Не пропустите самое важное, что происходит в Интернете
ПодписатьсяНе сейчас

Восстание русских рабочих в туркменской пустыне

10 просмотров
1 дочитываний
0 комментариев

Восстание русских рабочих в туркменской пустыне

Одно из самых успешных, но и самых малоизвестных выступлений рабочих против большевистской власти – это восстание 1918 г. в Асхабаде (в настоящее время – столица Туркменистана Ашхабад).

Асхабад был основан в 1881 г. после завоевания туркменских земель Российской империей в качестве военно-административного центра Закаспийской области.

Закаспийская область в 1901 г.

Город был небольшим и чисто колониальным: в 1901 г. в нём проживало 36,5 тысяч человек (11,2 тысяч персов, 10,7 тысяч русских, остальные – армяне, азербайджанцы и др.).

Асхабад. Улица Кирпичная

Туркмены в городе не жили, но вокруг него постоянно располагались туркменские стойбища.

Помимо военно-административных функций, Асхабад был важнейшей станцией Закаспийской железной дороги, постройка которой началась в 1880 г. для снабжения военных экспедиций генерала Скобелева в Ахал-Текинский оазис и Геок-тепе. После прекращения сопротивления туркменских племён дорога дотянулась до Самарканда, и стала важнейшей транспортной артерией в Средней Азии.

Русские в Асхабаде в основном работали на железной дороге. Зарплаты железнодорожников в досоветской России были одними из самых высоких – на уровне Германии и Великобритании. Среди асхабадских рабочих были ячейки крупнейшей в России партии эсеров, а также меньшевистские группы. В чиновничьей среде встречались сочувствующие партии кадетов. Большевиков почти не было, поскольку было очень мало люмпен-пролетариев – политической базы этого течения.

Установившаяся в конце 1917 г. советская власть в области сформировала Совнарком, куда вошли несколько неизвестных местным жителям персонажей во главе с неким В.Телия – эсером-максималистом (эта малочисленная террористическая группа активно участвовала в советизации России, пока не растворилась в РКП (б).

Октябрьский переворот в Закаспии восприняли плохо. Туркмены не поняли, что произошло, а русские были настроены против неизвестной им партии, захватившей власть в далёкой столице. Однако бунтовать против новой власти закаспийцы не стали: они, как и большая часть России, ждали, что будет дальше.

А дальше становилось всё хуже: благодаря большевистскому хозяйствованию (точнее, хозяйничанью) заводы по всей стране останавливались, транспорт работал с перебоями, торговля агонизировала. Асхабадским рабочим было ясно, из-за чего их жизнь ухудшается, и авторитет советской власти, изначально невеликий, упал до нуля.

В конце мая 1918 г. восстал Чехословацкий корпус, усилились партизанские действия белогвардейцев и казаков на Дону и на Урале: в России начиналась Гражданская война. В июне советы начали проводить в области мобилизационные мероприятия: был объявлен учёт мужчин от 18 до 35 лет. Служить новой власти железнодорожники не желали, и учёт сопровождался митингами протеста.

3 июля Закаспийский Совнарком объявил мобилизацию в Красную армию, которой рабочие оказали активное сопротивление. Военный комиссар области, большевик Сергей Молибожко, и глава горкома РКП (б) Яков Житников приказали солдатам стрелять в рабочих, но те отказались. Комиссары был избиты и прогнаны, а в Асхабаде началось восстание. (Житников, главный большевик Закаспия – бывший ремесленник-шапочник, захвативший после «революции» мастерскую своего хозяина, «прославился» весной 1918 г. отправкой красногвардейских банд для нападений на русских солдат и офицеров, возвращавшихся домой из Ирана).

Восставшие железнодорожники обратились за помощью к коллегам из Красноводска и Кизыл-Арвата, и те прислали отряды им на помощь. Большевики были разбиты, советы и ревком – разгромлены, а члены Совнаркома оказались в тюрьме. Восставшие избрали новый Совдеп, в состав которого вошли эсеры и меньшевики.

Из Ташкента, где обосновался т.н. Туркестанский Совнарком из большевиков и левых эсеров, против закаспийских рабочих была послана карательная экспедиция под командованием чрезвычайного комиссара А.Фролова. В её состав входили почти исключительно пленные венгры, для которых участие в Гражданской войне на стороне красных было пропуском домой.

Дисциплинированные, хорошо вооружённые и имевшие боевой опыт венгры-«интернационалисты» практически без боя захватили Асхабад. Фролов разогнал антибольшевистский Совдеп, арестовал и отправил в Ташкент всех мятежников, кого смог арестовать, и провёл массовые расстрелы рабочих. Затем его отряд, захватив Кизыл-Арват, двинулся против последнего оплота восставших – рабочего Красноводска, когда в Асхабаде вновь вспыхнуло восстание.

