорит он.

Руководитель фонда "Дедморозим" Дмитрий Жебелев, который с недавних пор является членом оперативного штаба по предотвращению коронавирусной инфекции в регионе, был хорошо знаком с Анастасией Петровой. Он говорит, что сначала видел несколько ее записей в фейсбуке о болезни. А потом получил сообщение, что "в Пермском крае девушка 1983 года рождения с подозрением на коронавирус совсем плохая, лёгких почти не осталось".

"Обсудили, что можно сделать, но лучшие врачи и вся новая техника уже были в деле, федеральные центры в таком случае, помимо консультаций, бесполезны, других альтернатив не было, оставалось только надеяться на медиков и ждать", – рассказывает он.

По его словам, как только он увидел новость о смерти Насти, он сопоставил ее посты и сообщение про девушку.

"Сразу связался со здравоохранением, спросил – не случилась ли у нас первая смерть от коронавируса. Подтверждённой информации не было, конкретно по пациентке 1983 года рождения были местные тесты (об итогах которых сообщают больному), и ожидались результаты перепроверки от Роспотребнадзора РФ, потому что без них официально ничего не считается", – говорит он.

Дмитрий Жебелев подтвердил, что только 2 апреля пришло подтверждение от федерального Роспотребнадзора, после которого Минздрав Пермского края получил формальное право сообщить публично о причине смерти:

"Посмотрел бы я на них, если бы они сообщили раньше, как многие требуют, а потом получили от референсной лаборатории отрицательный ответ. У меня вывод такой: если кто-то считает, что власти намеренно чего-то скрывают в статистике заболевших и умерших, думает, что их у нас намного больше, – оно и к лучшему. Во-первых, потому что по факту их действительно может быть намного больше, этого сейчас никто не знает. А в-главных, потому что это, может, хоть кого-то заставит сократить число своих социальных контактов из-за страха заразиться", – заключил он.

На заседании оперативного штаба по предотвращению распространения коронавирусной инфекции врио губернатора Пермского края Дмитрий Махонин, узнав, что журналистка умерла от последствий коронавируса, сказал:

"Мы должны говорить людям правду, потому что, если человек будет знать, что он контактировал с заболевшим, он обратится в больницу, отправится на карантин и не заразит других! Вранья я здесь не допущу, особенно это касается работы регионального Минздрава. О подтверждённых случаях пациентам и общественности необходимо рассказывать оперативно".

В Пермском крае зафиксирован 21 случай заболевания коронавирусом, помимо Анастасии Петровой, два человека умерли, один – выздоровел, еще 3511 человек без симптомов ОРВИ находятся на самоизоляции.

Со 2 апреля в Пермском крае введен режим полной самоизоляции. Людям запрещается покидать места проживания в городе или на даче. Города патрулируют полиция, Росгвардия, казаки и народные дружинники.

да
56 / 0
нет
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
да
56 / 0
нет

Обсуждают (15): Обсуждение

Автор: (0), Юристы: Глазунова И. В. (1) Пользователи: Елена (5), Илона (2), Ира (2), Альфия (1), Ольга Константиновна (1), Зоя Павловна (1), Наталия (1), Вера (1), Ирина (1)
показать всех обсуждающих

Комментарии (21)

Отписаться от обсужденияПодписаться на обсуждения
ПопулярныеНовыеСтарые
Показать ещё комментарии (21)

Читайте также

Помощь юристов и адвокатов
Спроси юриста! Ответ за5минут
спросить
Администратор печатает сообщение