12 июля железнодорожники сформировали стачком во главе с членом партии эсеров, машинистом Ф.Фунтиковым. Красные каратели, перестреливавшиеся с красноводскими рабочими, были атакованы с тыла восставшими асхабадцами, разбиты и захвачены в плен (бежать им было некуда – все действия шли вдоль железной дороги, вокруг которой – только пустыня, горы и оазисы, контролировавшиеся туркменами). Комиссар Фролов вместе с женой (она активно участвовала в действиях его отряда) были расстреляны. Жестоко? Конечно. Но после расстрелов, учинённых Фроловым в Асхабаде и Кизыл-Арвате – абсолютно понятно.

После разгрома карательной экспедиции асхабадский стачком объявил себя Закавказским временным правительством (ЗВП), принявшим власть до «установления в России законной власти Учредительного собрания». На всей линии Закаспийской железной дороги создавались местные органы власти на основе стачечных комитетов, но в их состав принимали не только рабочих, но и представителей интеллигенции. Большое значение имели отношения с туркменскими племенами: традиционные лидеры крупнейших из них, текинцев и иомудов, объявили о поддержке ЗВП.

Главой правительства стал Фунтиков, заместителем (товарищем председателя) – бухгалтер железной дороги, эсер Л.Курылёв. Комиссаром по внутренним делам стал директор реального училища (техникума по современной терминологии) эсер А.Зимин, комиссаром по иностранным делам – инженер-путеец В.Дохов. В правительство также вошли эсер (по другим данным - кадет) граф А.Доррер, генерал-лейтенант И.Савицкий, а также туркменские вожди, офицеры русской армии - хан текинцев Ураз-Сердар, Хаджи-Мурат, хан Иомудский и полковник Овозбаев. В структурах правительства заняли должности также меньшевики и армяне-дашнаки.

21 июля вся Закаспийская область была в руках восставших, но в тот же день из Ташкента прибыл ещё один карательный отряд во главе с «наркомом труда» Туркреспублики П.Полторацким. Ташкентские красные, не понимая масштаба восстания, выделили ему всего лишь сотню красногвардейцев. Отряд 22 июля прибыл в Мерв, где Полторацкий узнал о приближении асхабадских повстанцев, намного превосходивших его группу по численности, а из пустыни появились союзники рабочих – туркменские всадники, которых было около полутора тысяч. Вместо того, чтобы благоразумно бежать, Полторацкий сделал то, ради чего, собственно, большевики и затеяли свою «революцию» - захватил местное отделение банка. Пока его «красногвардейцы» грузили деньги и ценности в эшелон, мервские железнодорожники отцепили и угнали паровоз. Комиссар приказал перегрузить награбленное на повозки, но, пока его перегружали, рабочие подпилили оси телег. Полторацкий сдался и был немедленно расстрелян. Через несколько часов расстреляли и захваченных ранее 9 членов Закаспийского Совнаркома.

ЗВП вступило в неравный бой с советской Туркестанской республикой. Но нескольких сотен вооружённых рабочих, даже при поддержке туркменских всадников, было недостаточно для уничтожения соввласти: в Ташкенте было большое количество войск (прежде всего – «интернационалистов»), плюс большие запасы вооружения, боеприпасов, амуниции и продовольствия. Эшелон, посланный повстанцами против красного Ташкента, 28 июля был разбит под Чарджуем (ныне Чарджоу). Большой проблемой для ЗВП стало и то, что гарнизон пограничной крепости Кушка, где находились большие запасы оружия, поддержал большевиков. Попытка захвата крепости повстанцами была отбита, и оружие, в т.ч. артиллерия, начало поступать из Кушки в красный Ташкент. Туркменские союзники ЗВП были храбры, но не дисциплинированы, и не имели боевого опыта (туркмен в царскую армию не призывали; только некоторые племенные вожди служили в ней добровольно). Кроме того, туркмены действовали самостоятельно, не подчиняясь повстанческому штабу.

Понимая, что ташкентские большевики раздавят рабочее самоуправление в Закаспии, ЗВП обратилось за помощью к главе британской миссии генералу У.Маллесону в недалёком иранском Мешхеде. Что совершенно нормально: ЗВП состояло из сторонников Учредительного собрания, которое было за сохранение союза с Антантой - асхабадцы считали англичан своими союзниками по борьбе с Германией (Первая Мировая война ещё продолжалась) и её ставленниками - большевиками.

Англичане, рассматривая в тот момент большевиков как союзников Германии, не отказали ЗВП в помощи, но для активных действий в российской Средней Азии у них не было ни сил, ни желания. В июле-августе 1918 г. из Ирана в Закаспий прибыли батальон 19-го Пенджабского и несколько рот Йоркширского и Хэмпширского пехотных полков, 28-й лёгкий кавалерийский полк и взвод 44-й полевой лёгкой артиллерийской батареи. Генерал Маллесон обосновался в Асхабаде. Численность английских «интервентов» составила около 2,5 тысяч человек, что само по себе говорит об отсутствии у них сколько-нибудь серьёзных военных или политических намерений. Вопреки заявлениям коммунистов о захватнических устремлениях англичан в Туркестане, их совершенно не интересовали ни тамошние небольшие нефтепромыслы (основные запасы нефти были разведаны гораздо позже), ни низкокачественный среднеазиатский хлопок. Это была всего лишь весьма вялая попытка поддержать своих военных союзников в условиях Первой Мировой войны. Как, впрочем, и вообще вся «интервенция» Антанты в России во время Гражданской войны…

15 января 1919 г., после рабочих волнений, вызванных недовольством правлением команды Фунтикова, ЗВП было смещено Комитетом общественного спасения (КОС). Причина этого банальна: машинист не годился на должность главы правительства, даже областного. Генерал Маллесон, сыгравший ключевую роль в смещении Фунтикова и разгоне ЗВП, писал: «Председателем временного правительства был некто Фунтиков, машинист, веселый малый, который, к несчастью, чрезмерно любил водку и был окончательно отстранен от работы после обвинения в растрате государственных денег на сумму не менее 7 млн. рублей» (У.Маллесон «Двадцать шесть комиссаров»). Фунтикова судили, в частности, за внесудебные расстрелы асхабадских и бакинских комиссаров (эти были расстреляны под Красноводском по приказу правительства Туркестана за сдачу Баку турецким войскам), но оправдали и отпустили.

Новое правительство области – КОС – возглавил начальник асхабадской полиции С.Дружкин. В его состав вошли бывший зампредседателя ЗВП Зимин, генерал-майор А.Крутень, представитель профсоюзов и два представителя туркменских племён.

Сил для борьбы с советской властью у закаспийцев не хватало. Отрезанная от России и не имевшая торговых связей с другими странами область голодала – не хватало всего, особенно хлеба. Английские войска не хотели воевать: после окончания Первой Мировой войны они требовали демобилизации и были ненадёжны. Лондон не мог и не хотел отправлять в Среднюю Азию подкреплений, и не выделял необходимых средств. В апреле 1919 г. англичане приняли решение вывести войска из Закаспия, бросив на произвол судьбы бывших союзников.

Закаспийская железная дорога давно стояла. Зарплат не было, русское население Закаспия голодало (туркменское страдало меньше, т.к. жило традиционным кочевым и оазисным хозяйством). Воля к продолжению борьбы с советами постепенно угасала – по-другому и быть не могло в условиях нехватки всего, голода и измены союзников-англичан.

В мае 1919 г. окрепшая Красная армия Туркестана, усиленная частями и соединениями из Центральной России и Поволжья, начала наступление в Закаспийской области. 21 мая под натиском красных пал Байрам-Али, 23 мая - Мерв, а 9 июля – Асхабад. После этого гражданское управление в области было упразднено (в нём уже не было смысла), и военную администрацию возглавил представитель А.Деникина генерал-майор С.Лазарев. Но Деникин не мог помочь закаспийцам ни людьми, ни оружием – в Закаспий прибли лишь незначительные пополнения состоявшие из мобилизованных терских казаков, дагестанцев и чеченцев, не имевших мотивов воевать в чужой пустыне. Белые отряды, всё ещё состоявшие в основном из рабочих – медленно отходили к Красноводску вдоль железной дороги, страдая от нехватки патронов, снарядов и продовольствия. Союзники-туркмены, время от времени атакуя красных, всё чаще уходили в свои поселения и кочевья – у них тоже кончались боеприпасы. Помощи было ждать неоткуда.

6 февраля 1920 г. красные взяли Красноводск. Остатки белых ушли в Иран – в изгнание. Попытка демократических сил избавиться от большевиков в туркменской пустыне провалилась. Первое в истории сотрудничество русских рабочих и туркменских кочевников потерпело крах.

Глава закаспийского рабочего правительства, машинист Фёдор Фунтиков, любитель выпивки, после отставки и судебного расследования уехал в Россию. С 1922 г. он крестьянствовал на хуторе Ляпичево в Поволжье. Донос на него написала собственная дочь, и 11 января 1925 г. Фунтиков был арестован.

Процесс над Фунтиковым советы обставили помпезно – в Баку, в здании театра им. Буниат-Заде (большевики главным пунктом обвинения сделали участие Фунтикова в расстреле 26 бакинских комиссаров). Суд освещался главными советскими газетами. Он был признан виновным и расстрелян 5 мая 1926 г.

***

Восстание закаспийских железнодорожников, наряду с восстаниями ярославских, ижевских, воткинских, муромских, рыбинских и астраханских рабочих, свидетельствует, что большевистская власть была враждебна не только крестьянству и российской элите, но и рабочим, которых она объявляла своей опорой. Закаспийские рабочие одними из первых вступили в бой с красными, и, несмотря на свою малочисленность, слабую военную подготовку и минимальную помощь союзников-англичан, смогли при поддержке туркменских племён противостоять превосходящим силам в течение полутора лет.

Подробнее >>>

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек надеется на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей.» Фёдор Никифорович Плевако Добрый день ! Помогу защитить Ваши права ! +79817657830, WhatsApp, lawyer_svoi@mail.ru
да
0 / 0
нет
Ваш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикации
да
0 / 0
нет

Читайте также

Помощь юристов и адвокатов
спросить
Спроси юриста! Ответ за5минут
Помощь юристов и адвокатов
Задайте бесплатный
вопрос юристам
Администратор печатает сообщение